Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АстрономияБиологияГеографияДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника


Социальная стратификация. Коллинз решил исследовать социальную стратификацию, так как это институт, затрагивающий чрезвычайно много сторон жизни




Коллинз решил исследовать социальную стратификацию, так как это институт, затрагивающий чрезвычайно много сторон жизни, в том числе «благосостояние, политику, карьеру, семьи, клубы, сообщества, стили жизни» (Collins, 1975, р. 49). По мнению Коллинза, «большие» теории стратификации «неудачны». Он крити­ковал марксистскую теорию как «однофакторное объяснение многофакторного мира» (Collins, 1975, р. 49). Теорию Вебера он считал немногим более чем «антиси­стемой» для рассмотрения свойств этих двух «больших» теорий. Творчество Ве­бера оказалось для Коллинза в некоторой степени полезным, но «попытки фено­менологической социологии обосновать все понятия в наблюдаемых явлениях повседневности» (Collins, 1975, р. 53) были для него наиболее важны, поскольку основным его подходом в изучении социальной стратификации был маломасш­табный, а не крупномасштабный подход. С его точки зрения, социальная страти­фикация, как и все прочие социальные структуры, может быть сведена к людям, в повседневной жизни взаимодействующим друг с другом установленным образом.

Несмотря на свою приверженность микросоциологии стратификации, Кол­линз начинал (даже несмотря на некоторые оговорки на их счет) с крупномасш­табных теорий Маркса и Вебера как основы собственного творчества. Он взял за основу марксистские принципы, утверждая, что они, «с определенными модифи­кациями, обеспечивают фундамент конфликтной теории стратификации» (Col­lins, 1975, р. 58).

Во-первых, Коллинз утверждал, что, с точки зрения Маркса, материальные ус­ловия «зарабатывания на жизнь» в современном обществе являются важнейши­ми детерминантами стиля жизни человека. Основа «зарабатывания на жизнь» для


[155]

Маркса есть отношение индивида к частной собственности. Люди, имеющие соб­ственность или обладающие контролем над ней, способны зарабатывать себе на ясизнь гораздо более удовлетворительным образом, чем те, кто этого не имеет и вынужден продавать свое рабочее время, чтобы получить доступ к средствам про­изводства.

Во-вторых, с марксистской точки зрения, материальные условия влияют не только на то, как индивиды зарабатывают на жизнь, но и на характер социальных групп в различных социальных классах. Доминирующий социальный класс более способен создавать сплоченные социальные группы, объединяемые сложными сетями коммуникации, чем подчиненный социальный класс.

Наконец, Коллинз утверждал, что Маркс также указывал на обширные разли­чия между социальными классами в доступе к системе культуры и контроле над ней. То есть высшие социальные классы способны разрабатывать отчетливо сфор­мулированные символьные и идеологические системы, системы, которые они ча­сто способны навязывать низшим социальным слоям. Низшие социальные слои имеют менее развитые системы символов, многие из которых, вероятно, были на­вязаны им теми, кто обладает властью.

Коллинз считал, что Вебер работал в рамках марксистской теории стратифи­кации и дальше развивал ее. С одной стороны, утверждалось, что Вебер призна­вал существование различных форм конфликтов, приводящих к многогранной системе стратификации (например, класс, статус и власть). С другой стороны, Вебер в высокой степени разработал теорию организаций, которые Коллинз ви­дел еще одной ареной для конфликтующих интересов. Важность Вебера для Кол­линза также состояла в его упоре на роли государства как средстве контроля над способами насилия, который переключил внимание с конфликта в экономической области (по поводу средств производства) к конфликту в области государства. Коллинз ценит Вебера за его понимание социальной области эмоциональных про­изводных, особенно религии. Конфликт, очевидно, может произойти в этой обла­сти, и эти эмоциональные производные, как и другие, могут быть использованы в качестве оружия в социальном конфликте.

Конфликтная теория стратификации.Базируясь на этой основе, Коллинз об­ратился к разработке собственного конфликтного подхода к стратификации, име­ющего больше общего с феноменологической и этнометодологической теориями, чем с теорией Маркса или Вебера. Коллинз начал с нескольких утверждений. Считается, что людям свойственна общительность, но они также расположены и к конфликтам. В социальных отношениях существует вероятность конфликта, поскольку одним человеком или многими людьми во взаимодействующем окру­жении всегда может быть использовано «жесткое принуждение». Коллинз считал, что люди стремятся максимизировать свой «субъективный статус» и что их спо­собность к этому зависит как от их ресурсов, так и от ресурсов тех, с кем они име­ют дело. Он считал людей эгоистичными; таким образом, конфликты возможны Потому, что интересам присущ антагонизм.

Этот конфликтный подход к стратификации можно свести к трем базовым прин­ципам. Во-первых, Коллинз был убежден в том, что люди живут в сконструирован­ных ими субъективных мирах. Во-вторых, другие люди могут обладать властью,


[156]

чтобы влиять на субъективный опыт индивида или даже его контролировать. В-третьих, окружающие люди зачастую пытаются контролировать индивида, кото­рый им противостоит. Вероятным результатом будет межличностный конфликт.

На основе этого подхода Коллинз разработал пять принципов анализа конф­ликта, которые применил к социальной стратификации, хотя полагал, что их мож­но приложить к любой области социальной жизни. Во-первых, Коллинз считал что теория конфликта должна изучать скорее реальную жизнь, а не абстрактные формулировки. Это убеждение, вероятнее всего, отражает предпочтение матери­ального анализа в марксистском стиле абстракции структурного функционализ­ма. Коллинз убеждает нас в том, что люди есть существа, действия которых, мотиви­рованные эгоизмом, можно рассматривать как маневры для получения различных преимуществ, так что они могут достичь удовлетворения и избежать недовольства. Однако, в отличие от теоретиков обмена и рационального выбора, Коллинз не счи­тал людей полностью рациональными. Он признавал, что в своих усилиях найти удовлетворение они уязвимы с точки зрения эмоций.

Во-вторых, Коллинз полагал, что конфликтная теория стратификации долж­на исследовать влияющие на взаимодействие материальные условия. Хотя веро­ятно влияние на людей таких материальных факторов, как «физическое место­нахождение, способы коммуникации, снабжение оружием, способы произвести впечатление на общественность, инструменты, товары» (Collins, 1975, р. 60), не все акторы испытывают одинаковое влияние. Основная переменная — ресурсы, ко­торыми обладают каждый из них. Акторы со значительными материальными ре­сурсами могут сопротивляться или даже модифицировать эти материальные огра­ничения, тогда как мысли и поступки тех, кто владеет меньшими ресурсами, более вероятно определяются их материальным окружением.

В-третьих, Коллинз утверждал, что в ситуации неравенства группы, контроли­рующие ресурсы, по всей вероятности, попытаются эксплуатировать те, которым не хватает ресурсов. Он осторожно отметил, что такая эксплуатация не обязатель­но подразумевает сознательный расчет со стороны тех, кто получает выгоду от ситуации; эксплуататоры, скорее, следуют тому, что воспринимают как свои важ­нейшие интересы. В процессе они могут выиграть за счет тех, кому ресурсов не хватает.

В-четвертых, Коллинз считал, что теоретик конфликта должен исследовать такие явления культуры, как убеждения и идеалы, с точки зрения интересов, ре­сурсов и власти. Возможно, что группы, наделенные ресурсами и, следовательно властью, могут навязывать свою идеологию всему обществу; идеология людей, не имеющих ресурсов, им навязана.

Наконец Коллинз был твердым приверженцем научного исследования страти­фикации и всех прочих аспектов социального мира. Таким образом, он предпи­сывал несколько принципов: социологи не должны просто теоретизировать на предмет стратификации, а должны исследовать ее эмпирически, если это возмож­но, используя сравнительный анализ. Гипотезы следует формулировать и эмпи­рически проверять с помощью сравнительных исследований. Наконец, социолог должен смотреть на причины социальных явлений, особенно многочисленные факторы любой формы социального поведения.


[157]

Такой научный подход привел Коллинза к разработке широкого набора пред­положений об отношениях между конфликтом и различными специфическими аспектами социальной жизни. Здесь мы можем привести лишь несколько из них, но они должны позволить читателям почувствовать коллинзовский вариант со­циологии конфликтов.

1.0 Основным фактором, определяющим точку зрения и поведение индиви­да, является опыт отдачи и выполнения приказов.

1.1 Чем больше кто-либо отдает приказаний, тем более он горд, уверен в себе, официален и отождествляется с организационными идеалами, которыми он оправдывает свои приказания.

1.2 Чем больше кто-либо выполняет приказаний, тем более он угодлив, фа­талистичен, отчужден от организационных идеалов, подлаживается к внешней среде, не доверяет другим, озабочен получением материальных наград и аморален (Collins, 1975, р. 73-74)

Все эти предположения среди прочего отражают приверженность Коллинза научному исследованию маломасштабных социальных проявлений социальных конфликтов.


Поделиться:

Дата добавления: 2015-02-10; просмотров: 124; Мы поможем в написании вашей работы!; Нарушение авторских прав





lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2024 год. (0.006 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты