Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АстрономияБиологияГеографияДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника


Микросоциальный уровень




На уровне микровзаимодействий феминистская социология (как и некоторые микросоциологические подходы) уделяет основное внимание тому, как индиви­ды, следуя объективным проектам или разделяя характерные для различных субъек­тов смыслы, принимают Друг друга в расчет. Феминистская социологическая те­ория утверждает, что общепринятые модели взаимодействия (например, в рамках социального бихевиоризма и социального дефиниционизма — см. приложение) описывают, как люди, занимающие равное положение в макроструктурных, наде­ленных властью уровнях, создают общие смыслы и взаимоотношения для реали­зации совместных проектов. Эти модели показывают, исходя из приоритетной позиции господствующих в социальной структуре слоев, как происходит взаимо­действие субъекта с равными и подчиненными ему людьми. Тем не менее феми­нистская теория полагает, что при взаимодействии субъектов, чье положение в со­циальной структуре различно, возникает множество других особенностей, помимо тех, что традиционно указываются. Так, утверждается, что действие носит скорее ответный, нежели целенаправленный характер, что непрерывно устанавливают­ся властные различения, что смысл многих действий не выражен явно или неза­метен, что не всегда даны условия, когда возможным становится создание коллек­тивных смыслов.

Традиционная микросоциология выдвигает модель целенаправленно действу­ющих субъектов, определяющих собственные цели и преследующих их с помощью прямолинейного действия, при осуществлении которого они (индивидуально или коллективно) пытаются соотнести имеющиеся средства и предполагаемые цели.


[406]

По сравнению с этим феминистские исследования показывают, во-первых, что жизнь женщин зависит от случая, поскольку они действуют в рамках меняющих­ся обстоятельств, которые связаны с колебаниями в сфере брака, поступками му­жей, непредсказуемым влиянием детей на жизненные планы женщин, разводом, вдовством и шаткостью положения женщин на работе. Во-вторых, в своей повсе­дневной жизни женщины не столь прямо идут к своим целям, они все время удов­летворяют потребности и требования других. Эта тема поднимается при описании множества различных ситуаций: от анализа эмоционального и родственного сим­биоза, складывающегося в отношениях матери и дочери, описания женских групп, объединенных родственными связями, до анализа ролевых функций женщин как учителей, сиделок, секретарей, администраторов и помощников по офису, а так­же описания выполняемых женщинами ролей жен, матерей, координаторов общи­ны и рода. Называя действия женщин «ответными», мы не воспринимаем их как пассивные реакции; мы создаем портрет людей, которые ориентированы не столько на свои собственные цели, сколько на наблюдение, координацию, оказание помо­щи и регулирование желаний, действий и требований других. Таким образом, вза­мен традиционной микросоциологической модели целенаправленно действую­щих субъектов феминистские исследования выдвигают модель акторов, которые в своей повседневной жизни оказываются в том центре, где переплетаются дей­ствия других людей, и выполняют «ответные» функции, а в перспективе сами попадают под влияние сил, которые они не в состоянии ни предусмотреть, ни про­контролировать.

Традиционная микросоциальная теория полагает, что давление взаимодей­ствия, принуждение к сотрудничеству и созданию смыслов столь велико, что субъекты действуют (при этом макроструктурные соображения выносятся за скобки) по отношению друг к другу на основе равенства. Феминистские иссле­дования, посвященные взаимодействиям женщин и мужчин, опровергают такой вывод, показывая, что они формируются под влиянием макроструктурного кон­текста. На повседневные действия женщин оказывает влияние их подчинение мужчинам, с которыми они взаимодействуют в процессе общения, ухаживания, в браке, семье и на работе. Равенству или даже господству, которого способны до­стичь женщины, оказывается упорное сопротивление в самом процессе взаимодей­ствия. Происходит это под влиянием структурных моделей, наиболее распростра­ненная из них — ся институт гендера. Макроструктурное формирование гендерного неравенства сложным образом структурируется благодаря взаимодействию жен­щин и мужчин. Оно влияет не только на общее разделение труда в плане фор­мулирования и исполнения задач, но даже на детали процесса взаимодействия, отражающие признание авторитета, почтительность в поведении, формах об­ращения и разговоре, взглядах и контроле над пространством и временем. При­знание неравенства как свойства, проявляющегося в ситуациях взаимодействия, становится обостреннее и сильнее, если в аналитический план вовлекаются расо­вые и классовые факторы.

Сторонники социального дефиниционизма полагают, что одним из главных процессов, который протекает во время социального взаимодействия, является конструирование коллективных значений. Субъекты, наблюдая друг за другом, приходят в результате коммуникации к общему пониманию. Феминисты утверж-


[407]

дают, что это представление следует скорректировать, учитывая тот факт, что взаи­модействия на микроуровне — часть макроструктуры, ею обусловлены. Повседнев­ные действия и взаимоотношения женщин с другими людьми осуществляются па идеологическом фоне, связанном с общественным пониманием сути повседневной жизни или ее осознанием в рамках социальных институтов, что вносит свои дефор­мирующие коррективы в деятельность и опыт женщин. Эта идеология формирует значения, которые приписываются тем или иным действиям. Мужчины (господ­ствующие субъекты), взаимодействуя с женщинами, припишут их поступкам те смыслы, что определены макроструктурой гендерной идеологии; у них нет той установки, что следует интерпретировать действия женщин непредвзято или на основе иных моделей макроуровня. Женщины, погруженные в пространство той же самой идеологической интерпретации, оказываются в ситуации диалектиче­ского напряжения, сравнивая эту идеологию со своей реальной жизнью. Это по­рождает огромное число значений. Приверженцы теории социального дефиницио-низма утверждают, что субъекты, имеющие близкие отношения и общающиеся в течение длительного времени, начинают выражать общую точку зрения или созда­ют систему общего понимания. Феминистские исследования, посвященные, веро­ятно, наиболее интимной и наиболее продолжительной по времени связи между мужчиной и женщиной — браку, показывают, что по всем перечисленным выше причинам партнеры остаются чужими друг другу и пребывают в совершенно раз­ных смысловых мирах. Такая «от-чуж-денность» в большей степени характерна для мужчины, охраняющего свои интересы контроля и доминирования, чем для женщины, которая вынуждена лишь приноравливаться к значениям, которые вы­двигает ее господин-супруг.

Этос демократии формирует как социально-дефиниционистское, так и соци­ально-бихевиористское описание взаимодействий. Традиционные модели пред­полагают, что люди обладают равными возможностями и свободой выбора, каса­ющейся вступления в процесс взаимодействия и его прерывания и прекращения. Феминистские же работы демонстрируют, что те взаимодействия, когда жен­щины обладают свободой воссоздавать вместе с другими людьми смыслы, от­ражающие их житейский опыт, случаются, если они общаются с женщинами, имеющими аналогичное положение. Кроме того, такая дружба чрезвычайно привлекательна для женщины по причине практической, эмоциональной и ми­ровоззренческой поддержки, которую она обеспечивает. Однако женщины не об­ладают правом свободно войти в такую среду. Закон, идеология, подавление в сфе­ре взаимодействия ограничивают это общение и принижают его значимость, так что даже сами женщины начинают сомневаться в привлекательности подобных связей. Соответственно, такого рода связь оказывается не свободным и открытым выбором, а подпольной, замкнутой и скрытой от глаз постороннего областью от­ношений и установления смыслов.

Наконец, в феминистском анализе взаимодействия подчеркиваются те разли­чия между мужчинами и женщинами, которые объяснимы с точки зрения глубин­ных психических структур. Воспитание мужчин поощряет индивидуализацию и ведет к отрицанию женского начала; с детства мужчина понимает, что его притя­зания на свое преимущество означают, что надобно отстраниться от женских эта­лонов поведения. Подобным же образом, женщина рано узнает, что одна из обязан-


[408]

ностей женщин — по отношению к мужчинам и друг к другу — признать личность другого человека благодаря жестам, которые проявляются при взаимодействии: оказание знаков внимания, комментарий к сделанному, одобрение и демонстра­ция осведомленности. Такого рода поведение распространено, оно объясняет не только гендерные интеракции, но и взаимодействия, проходящие в рамках групп одного пола. Женщин часто изображают проявляющими больше отзывчивости по отношению к другим и в большей степени следящими за нуждами и желаниями других. Мужчины же склонны ощущать право и обязанность разграничивать свое поведение, реализовывая собственные планы, и чувствовать, что их отзывчивость по отношению к другому человеку — акт великодушия, а не часть ожидаемого от них в процессе взаимодействия поведения.


Поделиться:

Дата добавления: 2015-02-10; просмотров: 79; Мы поможем в написании вашей работы!; Нарушение авторских прав





lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2024 год. (0.007 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты