Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



К обобщающей теории




Читайте также:
  1. AGb III. Проблемы общей теории перевода 105
  2. AGb III. Проблемы общей теории перевода 149
  3. AGb III. Проблемы общей теории перевода 203
  4. Cовременные теории мотивации
  5. Аксиоматический способ построения теории
  6. Аксиоматическое построение теории вероятностей.
  7. Антинорманские теории
  8. АРГУМЕНТЫ В ПОЛЬЗУ БИОГЕННОЙ ТЕОРИИ
  9. Архитектура целостного поведенческого акта с точки зрения теории функциональной системы П.К. Анохина.
  10. Базовые концепции теории стоимости

Картина социальной организации, возникающая в рамках феминистской социо­логической теории, носит обобщенный характер. Она соединяет экономическую деятельность с другими видами социального производства (воспитание детей, эмоциональная поддержка, содержание домашнего хозяйства, половая жизнь и т. д.); считает материальное производство взаимосвязанным с производством идеологическим; описывает переплетение представляющихся автономными со­циальных институтов с произвольными индивидуальными действиями и отно­шениями; связывает структуру с взаимодействием и сознанием. Представляя мир таким образом, феминистская социологическая теория обращается к двум дихотоми­ям в социологической мысли: вопросам соотношения структуры и воли и разделе­ния «макроуровня» и «микроуровня».

Первый вопрос — спор о том, каким образом должны строиться социологиче­ские объяснения, о том значении, которое имеет для этого объяснения произволь­ное действие (люди, которые действуют относительно независимо, оказывают воздействие на социальную жизнь) или структура (влияние коллективных соци­альных установлений, определяющих ограничения индивидуального действия) (см. главу 11). Феминистская социологическая теория подключилась к рассмот­рению этих проблем, исследуя взаимосвязи между структурой и волей с точки зре­ния феминизма на социальную жизнь как ту, что определяется конфликтом меж­ду борьбой за свободу и угнетением. С одной стороны, феминистская теория говорит о крупных, устойчивых, вводящих ограничения социальных структурах патриархата, капитализма и расизма. С другой стороны, она сосредоточена на оп­позиционной политике, а в методологии — на персонифицированном субъекте, таким образом утверждая значимость человеческих действий в истории и их роль для социального анализа. Индивиды осмысливаются как живущие и действующие в рамках пространства власти, которым они детерминируются и которое они сво­ими действиями одновременно воспроизводят и с которым борются. Социальная жизнь воспринимается как цепь актов угнетения, что осуществленных агентами, причем их обязанность воспроизводить систему господства оценивается как не­пременное условие, даже если эти акты можно объяснить социальными структу­рами. Социальную жизнь можно понимать и как ряд индивидуальных и группо­вых реакций на притеснение: преодоление, отрицание, вызов, свержение, протест, сопротивление — как политику сопротивления, при которой индивидуальные и коллективные действия противостоят структурам и агентам господства. Суще­ственное значение для этой оппозиционной политики имеет наличие и устойчи­вость точек зрения разных групп. Эти точки зрения представляют собой способы понимания общества, возникающие из социально-структурных установлений и мотивирующие индивидуальное и групповое воспроизведение системы господ­ства или сопротивления ей (P. Collins, 1998). Если приверженец структурного де­терминизма утверждает, что точка зрения является продуктом социальных струк­тур, то феминистский анализ указывает на неизменное чудо и тайну человеческой способности надеяться и действовать для достижения лучшего даже в обстоятель­ствах самого жестокого угнетения. Последний подход подчеркивает эмоциональ-




[412]

ную восприимчивость персонифицированных индивидуальных субъектов по от­ношению к структурам, их способность реагировать гневно или обращать гнев на созидательные цели. Эмоциональную реакцию в виде гнева — и желание обратить его в сопротивление несправедливости — или требование справедливости нельзя объяснить порождающими их структурами угнетения (Lorde, 1984). В этом утверж­дении феминизм выражает надежду на освободительную политическую деятель­ность и предлагает разрешение теоретической проблематики, отраженной в деба­тах о структуре/деятельности.



Теоретики феминизма разрабатывают словарь, чтобы описать различные со­существующие реалии микро- и макроотношений. Дороти Смит ввела понятия «отношений господства», «обобщенных, анонимных, безличных текстов» и «ло­кальных условий переживаемого опыта» (Smith, 1987, 1990а, 1990b). Термин отно­шения господства подразумевает сложные, отдельные, хотя и сложно взаимосвязан­ные социальные действия, направленные на контроль за социальным производством. Это социальное продуцирование, по своей материальной природе, осуществляется в определенное время в локальных условиях переживаемого опыта — т. е. там, где не­кий реальный человек, например, пишет или читает книгу (или высаживает огород­ные растения, или шьет). Отношения господства в период позднего капиталистичес­кого патриархата проявляются в текстах, которые характеризуются присущими им свойствами анонимности, обобщенности и власти. Эти тексты предназначены для того, чтобы моделировать и переводить специфический, индивидуализированный опыт реальной жизни в языковую форму, приемлемую для отношений господства. Критерий «приемлемости» удовлетворяется, если текст отражает свойственное гос­подствующим субъектам определение ситуации. Тексты могут варьироваться от договоров и полицейских отчетов до официальных бюллетеней, школьных аттес­татов и медицинских записей. Повсюду они изменяют материальную действитель­ность, по-новому интерпретируя то, что произошло, определяя то, что возможно. Таким образом, вступая во взаимоотношения с системой господства, пусть даже на локальном уровне, индивид (например, студент, нанимающийся на летнюю ра­боту в ресторане, принадлежащем другу его семьи) обнаруживает, что должен за­полнить определенные текстовые образцы (например, налоговые бланки), которые были установлены не его непосредственным работодателем, а господствующим ап­паратом. Эти тексты приводят к тому, что постоянно пересекаются отношения гос­подства и локальные условия переживаемого опыта. Важно отметить, что это пе­ресечение двояко: в определенные моменты действующие субъекты, будучи каж­дый на своем индивидуальном месте, сидя за партами, компьютером или столом переговоров, создают формы, которые станут элементом господства.



Все эти три аспекта социальной жизни — отношения господства, локальные условия переживаемого опыта и тексты — являются распространенными, неиз­менными, устойчивыми чертами организации социальной жизни и системы доми­нирования. Все они могут и должны изучаться как одновременно действия и про­дукты конкретных субъектов. Каждое измерение обладает своей особой внутренней динамикой — побуждение к контролю в отношениях господства, побуждение к про­изводству и коммуникации в локальных условиях, побуждение к объективизации и отражению действительности в обобщенных текстах. Этому миру присущи ген-


[413]

дерные характеристики и одновременно расовые. Хотя никто не может избежать жизни в локальных условиях, поскольку каждому человеку приходится находить­ся где-то во времени и в пространстве, женщины гораздо более глубоко вовлече­ны в непрерывный процесс сохранения локальных условий, тогда как мужчины намного свободнее, будучи господствующими субъектами. Такое же разделение повторяется в случае представителей подчиненной и господствующей расы. Тек­сты, стремящиеся к объективации и отражению действительности, составлены так, что становится невозможным равное участие всех субъектов в деятельности, которая организована текстом, и это неравенство создается по линиям расы, ген-дера, класса, возраста, местожительства — т. е. различие выступает организацион­ным принципом текстов в рамках отношений господства. Здесь перекрещиваются детали структуры и взаимодействий. Существование господства и производства становится проблематичным, и их проявления включают и, таким образом, погло­щают давнее социологическое разграничение макросоциальных, микросоциальных и субъективных аспектов социальной реальности. В этом теория феминизма впол­не сближается со многими работами, которые рассматриваются в третьей части дан­ной книги, посвященными проблемам интеграции микро- и макроуровней и соот­ношения индивидуального действия и социальной структуры.

Резюме

Феминистская социологическая теория вырастает из теории феминизма в це­лом — нового учения о женщинах, стремящегося создать систему воззрений, ко­торые бы характеризовались тем, что женщина выступает как объект и субъект, способный действовать и обладающий знанием.

Современный феминизм стремится привлечь внимание социологов к гендерным отношениям и жизни женщин. Сейчас в рамках многих социологических направ­лений исследуются эти вопросыШакросоциальные теории — функционализм, ана­литическая теория конфликта и неомарксистская теория мировых систем — рас­сматривают, какое место занимает домашнее хозяйство в рамках социальных систем, разъясняя, почему положение женщин в обществе является подчинен­ным. Символический интеракционизм и этнометодология — микросоциальные те­ории — исследуют способы продуцирования и воспроизводства гендера в межлич­ностных отношениях.

Феминизм вырастает из четырех главных вопросов: «А как насчет женщин?», «Почему же тогда все именно так, как есть?», «Каким образом мы можем изме­нить и улучшить социальный мир, чтобы сделать его более справедливым для жен­щин и для всех людей?», «Каковы различия между женщинами?». Ответы на эти вопросы порождают различные варианты теории феминизма. В данной главе от­мечены четыре основных ее направления. Согласно теориям гендерного различия, положение женщин отличается от того, которое занимают мужчины. Эти направ­ления феминистской мысли объясняют такое различие, исходя из обусловленно­сти биосоциальными факторами, социализации, социального взаимодействия и онтологической трактовки женщины как «Другого». Теории гендерного неравен­ства, представленные, главным образом, либеральным феминизмом, подчеркива-


[414]

ют требование фундаментального права женщин на равенство и описывают струк­туры неодинаковых возможностей, которые оказываются следствием дискрими­нации по половому признаку. Теории гендерного угнетения — это феминистская психоаналитическая теория и радикальный феминизм. Первая разновидность объясняет притеснение женщин, основываясь на психоаналитическом описании психического стимула мужчин к господству; вторая — с точки зрения способно­сти и желания мужчин использовать насилие для подчинения женщин. Теории структурного угнетения — это феминизм социалистического толка и теория пе­ресечений. Первая из двух вариаций связывает угнетение с патриархальной и ка­питалистической попыткой контролировать социальное производство и воспро­изводство. Теория пересечений указывает то влияние, какое оказывают факторы классовой и расовой принадлежности, гендера, предпочтений в любви, местожительства на переживание событий, формирование точек зрения, свойственных определенным группам, и отношения, складывающиеся между женщинами.

Феминистская теория выделяет шесть основных причин для пересмотра обще­принятых социологических теорий. Во-первых, построение социологической тео­рии должно опираться на социологию знания, признающую пристрастность любого знания и утверждающую, что его носитель персонифицирован и имеет определенное социальное положение, а функция власти состоит в воздействии на то определение, что обретает форму знания. Во-вторых, макросоциальные структуры укоренены в процессах, которые контролируются господствующими слоями, действующими в своих интересах, и осуществляются подчиненными, чей труд благодаря господству­ющей идеологии оказывается незамеченным и недооцениваемым даже самими ис­полнителями. Таким образом, доминирующие субъекты контролируют и при­сваивают производительный труд общества, в том числе не только экономическое производство, но и женскую работу в плане социального воспроизводства. В-треть­их, социальные процессы микровзаимодействий являются актами властных уста­новлений господства/подчинения, которые по-разному трактуются влиятельными

. и подчиненными субъектами. В-четвертых, эти условия порождают у женщин «раз­двоенное сознание» по линии разлома, вызываемого сопоставлением патриархаль­ных идеологий с пережитыми женщинами жизненными реалиями. В-пятых, ска­занное по поводу женщин относится ко всем подчиненным субъектам, — здесь обнаруживается очевидное сходство, хотя и не тождественность. В-шестых, над­лежит подвергнуть сомнению категории, выработанные в рамках дисциплины, где традиционно доминировали мужчины, особенно разделение ее на микро- и макро­социологию.


[415]


Дата добавления: 2015-02-10; просмотров: 3; Нарушение авторских прав







lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2021 год. (0.017 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты