Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



Конфликтный смысл болезни 2 страница

Читайте также:
  1. D. Қолқа доғасынан 1 страница
  2. D. Қолқа доғасынан 2 страница
  3. D. Қолқа доғасынан 3 страница
  4. D. Қолқа доғасынан 4 страница
  5. D. Қолқа доғасынан 5 страница
  6. D. Қолқа доғасынан 6 страница
  7. D. Қолқа доғасынан 7 страница
  8. D. Қолқа доғасынан 8 страница
  9. D. Қолқа доғасынан 9 страница
  10. F00 Деменция при болезни Альцгеймера.

В результате проведения эксперимента были составлены последовательные частотные словари: I — «общий словарь интрацептив-ных ощущений», II — «знакомых по собственному опыту», IV — «болезненных», V — «угрожающих», VI — «важных», VII — «часто испытываемых» (нумерация дана в соответствии с нумерацией заданий). Подтвержденная по критерию Чебышева нормальность распределения объема словарей допускает в дальнейшем для их сравнения использовать параметрические критерии (Корн, Корн, 1968).

На рисунке 3 представлена диаграмма средних объемов индивидуальных интрацептивных словарей. Как можно видеть, у здоровых испытуемых самым обширным является «общий» словарь, несколько меньше его «знакомый» (различия статистически не значимы), значимо меньше знакомого (р<0,05) словарь болезненных ощущений, объемы «опасного», «важного» и «часто испытываемого» примерно одинаковы и, в свою очередь, значимо меньше «болезненного» словаря.

У больных шизотипическим расстройством объем «общего» словаря самый меньший, а близкий к нему объем «знакомых» ощущений незначимо больше, чем в норме и у больных соматоформным расстройством, и немного уступает объему словаря больных реальными соматическими заболеваниями. Словарь болезненных ощущений почти вдвое (р<0,05) больше, чем в норме и равен аналогичному у больных соматоформным расстройством и раком желудка. В этой группе довольно интересно нигде более не встречаемое соотношение «угрожающего», «важного» и «часто испытываемого» словарей, каждый из которых больше предыдущего. Если в остальных группах эти словари практически перекрываются, то у больных шизофренией принципы сортировки в меньшей степени связаны между собой.

Значимо больше (р<0,05), чем в остальных группах объем общего словаря у больных соматоформным расстройством. Это группа больных наиболее, если можно так выразиться, «вербально одарена» и обладает наилучшей способностью вербализовать свои телесные ощущения. Эта же группа демонстрирует наибольший разрыв между «общим» и «знакомым» словарем. Последний практически не отличается от такого же словаря здоровых испытуемых. Объем словаря болезненных ощущений сравним с аналогичным у больных ши-зотипическим расстройством и раком желудка.

Довольно примечательно распределение объемов словарей разного типа у больных инфарктом миокарда. В эту группу вошли больные с серьезным заболеванием, но небольшим опытом болез-



166 Часть 2. Экспериментальные исследования

ни. Самым интересным моментом является практически полная идентичность «общего» и «знакомого» словарей. Это может свидетельствовать об исключительной ориентации в ситуации острого заболевания на реально существующие ощущения (одновременное увеличение числа «испытываемых» и меньшее внимание к «знакомым» соматическим ощущениям). Объем же «болезненных», «опасных», «важных», «часто испытываемых» ощущений незначимо увеличивается и не достигает объемов аналогичных словарей в других группах больных. Это свидетельствует о необходимости определенных временных условий для формирования и расширения этих систем значений, и о том, что на первых порах больные пользуются уже имеющимися у них категориями для описания вновь возникших телесных сенсаций. Первое по времени, что происходит с этими больными, — это увеличение реально испытываемых ощущений в рамках «общего» словаря.

При увеличении опыта болезни реализуется тенденция, хорошо иллюстрирующаяся диаграммой распределения объемов словарей у больных раком желудка. Эти больные с длительным опытом соматического заболевания и хроническим неблагополучием обладают наибольшими словарями всех типов (за исключением «общего» словаря, где больные соматоформным расстройством недосягаемы). У больных сохраняется ярко проявившаяся у предыдущей группы тенденция уменьшения различий между «знаемыми» и реально испытываемыми ощущениями.



Итак, подводя промежуточные итоги, можно констатировать, что даже по самому приблизительному и грубому критерию — объему словаря — между выбранными для исследования группами имеются значимые различия. Наиболее информативным и интересным следует считать завышенный объем общего словаря, увеличенную диссоциацию между «общим» и «знакомым» словарем у больных соматоформным расстройством; относительно малый объем «общего» словаря у больных шизотипическим расстройством и уменьшенную диссоциацию «общего» и «знакомого» словарей у больных шизотипическим расстройством и реальными соматическими заболеваниями.

7.5. Частотный анализ словарей интрацептивных ощущений

Однако, количественные показатели объемов словарей не могут заменить качественного анализа их содержания. Просматривая словари интрацептивных ощущений здоровых испытуемых, можно отметить интересный феномен: в него наряду с конкретными модаль-

Глава 7. Исследование субъективной семантики 167

ными телесными ощущениями — «тяжесть», «боль», «тошнота»; ощущениями тонуса — «слабость», «усталость», вошли как метафорические определения типа «страдание», «блаженствовать», так и совершенно очевидные психические состояния — «влечение», «покой», «тоска», «отчаяние», «возбуждение», «тревога», «предчувствие» и пр. При этом последние с большей вероятностью включаются в этот словарь, чем конкретные и локализованные «ломота», «зуд», «жжение» и пр. Это прямо подтверждает ранее высказанное теоретическое предположение о том, что объективация телесности проходит не по границе психического и соматического, а по границе управляемости — автономности. Эмоциональные, психические состояния, объективировавшись, став «я-для-себя», расцениваются наравне с объективированным телом, как телесные, составляя, собственно, их костяк. Относя их к телесным, испытуемые хорошо отличают их от конкретно локализованных интрацептивных ощущений, но тем не менее выносят вовне сознания, и, не найдя иного места, размещают в границах тела как одновременно и принадлежащего «у?» и им не являющегося. Противопоставляясь «Я», «ис-пытываясь» им как некая упругая реальность, объективированные психические состояния в этом качестве ничем не отличаются от «истинных» интрацептивных. При этом таких «квазителесных» ощущений у здоровых людей намного больше, чем органных и буквально интрацептивных, связанных, в основном, с конкретными проявлениями болезни (чаще всего простудной).

В норме уменьшение «знакомого» словаря по сравнению с «общим» происходит за счет сокращения конкретных физических симптомов болезненных состояний: «лихорадка», «удушье», «жжение», «зуд», «пронзать», не распространенных в опыте здорового человека. Больший объем «общего» словаря по сравнению со «знакомым» говорит об ориентации здоровых испытуемых при построении интрацептивных словарей на усвоенный общественный опыт и о возможности его отделения от собственного.

Уменьшение «болезненного» словаря по сравнению со «знакомым» связано с исключением из него приятных ощущений («покой», «приятный», «блаженствовать»), признаков отрицательных эмоциональных состояний («отчаяние», «страдание», «подавленность»), мучительных ощущений («терзающий», «изнуряющий»), ощущений общего тонуса («вялый», «напряжение», «усталость») и вкусовых ощущений («горький», «вкусный»). В «болезненном» словаре здоровых испытуемых остаются лишь конкретные физические симптомы («слабость», «дрожь», «жар», «ломота»), которые описывают наиболее распространенный опыт простудных заболеваний. «Угрожающий», «важный» и «часто испытываемый» словари край-


168 Часть 2. Экспериментальные исследования

не малы и составляют несколько устойчивых слов. Все это свидетельствует о неразработанности словаря болезненных ощущений в норме и испытуемые при их характеристике опираются на знакомые состояния и культурные штампы.

Содержание интрацептивных словарей больных вялотекущей шизофренией (шизотипическим расстройством), на первый взгляд, не очень отличается от словарей здоровых испытуемых. Незначительное уменьшение словаря «болезненных» и «часто испытываемых» ощущений по сравнению с «общим» и «знакомым» словарями у больных шизофренией связано с тем, что в нем остаются практически все отрицательные («грусть», «тоска», «тревога») и мучительные («страдание», «невмоготу», «мучительно») эмоциональные состояния и ощущения тонуса («вялый», «усталость», «напряжение»), которые здоровые испытуемые не относят к болезненным.

Сравнивая попарно словари интрацептивных ощущений и частоты выбора каждого признака у больных шизотипическим расстройством и у здоровых испытуемых, можно видеть, что для характеристики интрацептивных ощущений в целом и описания знакомых ощущений больные шизотипическим расстройством значимо чаще используют признаки отрицательных эмоциональных состояний, тогда как такие определения как «удовольствие», «легкость», «блаженствовать» чаще встречаются в словарях здоровых испытуемых4.

Болезненными больные шизотипическим расстройством значимо чаще (р<0,05) называют отчетливо экстрацептивные признаки («мокрый», «стук», «мерцание», «громко»), мучительные ощущения («терзающий», «невмоготу», «изнуряющий»), отрицательные эмоциональные состояния («тревога», «подавленность», «тоска», «отчаяние»), ощущения тонуса («усталость», «вялый»), некоторые конкретные симптомы («давление», «тяжесть», «биение»). Одновременно, некоторые знакомые здоровым людям по субъективному опыту болезненные состояния (например: «голод», «отравление») больные используют значимо реже. Последние, как правило, не называются «важными», «угрожающими» и «часто испытываемыми».

К «угрожающим», «важным» и «часто испытываемым» ощущениям больные шизотипическим расстройством чаще относят отрицательные эмоциональные состояния («подавленность», «тревога»), ощущения тонуса («усталость», «вялость», «возбуждение»), конкретные обыденные симптомы («биение», «тяжесть»). При описании наиболее важных ощущений больные также значимо чаще исполь-

4 Это хорошо коррелирует с «агедонизмом» больных шизофренией, отмеченным уже многими исследователями (Поляков, Курек, 1985; Поляков, Ку-рек, Гаранян, 1986; Назаренко, 1990).

Глава 7. Исследование субъективной семантики 169

зуют экстрацептивные характеристики («вспышка», «мерцание», «темный»), а при описании часто испытываемых ощущений — мучительные признаки («невмоготу», «изнуряющий», «мучительно»).

Характеризуя словари интрацептивных ощущений, очень важно заметить, что больные шизотипическим расстройством часто используют некоторые слова не в общепринятом значении, что, возможно, становится одним из факторов, на семантическом уровне определяющем появление так называемых «латентных» признаков — характеристике, пронизывающей всю познавательную деятельность этих больных (Поляков, 1974). Так, например, слово «сжиматься» здоровые испытуемые употребляют для описания сердечных ощущений, больные же — в смысле «весь сжался от напряжения, боли», слово «вспышка» — наоборот, с легкостью используется для описания ощущений в голове, глазах, а также для характеристики раздражительности («нервная вспышка»). При доступности процессов метафоризации больные шизотипическим расстройством не обращаются к метафоре, тогда как для здоровых испытуемых это единственная возможность отнесения признака к интрацептивному. Например, слово «всплеск» здоровые испытуемые используют только в смысле «всплеск эмоций», больные же — для характеристики процессов, происходящих в «больных органах» (например, «всплеск» = «бурлению в желудке»), или описания своих необычных ощущений («как всплеск какой-то внутри»). И еще один пример: больные очень «не любят» слова «бесчувствие», с трудом могут его осмыслить: «Как нет чувств? Чувства есть всегда», — и отбрасывают карточку в сторону. Таким образом, у больных шизотипическим расстройством, с одной стороны, происходит своеобразное возвращение к буквальному смыслу слова, его родовому корню, а с другой — наблюдается легкость метафоризации по формальным признакам.

У больных соматоформным расстройством «общий» словарь внешне также похож на словарь здоровых испытуемых, но значительно превышает его по объему за счет более частого употребления метафор. Расширение «болезненного» словаря у больных объясняется тем, что в нем остаются ощущения тонуса, отрицательные эмоциональные состояния. Увеличение «важного» словаря происходит за счет привлечения в него ощущений общего недомогания, простуды («жар», «знобить», «плохо»), а «часто испытываемого» словаря — за счет сохранения в нем ощущений тонуса и тревоги.

При выборе «общих» и «знакомых» ощущений больные соматоформным расстройством значительно чаще используют отрицательные эмоциональные состояния («грусть», «подавленность»), ощущения тонуса («слабость», «вялый»), ощущения в области сердца

170 Часть 2. Экспериментальные исследования

(«заныть», «сжиматься», «пронзать»). К «болезненным», «угрожающим», «значимым», «часто испытываемым» они значимо чаще относят отрицательные эмоциональные состояния («подавленность», «тревога»), сердечные ощущения («заныть», «сжиматься», «учащаться»), признаки мучительных состояний («невмоготу», «изнуряющий»), ощущения тонуса («вялый», «напряжение»), заурядные телесные ощущения («тяжесть», «онемение», «дрожь»).

Сопоставим различия словарей у больных с ипохондрическими синдромами в рамках соматоформного и шизотипического расстройств. В «общий» словарь интрацептивных, телесных ощущений больные соматоформным расстройством значимо чаще включают признаки положительных эмоциональных состояний («приятный», «влечение», «удовольствие», «блаженствовать»), отрицательных физических («отравление») и отдельные симптомы («тошнота», «боль»), а больные шизотипическим — экстрацептивные признаки («вспышка», «громко»), а также признаки, которые ни в норме, ни у больных неврозом к болезненным практически никогда не относятся («возбуждение», «грусть»). Присутствие подобных «нетрадиционных» слов отличает и словари «угрожающих», «важных» и «часто испытываемых» ощущений больных шизотипическим расстройством. По-видимому, здесь мы также имеем дело с расширением (или искажением) семантического пространства интрацептивных признаков, характерным для интрацептивной семантики больных шизотипическим расстройством.

Интересным фактом можно считать то, что при построении «важного» и «часто испытываемого» словарей больные шизотипическим расстройством значимо чаще больных соматоформным расстройством обращаются к слову «депрессия». Это, возможно, связано с тем, что данный признак — собирательное понятие для обозначения «особенных» мучительных ощущений, характерных именно для этой группы больных.

Качественный анализ словарей больных инфарктом миокарда показывает, что увеличение «знакомых» ощущений связано с более активным употреблением конкретных симптомов, относящихся к перенесенному инфаркту. В то же время эти больные реже, чем здоровые испытуемые используют для описания признаки, являющиеся предельными оценками физического («истощение») или психического («бесчувствие», «опустошение», «отчаяние») состояний, что определяет уменьшение объема «общего» словаря. Эти закономерности подтверждаются сравнительным анализом частотности использования признаков при построении словарей.

У онкологических больных расширение всех типов словарей связано с активным использованием многочисленных конкретных

Глава 7. Исследование субъективной семантики 176

симптомов, непосредственно относящихся к желудку («жжение», «ожог», «боль», «заныть») и сопутствующих заболеванию ощущений общего тонуса («слабость», «вялый»), температурных и локальных ощущений («ломота», «знобить»), ощущений сердца («биение», «учащаться»).

При сравнении словарей ипохондрических больных и больных реальными соматическими заболеваниями видно, что возрастание объемов «часто испытываемых» словарей у ипохондрических больных вызвано более активным употреблением описаний отрицательных эмоциональных состояний («тревога», «подавленность», «депрессия») и ощущений тонуса («слабость», «напряжение», «усталость»). Кроме того, для больных шизотипическим и соматоформным расстройствами характерно значимо более редкое употребление конкретных физических симптомов («ожог», «жжение», «биение») при более частом использовании признаков отрицательных эмоциональных состояний (в словарях всех типов). Словари больных с ипохондрическими синдромами более метафоричны, «психологизированы», а соматических больных — более реальны и конкретны (даже экстрацептивные признаки, встречающиеся в интрацептивных словарях больных раком желудка, носят вполне конкретный характер: «мокрый от пота», «мерцание в глазах» пр.).

Интерес представляет степень внутригрупповой согласованности выборов, характеризующая их однородность и соответствие стереотипному употреблению. На рисунке 4 представлена диаграмма распределения объемов наиболее частотной части словаря — количества слов, использованных более чем 65 % испытуемых.

У здоровых испытуемых согласованность «общего» словаря значимо выше, чем согласованность реально испытанных ощущений. Наименьшую внутригрупповую когерентность «общего» словаря демонстрируют больные шизотипическим расстройством, что можно рассматривать как результат «размывания» общественно выработан- ' ных, устойчивых конструктов и использования латентных нестабильных признаков. Показательно, что этот симптом проявляется в первую очередь именно в «общем» словаре, предполагающем ориентацию не только на собственный опыт, более или менее конкретный, а на культурные стереотипы. Наибольшая же однородность (при максимальном объеме) «общего» словаря, свидетельствующая о хорошей усвоенности нормативов, отмечается у больных соматоформным расстройством. Соматические же больные демонстрируют согласованность именно «испытанных» ощущений, обеспеченную однородностью и богатством интрацептивного опыта, расширяющегося у онкологических больных вплоть до болевых ощущений.

172 Часть 2. Экспериментальные исследования

Глава 7. Исследование субъективной семантики 173


 

 



 


 

 

В динамике объема и согласованности интрацептивных словарей можно уловить две тенденции. Первая связана с развитием или изменением интрацепции за счет усвоения (или распада) культурного языкового опыта, а вторая — с обогащением категоризации за счет расширения собственного интрацептивного опыта. Первую тенденцию реализуют больные с ипохондрическими синдромами, вторую — соматические больные.

Отступление от культурных стереотипов и усложнение индивидуального опыта имеют сходные внешние проявления: уменьшение внутригрупповой согласованности и выравнивание объемов «общего» и «знакомого» словарей. Эта тенденция усиливается с увеличением опыта болезни5 и проявляется, в частности, в динамике тако-

5 Поскольку реальную длительность заболевания не всегда возможно установить точно, были избраны жесткие формальные критерии: для больных ши-зотипным и соматоформным расстройством — критерий первичной го показателя стереотипности, как количество слов, ни разу не использованных испытуемыми в своих сортировках.

На рисунке 5 можно видеть отчетливое падение согласованности сортировок и словарей всех типов (особенно начиная с «болезненного») у больных шизотипическим расстройством и раком желудка и увеличение конкордантности словарей больных соматоформным расстройством. Последние демонстрируют хоровую вербальную одаренность и легкость усвоения стереотипных медицинских формулировок, замещающих в их интрацептивных словарях разнообразие живого языка и богатство индивидуального опыта.

или повторной (повторных) госпитализации, а для онкологических больных — срок, прошедший с момента операции (более или менее трех лет). Понимая известную условность такого деления, можно, тем не менее, предполагать, что в отличие от других, не менее спорных, оно хотя бы легко верифицируемо


174_______ Часть 2. Экспериментальные исследования

 

7.6. Структурный анализ интрацептивных словарей

Хотя объем и содержание интрацептивных словарей достаточно информативны и сами по себе, они не позволяют судить о базовых принципах категоризации, используемых испытуемыми. Одно и то же определение может иметь различные семантические оттенки и использоваться в различных смыслах. Кроме того, маловероятно, что человек пользуется неограниченным количеством способов упорядочивания своего опыта. Скорее всего, число таких координат конечно. Это предположение подтверждается огромным числом работ по психосемантике экстрацепции, и нет никаких оснований не предполагать возможности выделения конечного количества координат в интрацептивной семантике (Osgood et al., 1957; Леонтьев А.А., 1969; Артемьева, 1980; Петренко, 1983; Шмелев, 1983).

Для решения задачи выделения таких инвариант проводился специальный эксперимент по «свободной» классификации ощущений, позволяющий уловить наиболее интересный момент — принятие испытуемым индивидуальной стратегии встречного структурирования воспринимаемой стимуляции. После отбора «знакомых» интрацептивных ощущений испытуемому предлагалось в условиях «глухой» инструкции объединить выбранные слова-признаки по сходству: «что к чему подходит», «объединить похожие ощущения» (III инструкция). После нормирования матрицы сходства строилось таксонное дерево.

Рассмотрим структуру таксонного дерева интрацептивных ощущений у здоровых испытуемых (рис. 6). Первичным разбиением на уровне 2-го слоя словарь делится на две приблизительно равные группы. В первую группу входят конкретные телесно определенные ощущения, а во вторую — метафорические и скорее психические, интрацептивно переживаемые эмоциональные состояния, чем собственно телесные.

Второе деление таксонного дерева происходит именно в этой группе «психических состояний», распадающихся на две группы: приятных и неприятных. В группу неприятных (большую по объему) входят метафорические, эмоционально-оценочные определения общего состояния. Группа неприятных ощущений сохраняется до 7-го слоя, где делится на собственно неприятные, тревожные и очень неприятные, мучительные. Из блока соматических ощущений на уровне 4-го слоя выделяется группа, включающая в себя ощущения, которые можно охарактеризовать как ощущения в


Глава 7. Исследование субъективной семантики 175




 

Часть 2. Экспериментальные исследования

Глава 7. Исследование субъективной семантики 177

области сердца: «биение», «сжиматься», «заныть». Оставшаяся группа распадается на ощущения общего тонуса («давление», «тяжесть», «боль», «слабость», «усталость», «вялый») и группу, из которой впоследствии выделяются вкусовые ощущения и ощущения, связанные с повышением температуры или отравлением («тошнота», «жар», «знобить», «холодок», «дрожь»). Структура соматических ощущений логична и вполне понятна. Собственно интрацептивные ощущения недостаточно объективируются и плохо рефлексируются здоровыми испытуемыми, они содержат наиболее знакомые, часто используемые категории: вкусовые определения, общий тонус, повышение температуры и отравление. Выделение кардиальных ощущений может быть объяснено тем, что это наиболее широко известные формы болезненных ощущений, и сердце, наряду с желудочно-кишечным трактом, — самый «освоенный» орган.

Основным разделительным критерием для душевных, эмоциональных состояний является знак эмоции: положительный или отрицательный, в то время как для физических телесных состояний — это отнесенность к отдельным органам, частям тела, анализаторам, выступающая в качестве основного критерия сходства-различия. Ощущения в области головы, сердца, живота, конечностей и вкусовые являются в нашей культуре наиболее освоенными и имеют отдельные словари.

Словарь отрицательных эмоциональных состояний значительно богаче словаря положительных: они образуют кластер, почти вдвое больший, чем положительные. Имеются различия и в качественном составе этих словарей: в словаре отрицательных состояний большую нагрузку несут метафоры («опустошение», «терзающий») наряду с отглагольными существительными; в словаре же положительных состояний представлены, в основном, существительные-определения («покой», «легкость», «удовольствие»). Распределение нагрузки при построении интрацептивного словаря в пользу описаний эмоциональных состояний, малая дифференцированность отдельных органов и частей тела, а также использование обобщенных категорий и многочисленных экстрацептивных определений говорит об отсутствии собственно интрацептивного словаря у здоровых испытуемых.

Тезис о неуправляемости, «непрозрачности» как основном принципе объективации телесности подтверждается возрастной динамикой интрацептивных словарей. У группы наиболее молодых испытуемых (15—19 лет) самыми первыми выделяются ощущения, связанные со вкусом (здесь естественная объективация очевидна) и эротическим возбуждением (рис. 7). Это, по-видимому,


178 Часть 2. Экспериментальные исследования

Глава 7. Исследование субъективной семантики 179

один из первых рефлексируемых паттернов устойчивого интрацептивного опыта (превращения тела из прозрачного зонда в объект). Собственно интрацептивные ощущения, сгруппированные вокруг тонуса и недифференцированного «недомогания» (отравление, простуда) крайне немногочисленны. Основу словаря составляют отрицательные эмоциональные, тревожные и депрессивные состояния. Даже такие соматизированные ощущения, как «заныть» и «изнуряющий», понимаются как психические состояния, входя с ними в один таксон.

В старшем возрасте (35—50 лет) соматические ощущения дифференциируются значительно лучше (рис. 8). Выделяются паттерны ощущений в сердце, желудочно-кишечном тракте, температуры, слабости. В семантической структуре большую роль начинает играть болезненный опыт: например, опущения тонуса связаны уже не просто с усталостью, а с болезненными симптомами. Многие определения, содержащиеся в словаре, меняют свои характеристики: ощущение опьянения переходит из разряда приятных в группу неприятных, возбуждение теряет свою сексуальную окрашенность, приобретая тревожный характер, а место «эротической» объективации занимает «алкогольная». Влияние субъективного опыта на семантическую организацию интрацептивных ощущений заключается в том, что с возрастом уменьшается значение эмоционально-оценочных категорий, увеличивается количество конкретных физических признаков, уровень объективированности телесности, возникают конструкты, отражающие опыт болезненных состояний, создавая предпосылки развития интрацепции в норме.

Результаты TAXON-анализа интрацептивных ощущений у больных становятся более понятными с учетом стратегии, которой они придерживались. Самым главным принципом было выделение группы связанных с болезнью ощущений, в которую входило максимальное количество отобранных для работы признаков. При этом обычные способы классификации: по модальности, локализации, эмоциональному тону и пр. — не всегда выдерживались. Болезнь и связанные с ней ощущения становились центром классификации.

Рассмотрим семантическую структуру интрацептивных значений у больных шизотипическим расстройством (рис. 9). Первоначально все интрацептивные признаки делятся на две основные структуры: «моя болезнь» (6 и 7-й таксоны) и «все остальное» (таксоны с 1-го по 5-й), причем в структуру «моя болезнь» входят лишь признаки неприятных душевных состояний, тогда как физические ощущения остаются вне ее. Далее, во втором слое, все


180 Часть 2. Экспериментальные исследования


Глава 7. Исследование субъективной семантики 181

признаки, не относящиеся к категории «моя болезнь», разделяются на приятные (7-й таксон) и локализованные болезненные физические ощущения, похожие на аналогичные группы у здоровых испытуемых («тонус», «сердце», «общее недомогание», «опьянение-отравление»). Приятные же ощущения немногочисленны и недифференцированы (в один блок входят «вкус», «тонус» и эротические переживания).

Наиболее интересным феноменом является то, что у больных шизотипичеким расстройством при обилии жалоб на соматические недомогания реальные словари телесных ощущений сформированы даже хуже, чем у здоровых испытуемых. Словарь ощущений в области сердца, например, первым отделяющийся от других физических ощущений, у больных данной группы довольно долго слит с ощущениями в голове и ощущениями тонуса. Это хорошо объясняет неясность, расплывчатость, плохую локализованность соматических ощущений при ипохондрических синдромах у больных шизофренией (Ротштейн, 1961; Смулевич, 1987).

Зато у больных шизотипическим расстройством при первом же разбиении таксонного дерева образуется обширный класс объективированных неприятных психических состояний, составляющий содержание их телесного опыта, и очень рано выделяется (на уровне 4-го слоя) кластер особо мучительных ощущений. Эти феномены позволяют понять особый характер сенестопатических интрацептивных ощущений у больных шизофренией, отмеченный еще Э.Дюпре (Dupre, 1925): трудности вербального описания телесного опыта и особый оттенок соматических ощущений — не просто болезненность, а мучительный характер. Трудности описания связаны с тем, что сам «соматический» словарь плохо разработан, а то, что, собственно, больной переживает и должен описать, составляет особый класс телесных ощущений: не конкретно-локализованных, органных, а объективированных психических переживаний, которым трудно подобрать адекватный «соматический» язык. Представленность же в жалобах «мучительности» переживаемых ощущений отражает существование развитого и хорошо усвоенного конструкта.


Дата добавления: 2015-02-10; просмотров: 4; Нарушение авторских прав


<== предыдущая лекция | следующая лекция ==>
Конфликтный смысл болезни 1 страница | Конфликтный смысл болезни 3 страница
lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2019 год. (0.023 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты