Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



Раздел третий Успешность профессиональной деятельности и свойства нервной системы и темперамента 5 страница

Читайте также:
  1. C2 Покажите на трех примерах наличие многопартийной политической системы в современной России.
  2. D. Қолқа доғасынан 1 страница
  3. D. Қолқа доғасынан 2 страница
  4. D. Қолқа доғасынан 3 страница
  5. D. Қолқа доғасынан 4 страница
  6. D. Қолқа доғасынан 5 страница
  7. D. Қолқа доғасынан 6 страница
  8. D. Қолқа доғасынан 7 страница
  9. D. Қолқа доғасынан 8 страница
  10. D. Қолқа доғасынан 9 страница

6) легче выполняют самостоятельную, чем фронтальную работу.

Авторы не приводят в своей работе такого же анализа учебной деятельности учащихся с сильной и подвижной нервной системой, поэтому может сложиться впечатление, что трудности в обучении возникают только у лиц со слабой и инертной нервной системой. Во многом это действительно так, потому что такова сложившаяся традиция школьного обучения, проповедующая принцип «быстро, еще быстрее». Следует, однако, иметь в виду, что и у учащихся с сильной и подвижной нервной системой в определенных ситуациях отмечаются известные затруднения.

Чтобы учесть и их, учителю надо помнить: недостатки лиц со слабой и инертной нервной системой – это, наоборот, достоинства людей, у которых нервная система сильная и подвижная. А вот достоинства учащихся со слабой и инертной нервной системой – недостатки учеников с сильной и подвижной нервной системой. Поэтому все сказанное выше о «слабых» и «инертных» следует отнести и к «сильным» и «подвижным», но с обратным знаком.

В заключение приведем фрагмент из работы А. К. Байметова (1967), показывающий важность соблюдения учителем указанных выше правил:

 

 

...

По нашим наблюдениям, возможностью заранее подготовиться к ответу обычно пользовались «слабые», и в результате их ответы отличались обстоятельностью и продуманностью. Когда же этой возможности «слабым» не давали, в их ответах наблюдались некоторая путаность и сбивчивость изложения, хотя материал они знали достаточно хорошо. Важно отметить и другую сторону учета индивидуальных особенностей учащихся: подобный подход устраняет напряженность, нервозность в занятиях учащихся, особенно свойственные «слабым», и помогает избежать возможных конфликтов в отношении ученика к учебе и к учителям (с. 135).

 

...

Роль темперамента в формировании личности заключается прежде всего в том, что он определенным образом модифицирует воспитательные воздействия окружающей среды.

Один и тот же воспитательный прием (скажем, какое‑то наказание) для тех детей, физиологический механизм которых усиливает стимуляцию, может стать исключительно сильным стимулом, приводящим к глубоким изменениям поведения. Тогда как для ребенка, у которого этот механизм подавляет стимуляцию, он может быть слабым стимулом, не оказывающим на поведение такого сильного влияния, как в первом случае. Поэтому одно и то же наказание на самом деле выступает как совершенно разные наказания, если даже предположить, что дети не отличаются друг от друга ничем, кроме темперамента (Я. Стреляу, с. 124, 125).



 

Учет типологических особенностей важен и при воспитании детей, в частности при использовании поощрения и наказания. Даже в тех случаях, когда воспитательные воздействия одинаковы для детей с разными типологическими особенностями, их реакция на эти воздействия и поведение будут различными. Кроме того, учет типологических особенностей позволяет найти индивидуальный подход к детям в процессе их воспитания. Так, ребенка со слабой нервной системой, неуверенного в своих возможностях следует чаще поощрять, даже если его успех не очень значителен, и не осуждать в случае неудачи. Ребенка же с сильной нервной системой и завышенным уровнем притязаний можно в случае неуспеха и поругать, если для выполнения задания он не приложил достаточных усилий.

Глава 21

Методология изучения связи эффективности деятельности с типологическими особенностями проявления свойств нервной системы и темперамента



В заключение остановимся на методологических вопросах изучения связи свойств нервной системы и темперамента с достижениями человека в деятельности и особенностями его поведения. Немалый опыт изучения того, как эти свойства проявляются в трудовой, спортивной и учебной деятельности, позволяет постулировать следующие методологические принципы:

– не делить типологические особенности на «хорошие» и «плохие»;

– изучать не типы темперамента, а типологические комплексы;

– не искать везде обусловленность (особенно прямую) эффективности деятельности и не увязывать особенность поведения человека со свойствами его нервной системы (по крайней мере, не всеми сразу);

– использовать системный подход при оценке влияния типологических особенностей на выбор вида деятельности и ее эффективность.

21.1. Отказ разделять типологические особенности проявления свойств нервной системы на «хорошие» и «плохие»

И. П. Павлов, рассматривая роль типологических особенностей в приспособлении животных и человека к окружающей среде, пришел к выводу, что одни из них обладают в этом отношении положительным значением, а другие – отрицательным. Поводом для такого вывода послужило наблюдение над собаками, оказавшимися во время наводнения под затоплением. У собак с сильной нервной системой после этого стресса выработанные ранее условные рефлексы сохранились, а у тех, кто имел слабую нервную систему, – нарушились, причем у многих из них возникли неврозы. Тогда И. П. Павлов решил, что бессилие раздражительного процесса делает слабый тип в основном более или менее инвалидным жизненным типом. Ученый писал:

 

 

...

Мы должны признать тип слабых животных, характеризующихся явной слабостью как раздражительного, так и тормозного процессов, никогда вполне не приспособляющихся к жизни и легко ломающихся, делающихся скоро и часто больными, невротиками, под влиянием трудных жизненных положений или, что то же, при наших трудных нервных задачах. А что всего важнее: этот тип, как правило, не может быть улучшен в очень значительной степени воспитанием, дисциплинированием, и делается годным только при некоторых особенно благоприятных, нарочных условиях или, как мы обычно выражаемся, в оранжерейной обстановке (1951а, с. 429).

 

Для слабого типа, как считал И. П. Павлов, «прямо невыносима как индивидуальная, так и социальная жизнь с ее наиболее резкими кризисами».

Эта точка зрения была некритически заимствована многими педагогами, физиологами, психологами, спортивными специалистами. К «хорошим» типологическим особенностям стали относить вслед за И. П. Павловым силу, подвижность и уравновешенность нервной системы, к «плохим» – ее слабость, инертность и неуравновешенность. Поэтому в учебниках и руководствах по педагогике, физиологии и психологии еще и сейчас можно встретить утверждение, будто наивысших успехов в учебе и в выступлениях на соревнованиях добиваются люди с сильной, подвижной и уравновешенной нервной системой.

Между тем научные факты, полученные и физиологами, и клиницистами, и психофизиологами опровергают правомерность такого оценочного подхода к выяснению роли типологических особенностей для жизни и деятельности человека. Многие заболевания чаще возникают у лиц не со слабой, а именно с сильной нервной системой (А. М. Монаенков, 1970). В лаборатории Б. М. Теплова было показано, что слабая нервная система имеет не только отрицательную сторону (неустойчивость к стрессу), но и сильную – высокую чувствительность, а инертность нервных процессов, хотя и не обеспечивает быстрое переключение с одной ситуации на другую, способствует установлению прочных условнорефлекторных связей.

В более поздних работах было выявлено, что слабая нервная система содействует большей устойчивости к состоянию монотонии и проявлению скоростных качеств. Одновременно сильная нервная система имеет ряд отрицательных сторон: слабую устойчивость к монотонии, медленное реагирование на сигналы.

Найдены положительные проявления и у инертности нервных процессов: это – лучшая произвольная память, большая монотоноустойчивость, более заметная терпеливость к испытываемым затруднениям.

Наконец, преобладание возбуждения или торможения (по сравнению с уравновешенностью) также бывает позитивным: первое способствует проявлению решительности, смелости, быстроте реагирования, а во втором случае отмечает незначительность тремора, хорошее расслабление мышц, устойчивость к состоянию монотонии.

Вместе с тем у «положительных», с точки зрения И. П. Павлова, типологических особенностей есть отрицательные проявления («сильные» неустойчивы к состояниям монотонии и нечувствительны, «подвижные» – нетерпеливы и т. д.). То же можно сказать и о типах темперамента. У каждого из таковых существуют сильные и слабые стороны. Холерик активен, но вспыльчив; сангвиник весел, оживлен, отзывчив, но нередко легкомыслен, несобран; флегматик спокоен, но зато может быть вялым, безучастным; меланхолик способен глубоко переживать, но часто замыкается, избегает людей.

Поэтому справедливо мнение Б. М. Теплова, согласно которому типологические особенности определяют не столько степень приспособления человека к внешней среде, сколько различные формы уравновешивания организма и внешней среды. Особенно ярко это проявляется в формировании стиля деятельности.

Выдвинутый Б. М. Тепловым конструктивный подход вместо «оценочного», предложенного И. П. Павловым, в большей мере объясняет наблюдаемые особенности поведения и деятельности людей.

Как отмечал В. Д. Небылицын, с помощью концепции Б. М. Теплова удается лучше понять сохранение в процессе эволюции особей с «плохими» типологическими особенностями, т. е. слабых, инертных и неуравновешенных. Добавлю, что можно объяснить и то, почему спортсмены с «плохой» типологией становятся олимпийскими чемпионамии рекордсменами мира. Конструктивный подход также создает предпосылки для решения вопросов социального характера, поскольку «решительно отвергает мнение о невозможности высоких социальных и творческих достижений у лиц с “отрицательными” проявлениями свойств нервной системы» (В. Д. Небылицын, 1966, с. 14).

Исходя из того, что каждая типологическая особенность может выступать в двух качествах – положительном и отрицательном (это связано с тем, в какой ситуации оказывается человек), Б. М. Теплов указал на равноценность типологических особенностей. Например, человек может успешно приспособиться к определенной ситуации как при слабой нервной системе (за счет высокой чувствительности), так и при сильной (благодаря выносливости нервной системы). По мнению ученого, положительные и отрицательные проявления типологических особенностей взаимно компенсируют друг друга.

Со справедливостью такого утверждения Б. М. Теплова следует согласиться, если учитывать компенсации в социальной сфере. Высоких социальных достижений могут добиться люди с различными типологическими особенностями. Но это не значит, будто человек достигнет многого в любом виде деятельности и в любых условиях – независимо от того, какие типологические особенности у него имеются. Равноценность и компенсируемость таковых надо понимать в том смысле, что нет вообще неспособных людей, просто разнятся сами способности, и потому успеха различные люди добьются в тех видах деятельности, для занятий какими у них существуют наилучшие способности.

Это касается и типологических особенностей – задатков способностей. Равно хороших для всех видов деятельности их быть не может. Они годятся только для какого‑либо определенного ее вида, той или иной ситуации, в которых и выступают психофизиологической основой эффективной деятельности. Поэтому успехов в спринте чаще добиваются спортсмены с одним, а на длинных дистанциях – с другим типологическим комплексом. Следует также учитывать, что во многих видах деятельности к человеку предъявляются требования, связанные с проявлением различных и даже противоположных способностей. В этом случае прогноз эффективности деятельности с учетом типологических особенностей особенно затруднителен. Например, имеются многоборные виды спорта, включающие различные спортивные упражнения, как, например, биатлон (стрельба и лыжные гонки), лыжное двоеборье (прыжки на лыжах с трамплина и лыжные гонки) и т. п. Г. Б. Суворов (2002) выявил, что успешности в гонке благоприятствуют сильная нервная система, подвижность возбуждения и преобладание возбуждения по «внешнему» и «внутреннему» балансу. В то же время успешности прыжков на лыжах с трамплина благоприятствуют противоположные типологические особенности: инертность процессов возбуждения и торможения, а также преобладание торможения по «внутреннему» балансу. Вследствие этого одни лыжные двоеборцы имеют преимущество в лыжных гонках, а другие – в прыжках на лыжах с трамплина.

 

21.2. Необходимость выявления типологических комплексов

Несомненная заслуга И. П. Павлова состоит в том, что он, по словам В. Д. Небылицына, сумел «уловить в хаосе индивидуальных вариаций поведения и рефлекторного реагирования… влияние немногих определяющих факторов, а затем и выделить эти факторы как основные детерминанты поведенческой индивидуальности и как объекты экспериментального изучения» (1971, с. 237). Но не только выделение свойств нервной системы стало важным шагом в создании теории индивидуальных и типических различий. Не меньшее значение, на мой взгляд, имеет и разработка И. П. Павловым метода оценки индивидуальности по сочетанию типологических особенностей проявления свойств нервной системы.

Дело в том, что пока изучается какое‑либо одно свойство и его проявления, существующая ориентация исследователей на выявление особенностей связи поведения и эффективности деятельности человека только с ним (чаще всего – силой нервной системы) оправданна и необходима. Но поскольку психологические проявления обусловлены по большей части не одним свойством нервной системы, а многими, необходимо выявлять комплексы типологических особенностей их проявления, определяющие большую или меньшую выраженность того или иного психологического феномена. Это наглядно было показано в наших исследованиях.

Зависимость какого‑либо психологического феномена от комплекса типологических особенностей выявлялась неоднократно. Выделены, например, типологические комплексы терпеливости (М. Н. Ильина, 1972), смелости (Н. Д. Скрябин, 1972), решительности (И. П. Петяйкин, 1975), монотоноустойчивости (Н. П. Фетискин, 1972). В данных комплексах каждая из типологических особенностей – это своеобразный кирпичик, от сочетания которых получается целый фасад здания, придающих тому определенное лицо. В качестве примера приведу схему, центральным звеном в которой выступает слабая нервная система (см. рис. 21.1).

 

Рис. 21.1. Схема, показывающая полифункциональность типологических особенностей проявления свойств нервной системы.

Сочетаясь с другими типологическими особенностями, слабая нервная система каждый раз выступает в новом качестве – то личностно положительном, то личностно отрицательном. Если она входит в типологические комплексы, способствующие проявлению быстроты и устойчивости к состоянию монотонии, то выступает как положительная особенность; если же входит в типологический комплекс боязливости, приобретает отрицательную характеристику. Можно построить и другие схемы, подобные этой, например такие, где центральным звеном будет инертность возбуждения, поскольку эта типологическая особенность входит в комплексы терпеливости, устойчивости к монотонии (как положительное свойство) и в комплексы нерешительности, слабой переключаемости с одной ситуации на другую (как отрицательное).

Смысл этих комплексов состоит в том, что типологические особенности подбираются в них не по случайному сочетанию, а по взаимоусиливающему влиянию на определенный психологический феномен . Так, Н. П. Фетискин, изучая, сколь быстро наступает состояние монотонии, проанализировал данные, получаемые при двух способах деления испытуемых. В одном случае время до начала развития монотонии сравнивалось у «сильных» и «слабых», «подвижных» и «инертных», у лиц с преобладанием возбуждения с теми, у которых преобладало торможение. В другом случае выделялись две группы, в одной из которых испытуемые имели все четыре типологические особенности, способствующие устойчивости к монотонии, а в другой у всех отмечались четыре противоположные типологические особенности (т. е. первые имели монотонофильный типологический комплекс, а вторые – монотонофобный).

Когда группы сравнивались по одной типологической особенности, наибольшее различие во времени наступления монотонии равнялось 24 мин. При сравнении же испытуемых с типологическими комплексами разница увеличилась до 29 мин. Следовательно, сочетание типологических особенностей, действующих вместе, усиливает эффект влияния на устойчивость или неустойчивость к состоянию монотонии.

Аналогичная закономерность выявлена и М. Н. Ильиной, которая показала усиливающее влияние сочетания определенных типологических особенностей проявления свойств нервной системы на длительность поддержания волевого усилия, реализуемого на фоне усталости. Если типологические особенности сочетались в «положительный» и «отрицательный» комплексы терпеливости, разница между группами достигала 20%, а при делении только по одному свойству максимальное различие оказалось равным 5%. Имеются и другие исследования, в которых обнаружена та же тенденция.

В то же время отмечаются и взаимонейтрализующие сочетания типологических особенностей. Например, слабая нервная система способствует устойчивости к монотонии, а подвижность возбуждения – нет.

21.3. Адекватность понимания связей свойств нервной системы с эффективностью деятельности и поведением

Изучение того, как типологические особенности проявления свойств нервной системы связаны с эффективностью деятельности и поведением, затрагивает и более общий вопрос о соотношении в человеке биологического и социального. Таким образом, речь заходит о мировоззренческих и методологических аспектах современного естествознания. Поэтому чрезвычайно важно при анализе выявляемых связей давать им адекватную интерпретацию. В противном случае легко скатиться на позиции биологизаторства, постулирования ведущей роли природных задатков в жизни человека как социального существа.

В настоящее время нет нужды доказывать важную роль биологического фактора в профессиональной, учебной и спортивной деятельности человека. Вопрос ныне иной: каково соотношение в каждом конкретном случае социального и биологического? Как известно, в силу принадлежности человека к природе и обществу его формирование и развитие происходит в результате сложного взаимодействия природных и социальных систем детерминации, воздействие которых неравнозначно и противоречиво. Соответственно и значение типологических особенностей может быть в том или ином действии и поступке велико, а в других – незначительно.

Типологические особенности проявления свойств нервной системы связаны с различными поведенческими и личностными характеристиками, а также с эффективностью деятельности либо прямым, либо опосредованным, либо сопутствующим (рядоположенным) образом.

Роль типологических особенностей в способностях и склонностях можно отнести к прямому влиянию, потому что между ними нет промежуточного звена. Так, типологические особенности выступают задатками способностей, входят в их структуру.

Сложнее обстоит дело с воздействием типологических особенностей свойств нервной системы на стиль деятельности. В том случае, когда таковой формируется стихийно – по склонности, типологические особенности связаны с ним именно через это промежуточное звено. Если же стиль деятельности формируется сознательно, с учетом сильных и слабых сторон человека, то промежуточным звеном между ним и типологическими особенностями становятся способности и волевые качества, зависящие от того или иного типологического комплекса.

 

Вообще связь типологических особенностей проявления свойств нервной системы с эффективностью деятельности всегда косвенная, опосредованная способностями и стилем деятельности. Поэтому не следует прямо связывать успехи человека с наличием тех или иных типологических особенностей. Достижение высоких результатов в любой области определяется многими факторами, в частности – обученностью, мотивацией, техническими средствами и т. д. Да и сами промежуточные звенья (способности) могут зависеть не только от типологических, но и от физиологических и морфологических особенностей человека (как, например, двигательные способности, связанные со структурой мышц, биохимическими особенностями организма). Таким образом, сам выбор стиля деятельности может определяться не только свойствами нервной системы, но и показателями роста и веса, если речь идет о физической деятельности спортсменов. В ряде исследований обнаружены связи типологических особенностей проявления свойств нервной системы с социально‑психологическими характеристиками человека . Эти корреляции нуждаются в особо тщательном анализе и адекватной трактовке.

Во многих случаях они опосредованные. Так, лидерство в экстремальных условиях деятельности связано с типологическими особенностями благодаря влиянию последних на волевые качества. Например, лидеры команд в лодках (загребные) в отличие от ведомых (сидящих сзади), как правило, отличаются сильной нервной системой и инертностью торможения, которые, как сказано выше, влияют положительно на терпеливость. Очевидно, тренеры и сажают на место загребного такого спортсмена, у кого это волевое качество проявляется в большей мере, чем у остальных гребцов (Ю. А. Дольник, Е. П. Ильин, 1976).

Капитаны команд по игровым видам спорта в большинстве своем тоже имеют сильную нервную систему, которая помогает им не терять самообладания и мобилизоваться в критических ситуациях. Но выбирались они на роль делового лидера не потому, что тренер знал об этом свойстве, а по их поведенческим характеристикам, проявляемым в экстремальной ситуации, по психологической устойчивости, надежности.

Другой социально‑психологический феномен – совместимость – тоже может опосредованно соотноситься с типологическими особенностями свойств нервной системы. Он зависит от некоторых свойств темперамента, связанных с типологическими особенностями проявления свойств нервной системы. При этом совместимость не означает одинаковость таковых у взаимодействующих людей. Нами выявлено, что взаимные положительные оценки чаще даются субъектами с различными типологическими особенностями; и, наоборот, взаимная неприязнь чаще встречается у людей, имеющих одинаковые типологические особенности (хотя сходство последних не обязательно приводит к конфликту между субъектами взаимодействия).

Итак, косвенным образом типологические особенности проявления свойств нервной системы могут в ряде случаев влиять на социально‑психологические феномены, в том числе и на социометрический статус человека. Отвергая в целом теорию «врожденных черт лидерства», которой придерживаются некоторые социологи (согласно ей, человек с определенными задатками лидера независимо от условий всегда останется таким), нельзя не видеть ограниченность противоположной точки зрения – «ситуационной». Ее приверженцы сводят причину появления лидера лишь к той ситуации, перед которой оказывается человек (как бы вынужденный стать лидером), и не учитывают его особенностей и возможностей. Очевидно, правильнее рассматривать вопрос по‑другому: каждая ситуация выдвигает перед потенциальным лидером свои требования, и человек, отвечающий им по своим психологическим особенностям, имеет больше шансов реализовать в этой ситуации свой потенциал (в другой ситуации он лидером не будет, так как она предъявляет к человеку другие требования).

Т. М. Симарева и др. (1979) выявили связь типологических особенностей проявления свойств нервной системы с феноменом симпатии или антипатии педагогов к своим ученикам. Первоначально такая связь казалась случайной. Однако, выяснив, какие качества ценят педагоги в учениках, и сопоставив типологические особенности «любимчиков» и «нелюбимчиков», авторы убедились: первым присущи такие типологические особенности, которые обусловливают терпеливость, настойчивость, трудолюбие; у вторых же имеются те, что не способствуют проявлению этих качеств, ценимых педагогом. Следовательно, и в этом случае связь типологических особенностей с социально‑психологическим феноменом оказалась опосредованной – через волевые проявления учащихся, которые в глазах педагога выглядели отношением учеников к делу.

Связи типологических особенностей проявления свойств нервной системы с социально‑психологическими феноменами могут иметь и сопутствующий характер, т. е. быть по сути ложными. Е. А. Сидоров (1983) установил, что школьники, активные двигательно, более пассивны в общественной работе. Поскольку уровень двигательной активности определяется типологическими особенностями, значит, общественно пассивные школьники имеют сильную нервную систему, подвижность нервных процессов, преобладание возбуждения, а общественно активные ученики – противоположное. Можно было бы полагать, что общественная активность зависит от таких типологических особенностей. В действительности данный вывод ошибочен: он не соответствует реальности.

Во‑первых, выполнение общественных поручений еще не свидетельствует об активности учащихся, о сильно выраженной потребности в общественной работе. Поручения часто исходят от учителя, который придерживается принципа надежности: пусть сделает тот, кто не подведет. Поэтому учитель физкультуры скорее поручит какое‑либо дело школьнику с высокой двигательной активностью из‑за того, что расценивает ее как прилежание на уроке, из‑за того, что школьники с высокой двигательной активностью чаще занимаются спортом.

Учитель‑предметник более часто выбирает для выполнения общественных поручений двигательно пассивных школьников и тоже руководствуется при этом прилежанием тех на уроках; только для него самыми прилежными кажутся двигательно пассивные ученики, т. е. более усидчивые, а следовательно – не нарушающие дисциплину, более внимательные. Но все эти характеристики учащихся связаны с типологическими особенностями (А. Г. Пинчуков), поэтому и выявляются их сопутствующие связи с общественной активностью.

В этом случае социально‑психологический феномен проявляется не благодаря типологическим особенностям, а вопреки им, так как учащиеся, занятые общественными поручениями («активисты»), в действительности могут не обладать высокой потребностью в проявлении активности.

21.4. Учет типов статистических связей свойств нервной системы с эффективностью деятельности и поведением

Пытаясь отыскать проявления типологических особенностей, необходимо учитывать, что статистические связи, обнаруживаемые с помощью корреляций, могут быть разнообразными. Как показано В. С. Мерлиным (1973), соотношения между типологическими особенностями и свойствами темперамента по преимуществу бывают прямолинейными . Это значит следующее: чем более выраженной оказывается какая‑либо типологическая особенность проявления свойства нервной системы, тем выраженнее и свойство темперамента, зависящее от данной типологической особенности.

Однако подобная зависимость не является изоморфной , т. е. психофизиологические показатели темперамента не заменяют физиологические показатели свойств нервной системы. Нельзя, например, по ригидности (трудной сменяемости одних установок на другие) говорить о наличии у человека инертности нервных процессов, поскольку первая (как и другие свойства темперамента) связана с несколькими типологическими особенностями, а не с одной (рис. 21.2, А). (В данном случае – с инертностью, хотя ее роль в проявлении ригидности, как показала Н. Е. Высотская (1975), довольно большая.)

Об ошибке отождествлять проявление типологической особенности свойства нервной системы с какой‑либо психологической особенностью предупреждал еще Б. М. Теплов. Он писал:

 

 

...

…Взаимоотношение между свойствами нервной системы человека и особенностями его поведения и психического склада очень сложно. В понимании этого взаимоотношения особенно опасно руководствоваться легко напрашивающимся словесным параллелизмом. Ведь свойства нервной системы обозначаются словами, которые применяются и к характеристике психических особенностей. Легко напрашиваются такого рода параллели: сильная нервная система – значит, сильный характер, сильная воля; подвижные нервные процессы – значит, подвижный человек, быстрый в движениях, в решениях, в работе. На самом деле параллелизм такого рода между свойствами нервной системы и психическим складом человека нет… Сильный характер складывается по психологическим законам формирования характера, но у разных людей на различной почве при разных свойствах нервной системы ( Теплов Б. М. Новые данные по изучению свойств нервной системы человека // Типологические особенности высшей нервной деятельности человека. Т. III. М.: Изд‑во АПН РСФСР, 1963. С. 5).

 

Думается, это заявление Б. М. Теплова все же излишне категорично. Исследования, проведенные в нашей лаборатории, показали, что «сильная воля» связана с сильной нервной системой, а быстрые решения присущи лицам с подвижностью нервных процессов. Дело, однако, в том, что и «сильная воля», и быстрые решения зависят не от одной типологической особенности, а от нескольких, и какая из них оказала большее влияние, – неизвестно. Соответственно Б. М. Теплов прав, когда говорит о вероятной ошибке отождествления.

Каждая типологическая особенность проявления свойств нервной системы может влиять на несколько характеристик поведения и деятельности людей, – значит, связи свойств нервной системы с психологическими феноменами гомоморфные (рис. 21.2, Б). Однако из этого вовсе не следует, будто каждое свойство нервной системы должно быть обязательно связано с любым психологическим феноменом. В ряде случаев свойства нервной системы бывают нейтральными по отношению к тому или иному психологическому феномену.


Дата добавления: 2015-02-10; просмотров: 21; Нарушение авторских прав


<== предыдущая лекция | следующая лекция ==>
Раздел третий Успешность профессиональной деятельности и свойства нервной системы и темперамента 4 страница | Раздел третий Успешность профессиональной деятельности и свойства нервной системы и темперамента 6 страница
lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2019 год. (0.02 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты