Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



Кавалеристский отряд («Беловодский эскадрон»), сформированный повстанцами в январе 1919 года.




Читайте также:
  1. II семестр – срок сдачи контрольных работ до 1 апреля текущего учебного года.
  2. III Республика во Франции. Специфика Конституционных законов 1875 г. и Конституционных поправок 1884 года.
  3. Quot;3олотая булла" 1356 года. Государственный строй Германии периода олигархии курфюрстов. Особенности сословно-представительной монархии в Германии XIV-XVI вв.
  4. Адвокатура России в период до Судебной реформы 1864 года.
  5. Беда как обстоятельство, исключающее ответственность государства, предусмотрено, например, в статье 98 Конвенции ООН по морскому праву 1982 года.
  6. В декабре 2014 года – январе 2015 года
  7. Венская Конвенция ООН о договоре международной купле-продаже 1980 года.
  8. Вещные права во Французском гражданском кодексе 1804 года.
  9. Внешняя политика до Отечественной войны 1812 года.
  10. Вопрос 31 Первые Романовы, Соборное уложение 1649 года.

Командир Яков Хоружий (стоит в белой папахе с револьвером в руке), комиссар Антон Филоненко (стоит с костылём). Оба погибли в боях с «деникинцами» летом 1919г. За ними на лошадях верхом и на санях - командиры взводов Петров Д., Козюменский В., Чумак П., Сидоренко … и рядовые бойцы отряда. «Эскадрон» более 2-х недель проходил «обучение», а затем вошёл в состав 16-й с. д. КА.

Литвиновский отряд» участников боёв в Беловодске в январе 1919г.

Верховые» - Радченко Степан, Петренко Фёдор, Бондаренко Павел, Лысенко Иван, Кузьменко Тимофей, Мысик Сидор. Стоят - Бутенко Роман, Веселовский Григорий (с гармошкой) и Бондаренко Фёдор.

 

С 17-го по 19-го января 2-я сотня 12-го Донского полка несколько раз атаковала «старобельских партизан», местных «повстанцев» и 2-е роты валуйского отряда возле Деркульского завода, Поповки и Городища. В этих боях погибли бойцы «беловодского эскадрона» и местные «повстанцы»: Николай Новиков, Тимофей и Иван Сулименко, Иван Капша, Макаренко Николай, Добрицкий Иван, Григорий Филоненко, Петр Крупка, Синельник Иван, Коновалов Антон - все жители сёл Поповки, Городища, Третьяковки, Новодеркула и Даниловки. Был ранен (погиб?) комроты «валуйских партизан» Левченко. «Донцы» потеряли подъесаула Федора Зубарина и 6 казаков.

Утром 19-го 3-й пограничный полк и офицерская дружина заняли восточную часть Беловодска (район «Водочной монополии» и «Коваливки»), но бойцы Воронежского полка, где было много латышей и китайцев (!), отбросили «белоказаков» от слободы. «Пограничники» и «дружинники» понесли потери: были ранены поручик Николай Новиков, прапорщик Федор Алескановский, «доброволец» Пономаренко и два рядовых, 12 казаков «пропали без вести» (они были захвачены в плен, затем расстреляны, а их трупы сбросили в р. Деркул). [ 83 ] Начштаба Воронежского полка докладывал командованию: «16 января частями 10-го партизанского полка занят Беловодск. Весь 12-й полк из Купянска переброшен под Беловодск. Полку приказано - во что бы то ни стало взять Беловодск обратно. Силы противника под Беловодском - три полка, офицерская дружина, карательный отряд. Части переброшены из Таганрога и Новочеркасска и имеют артиллерию. Атака под Беловодском была нами отбита. Начштаба Душкевич. Политком Мазалов. 20 января 1919г. г. Беловодск». [ 84 ] В этих условиях командующий «Чертковским боевым районом» генерал А.П. Фицхелауров приказал полковникам Кривову и Мазанкину «занять оборону на линии Чертково – Стрельцовка - Бараниковка - Миллерово. Генералу В.И.Тапилину (командиру 2-й конной бригады 3-й Донской конной дивизии - авт.) держать Марковку». 22-е января стало решающим днем в противоборстве «белых» и «красных» на территории Беловодщины. Еще 20-го и 21-го января казачьи разъезды зафиксировали активную переброску отрядов «красных»: на Городище через Деркульский завод проследовало 500 человек пехоты и 200 конных бойцов, в сторону Бараниковки выдвигались две колоны «красноармейцев». В 16 часов (в сумерках) 22-го января два эскадрона «красной» кавалерии ворвались в Нижнюю Бараниковку, смяли казачью заставу и двинулись вместе с подошедшей из степи пехотой (1500 бойцов при 2-х орудиях) на Бараниковку.



«Красновцы» покидали Беловодщину. Казачий 12-й полк без боя отступил из Бараниковки на хутор Верхний Нагольник. [ 85 ] Вместе с «белыми» эвакуировались в Миллерово и представители беловодских «эксплуататорских классов» : купцы Мягков Петр Васильевич, Семикоз Лазарь Яковлевич, руководители казначейства Николай Павлович Макухин и Федот Филиппович Стукалов, священник Косьмин Сергей Алексеевич, «добровольцы» Воркуев Павел, Михайлов Андрей, Зинченко.., Зеленский.., директор мужской гимназии Паньков и учитель Архангельский.



Беловодский край был «очищен» от «белоказаков» и теперь можно было заняться «зачисткой» территории от явных и скрытых «врагов революции». В Ёвсуге расстреляли священника о.Георгия (Пономарёва) и «гласного» уездного собрания Дмитрия Бабкина. Ещё в первые дни пребывания «воронежских чекистов» в Беловодске разведка «белых», опрашивая бегущих из Беловодска учителей и представителей «непролетарских» сословий, установила, что «красные» объявили мобилизацию для 17-19-тилетних молодых мужчин, проводят аресты и расстрелы, в которых участвуют «чекисты» и латыши. [ 86 ] Большая вероятность, что именно «чекисты» по подсказке местных «большевиков» произвели ликвидацию двух уважаемых среди населения служащих старого режима - управляющего Деркульского конного завода Сергея Леонидовича Носовича, убитого 23-го января (по н.ст.), и старшего лесничего Деркульского лесничества Константина Ивановича Юницкого, вероятно убитого вечером того же дня. Многие годы в литературе и в устных рассказах господствуют «официальные слухи» о причастности к этому преступлению озлобленных на господ мужиков или неизвестных бандитов. Повод для слухов о гибели Носовича назван ранее. О насильственной смерти Юницкого существуют три версии. По одной из них, Константин Иванович был убит и ограблен «десятником» лесничества, который за этот «акт возмездия» оправдывался перед «ревтрибуналом» типичной для того времени фразой - «Я убил врага революции!» [ 87 ] По второй версии, «бандитов» было трое (был слух, что один из них - Демьян Герасименко?), их привез к усадьбе Юницкого поздним вечером житель Третьяковки. Они вывели одетого по-зимнему Константина Ивановича из дома, отвели на сотню метров вглубь лесничества, заставили раздеться и застрелили. [ 88 ] Если все произошло именно так, то это больше похоже на расстрел, а не на бандитский «налет с мокрым делом». Вторая версия убийства К.И.Юницкого была рассказана жителем с. Нижняя Бараниковка С.Яблуненко. Савелий Яблуненко работал у Юницкого и, видимо что-то знал о трагической судьбе хозяина. Он как-то поведал односельчанам, что в январе 1919 года отряд из бывших участников «Беловодского восстания» (жителей сел Поповки и Городища) расправился со старшим лесничим Юницким и управляющим Деркульского конезавода Носовичем как с «золотопогонниками», т. е. офицерами. Это совпадает со свидетельствами Ивана Санжарова о том, что «после восстания сформировался конный отряд, которым командовал Яков Хорунжий. Этот эскадрон принимал участие в ликвидации всех попов и антисоветских элементов». [ 89 ] На первый взгляд, эта версия близка к истине. В те дни отношение к бывшим царским чиновникам и тем более офицерам было однозначно отрицательное. Их просто уничтожали как «социально чуждый пролетарской революции элемент». На такое «праведное дело» крестьян беловодских волостей «воодушевляло», принятое 8-го января «красными партизанами Старобельского полка» воззвание, которое гласило: «Господство капитала умрет вместе с последним капиталистом, помещиком, попом, офицером» (!) [ 90 ] Это был откровенный призыв к «социоциду», т.е. уничтожению людей по признаку их социальной (классовой) принадлежности. Возможно, кто-то из местных «красных кавалеристов» участвовал в «ликвидации классовых врагов» Носовича и Юницкого. Возможно, но никто из них нигде и никогда об этом не вспоминал, хотя многие ветераны гражданской войны хвалились своими «революционными» заслугами. Правда, в 1959 году ветеран партии и комсомола В.Т.Жабко в местной газете опубликовал воспоминания, где утверждал, что «30-го декабря полковник Носович решил отомстить повстанцам и его тоже убили за селом Даниловкой». [ 91 ] Но, во-первых, Василию Тимофеевичу в январе 1919 г. было 15-ть лет отроду и вряд ли он непосредственно участвовал в «акции». Во-вторых, Носович был убит не 30 декабря, а 10 января (по ст. ст.), о чем имеется запись в Метрической книге Николаевской церкви сл. Новодеркул. Видимо не местные «красногвардейцы» осуществили «акт революционного возмездия» в отношении С.Л.Носовича и К.И.Юницкого - этих двух «осколков рухнувшего царского режима». А вот «чекистский след» в этом деле прослеживается в воспоминаниях бывшего начальника Старобельского уездного ЧК Кирилла Шевкопляса, который в январе 1919г. раскрыл в Старобельске контрреволюционный заговор отставного царского генерала, 67-летнего Стоянова Николая Дмитриевича, который будто бы «являлся вожаком контрреволюционных элементов и создал антибольшевистские группы в Беловодске, на конезаводах Деркульском и Стрелецком…( в Беловодске «такие элементы» можно было отыскать, но в конных заводах, кроме управляющего, кто? ну не конюха же !? - авт.) Стоянова застрелил командир взвода УЧК К.Иванченко прямо в кабинете начальника». [ 92 ] Ну а с такими «контрреволюционерами» как Носович и Юницкий, видимо, расправились по месту их пребывания.



Тем более, что Носович был братом «изменника» - Анатолий Носович осенью 1918г. перешел из КА в «Добровольческую армию» генерала А.И. Деникина, да и предшественник Сергея Леонидовича на посту управляющего заводом, генерал-лейтенант Александр Иванович Зданович тоже служил у «белых». Так что ярлык «контра» ему навесить было легко, как и дворянину Юницкому, и обоих придать скорому «революционному суду». Созданные «чекистами» в Красной Армии карательные «политтройки» действовали по шаблону: арест жертвы (как правило, ночью), доставка в безлюдное место и расстрел, предварительно раздев. Но кто они, «анонимные палачи»? Может быть, здесь уместно вспомнить поговорку времён гражданской войны «Не ищи палача, а ищи латыша!». (?) Так «кровавая волна» обоюдного террора накрыла наш край в январе далёкого 1919г. Ужас братоубийства поражал сознание многих. Старобельский ВРК обратился с воззванием к трудовому казачеству Донской области, в котором говорилось «Товарищи, фронтовые казаки! Мировая война кончена, её кончил сам народ, так кончим же и мы нашу гражданскую войну, позорную бойню!» [ 93 ] Увы, боевые действия продолжались. В ночь с 31 января на 1-е февраля 1-я сотня «Мигулинского полка» (сотник Кривулин) и 2-я сотня «Гундоровского полка» (сотник Гавриков) внезапной атакой ворвались в Городище и изрядно потрепали «Старобельский партизанский полк». Это поражение стоило должности командира полка т. Терещенко, которого отправили воевать дальше рядовым , а командиром стал Коваленко Самуил Кириллович. В конце дня «красные», в том числе бойцы «беловодского эскадрона» (командир Яков Хорунжий, комиссар Антон Филоненко) отвоевали село в ожесточенном бою. «В Городище был сильный бой с белыми. Там при помощи местного населения много белых погибли, которых сплавляли под лёд реки Деркул». [ 94 ] Этот бой ещё «аукнется» городищанам в декабре 1942 года.

После небольшой передышки «Старобельский партизанский» (вскоре 11-й полк 13-й А), пополнив ряды беловодчанами, в составе Воронежского полка войск ВЧК двинулся на Луганск. Но удержать дисциплину в пропитанной духом «партизанщины» и насилия рабоче-крестьянской армии было сложно. Набирают силу повстанческий бандитизм и массовое дезертирство. Помощник командующего группой войск Курского направления и 13-й Армии Александр Сидякин (бывший штабс-капитан, затем командарм КА, расстрелян в 1938г.) отмечал в феврале 1919г. , «что часть повстанческих отрядов, не желая нести службу в рядах РККА, разбрелись по селам и хуторам уезда и позволяют себе творить бесчинства вплоть до грабежей и убийств». [ 95 ] Да и некоторые действия новой, советской власти провоцировали крестьянский бандитизм. Беловодчанин Иван Санжаров вспоминал:

«Под Пасху 1919г. в Беловодск прибыли из части ( КА – авт.) Саенко, Тертычный, Безсальный, Билык, Багмут и др. и на 2-й день Пасхи на базаре собрали митинг, на котором Саенко доказывал «гражданам», что ревком запугивает и грабит крестьян, торговцев и купцов-кожевников». [ 96 ] Действительно, ревкому Беловодска (председатель М. Суперека) да и ревкомам других волостей Беловодщины пришлось, выполняя указания командования РККА и Старобельского уездного ревкома, принимать «непопулярные» решения. Еще шли бои с «белоказаками», а командование 1-й Украинской советской армии требовало от беловодского ревкома «прислать 100 человек хотя бы без винтовок, но желательно с командным составом и одним пулеметом и доставить 100 пудов муки и несколько голов скота». [ 97 ] Поэтому военкому Ивану Волкову и его помощнику Николаю Белику пришлось срочно проводить мобилизацию молодежи. Новобранцы – беловодчане зачислялись в ряды бойцов 15-й («Инзенской») стрелковой дивизии (комдив Я. Лацис), 16-й с.д. им. В. Киквидзе (комдив С. Медведовский) и 41-й с.д. (комдив Н. Комаров) Красной Армии. Члену «ревкома» Павлу Вербицкому необходимо было обеспечивать выполнение «продразвёрстки», когда у крестьян безвозмездно забирался хлеб и другое продовольствие на нужды армии и промышленных центров. Одновременно по указанию председателя Старобельского уездного ВРК В.Иванова волостные ревкомы пытались восстановить «законные» органы власти - Советы. Но крестьяне избирали не совсем «лояльных к совдепии» односельчан и большевики параллельно советам стали создавать «ревкомы», которым поручалось выполнение главных заданий: продразверстка и мобилизация. Председателями волостных ревкомов и исполкомов были весной 1919г. Иван Шепель (Городище), Дмитрий Величко (Ёвсуг), Севастьян Гаркуша(Литвиновка), Иван Волобуев(Бараниковка), которые занимались изъятием хлеба у «кулаков и середняков» и созданием «коммунистических» форм хозяйствования в виде «коммун» и сельхозартелей. Считается, что первой коммуной на территории края была «Новая жизнь», созданная весной 1919г. на землях купца Петра Мягкова и использующая рабочий скот и инвентарь, конфискованный у купца Ивана Шапошникова. «Обезглавленные» и фактически разграбленные конные заводы края теперь подчинялись уездному земотделу и его начальнику Голикову, который слал в заводы всякие бумажные указания и ни копейки денег на содержание заводских коллектив и заводских школ. Несмотря на военные действия, процесс обучения детей не прекращался. В довольно сложных условиях функционировали беловодские гимназии (мужской с февраля месяца руководил школьный совет во главе с Буроменским Тихоном Ефимовичем), начальные народные училища и кое-где церковно-приходские школы.

Заведующий отделом образования уездного ревкома Иван Нехороший в марте 1919г. предписывал изъять из учебных планов школ «Закон Божий», собрать книги в брошенных домах купцов и чиновников и использовать их при обучении детей. В это «смутное время» добросовестно трудились на «ниве просвещения» Беловодщины : Валентина Павловна Жуковская и Мария Ивановна Кемарская (Новодеркул), В.Быковцев, Ефросинья Ивановна Коваленко и Анастасия Семеновна Дугина (Даниловка), Мария Михайловна Соколовская и Елена Николаевна Бирюкова (Беловодск), Елизавета Александровна Грирорьева и Александра Васильевна Аристова (Городище), Мария Ивановна Лядская (Бараниковка), Антонина Георгиевна Андреева (Новоливаревка), Бородина…(Литвиновка) и другие. Для содержания школ не хватало денег, педагоги месяцами не получали жалованье и жили за счёт «продуктовых подарков» от населения. И конечно боялись за свою жизнь, ведь шла война и власть менялась как погода. «Большевистское» руководство освобожденных от «белых» Харьковщины и Донбасса в феврале 1919г. пыталось «реанимировать» ДКР. Однако руководство РСФСР отнеслось к этому отрицательно. 17-го февраля В.И.Ленин подписал постановление Совета Обороны: «Просить тов. Сталина через Бюро ЦК провести уничтожение Кривдонбасса» (!) Вот так Ленин отдал Донбасс и Слобожанщину, в том числе Старобельщину и Беловодщину, Украине!! Судьба создателей ДКР была трагичной: Ф.Сергеев (Артём) погиб 24 июня 1921г. при загадочных обстоятельствах, 8 бывших «министров» правительства ДКР с 1931 по 1939 год были расстреляны органами ОГПУ – НКВД. [ 98 ] Вопрос восстановления Донецко-Криворожской республики во время гражданской войны может быть и не был своевременным, но идея собственной республики в крае имела право на жизнь! Вскоре Донбасс и вся Украина вновь были заняты «белыми» - войсками «Добровольческой армии» генерала Антона Ивановича Деникина, который являлся Главнокомандующим Вооруженных Сил Юга России (ВСЮР). 31 мая 1919 года закончился 4-х месячный период «социалистического преобразования» Беловодщины и волости края были заняты «деникинцами». «В середине мая (по ст. стилю – авт.) беловодчане услышали на юге артиллерийскую канонаду, - вспоминал гимназист Тимофей Красношлык, - Красноармейцы отступали. На второй день Троицы снаряды рвались возле Даниловки». Войска 8-й армии «красных» (41-я и 16-я стрелковые дивизии и конница Чистякова) отступали под натиском 3-й Донской казачьей дивизии генерал-майора (с апреля 1919г.) Д.С.Кривова. В последний день мая Беловодск без боя был занят «белыми». Вскоре в слободе разместился «Черноморский» конный полк (командир полковник Е,С,Главче, начштаба ротмистр Н.Христинич). Казаки-«черноморцы» (в том числе добровольцы из города Керчь) говорили беловодчанам: «Вы казаков пускали под лёд, а мы приехали их вытаскивать». [99] Контрразведка «белых» и Старобельская уездная стража («деникинская» полиция) во главе с полковником Антоновым разыскивала участников убийства генерала А.Н.Чаплина, полковника А.И.Лебедева и есаула Свенилкина. Причем офицеры-контрразведчики не искали среди жителей сёл Беловодщины убийц С.Л.Носовича и К.И.Юницкого. Следовательно, они знали о непричастности местных к этой расправе. В начале июня были арестованы жители Новолимаревки Калюжный Иван и его сын Григорий - участники «группы Николая Пелиха», вскоре арестовали служащего (курьера) почтово-телеграфной конторы Ивана Степаненко и бывшего уполномоченного уездного ЧК Андрея Назаренко. Он пришел в Беловодск на разведку, но был опознан и выдан «белым» владельцем «кожзавода» Алексеем Ивановичем Суслей. Следствие установило их активное участие в январских событиях и причастность к убийству управляющего Лимаревского конезавода Чаплина и коменданта Беловодска есаула Свенилкина. Военный трибунал приговорил всех четверых к расстрелу. На расправу их повели в Даниловку и на правом берегу р. Деркул (напротив мельницы Х. Горба) в терновнике расстреляли. Странность поведения «деникинцев» может быть объяснена только одним – в этом месте на реке в марте всплыли тела жертв «Беловодского восстания». В последующие месяцы продолжалось расследование обстоятельств убийства полковника Лебедева и его семьи – был арестован и расстрелян староста Третьяковка Логвин Паталаха, его односельчанин Максим Гнида и житель Городища Ф.Бондаренко. [ 100 ]

Но «белогвардейцы» занимались не только репрессиями. Особое внимание уделялось восстановлению дореволюционных органов местной власти, стимулированию развития частной хозяйственной деятельности, возрождению государственных конезаводов, наведению порядка. Постепенно были восстановлены уездные органы власти (начальником уезда стал господин Витченко), волостные управы и старосты сёл. Уже в июне заработало уездное земское собрание, в котором участвовали и депутаты («гласные») от Беловодщины, все те, кто был избран в апреле 1917-го, но без убитых «красными» К.И. Юницкого и Д.И. Бабкина. Вместо последнего от жителей Ёвсуга участвовал Вишневецкий Василий Филонович. В июле-августе 1919г. на сходах волостными старшинами были избраны: Белик Максим Парфирьевич (Беловодск), Разумный Петр Алексеевич (Бараниковка), Лебедев Митрофан Мартынович (Городище), Корсун Никифор Павлович, который по состоянию здоровья уступил должность Демиду Козлу (Ёвсуг), Мацай Матвей Григорьевич (Литвиновка). Все избранные старшины письменно дали торжественное обещание хранить верность службы генералу А.Деникину. [ 101 ]

Не остались без внимания и хозяйственные вопросы. В докладе «особой» комиссии «О состоянии Харьковской губернии после освобождения от большевиков» отмечалось: «5-ть месяцев власти большевиков и земскому делу, и сельскому хозяйству Харьковской губернии обошлись в сотни млн. рублей и отвернули культуру на десять лет назад… Хозяйствованием большевиков уничтожены почти окончательно 4 государственных конных завода в Старобельском уезде: Лимаревский, Новоалександровский, Стрелецкий и Деркульский». [ 101] Возрождением коннозаводства на Беловодщине непосредственно занимались полковник Шкуропатский Евгений Диамидович и штаб-ротмистр Афанасьев Лев Львоич, резиденция которых находилась в здании администрации Лимаревского конного завода. Летом 1919г. они направили в Полтавский и Екатеринославский конные заводы за жеребцами-производителями Михаила Брюховецкого и Дмитрия Синегубкина. Да и сам Антон Иванович Деникин уделял сохранности конных заводов России должное внимание и предупреждал офицеров своей армии, посягающих на имущество заводов, об ответственности по законам военного времени. [ 102] Можно предположить, что для ознакомления с состоянием конных заводов уезда и выработки рекомендаций по их восстановлению, беловодские заводы посещали бывшие управляющие Зданович А.И и Вилламов Е.А., которые служили в это время в генштабе ВСЮР. Не исключено и посещение могилы С.Л. Носовича его братом Анатолием Леонидовичем, генерал-майором деникинской армии. Кстати, уж он - то мог бы организовать поиск и «наказание» лиц, причастных к убийству своего старшего брата.

После того как главнокомандующий ВСЮР генерал А.И. Деникин признал адмирала Александра Васильевича Колчака «Верховным правителем Российского государства и Верховным Главнокомандующим Русской Армии» и подчинил ему ВСЮР, была объявлена мобилизация в «деникинскую» армию. Учет «военнообязанных 5-ти возрастов» велся волостными управами и прикреплёнными к каждой волости офицерами под общим руководством Старобельскоо уездного военного начальника полковника Е.Д. Тарасова. Желающих было мало, а тех кого «добровольно-принудительно мобилизовали» вскоре сбежали из армии и пополнили ряды дезертиров, которые не хотели воевать «ни за белых, ни за красных, ни за жёлто-блакитных», но стали основной социальной базой «крестьянского бандитизма». Народ надо было убеждать! Пропаганду целей «белого движения» среди населения осуществляли специальные пропагандистские пункты ВСЮР. В Беловодске такой пункт возглавлял земский ученый агроном Василий Максимович Сидякин.

Сотрудники «агитпунктов белых» вывешивали агитационные плакаты, призывали бороться «за единую и неделимую Великую Россию» и жёстко пресекали «самостийницкую агитацию» в сёлах. Август 1919 года стал для некоторых жителей края тревожным, а «для трусливых учительниц, священников и купцов - паническим», что стало следствием успешного наступления «красных» на Харьков. Действительно группа войск КА Южного фронта под командованием бывшего царского генерала Владимира Ивановича Селивачева прорвала в середине августа оборону «белых» и вышла к Купянску, заставив отступать 7-ю бригаду «деникинцев» из-под Харькова и эвакуировать штаб 8-й дивизии из Купянска в Сватово. По уезду поползли слухи о разгроме Донской армии. Часть старобельских и беловодских «буржуев» уехали на Юг, в Ростов и Новороссийск. «Старобельско-беловодская паника» имела и другие последствия. Активизировались банды дезертиров, осмелели «бродячие шайки грабителей и насильников». Так называли «белые» полупартизанские повстанческие отряды крестьян, которые выступали под лозунгом «Смерть панам, жидам и коммунистам!» Да и в самой «добровольческой» началось «разложение». Во исполнение приказа А.И. Деникина о наказании «внутренних врагов белого движения» - грабителей, насильников, мародеров и прочих из числа солдат и офицеров, военные трибуналы карали их самым беспощадным образом. Но в войсках укоренилась мысль, что «война все спишет». Остановить «армейский произвол, эти меры не могли, что сказалось на моральном состоянии и боеспособности «деникинской» армии. В рапорте на имя А.И. Деникина командующий «Добровольческой армии» генерал-лейтенант Петр Николаевич Врангель указывал, что «война обратилась в средство наживы, население стало испытывать на себе ужасы грабежей, насилия и произвола. В итоге - развал фронта и восстания в тылу».

В ноябре 1919г. Красная Армия начала широкомасштабное наступление в южном направлении, что осложнило положение армии генерала А.И. Деникина на Украине. Старобельск , Марковку и Беловодск прикрывал 3-й Донской казачий корпус генерала М. Иванова, входивший в Донскую армию генерала Сидорина. В ноябре 1919 года между Добровольческой армией П.Врангеля и Донской армией В.Сидорина образовался глубокий клин к Старобельску, в который прорвалась «красная» конница Семена Буденного. В своих «Записках» барон П.Н. Врангель ( Пётра Николаевича называли в те времена «чёрным бароном» потому, что он был смуглым брюнетом, так как принадлежал к наследникам рода «арапа Петра Великого» - Ганнибала и был родственником А.С.Пушкина) запишет: « 5-го декабря (18-го по н.ст. – авт.) конница «товарища Буденного» заняла Старобельск и село Ёвсуг. 7(20) декабря донцы бежали, бросая артиллерию, пулеметы и обозы». [ 104 ]

Именно в эти дни 1-я стрелковая бригада (комбриг Федор Нырненко, уроженец с.Титовка, погиб в 1920г.), 137-й Тамбовский стрелковый полк 16-й стрелковой дивизии (комдив Самуил Медведовский) 8-й армии вели успешное наступление на Марковку-Беловодск. 20-го декабря «красные» вошли в Беловодск. 10-я конная бригада полковника Егорова 3-го Донского корпуса «белых» отошла через Деркульский конный завод на юг, в Донскую область.

«Белогвардейцы» покинули Беловодщину навсегда. Вместе с ними ушли жители беловодских слобод, которые не представляли себе жизни при «совдеповской» власти: учитель Соколов Василий, сын купца Бодровникова Александр, братья Воркуевы Иван, Михаил и Павел, агроном Сидякин Василий, начальник почтово-телеграфной конторы Петров Алексей Васильевич (из Беловодска); Андрей Куликов и Стефан Меженский (из Бараниковки), братья Брюховецкие Григорий и Афанасий ( из Новолимаревки ) и др. Всего около сотни наиболее образованных и культурных специалистов разных профессий, которые стали «лишними» и даже «социально опасными» для собственной родины. Некоторые молодые беловодчане: Греков .., Балюга.., Хрипко А., Макухин Е., вступили в «Добровольческую армию» и тоже ушли с «белыми».

В Беловодске и селах края установилась на более чем 70-т лет «власть народная, власть советская».

 

 

 


Дата добавления: 2015-04-04; просмотров: 41; Нарушение авторских прав







lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2022 год. (0.02 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты