Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



То остановить его может только смерть.

Читайте также:
  1. B) это составная часть общественного воспроизводства, отражающая те же стадии (фазы) процесса воспроизводства, но только со стороны движения инвестиционного капитала;
  2. I. в эксперименте может быть вызвано
  3. I. При каких условиях эта психологическая информация может стать психодиагностической?
  4. Lt;variant>может, если обвинитель будет настаивать на обвинении
  5. Melior condicio nostra per servos fieri potest, deterior fieri поп potest (D. 50.17.133). - Наше положение может становиться лучше при помощи рабов, но не может становиться хуже.
  6. N К сожалению, к моменту появления первых признаков заболевания поражение печени может быть уже слишком обширным и серьезным.
  7. Non corpus solum aestimatur, sed potius quanti interfuit (D. 9.2.21.2). -Оценивается не столько врожденная вещь, сколько интерес.
  8. Quot;Наши взгляды как часы - все показывают разное время, но каждый верит только свои".
  9. Quot;Я никогда не думала, что это может случиться со мной".
  10. V. В момент смерти может помочь только Дхарма

(А.С. Пушкин)

Новый, 1920-й год, в нашем крае был мирным отчасти - основные боевые действия велись за пределами Подонцовья, но население Старобельщины и Беловодщины не чувствовало себя в безопасности, ибо гражданская война в нашем крае приобрела характер «крестьянского повстанческого бандитизма». Главными причинами этой новой «пугачёвщины или гайдаматчины» считались война и «продовольственная диктатура» советской власти (конкретно: мобилизация и продразверстка ), которые истощали трудовые и продовольственные ресурсы сельского населения, вызывая недовольство и даже озлобленность всех слоёв трудящихся. Такая политика плодила массовое дезертирство и стимулировала разгул крестьянского бандитизма.

Многие «банды» образовались постепенно из партизанских отрядов времен борьбы с «кадетами» («белыми») или возглавлялись бывшими «красноармейцами». Таким образом «повстанцы» продолжали практику «народного террора», направив его теперь против представителей советской власти. Но не только «продразверстка» как часть политики «военного коммунизма» большевистского правительства была виною происходящего. Видимо, часть крестьянства так втянулось в походно-боевое состояние за эти годы, что остановиться и перейти к мирной хлеборобской жизни в одночасье не могло. «Если мужик взялся за оружие, то остановить его может только смерть!» - утверждал А.С.Пушкин и был прав. К тому же участие в военных действиях и грабежах зажиточных слоёв населения существенно повышало благосостояние крестьян-«повстанцев». И пришлось бывшим «красным партизанам», усевшись в кресла руководителей местных органов власти, «насильем усмирять собратьев по борьбе». В канун нового, 1920 года Старобельский уездный ВРК (председатель В.Иванов) своим приказом упразднил земскую и городскую управы, должности волостных старшин и сельских старост и предписал: « Вместо них на сходах избираются Советы, а там, где нельзя создавать Советы, образуются сельские и хуторские ревкомы». [ 105 ] Так «сверху», явочным порядком устанавливалась советская власть в крае. И «демократичные» советы, и «военно-революционные комитеты» наделялись чрезвычайными, карающими полномочиями и как органы власти на местах образовывались и подчинялись только «вышестоящим» большевистским органам. Теперь бывший «человек с ружьём» стал большевиком – руководителем. В Беловодской волости, с населением более 20 тыс. , исполком совета крестьянских депутатов возглавил Андрей Хорунжий (с 1921г. – Алексей Дяченко). Его заместителями стали Николай Белик и Василий Щербак, начальником волостной милиции назначили Николая Пелиха, военкомом - Зинченко Василия. Сформировались исполнительные органы и в других волостях Беловодщины. В Бараниковской волости (более 17 тыс. человек населения) исполком возглавил Иван Волобуев (с 1922г. – Воротников Лука). В Городищанской ( население почти 20 тыс.), Евсугской (население более 13 тыс.) и Литвиновской (13 тыс. населения) волостях власть осуществляли ревкомы, которые возглавляли председатели Иван Шепель, Семён Снаговский(его в 1921г. сменил Василий Новохацкий), Федор Петренко (с 1921г. – Ткаченко Василий). Вот эта «команда комитетчиков» и несла груз ответственности за всё, что делалось на Беловодщине в те первые годы советской власти. Необходимо было «разоружить» население (за сданную в милицию винтовку давали 800 рублей, а за незаконное хранение оружия могли и расстрелять). А ещё надо было пресекать распространяющееся дезертирство, взять на учет «чуждый новой власти социальный элемент» (бывших чиновников, офицеров, священников, купцов и зажиточных крестьян) и за сотрудничество с «белыми» собрать с них контрибуцию (от 5 до 10 тыс. руб. с семьи). Власть добивалась элементарного санитарного состояния дворов и улиц (за невыполнение - штраф 3 тыс. руб.) и даже запрещала курение в летнее время на улицах (обеспечение противопожарной безопасности). В Беловодске в январе занимались перераспределением жилья (выделяли квартиры для «совдеповских» активистов в 15-ти бывших купеческих хоромах), а покинутый Петром Васильевичем Мягковым дом с мебелью превратили из купеческого в «партийный». Особое внимание уделяла советская власть местам сбора жителей, все вечерние увеселения проводились только с разрешения волостной милиции! [ 106 ] Но самыми главными и сложными оставались вопросы «продразверстки» и борьбы с «бандитизмом». Собирали хлеб для Красной Армии и пролетарских центров пришлые «продотряды», опираясь на информацию и непосредственную помощь местных активистов. Борьбу с дезертирами и бандитами осуществляли местные милиционеры (А. Кондратьев, Ф. Колган, Гончаров…, Попов…, Кропивцев…, Слепцов…) и уполномоченные уездной милиции ( Алексей Слепченко в Городищенской , Яков Харьковский в Бараниковской, Иван Швец в Беловодской волостях). [ 107 ] Но одной экспроприацией и конфискацией народ и армию не прокормишь. Необходимо было организовать производство зерна и другого продовольствия. Для этого восстановили, созданные еще весной 1919г., сельхозкоммуны «Новая жизнь» и «Плугатарь» и организовали Товарищество по совместной обработке земли (ТОЗ) «Проминь» в Беловодской волости. В Городище на землях, отрезанных от церковных владений и угодий Деркульского участка Старобельского лесничества, создали артели «Хлебороб», «Труд», им. Шевченко, в Литвиновке - коммуну «Пробуждение», в Даниловке - «Червоноостровский кут». Так в крае на конфискованных у прежних владельцев землях появились «социалистические сельхозпредприятия». Но производить достаточное количество продовольствия эти коллективные формы хозяйствования не могли. Поэтому продолжалось насильственное «изъятие излишков» у трудового крестьянства. Этим вызывающим недовольство населения и опасным для собственной жизни делом занимались местные «продагенты» М. Арлянкин, А.Еремягин, Г.Мерцалов, А.Слепченко и др. В июне 1920г. Беловодск стал центром 4-го подрайона в уезде и Бараниковская и Городищанская волости теперь подчинялись ему. Ёвсугская и Литвиновская волости вошли в подчинение Новоалександровскому подрайону. Вместе с новым статусом Беловодск и Н-Александровка получили секретарей парткомов : рабочего Бориса Косяка и матроса-балтийца Дмитрия Московского. Таким образом, партия большевиков (коммунистов) брала под персональный контроль все органы местной власти и все их действия.





Исполкомы советов и ревкомы не обеспечивали выполнение заданий «продразверстки» и в июле месяце в советской Украине принимается «Закон о комнезамах» (комитетах незаможних селян - КНС или комитетах бедноты – «комбедах»). Председателями КНС были И.Ткаченко (Городище), А. Калатай (Ёвсуг), И. Пастухов (Даниловка), И. Волобуев (Бараниковка) и др. Бедняцкое меньшинство фактически получило всю власть на селе и должно было переделить земли, помочь «продотрядам» забрать хлеб у «кулака – мироеда», бороться с бандитизмом и безграмотностью. Бороться с безграмотностью сельчан малограмотным активистам было сложно, но еще сложнее - с бандитизмом односельчан. Легче всего удавалось забирать у них зерно и другие продукты, что только множило ряды недовольных советской властью и подпитывало «кулацкие банды». Народный комиссар земледелия УССР Дмитрий Мануильский в июле того же года отмечал: «Мы имеем сторонников в селах среди так называемых «сельских коммунистов» - пьяниц и дармоедов…» [ 108 ]. Такие «кадры» укрепить советскую власть на селе естественно не могли, поэтому надеяться можно было на возвращающихся с фронта «закаленных в боях с контрой» красноармейцев и воодушевленную «революционным романтизмом» молодежь. «Кузницей кадров» для новой власти должен бал стать Коммунистический Союз Молодежи (КСМ), более известный как «комсомол». История возникновения первых комсомольских ячеек на Беловодщине базируется только на воспоминаниях и, конечно, весьма субъективна и изобилует массой противоречий. «Очагом» молодежного движения стала беловодская мужская гимназия, где весной 1920г. «была создана ячейка «сочуствующих»: Макухин Владимир, Дегтярёв Василий, Якунин Иван, Дреевы Семён и Павел, Шульгин Андрей, Лядский Владимир». [ 109 ] В мае того же года в Старобельске при содействии секретаря Укома партии (большевиков) Афанасия Кухтина была создана комсомольская организация (секретарь Никандр Коваль). Член этой организации Георгий Роздымаха содействовал созданию подобного объединения молодежи (ячейки) в Беловодске, но остаётся неясным - когда она организационно оформилась и кто, все-таки, был первым секретарём комсомольской ячейки - Ткаченко Василий или Владимир Макухин? Александр Макущенко (1-й секретарь Беловодского райкома комсомола в 1929 – 1931гг.) утверждал: «В борьбе с бандитизмом в начале 1921г.(!) «родилась» комсомольская ячейка Беловодска, членами которой были Шулика Николай, Новиков Александр, Чернова Анна, Шапошников Дмитрий, Михайлов П.(?), Алексеев Михаил». [ 110 ] Но, это комсомольцы 1922 и последующих годов. Вот то, что борьба с повстанческим бандитизмом содействовала сплочению «коммунистической» молодежи в боевую организацию да ещё и пропитанную юношеским максимализмом, это чистая правда. Эти юноши разного социального происхождения свято верили в «светлое будущее» своей страны и сознательно стали на сторону советской власти в трудную для неё гадину. Формирование «отряда советских работников» и «закладка фундамента» нового социалистического строя в крае происходило в ожесточенной борьбе с собственными согражданами, которые с оружием в руках выступили против «пролетарской диктатуры коммунистов». Вспоминая те годы Б. Косяк отмечал : «Беловодский район с самого начала бандитизма на Старобельщине стал главной базой бандитской деятельности. Такие села как Семикозовка, Литвиновка, Бараниковка и Копани были очагами бандитизма и дезертирства. Бандитизм имел поддержку со стороны кулацких слоев населения». [ 111 ] Ещё бы, ведь до революции «середняки и кулаки», т.е. умеющее хорошо хлеборобствовать крестьяне составляли в крае около 80% населения. Что же касается непосредственно проявлений «крестьянского повстанческого бандитизма» на нашей территории, то попытаемся восстановить хронику событий 1920 - 1921гг. Но начнем с октября 1919 года, когда «крестьянский батько Украины» Нестор Махно направил на Луганщину для партизанской борьбы в тылу «деникинцев» отряды под командованием анархиста Артёма Пархоменко (брата «красного начдива» Александра Пархоменко) и бывшего бойца Старобельского партизанского полка, жителя с. Петропавловки (ныне Петровка Ст.Луганского р-на) Ивана Каменева (Каменюку). [ 112 ] Так на территории нашего края появились «махновцы» и все повстанческие отряды Старобельщины и Беловодщины так или иначе были связаны с армией главного крестьянского «Батьки». До сих пор существует легенда о том, что 2-го февраля 1920г. сам Н.Махно был в Бараниковке и даже крестил крестьянского ребенка в тамошней церкви!? Зима и весна 1920-го прошла в активных боевых действиях против «белых». А затем в нашем крае началась крестьянская «Вандея» (так называлась провинция во Франции, где в период революции 18в. был «очаг крестьянской контрреволюции»). 20 июля 1920г. Иван Каменюка вернулся в Петропавловку и организовал самостоятельный отряд («банду» численностью около 300 сабель при 10 пулемётах и 2-х орудиях). Объединившись с отрядом бывшего милиционера Леонида Терезова (по пьянке убившего начальника Ново-Айдарской милиции Аграновского), Каменюка довел численность «банды» до 2-х тыс. человек. Передвигаясь на тачанках и верхом «мобильный» отряд Каменюки-Терезова за несколько недель разогнал органы советской власти и продотряды на Старобельщине. 27 июля 1920г. эти «петропавловские махновцы» совершили налёт на Беловодск: «зарубили старшего милиционера подрайона Семёна Цыганкова и рядовых милиционеров Кропивцева и Слепцова.

«Повстанцы» захватили здание подрайисполкома ( бывший дом купца Бобровникова более полувека служил районным ведомствам и был снесен в 80-е гг. во время строительства нынешней «Почты» - авт.), разгромили его кабинеты, уничтожили мебель и часть документов, пытались разбить молотом сейф, но не смогли». Каменюка собрал митинг и выступил с «обвинительной в адрес властей» речью, после чего приказал раздать населению «собранные продотрядовцами 3000 пудов хлеба. Утром 28-го «банда» ушла». [ 113 ] Ситуацией воспользовался дезертировавший из КА «галативский атаман» Никита Саенко. Практически весь август 1920г. Беловодск, Семикозовка и Очкуровка находились под контролем его «банды». Молодые активисты (так называемые «сочуствующие» коммунистам) Григорий Ткаченко и Александр Шалимов (выпускник Беловодской гимназии, будущий секретарь Меловского райкома партии) попытались со своими молодыми товарищами создать «ревком», но у Саенко был отряд и все беловодчане негласно подчинялись ему. [ 114 ] Ситуация усугубилась в конце месяца, когда в Старобельском уезде появилась армия самого «батьки Махно», который после кровопролитных боёв с частями Красной Армии на Левобережье, отправился в длительный рейд (от 1200 до 1500 вёрст) через Харьковщину в Донскую область, обходя крупные транспортные узлы и города. 2-го сентября, пройдя Меловатку, «махновцы» вошли в Мостки. Армия «Батьки» насчитывала 5 - 6 тыс. пехоты и кавалерии при 100 пулемётах на 200-х тачанках и 5 орудий. За войском Н. Махно двигались сотни крестьянских повозок, хозяева которых в боях не участвовали, но после взятия города активно его грабили. Нагрузив свои «фургоны» чужим добром, крестьяне возвращались домой, где поднимали чарки за здоровье своего «батьки». Старобельское начальство не верило слухам - «Махно в нескольких километрах от города» и на следующий день только чудом спаслось от «сабель анархистов».

 

Этот снимок группы вооружённых людей, одетых явно не для зимней стужи и рассевшихся на траве, почему – то озаглавливают интригующе - «Махно в Бараниковке. 2. 02. 1920г.» (!?) Старобельские «краеведы» относя это фото к сентябрю 1920г., когда «махновцы» три дня пребывали в городе. Что более достоверно. Несомненно одно, перед нами бойцы времён гражданской, которых можно назвать «повстанцами», «бандитами», «махновцами» и даже «красноармейцами». В то «смутное» время наши взрослые земляки как раз и находились в рядах подобных отрядов.

 

Третьего сентября 1920г. «махновцы» заняли Старобельск и за три дня пребывания разгромили все советские учреждения, убили 15 коммунистов и 23 красноармейца, захватили 48 тыс. патронов, «разграбили продсклады» (раздали населению более 20 тыс. пудов хлеба) и «конфисковали» 22 млн. рублей в уездном казначействе, 15 вагонов кожи и 50 тыс. аршинов мануфактуры. [ 115]

6-го сентября армия Махно через Марковку, Беловодск и Бараниковку двинулась на Дон. «Махновцы» по дороге не только расправлялись с «комбедовцами» и «продотрядовцами», но и бесцеремонно грабили население. Один из отрядов «махновцев», двигаясь на Луганск, 7-го сентября под Петропавловкой вступил в бой с 15 красноармейцами и Старобельским кавалерийским отрядом Зеленцова. В этом бою участвовал комсомольский актив уезда (Н.Коваль, Г.Роздымаха, В.Макухин, А.Шалимов, А.Гончаров), который перевозил в Луганск «ценности и документы». Владимир Макухин был зарублен «махновцами», остальные комсомольцы попали в плен, но по счастливой случайности им удалось бежать. [ 116 ] Появление отрядов Н. Махно активизировало действия местных «повстанцев»: Каменюка и Терезов контролировали всю юго-западную Старобельщину, Кирьян Волох «промышлял» возле Сватово, «Цап Мыкола» - возле Старобельска, Захар Тяпка терроризировал Осиновскую волость (ныне Новопсковский район), в Марковку вошли отряды «анархо-братвы» Вараввы и Колесникова. Ну а Беловодщину контролировали свои «народные герои» (некоторые из бывших красноармейцев): Семикозовку - атаман Данило Гавриш, Беловодск - Никита Саенко, Лимаревку - Павло Шпак, Бараниковку и Н-Бараниковку - Иван «Блоха», Литвиновку - Никифор Кузьменко, Брусовку и Шуликовку - «атаманы» Засько и Кокун. Осенью 1920г. многие советские активисты перешли на нелегальное положение и «пребывали в подполье» более 50 дней (!) - вспоминал бывший председатель Новолимаревского совета Яков Половник. [ 117 ] Эти «крестьянские банды» состояли вовсе не из представителей «кулачества», как утверждалось многие годы. Основной контингент повстанческих отрядов составляли бывшие красноармейцы, ставшие дезертирами, количество которых весной-осенью 1920г. исчислялось сотнями. Только в Литвиновской волости их насчитывалось более 250 человек. Почти 60 из них находились в отряде Каменюки, более 2-х десятков - у Саенко. [ 118 ]

В конце сентября Беловодщина пережила еще один визит Нестора Ивановича, который пройдя по станицам Донской области, свою армию существенно не пополнил (обескровленный гражданской войной и «расказачиванием» Дон «затихал»). Махно повернул назад и двигался через Старобельщину на Екатеринославщину (в Гуляй-Поле). С черным знаменем, на котором устрашающе «красовались» череп и кости и белели лозунги «Анархия - мать порядка!» и «Казнь и смерть всем советским работникам!» армия «батьки Махно» 27 сентября 1920г., пройдя южнее ст. Чертково, вышла к Стрелецкому конному заводу. Н.Махно возвращался на Украину, обдумывая предложение командующего Южного Фронта Красной Армии М.Фрунзе о заключении «союза» против барона П.Врангеля. Нестор Иванович не очень верил в искренность «красных командиров», но необходима было «передышка» - открылась рана на ноге и ему требовалась операция. Утром, 28 сентября, Н. Махно оставил Стрелецкий завод и двинулся на Беловодск. Передовой отряд «махновцев» возле Новолимаревки наткнулся на группу беловодских активистов. В скоротечном бою «махновцы» зарубили члена исполкома Василия Щербака, зам. начальника милиции Николая Пелиха, продагента Петра Удовиченко, их помошников Данилу Уланова и Василия Дегтярёва, ранили председателя исполкома Андрея Хорунжего и еще несколько человек. [ 119 ] В полдень основные силы Нестора Махно без боя заняли Беловодск. Начштаба «махновской армии» Виктор Белаш по телеграфу связался с Харьковом и через начальника Особого отдела Южфронта Василия Манцева (в последствии председателя ЧК и наркома внутренних дел УССР) передал Михаилу Фрунзе согласие Махно на «перемирие с КА». 29-го сентября в 13 часов дня из Харькова в Беловодск пришла телеграмма. Это был текст, подписанного М.Фрунзе приказа №5, в котором он приостанавливал боевые действия против «махновцев» и предупреждал Старобельский уездный ревком о «замирении» с Махно. [ 120 ] В тот же день из Беловодска в Харьков на переговоры с советским командованием отбыли «батькины» командиры Василий Куриленко и Дмитрий Попов. Трое суток Нестор Махно пребывал в Беловодске. По одним данным проживал «батько» в «доме Кузьменко» (угол ул. Шевченко и Р.Люксембург) на «Шпотовке», по другим в «доме Воркуева» (ныне «магазин Гаркавца»), «стол» главному анархисту Украины накрывало местное купечество, обслуживал Костя Семикоз. Махно ездил по слободе на тачанке в сопровождении адъютанта Гаврилы Василевского и некой беловодчанки Груни.(?) Пребывание Махно - свидетельствовали очевидцы - «парализовало общественную жизнь, установилось безвластие. Советские и партийные работники или уехали, или скрывались. Власть перешла к людям с оружием - молодёжь «упражнялась» в стрельбе. Вместе с вечерними песнями раздавались залпы из «наганов» и «обрезов». Свирепствовал произвол, были грабежи. Самогон продавался открыто». [ 121 ] Своим грозным видом «махновцы» нагоняли страх на жителей слободы. «Они были просто увешаны оружием. На ремнях через плечи висели по два револьвера, у многих третий, как правило, был за поясом. Обязательно у каждого была сабля и винтовка. Патроны носили в карманах. С патронами у них было бедновато, поэтому они орудовали саблями». [ 122 ] Небольшие отряды «махновцев» направились в Деркульский, Новоалександровский и Лимаревский конные заводы, но «поживиться» там практически было не чем. 30-го сентября вся «махновская рать» двинулась на Старобельск, где 1-го октября уездный ревком вывесил «приказ №6», в котором обязывал все органы советской власти на местах и жителей города встречать армию Н.Махно «торжественно, доброжелательно относиться к махновцам и мирно с ними сосуществовать»(!).

Приказ №6 подписал председатель ВРК «т. Маракулец». Его жена Елизавета – уроженка Беловодска, в своих воспоминаниях 1967г. утверждала, что она, 19-летняя девушка, от имени Старобельского ревкома вела переговоры (?) с Нестором Махно, чем вызвала у него удивление. А удивляться было чему. Когда 1-го октября армия Нестора Ивановича вступала в Старобельск как «союзница» Красной Армии, в городе практически не было ни одного советского работника (они хорошо помнили первый «визит» махновской братии и заблаговременно скрылись). Пришлось в приказном порядке 2-го октября возвращать их на рабочие места. [ 123 ] После «замирения» на Старобельщине наступило успокоение - бандитизм на несколько недель затих. В уезде восстанавливались советские органы власти. «Банды» не проявляли активность и даже стали являться на регистрацию дезертиры! Тем временем, 2-го октября 1920г. переговоры в Харькове, которые вели В.Куриленко и Д.Попов с М.Фрунзе, С.Гусевым и венгерским коммунистом-интернационалистом Бела Куном, завершились подписанием «союзнического договора». По условиям соглашения махновская конница численностью 3,5 тыс. сабель во главе с командирами Семёном Каретником, Петром Гавриленко и Алексеем Марченко направилась на фронт и участвовала в захвате Крыма. Не одобряющие союз с «красными» командиры Фоменко, Петренко, Бондаренко и Каменев ушли со своими отрядами от «батьки». В.Белаш позднее напишет: «от Беловодска до фронта наша армия таяла». Сам Н.Махно был прооперирован известным в городе хирургом Василием Ивановичем Диденко и, проживая в доме бывшего уездного главы В.Буткова, пробыл в Старобельске две недели. [ 124 ]

Армия Н.Махно покинула наш край, но «махновщина» осталась! Поэтому в уезд для борьбы с бандитизмом прибыла 2-я кавалерийская дивизия бывшей 8-й армии (комдив Кисилёв). Позднее о тех тревожных днях очевидец рассказал: «15 октября прибыл в Беловодск отряд Кисилёва. Окружили базар на Николаевской площади. Задерживали всех мужчин, кто был без документов. Дезертиров отправляли в армию, бандитов «тройка» расстреливала. Оружие изымалось. Восстановив Советскую власть, отряд уехал». [ 125 ] А через две недели, 31-го октября в воскресенье в Беловодск ворвалась «банда» И. Каменюки численностью 700-800 всадников. Военком Василий Зинченко успел предупредить секретаря парткома Бориса Косяка о налете (военкомат находился на 1-ом этаже «дома Дугина», а партком - напротив, в «доме Мягкова»). Косяку удалось через огороды уйти на «Галушкивку», а Зинченко пытался скрыться в камышах р.Деркул, но бандиты заметили его. Василий дважды выстрелил из «нагана» по преследователям, но револьвер дал осечку и 25-летний военком был схвачен. Бандиты повели его в штаб на Шпотовке («дом Кузьменко»), где допрос вел сам атаман. Ничего не добившись от пленного, Каменюка приказал своим хлопцам - «Сбрить голову!». Зинченко вывели во двор усадьбы и отрубили саблей голову. Так погиб один из активных участников «Беловодского восстания». [ 126 ]

Наступила зима, но накал местной гражданской войны не спал. Новый военком Беловодщины Павел Заморов и начальник милиции подрайона Пётр Коваленко собрали отряд смелых и лояльно относящихся к власти мужчин. Отряд арестовал несколько дезертиров, но их родственники, угрожая самосудом, «отбили» арестованных. Прибывшие 3-го декабря в Беловодск из Старобелска для проведения «недели помощи Фронту» комсомольские активисты Георгий Роздымаха и Семён Дреев. Они так описали своё пребывание - «Многие сёла заняты бандитами. Собрания крестьян провести не удалось. Ночью банда Саенко пыталась захватить уполномоченного УЧК Артёма Дейнеку, который отстреливался от нападавших. Несмотря на такую обстановку удалось собрать беловодских «кожевников» и закупить 100 пар сапог для бойцов КА». [ 127 ]

По разному вели себя люди в условиях разгула бандитизма. Беловодчанин Кирилл Уманский из отряда Заморова 10 декабря во время скоротечного боя был схвачен «бандитами» Саенко. «Повстанцы» рубанули бойца саблей по голове, но он раненый в 20-ти градусный мороз бросился в прорубь р.Деркул и чудом спасся. Сергей Семикоз, будучи председателем сельсовета, связался с «бандой» Гавриша и «грабил односельчан изощренным способом - подавал списки заложников за связь с бандитами Особой «тройке» 2-й кавдивизии РККА, которая вела борьбу с бандитизмом, а затем за выкуп («взятку») освобождал заложников». И всё же был «расстрелян бандитами» (получил пулевое ранение в нижнюю челюсть), но остался жив. [ 128 ] Старобельский уездный ревком пытался воздействовать на ситуацию. 20-го декабря на своём заседании ревкомовцы принимают решение: «За участие в шайках бандитов, за укрывательство их, а также за сокрытие оружия и оказание активной помощи бандитам виновных лиц расстреливать на месте, а их имущество конфисковать полностью». [ 129 ] Но даже такие жесткие меры власти не могли остановить «крестьянскую анархию». Через несколько дней после обнародования этого грозного решения, отряд Каменюки совершил рейд по Беловодщине - занял Новоалександровский конный завод и Ёвсуг. По дороге зарубили беловодского «продагента» Сафонова, председателя КНС Новодеркула Ивана Пастухова, которому удалосьь выжить, и его сестру Анну. 27-го декабря «банда» Каменюки (численностью 200 сабель при 3 орудиях и 2 пулемётах) заняла Литвиновку и Брусовку.

Часть жителей волости вступили в отряд атамана и передали «бандитам» 40 винтовок. Этот факт позволил председателю Старобельского УВРК Мальванову причислить Литвиновку к главным «очагам бандитизма» в уезде. В предновогоднюю ночь совместными усилиями бойцов 2-й кавдивизии, добровольцев отрядов Зеленцова и Заморова банда была выбита из слободы. «В бою было убито 20 и задержано 50 бандитов, последних расстреляли». [ 130 ]

1921-й год стал одновременно и настоящей «вакханалией», и «закатом бандитизма» на Старобельщине и Беловодщине. 15-го января был опубликован приказ №4 «Полевой Опер-Тройки» по Старобельскому уезду, в котором говорилось следующее:

«ПОТ» призывает! В целях уничтожения бандитизма в пределах Старобельского уезда во всех сёлах и хуторах немедленно организовать самоохрану в следующем порядке: каждое село или хутор обязаны с наступлением темноты выставлять караулы из 7-ми человек на дороге, выходящей из села или хутора и проверять документы у всех въезжающих. На каждой улице должны ходить дозорные по 2 человека. Всякое хождение по селу или хутору с наступлением темноты запрещается. Председатели сельисполкомов должны немедленно собрать сходы граждан и объявить этот приказ населению. За всякое неисполнение настоящего приказа виновные в этом лица будут немедленно расстреляны.(!) [ 131 ] За невыполнение данного приказа или за «связь с бандитами» в начале 1921г. «Тройка Особого отдела 2-й кавдивизии расстреляла жителей Новодеркула Деревянкина Петра и Лихачева Семёна, а ГубЧК - беловодского милиционера Помазана Фёдора (в 1992году, т.е. через 70-т лет они были реабилитированы). [ 132 ] Бандитов приказы не останавливали. 30-го января 1921г. в Беловодск вновь ворвалась «банда» Саенко (50 человек). «Повстанцы» зарубили милиционеров Николая Билокура, Григория Головина и Василия Молотка, разграбили казначейство и разгромили библиотеку(?). Затем на «Базарной площади» Саенко и его «гости» - атаманы Гавриш и Колесников, провели «разъяснительный митинг». [ 133 ]

 

 

Беловодчанин И. Украинский озаглавил этот рисунок «Махновцы». Он не был свидетелем пребывания Н. Махно и его отрядов в Беловодске. Со слов очевидцев, которые в 1920 – 1921 году пережили несколько посещений слободы «махновцами» (так в то время называли всех повстанцев), он, вероятно, запечатлел «визит» в Беловодск атамана Никиты Саенко в январе 1921г.

 

Власть и местная, и центральная всё отчётливее понимала, что одними репрессиями «крестьянский повстанческий бандитизм» не искоренить. Необходимо отменять «продовольственную диктатуру» на селе. Правящая Коммунистическая партия (большевиков) во главе с В.И. Лениным, учитывая негативный опыт «белых» в отношении крестьянства («Белое движение» погубил земельный вопрос - считал генерал Антон Деникин), весь февраль и часть марта 1921г интенсивно обсуждала вопрос замены продразвёрстки продналогом. Эта тема была центральной и на состоявшемся 16-го февраля в Беловодске съезде сельисполкомов, комнезамов и посевкомов 4-го подрайона. Председательствовал на съезде врио. предревкома Степан Василенко, доклад «О текущем моменте» (холоде, голоде и бандитизме) сделал Андрей Хорунжий. О борьбе с бандитизмом в уезде сделал сообщение представитель 2-й кавдивизии т.Зеленцов. Обстановка в крае была сложной. По данным уездной милиции население относилось к «своей рабоче-крестьянской» власти в основном «безразлично», иногда «сочувственно» и даже «враждебно». [ 134 ] Такое недоброжелательное отношение «сужало» социальную базу советской власти на селе. В марте 1921г. продразвёрстка как главный элемент «продовольственной диктатуры политики военного коммунизма большевиков» была отменена. Но ликвидировать «крестьянский бандитизм» в одночасье этот акт советской власти естественно не мог. Местная гражданская война продолжалась. 3-го марта «шуликовский атаман» Кокун во дворе «кулака» Скрыпника зарубил литвиновскую активистку Дарью Ткаченко (Гончарову). [ 135 ] В районе х. Царёвка (ныне Новолимаревка) дествовала «банда» Павла Шпака (10 человек), которая при поддержке местных крестьян «неоднократно подвергала грабежу Лимаревский конный завод». [ 136 ] Видимо, «повстанцы» Шпака убили первого комсомольского активиста Новолимаревки Григория Чижму. Вступивший 4-го марта в должность председателя ревкома Беловодского подрайона Алексей Дяченко потребовал от местных партийцев «активизировать борьбу с бандами Каменюки, Саенко и Гавриша». В это время на Харьковщину для борьбы с «повстанцами» прибыл 1-й Туркестанский интернациональный (50% его составляли венгры и немцы) стрелковый полк (командир Я.Варга). В Старобельский уезд был направлен кавалерийский отряд этого полка под командование Соколова. Боевые действия местного значения возобновились с большей интенсивностью. 11-го марта отряды Каменюки и Саенко ворвались в Беловодск, но встретили отпор бойцов «сводного отряда» Заморова и отошли к Ёвсугу. Здесь 13-го числа «банда» Каменюки попала под «сабельную атаку туркестанцев» и ушла в сторону Петропавловки. Отряд Саенко 30-31 марта был окружён возле Семикозовки и понёс значительные потери. «Атаман» Никита Саенко застрелился, его «товарищ по борьбе» Данило Гавриш укрылся с остатками «банды» в лесных урочищах «Алексинского кута». Под Пасху возле Царёвки окружили Шпака, который тоже застрелился, а 3-х его «товарищей» расстреляли. В отчете ВРК подрайона А. Дяченко не только указал первые успехи в борьбе с «повстанцами», но высказал пожелание «иметь в Беловодске гарнизон численностью 150-200 человек при 2-х пулемётах». [ 137 ] Но борьба с «повстанцами» шла с переменным успехом. Весной 1921г. в уезде появилась своя «атаманша Маруся», отряд которой насчитывал 12 бойцов на двух тачанках при одном пулемёте. (Многие местные краеведы до сих пор путают эту «Марусю» со знаменитой «анархистской Жанной Дарк» Марией Никифоровой, которая ещё в 1908г. в Старобельске убила полицейского урядника и получила за этот акт терроризма 20 лет каторги, после революции создала в Елисаветградском и Александровском уездах Херсонской губернии отряд, истребляла «белых» и была расстреляна 29 августа 1919г. в Симферополе «деникинской» контрразведкой. - авт.) В начале апреля отряды Каменюки и «Маруси» совершили дерзкий налёт на Старобельск и убили несколько красноармейцев, милиционеров и советских работников, в том числе секретаря Укома КП(б)У Петра Нехорошева. [ 138 ] Советские органы власти стали применять «гибкую» тактику в борьбе с «крестьянским бандитизмом» : перестали безвозмездно изымать хлеб и ввели посильный для крестьян продналог, объявили амнистию «бандитам», но стали вести более решительно и беспощадно военные операции против «банд». Руководство губернии оказало уезду необходимую «кадровую» помощь. Приказом ДонГубЧК №19 от 19 марта 1921г. председателем Старобельского уездного ЧК был назначен молодой, 23-летний и энергичный Дмитрий Медведев (будущий Герой Советского Союза и автор книги «Сильные духом»). На этой должности он пребывал до 5-го сентября 1921г. За несколько месяцев под руководством и при непосредственном участии Д.Медведева в Старобельском уезде было ликвидировано 15-ть банд. За это Коллегия ВУЧК наградила Дмитрия Николаевича золотыми часами. [ 139].

28 апреля 1921 года уездная газета «Красный пахарь» опубликовала воззвание Старобельского УВРК «Всем группам, отрядам, выступающим против Советской власти», в котором призвал «бандитов» до 15 мая одуматься, сдаться властям, которые гарантируют сохранение жизни, раскаяться и загладить свою вину усиленным трудом. В противном случае «рука пролетариата беспощадно вас покарает». Часть «повстанцев» не поверили «гарантиям» ревкома и продолжили борьбу. Всего весной 1921г. сдалось 54 «бандита», в том числе несколько наших земляков. 6-7 мая уездный кавотряд Зеленцова под Петропавловкой серьёзно «потрепал банду Каменюки», которая потеряла убитыми 50 человек и «разбежалась в разных направлениях». [ 140 ] 7-го мая 1921г. в Беловодск неожиданно прибыл Д. Медведев с «чекистами» и прямо на собрании беловодской партячейки арестовал весь актив подрайона: председателя ВРК А. Дяченко, секретаря парткома Б. Косяка, военкома П. Заморова, членов ревкома Ф. Бородина и Я. Половника. Оставив исполнять обязанности предревкома Ткаченко Григория, Медведев отбыл с арестованными в Старобельск. Власть в подрайоне была на время «парализована». 8-го мая в «Церковном» лесу «брусовский атаман» В. Засько зарубил председателя комнезама сл. Брусовки Ивана Клепку. 12-го мая Старобельский ВРК своим решением оценил действия «главного чекиста» уезда Д. Медведева по отношению к беловодским товарищам как «деморализующие всякую советскую и партийную работу». Арестованных отпустили, а Медведеву «поставили на вид». [ 141 ] 14-го июня Каменюка, восстановив свой отряд (700 сабель, 2 орудия и 10 пулемётов), напал в Алексеевке на продотряд и отряд «самообороны» Лысенко. В тяжелом бою погибло 32 продотрядовца и сопровождающих, в том числе секретарь уездного комсомола Н. Коваль. «Бараниковские повстанцы» Ивана «Блохи» убили председателей комнезамов .Бараниковки И. Волобуева и Новолимаревки Ф. Прибытко, председателя артели Д. Кувичку, комсомольцев Ивана Колокольцева, Марию Ефанову и Нину Еремягину. В одну из летних ночей они попытались захватить продагента А. Еремягина, который ночевал в Новодеркуле в доме Гладкова Василия Яковлевича. Еремягин отстреливался, убил одного из нападавших. На рассвете банда ушла. [ 142 ] Власть привлекла для решительного наступления на бандитизм добровольные формирования (коммунистов и комсомольцев) и войска. 19-го июня нарком ВД УССР Чайковский издал приказ о создании под руководством милиции в населённых пунктах отрядов «самообороны», вооруженных «трофейным» оружием, и при содействии комнезамов в обеспечении их питанием. [ 143 ] В волостных центрах и некоторых сёлах Беловодщины создаются отряды «ЧОН» (части особого назначения): в Беловодске отряд численностью 75 человек, командир П. Заморов; в Городище - 30 человек, командир А. Соколов (после его гибели Т. Добрицкий); в Литвиновке - 22 человека, командир Л. Басня; в Новолимаревке - 25 человек, командир Я. Половник. Для судебного разбирательства со всякого рода преступлениями в Беловодск назначен «народный судья» М.П. Суперека. Борьба с «крестьянским бандитизмом» в крае переходит в решающую фазу. 24-25 июня 1921г. в результате совместной «операции» бойцов 14-го стрелкового полка КА во главе с Баклушинским и 16-й Богучарской бригады ВЧК Кондратьева в Бараниковке был убит Иван «Блоха» и несколько его хлопцев. [ 144 ] 12-го августа того же года на х. Крепи отряд начальника тыла Станицы Луганской Стехина разбил банду из 7-ми человек и взял в плен «атаманшу Марусю», жительницу х. Верхне-Минченково. [ 145 ] Весьма большая вероятность того, что в августе через наши степи проследовали, возвращающиеся из очередного рейда на Дон и в Поволжье, где свирепствовал голод и тиф, остатки армии Нестора Махно. Небольшой отряд «махновцев» (не более 200 всадников), двигаясь степными дорогами и ярами, наткнулся недалеко от Городища на «Титовский» продотряд (36 красноармейцев), который имел один пулемёт, но мало патронов. «Махновцы» изрубили всех (сначала тела погибших похоронили на территории коммуны им. Шевченко, но в 1957г. перезахоронили в центре Городища). [ 146 ] «Народная борьба с советами» постепенно прекращалась. Начался исход «повстанцев» из отрядов. Через несколько лет на учете в районной милиции состояло около 30 бывших «махновцев» (так называли жители всех, кто был в бандах Каменюки, Саенко, Гавриша, Блохи). В сентябре в Беловодск прибыл зам. председателя Старобельского ВРК Владимир Кравцов, который через объездчика Прохора Чумака связался с «атаманом» Данилой Гавришем и уговорил его сдаться. Гавриш был амнистирован и даже назначен зам. начальника милиции. В ноябре 1924г. газета «Красный пахарь» сообщала, что в Беловодске «задержана банда (14 человек) вместе с главарём (бывшем атаманом) Гаврышем, на счету которой 9 вооруженных ограблений». [ 147] Гавриша судили, после отбытия наказания он вернулся в Беловодск, где скоропостижно скончался. В ноябре 1921г. в районе с. Осиново возле г. Шахты (Россия) банда Каменюки была окружена и разбита, «атаман» был убит и его труп привезли в Старобельск на опознание. Операцией руководил, переведенный на работу в Шахты, начальник уездного ЧК Дмитрий Медведев. [ 148 ] К концу 1921г. с «крестьянским повстанческим бандитизмом» было покончено. Жертвами этой братоубийственной бойни стало не менее 6 тыс. человек (по три тысячи с обеих сторон) - жителей Старобельского уезда. [ 149 ] В том числе в Литвиновской волости было убито 21 «бандита». Но «конвейер мести продолжал множить смерть сограждан». 24 декабря 1921г. репрессивная «тройка» Литвиновского волисполкома расстреляла возле земской школы 64 односельчанина - бывших дезертиров и подозреваемых в бандитизме. В 1922г. были арестованы и расстреляны «литвиновско-брусовские атаманы» Кузьменко, Засько и Кокун. [ 150 ] Наконец кошмары гражданской войны в нашем крае закончились. Надо помнить, что во время мировой и гражданской войны погибли миллионы граждан бывшей империи, в том числе около тысячи наших земляков. Многие из них сознательно ввязались в кровавую схватку и сложили свои головушки за «правое дело и светлое будущее». Однако, из горнила братоубийственной бойни «победители» вышли с доминирующей в их сознании идеей неотвратимости революционного насилия.

Этой идеей было пропитано все новое общество. «Горячая» гражданская война окончилась и на смену пришла «холодная». Всё глубже в строящемся социалистическом обществе пускали корни «классовая бдительность и революционная нетерпимость к врагам народа». К этим моментам нашей истории мы обратимся в следующей главе. А закончим эту главу о «племени вояк во времена лихие» еще одним фактом бандитизма на Беловодщине. В октябре 1924г. состоялся «красный суд» над «Скоково-Кривоносовской уголовной бандой», которая с декабря 1922 по сентябрь 1923 года терроризировало население Ёвсугского района вооружёнными набегами, ограблениями и кражами. В банде состояли Кривонос Филипп (уроженец Литвиновки, член «банды» Саенко, амнистированный в 1922г.), Войтенко Максим, Резник Тихон, Гончаров Тимофей и Неклюенко Петр. Банду создал Иван Скоков, которого не удалось арестовать. Суд приговорил Кривоноса, Резника и Неклюенко к расстрелу, остальных к разным срокам тюремного заключения. [ 151 ] После окончательной ликвидации «крестьянской анархии и бандитизма» актив новой власти приступил к восстановлению разрушенного длительной войной края. А затем и к интенсивному строительству социализма. Это был длительный и не менее драматичный период нашей истории. Накануне 50-летия Октябрьской революции, советская власть вспомнила о «героях революции и гражданской войны» и наградила их высокими правительственными наградами. Награждены орденами и медалями были и 49 ветеранов «революции и гражданской войны» Беловодщины. [ 152 ]

 


Дата добавления: 2015-04-04; просмотров: 84; Нарушение авторских прав


<== предыдущая лекция | следующая лекция ==>
Кавалеристский отряд («Беловодский эскадрон»), сформированный повстанцами в январе 1919 года. | Список источников (ссылок) к главе 4-й.
lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2018 год. (0.022 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты