Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



ДЕМОКРАТИЧЕСКИЕ ДВИЖЕНИЯ 1 страница




Читайте также:
  1. B) это составная часть общественного воспроизводства, отражающая те же стадии (фазы) процесса воспроизводства, но только со стороны движения инвестиционного капитала;
  2. D. Қолқа доғасынан 1 страница
  3. D. Қолқа доғасынан 2 страница
  4. D. Қолқа доғасынан 3 страница
  5. D. Қолқа доғасынан 4 страница
  6. D. Қолқа доғасынан 5 страница
  7. D. Қолқа доғасынан 6 страница
  8. D. Қолқа доғасынан 7 страница
  9. D. Қолқа доғасынан 8 страница
  10. D. Қолқа доғасынан 9 страница


 


6. ФЕРМЕРСКИЕ СОЮЗЫ

Рассмотренные течения не исчерпывают всего разнообразия социаль­ного брожения в США в 1900-е годы. Прогрессивное движение, как мы видели, было движением городских слоев, но выступали и фермеры xотя их выступления развивались в чисто экономическом плане. Как писал советский историк Е. Ф. Язьков, начало XX в. застало фермерство «чрезвычайно слабо организованным в политическом отношении»52 После спада популистского движения конца XIX в. только союз грейнд-жеров еще продолжал существовать, но в 1900-е годы он окончательно превратился в консервативно настроенную организацию крупного фер­мерства, отрицательно относившегося к рабочему движению и считавшего «ненужной» классовую борьбу. В 1907 г. на съезде грейнджеры приняли резолюцию, в которой потребовали применения жестких мер против «на­рушителей закона», а таковыми, по мнению членов грейндж, были все бастующие рабочие.

Однако гнет монополий, испытываемый крупным фермерством, хотя и в меньшей степени, нежели средним и мелким, вызывал протест грейнд-жеров. Они выступали с требованиями регулирования железнодорожных тарифов, реформы налоговой системы, усиления антитрестовского зако­нодательства, ассигнования средств на агротехническое образование и др. Антимонополистические выступления грейнджеров неизменно сопровож­дались откровенной защитой капиталистической системы, ее основы — частной собственности и грубыми выпадами по отношению к рабочему классу.

Консерватизм грейнджеров отпугивал основную массу фермерского населения, для которой гнет монополистических объединений представ­лял реальную угрозу существованию. Мелкие и средние фермеры стре­мились к непосредственному улучшению своего экономического положе­ния. С этой целью в противовес устаревшим союзам грейнджеров они образовали новые союзы. В 1902 г. возникли первые местные организа­ции фермеров в Техасе, а в декабре 1905 г.— общенациональный Фер­мерский союз во главе с Ч. Барретом. В отличие от грейнджеров Фер­мерский союз симпатизировал рабочему классу. Его представители вы­сказались в пользу объединения сил рабочих и фермеров для борьбы c общим врагом — крупными трестами. Фермерский союз возник сперва в хлопководческих штатах, затем в зерновых и в последующие годы в табаководческих. На съезде 1907 г. присутствовали 72 делегата, пред­ставлявшие 20 штатов. Численность союза приближалась к 936 тыс.5 Но негров среди них не было. Фермерский союз не допускал в свои ряды черных.



Несомненно, что антимонополистическая позиция союза и симпатии к рабочему классу, стремление выступать в единстве с рабочим движе­нием являлись положительными чертами этой организации и привлекали к ней более широкие слои. Однако лидеры союза, а за ними и рядовые

 

52 Язъков Е. Ф: Фермерское движение в США (1918—1929 гг.). М., 1974, с. 42. В этой работе исследуется деятельность фермерских союзов и в 1900-е годы (гл. 2, с. 40—56).

53 Taylor С. С. The Farmer's Movements, 1620—1920. N. Y. etc., 1953, p. 346. Некоторые авторы считают, что не больше 500 тыс. человек. См. также: Язъков Е. Ф. Фермер­ское движение в США,с. 47, примеч. 19.


члены отказывались от каких-либо политических действий. Устав союза pekoмендовал его членам воздерживаться от участия в избирательных кампаниях, от поддержки политических партий. Все силы союз желал направить на экономическое улучшение положения сельского населения, причем разрешалось использовать систему лоббизма для проведения через конгресс законов в интересах фермеров. Параллельно с Фермерским союзом появилась еще одна крупная opганизация - Американское общество справедливости (Эквити), осно-ванное Дж. Эвериттом. Первоначально общество охватывало свыше 140 тыс. членов из 19 штатов с организационным центром в Индиана-полисе. После раскола, происшедшего в 1907 г., штаб общества был пере­несен в Чикаго, и деятельность его распространялась только на северо­западные штаты, главным образом на Висконсин, Миннесоту, Северную и Южную Дакоты, Монтану и Айову. С этих пор численность общества колебалась между 30 тыс. и 40 тыс. членов 54



Основной линией деятельности обеих фермерских организаций было создание кооперативных обществ по сбыту сельскохозяйственной продук­ции. Лидеры фермеров надеялись путем кооперирования противостоять нажиму крупных монополистических сельскохозяйственных и промыш-ленно-финансовых объединений, организовать на местах (без помощи правительства) реформу рыночной системы, чтобы устанавливать выгод­ные для фермерского населения цены на сельскохозяйственные товары и проводить для фермеров сообща закупку промышленных изделий.

Суть реформы рыночной системы, по мысли руководителей «Эквити», заключалась в завоевании обществом такого положения, чтобы оно стало посредником между фермерами и торговыми фирмами. Лидеры общества полагали, что новая система поможет им контролировать закупочные цены, другими словами, роль монополистов в сфере сбыта сельскохозяй­ственных продуктов перейдет к ним.

Первая попытка «Эквити» провести в жизнь свой план была сделана в 1906—1907 гг. в зерновых штатах Среднего Запада, где члены обще­ства устроили «фермерскую забастовку» — отказались продавать зерно и требовали повышения закупочных цен. Мало того, они даже сокращали посевные площади под хлебными злаками. Такие же меры были пред­приняты в табаководческих штатах Кентукки и Теннесси в 1907— 1908 гг. Там дело дошло до организации руководством «Эквити» боевых отрядов, нападавших по ночам на фермы, хозяева которых заключали сделки с табачными фирмами («ночные рейды»).



Сначала методы лидеров «Эквити» имели некоторый успех. Монопо­лии повысили цены в отдельных районах. Но скоро выяснилось, что тактика бойкота и «ночных рейдов» не оправдала надежд фермеров. Монополии, как и следовало ожидать, оказались сильнее. Они распола­гали огромными средствами, могли выжидать, а кроме того, им на помощь были брошены полицейские силы. Среди членов «Эквити» начались раз­ногласия, приведшие к распаду общества на отдельные организации. Активность «Эквити» постепенно затухла.

Несмотря на отдельные успехи, кооперативная деятельность не при-

несла фермерам ожидаемых результатов. Трудности, неудачи, пораже-

ния, постигшие кооперативные общества в борьбе с капиталом, показали

54 Taylor С. С. Op. cit., p. 376—377.


II. НАЧАЛО ЭПОХИ ИМПЕРИАЛИЗМА

иллюзорность надежд фермеров добиться прочных успехов в организа­ции сбыта без посредничества крупных торговых агентств. Положитель­ным результатом движения можно считать значительный рост числа феп-мерских кооперативов в первые два десятилетия XX в. Однако и внутри этих кооперативов происходил интенсивный процесс дифференциации Наиболее жизнеспособные становились своего рода монополистами. Они сами гнались за монопольной прибылью, не считаясь ни с интересами мелких пайщиков кооперативов, ни тем более с нуждами рабочих и во­обще городского населения.

Это был закономерный результат противоречивого характера и мел­кобуржуазной ограниченности фермерских союзов. Е. Ф. Язьков справед­ливо подчеркнул, что большинство деятелей этих союзов «выставляли на первый план не лозунг ограничения или ликвидации монополистических объединений, а различные проекты приспособления фермеров к системе монополистического капитализма» 55. При этом руководство фермерских союзов упорно отказывалось от политических действий в течение все­го периода так называемой «прогрессивной эры». Улучшение экономиче­ской конъюнктуры и спад аграрного кризиса также ослабили политиче­скую активность фермеров. И все же антимонополистическая направлен­ность фермерских союзов, симпатии по отношению к рабочему движению в какой-то мере роднили их с традициями популистского движения.

Антимонополистическая традиция, перешедшая от популизма к про­грессивному движению, была общей чертой различных течений прогрес-сизма: от антиимпериалистов и макрейкеров до реформаторов в муници­палитетах и фермеров. Значение выступления прогрессистов возрастало на фоне подъема рабочего движения и распространения социалистиче-ских идей. Именно два последних фактора рассматривались правящей элитой как реальная угроза капитализму. В стране сложилась ситуация брожения, недовольства существующим порядком, что вызывало серьез­ное беспокойство в правительственных сферах и монополистических кру­гах. Люди, стоявшие у кормила правления государством, начинали по­нимать, что одними репрессиями уже нельзя успокоить ни рабочих, ни буржуазное общественное мнение. И если консерваторы продолжали на­стаивать на жестком курсе, то либералы обратили свои взоры к бур­жуазным реформам, надеясь ими укрепить капиталистический порядок.

55 Язъkое Е. ф. Фермерское движение в США, с. 49.


Глава двенадцатая

«ПРОГРЕССИВНАЯ ЭРА» — БУРЖУАЗНЫЙ РЕФОРМИЗМ В ДЕЙСТВИИ

1. «ЧЕСТНЫЙ КУРС» Т. РУЗВЕЛЬТА

В 1900 г. в Соединенных Штатах происходили очередные президент­ские выборы. В них участвовало несколько партий, но главными сопер­никами были республиканцы и демократы 1. Кандидатом последних вы­ступал У. Дж. Брайан. Республиканцы выдвигали президента Маккинли на второй срок.

Республиканцы, как правящая партия, построили свою предвыборную программу на восхвалении успехов администрации Маккинли. Их плат­форма провозглашала лозунг «дальнейшего процветания» страны, под­держку внешней захватнической политики правительства и особо подчер­кивала пункт о строительстве межокеанского канала через Панамский перешеек силами исключительно Соединенных Штатов.

Демократическая партия критиковала финансовую политику прави­тельства, требовала отмены только что принятого акта о золотом стан­дарте (14 марта 1900 г.) и по-прежнему настаивала на свободной чекан­ке серебряных денег. Помимо этого, демократы включили в платформу требования о снижении тарифов и об отказе от политики аннексий вплоть до предоставления независимости Филиппинам. Однако сам Брай­ан, выступая на митингах, явно избегал много говорить на внешнеполити­ческие темы, и «антиимпериализм» платформы демократов остался в тени. Обе партии делали акцент на вопросе об ограничении трестов, играя на антимонополпстических настроениях масс.

Итоги выборов показали, что брайанизм как политическое течение потерпел крах. Агитация за серебряный доллар в условиях повышенной экономической конъюнктуры не могла привлечь достаточного внимания избирателей. В «валютной панацее» разочаровались и фермеры и рабочие. Победил кандидат республиканцев 2.

Не было ничего неожиданного в успехе Маккинли. Он пользовался покровительством финансовых кругов. Сам М. А. Ханна, национальный босс республиканцев и богатейший финансово-промышленный магнат, был его другом. Поддержка Ханны обеспечила ему блестящую карьеру: от члена конгресса и губернатора штата Огайо до президента США. Имя Маккинли в списке республиканской партии выгодно дополнялось

1 В 1900 г. в президентских выборах, помимо главных буржуазных партий, прини­мали участие еще три партии: Социалистическая рабочая партия, Партия запре­щения алкогольных напитков и Социал-демократическая партия, выдвинувшая своим кандидатом левого социалиста Ю. Дебса.

2 Голосование показало, что Маккинли собрал 7 219 530 голосов, Брайан — 6 358 071, Дебс —около 100 тыс. См.: Encyclopedia of American History/Ed. by R. B. Morris a. o. N. Y. etc., 1976, p. 317—318.



II. НАЧАЛО ЭПОХИ ИМПЕРИАЛИЗМА


«ПРОГРЕССИВНАЯ ЭРА» — БУРЖУАЗНЫЙ РЕФОРМИЗМ В ДЕЙСТВИИ



 


именем кандидата в вице-президенты полковника Т. Рузвельта, губерна-тора штата Нью-Йорк, недавно отличившегося в войне с Испанией.

В марте 1901 г., когда Маккинли произнес инаугурационную речь и его кабинет продолжил свою деятельность в почти неизменном составе ничто, казалось, не предвещало особых потрясений для правящей элиты' Парижский мир закрепил за Соединенными Штатами новое положение — положение колониальной державы, хотя Маккинли и выплатил Испании крупную сумму за Филиппинские острова. Государственный секретарь Дж. Хэй вел, не без успеха для США, переговоры с Великобританией о статусе будущего канала через перешеек. Положение внутри страны несколько осложнялось забастовками; напряжение росло в антрацитовых районах страны, так как истекал срок коллективного договора предпри­нимателей с Объединенным союзом горняков. Но биржа пока была спо­койна. Несмотря на уже наметившийся спад в производстве, цены акций еще держались на высоком уровне.

Однако уже в мае 1901 г. разразился финансовый кризис, на бирже началась паника, стремительно падали цены на акции, рушились состоя­ния, рабочих выбрасывали на улицу, но мощные корпорации вышли из этой паники невредимыми. Демократы обвиняли в падении конъюнктуры правительство, покровительствующее трестам и не отказывающееся от протекционных тарифов. В поисках выхода республиканцы несколько месяцев спустя все же заявили устами президента о возможности взаим­ных уступок в вопросах о таможенных тарифах при торговле с некото­рыми странами 3.

Таково было положение, когда 6 сентября 1901 г. в Буффало в па­вильоне Панамериканской выставки во время встречи с посетителями президент был тяжело ранен выстрелом из револьвера. Покушение со­вершил некий Л. Чолгош. Через несколько дней Маккинли скончался, его место в Белом доме занял Теодор Рузвельт.

Многие американские историки подчеркивали, что со времен Линколь­на на посту президента не было столь яркой фигуры, как Рузвельт. Действительно, после плеяды бездарных политических деятелей (оговор­ку можно сделать лишь в отношении Кливленда) во главе правительства оказался человек незаурядных способностей, образованный и на редкость энергичный. Но вместе с этими качествами в нем соседствовали стрем­ление к власти, бьющий в глаза эгоцентризм, непомерное тщеславие, способность к компромиссам и прямому предательству для достижения целей.

Рузвельт откровенно радовался неожиданной перемене в судьбе, так как на пост вице-президента, не суливший ему активной политической деятельности и славы, согласился под давлением партийных боссов, желавших убрать его с политической арены. Дело в том, что для М. Хая­ны — всесильного босса республиканцев, Т. Платта — лидера республи­канской партии в штате Нью-Йорк, Н. Олдрича, возглавившего респуб-

5 сентября 1901 г., выступая в Буффало, Маккинли сказал: «Время исключительно­сти ушло в прошлое. Расширение нашей промышленности и торговли является на­сущной проблемой. Коммерческие войны невыгодны. Политика доброй воли и дрy-жеских торговых отношений предотвратит репрессалии. Взаимные договоры, а не репрессивные меры гармонируют с духом времени» (Documents of American His­tory: Vol. 1, 2/Ed. by H. S. Commager. Englewood Cliffs (N. J.), 1973, vob 2, p. 19).


лиkанскую фракцию сената, Рузвельт казался неудобным и ненадежным партнером в политике. Несмотря на относительную молодость (в момент

выборов ему исполнилось 42 года), Рузвельт имел уже изрядный по-

служной список и был заметной фигурой на политической сцене страны.

Eгo взгляды сформировались в течение 20 лет пребывания на различных

постах на государственной службе и в окружении близких ему по духу

пpедставителей политической элиты Вашингтона. Он был империалистом

дo кончиков ногтей, открыто высказывался за агрессивную внешнюю по­литику, превозносил войну и милитаризм, требовал усиления морской мощи США. Одновременно новый президент полагал необходимым на­ладить социальные отношения внутри страны во избежание революцион­ных взрывов, ради сохранения существующего строя в США. В этом плане он был консерватором, но признавал необходимость реформ свер­ху, совмещая свой реформизм с жестким курсом по отношению к рабо­чему классу.

Таков был новоявленный хозяин Белого дома. Прогрессисты считали его своим, реакционеры опасались его мнимого «радикализма». События показали, что ни те, ни другие не понимали Рузвельта. Прогрессисты переоценивали его «радикализм», партийные боссы недооценивали его гибкость.

Трезво взвесив политическую ситуацию в своей партии и понимая, что не в его силах свергнуть власть «старой гвардии» — консервативного ядра партии, Рузвельт предложил республиканским лидерам не войну, а сотрудничество. На первых порах он оставил без изменения состав кабинета Маккинли (впоследствии сменил большую часть министров или произвел перемещения) и сделал заявление, что будет продолжать поли­тический курс своего предшественника. Еще более важным шагом было соглашение со «старой гвардией». Он заручился поддержкой Ханны, со­гласовал свое первое программное выступление с лидерами консервато­ров (сенатором Н. Олдричем, спикером Дж. Кэнноном, членом кабинета Э. Рутом и др.), а затем даже посетил Олдрича в его поместье в штате Род-Айленд. Он обещал «старой гвардии» оставить в неприкосновенно­сти высокие тарифы и золотой стандарт, получив в обмен согласие кон­серваторов не препятствовать ему в других областях.

Повсеместное недовольство крупными корпорациями, явное нараста­ние в штатах антитрестовского движения, усиление, особенно на Сред­нем Западе, прогрессистской оппозиции и избрание губернаторами и мэрами ее лидеров, объявивших войну железнодорожным заправилам,— все это подсказывало правительству политический ход, рассчитанный на привлечение симпатий более широких кругов, а именно нападение на тресты.

Выбор пал на железнодорожную компанию «Норзерн секьюритис», ко­торая контролировалась банкирским «домом Морганов». «Норзерн секью­ритис» была образована в ноябре 1901 г. в целях объединения двух кон­курирующих железнодорожных компаний — «Грэйт норзерн» и «Норзерн пасифик». В руках новой компании оказалась вся железнодорожная сеть на Северо-Западе, и ее участники (помимо Моргана, в ней были заинте­ресованы такие крупные магнаты, как Дж. Хилл, Э. Гарриман, Дж. ф. Бэйкер, У. Рокфеллер, Дж. Стилмен и К. С. Меллон) помышляли o трансконтинентальной монополии с привлечением в ее орбиту паро-xoдных линий, обслуживающих рынки Восточной Азии.



И. НАЧАЛО ЭПОХИ ИМПЕРИАЛИЗМА


«ПРОГРЕССИВНАЯ ЭРА» — БУРЖУАЗНЫЙ РЕФОРМИЗМ В ДЕЙСТВИИ



 


Неожиданно для железнодорожных магнатов и самого Дж. П. Морга­на правительство потребовало роспуска «Норзерн секыоритис компани» обвиняя ее в нарушении закона Шермана. Дело было передано в суд' Морган добился свидания с президентом, но Рузвельт отказался прекра­тить дело, одновременно заверив финансиста, что не будет нападать на другие фирмы «дома Морганов», в частности на «Стальной трест»4.

Судебный процесс затянулся. В апреле 1903 г. окружной суд Сент-Пола (штат Миннесота) вынес решение в пользу правительства, а Вер­ховный суд подтвердил его. Определение Верховного суда было встречено с удовлетворением широкой публикой. В либеральной прессе отмечалось что процесс подорвал самоуверенность «большого бизнеса» 5. О том, что' разделение компании по требованию суда на два предприятия оказалось чисто формальным, ибо они оставались в руках тех же финансистов — Моргана и Хилла, не было известно в широких кругах. Престиж прези­дента необычайно возрос, его начали называть «взрывателем», или «раз­рушителем», трестов.

Однако в действительности Рузвельт не ставил перед собой задачу уничтожить крупные корпорации. Напротив, в многочисленных выступ­лениях он подчеркивал «благотворную» роль «капитанов индустрии», как президент назвал ведущих предпринимателей в создании экономического потенциала США. Его идеей было не уничтожение, а регулирование трестов, регулирование, проводимое федеральным правительством. Пре­рогативы исполнительной власти, т. е. президента, полагал Рузвельт, должны быть расширены, дабы национальное правительство получило возможность осуществлять контроль над деятельностью крупных трестов. Для создания такого прецедента, признавался он впоследствии, и был возбужден иск против «Норзерн секьюритис компани» 6.

Программу регулирования трестов и расширения для этой цели пре­рогатив федерального правительства Рузвельт изложил во время лекцион­ных турне по среднезападным и восточным штатам. «Когда оно (пра­вительство.—Авт.) получит полную власть,—говорил президент,—тогда эту власть можно будет использовать для контроля над вредными влия­ниями точно так, как в настоящий момент правительство использует власть, данную ему антитрестовским законом Шермана» 7.

После подготовки общественного мнения правительство предложило программу по регулированию деятельности трестов, составленную гене­ральным прокурором Ф. Ноксом. Программа содержала шесть пунктов, включавших требования об ускорении судебных процесссов, возбужден­ных на основании закона Шермана, о принятии законодательства, пре­секающего практику дифференцированных тарифов в торговле между штатами и др.8 Программа не выдвигала какого-либо радикального из­менения законодательства о трестах, но и она не получила полного во­площения в антитрестовском законодательстве 1903 г.

4 Bishop J. В. Theodore Roosevelt and His Time Shown in His Own Letters: Vol. 1, 2.
N. Y., 1920, vol. 1, p. 184.

5 Nation, 1903, Oct. 15, p. 294.

6 Roosevelt T. An Autobiography. N. Y., 1946, p. 427.

7 President Roosevelt's Speeches. N. Y., 1902, p. 11—12.

8 The Letters of Theodore Roosevelt: Vol. 1—8/Ed. by E. E. Morison. Cambridge (Mass.), 1951—1954, vol. 3, p. 406—407, note 1.


После длительных дебатов конгресс утвердил три закона (февраль 1903 г.): об ускорении судопроизводства; затем—о создании министер­ства торговли и труда со специальным Бюро по делам корпораций, в функции которого входили сбор информации и расследование деятель­ности корпораций; наконец, закон Элкинса о запрещении железнодорож-ным компаниям изменять объявленные тарифы на перевозки грузов9. По существу это было весьма ограниченное законодательство, тем более что один из пунктов закона разрешал железнодорожным компаниям устанавливать с согласия Межштатной торговой комиссии объединенные ставки для нескольких дорог, что, как писал американский исследова­тель Г. Колко, вызвало восхищение крупных компаний, ибо «теперь за­конный государственный аппарат будет делать для них то, чего они не могли добиться сами» 10. Таковы были результаты первых шагов прави­тельства Рузвельта в области регулирования экономической жизни госу­дарством.

К концу 1903 г. в партийно-политических кругах Вашингтона нача­лось оживление, обычное при приближении очередных президентских выборов. Рузвельт собирался выставить свою кандидатуру, желая во что­бы то ни стало стать президентом «по собственному праву». Для этого ему надо было заручиться поддержкой деловых кругов, руководства пар­тии и завоевать голоса избирателей. Благодаря проявленной гибкости в сотрудничестве с консервативным крылом республиканцев ему удалось сохранить неплохие отношения с лидерами их фракции в сенате — Н. Олдричем, О. Платтом и Дж. Спунером, чему немало способствовала его давнишняя дружба с сенатором Г. К. Лоджем, человеком открыто консервативных взглядов, истово защищавшим интересы промышленных магнатов Массачусетса. При всем этом в глазах американского обывателя президент оставался врагом корпораций, «разрушителем трестов», сто­ронником «честного курса» или «честной сделки» в промышленности и политике, о чем он не уставал напоминать в частых выступлениях.

И все же на пути Рузвельта в Белый дом в 1904 г. стояла весьма мощная фигура — Маркус Ханна, который сам был не прочь баллотиро­ваться в президенты. Только скоропостижная смерть последнего в нача­ле 1904 г. открыла Рузвельту беспрепятственную возможность стать кан­дидатом республиканской партии.

Выборы президента в 1904 г. проходили в обычной атмосфере заку­лисных интриг, тайных переговоров по поводу сбора средств на прове­дение агитационной кампании (причем финансисты жертвовали сотни тысяч долларов в фонд обеих партий) и газетного бума вокруг выступ­лений и программ кандидатов. Хотя О. Паркер (кандидат в президенты от демократической партии) пробовал состязаться с Рузвельтом, он был разбит наголову. Строго говоря, исход выборов можно было предсказать заранее. Рузвельт имел явные преимущества: его личная давняя попу­лярность, известность реформатора и слава «взрывателя трестов», приоб­ретенная уже в Белом доме. Даже то, что политическая платформа рес­публиканцев и в 1904 г. отнюдь не отличалась прогрессивным содержа­нием, не помешало успеху президента. Основным пунктом его программы

9 Подробнее см.: Белявская И. А. Буржуазный реформизм в США в начале XX в. (1900-1914 гг.). М., 1968, с. 137—141.
10 Kolko G. Railroads and Regulation, 1877—1916. Princeton (N. J.), 1965, p. 1017



II. НАЧАЛО ЭПОХИ ИМПЕРИАЛИЗМА


«ПРОГРЕССИВНАЯ ЭРА» — БУРЖУАЗНЫЙ РЕФОРМИЗМ В ДЕЙСТВИИ



 


было регулирование трестов; кроме того, подтверждались протекционизм агрессивная внешняя политика и требование дальнейшего усиления воен-но-морского флота.

Основное отличие платформы демократической партии от республи канской заключалось в требовании отмены протекционизма и уничтоже­ния, а не регулирования трестов; демократы, наконец, отказались от идеи биметаллизма. Их кандидат судья О. Паркер был известен разве что своим консерватизмом. Так получилось, что, несмотря на разверты­вание прогрессивного движения в штатах, на национальной арене обе буржуазные партии выступили скорее с консервативных, нежели прогрес-систских позиций.

Антитезой платформам буржуазных партий прозвучали предвыборная программа Социалистической партии Америки и яркие выступления ее кандидата Ю. Дебса, баллотировавшегося вторично. На этот раз Дебс со­брал более 400 тыс. голосов, в 4 раза больше, чем на прошлых выборах. Это свидетельствовало о росте интереса к социалистическим идеям и не­сколько омрачало настроение президента, победившего Паркера значи­тельным большинством голосов11.

Став президентом «по собственному праву», Рузвельт выступил с более расширенной программой реформ, касавшихся в основном введения пра­вительственного надзора за деятельностью крупных корпораций. Он из­ложил свои соображения уже в январе 1905 г. в Филадельфии на обеде в привилегированном клубе «Юнион лиг», где пытался разъяснить «капи­танам индустрии» позицию правительства и необходимость для них самих соблюдения правил «честной игры».

Настаивая на необходимости введения государственного контроля, Рузвельт убеждал бизнесменов, что это должно быть сделано в их соб­ственных интересах, для предотвращения «неожиданных и резких изме­нений», под которыми он понимал революцию. Он резко подчеркивал свое отрицательное отношение к революции. «Мы должны развиваться путем эволюции, а не революции,— сказал президент— ...и те, кто стремится избежать неожиданных и резких изменений, должны помнить, что как раз неожиданные и резкие изменения будут вызваны нашим отказом произвести необходимые изменения осторожными и умеренными мера­ми...» 12

Главным объектом реформ правительство избрало железные дороги, являющиеся основными путями сообщения, а следовательно, наиболее важными для торговых отношений между всеми штатами. Не было секре­том, что железнодорожные компании и после утверждения закона Элкин-са продолжали практику дифференцированных тарифов.

Поскольку закон Элкинса оказался фикцией, в 1905 г. правительство представило в конгресс еще один билль о государственном контроле над железными дорогами, но 58-й конгресс его дружно провалил. Тогда в ян­варе 1906 г. в конгресс 59-го созыва поступил новый законопроект; авто­ром его считался конгрессмен Хэпберн, но было известно, что в состав­лении принимал участие сам президент, который еще в ежегодном посла-

11 Итоги выборов 1904 г.: Рузвельт — 7 628 834 голоса; Паркер — 5 084 401 голос; Дебс — 402 460 голосов. Республиканцы сохранили большинство в обеих палатах конгресса. См.: Encyclopedia of American History, p. 320.

12 Цит. по: Theodore Roosevelt and Reform Politics / Ed. and with Introd. by R. H. Col

lin.Lexington (Mass.), Toronto, London, 1972, p. 8—9.


нии конгрессу в декабре 1905 г. настаивал на введении законодательства, дaвавшего право Межштатной торговой комиссии устанавливать предел повышения тарифных ставок, т. е. на праве государственных органов устанавливать максимальную тарифную ставку 13.

Билль Хэпберна вызвал ожесточенную борьбу в деловых кругах. Ареной этой борьбы стал конгресс. За конгрессменами и сенаторами стоя­ли те или иные группировки. Владельцы железных дорог выступали про­тив билля, компании-грузоотправители поддерживали предложенную Руз­вельтом форму государственного контроля над тарифными ставками.


Дата добавления: 2015-04-05; просмотров: 6; Нарушение авторских прав







lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2021 год. (0.05 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты