Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



Вашему Превосходительству остается следовательно полная свобода действий.




Читайте также:
  1. III. КОНКУРЕНЦИЯ, ГОСПОДСТВО Я ПОСЛЕДОВАТЕЛЬНОСТЬ
  2. III. Полная схема замещения трансформатора.
  3. Quot;Свобода есть право на неравенство".
  4. Quot;Свобода" без права: негативная природа коммунизма
  5. А) Полная.
  6. Акт — документ, составленный для подтверждения установленных фактов, событий, действий.
  7. Активная, реактивная и полная мощности в цепях с несинусоидальными периодическими напряжениями и токами.
  8. АКТИВНАЯ, РЕАКТИВНАЯ И ПОЛНАЯ МОЩНОСТИ ЦЕПИ
  9. Активная, реактивная и полная мощность переменного тока. Коэффициент мощности
  10. Активная, реактивная и полная мощность трехфазной системы

Итак, мы видим, в этом документе признаётся, что фактическая граница между Россией и Японией проходит по южной оконечности Урупа. Основной задачей Путятина становится как минимум отвергнуть претензии Японии на весь Сахалин, а как максимум – заставить японцев признать его полностью российским, т.к. остров этот имеет стратегическое значение.
Путятин, однако, решил пойти дальше и в своём послании Верховному Совету Японии от 18 ноября 1853 г. предложил провести границу между Итурупом и Кунаширом. Как отмечает А. Кошкин, японское правительство, в тот момент испытывавшее давление со стороны США и западноевропейских стран, желавших открытия Японии для торговли, боялось, что Россия может к ним присоединиться, и поэтому не исключало возможности размежевания, по которому все острова, включая самый южный – Кунашир, признавались российскими. В 1854 г. в Японии была составлена «Карта важнейших морских границ великой Японии», на которой её северная граница была проведена по северному берегу Хоккайдо. Т.е. при благоприятных обстоятельствах Путятин мог вернуть России Итуруп и Кунашир33.

Однако переговоры зашли в тупик, и в январе 1854 г. Путятин решил их прервать и вернуться в Россию, чтобы узнать о ходе Крымской войны. Это было важно, т.к. англо-французская эскадра действовала и у тихоокеанского побережья России.
31 марта 1854 г. Япония подписала торговый договор с США. Путятин вновь отправился в Японию, чтобы добиться для России установления отношений с Японией на уровне не ниже, чем с США.
Переговоры опять затягивались, а 11 декабря 1854 г. они осложнились тем, что в результате цунами фрегат «Диана», на котором прибыл Путятин (во время второго прибытия в Японию он специально приплыл только на одном корабле, чтобы у японцев не создавалось впечатления, что Россия хочет продемонстрировать силу), потерпел крушение, команда оказалась на берегу и русский посол оказался в полной зависимости от японцев. Переговоры проходили в городе Симода.

В результате неуступчивости японцев по вопросу о Сахалине, Путятин ради подписания соглашения с Японией пошёл на максимальный компромисс. 7 февраля 1855 г. был подписан Симодский трактат, по которому Сахалин признавался неразделённым, а Россия признавала права Японии на Хабомаи, Шикотан, Кунашир и Итуруп. Таким образом, ситуация с Южными Курилами, де-факто существовавшая уже много лет, была признана официально. Тем не менее, т.к. юридически эти 4 острова входили в состав Российской империи, о чём официально было объявлено ещё в 1786 г., многие историки русского посла упрекают сейчас за то, что Южные Курилы были отданы Японии без какой-либо компенсации и что ему следовало до конца отстаивать хотя бы наиболее крупный из них - остров Итуруп34. По заключённому соглашению, для торговли с Россией открывались три японских порта – Нагасаки, Симода и Хакодатэ. В точном соответствии с японо-американским договором, русские в этих портах получали право экстерриториальности, т.е. их не могли судить в Японии.
В оправдание Путятина стоит отметить, что переговоры велись в то время, когда телеграфной связи между Японией и Санкт-Петербургом не было, и он не мог оперативно консультироваться с правительством. А путь что по морю, что по суше из Японии в Петербург только в одну сторону занимал чуть меньше года. В таких условиях Путятину приходилось брать всю полноту ответственности на себя. С момента его прибытия в Японию до подписания Симодского трактата переговоры длились 1.5 года, поэтому понятно, что Путятину очень не хотелось уезжать ни с чем. И раз полученные инструкции давали ему возможность сделать уступки по Южным Курилам, то он их сделал, предварительно попробовав поторговаться за Итуруп.



Проблема использования Сахалина, вызванная отсутствием на нём русско-японской границы, требовала своего решения. 18 марта 1867 г. было подписано «Временное соглашение об острове Сахалин», составленное на основе «Предложений по временному соглашению о совместном проживании» российской стороны. По этому договору обе стороны могли свободно передвигаться по всему острову и возводить на нём постройки. Это было шагом вперёд, т.к. ранее, хотя остров и считался неразделённым, русские не использовали южную часть Сахалина, которую японцы считали своей. После этого соглашения по распоряжению генерал-губернатора Восточной Сибири М. Корсакова в окрестностях залива Буссе был основан военный пост Муравьевский», который превратился в центр освоения русскими Южного Сахалина. Это был самый южный пост на Сахалине, и он располагался значительно южнее японских постов35.
Японцы в то время не имели возможностей так же активно осваивать Сахалин, поэтому данное соглашение было более выгодным для России, чем для Японии.



Россия стремилась решить проблему Сахалина окончательно и полностью получить его в своё владение. Для этого царское правительство было готово уступить часть Курильских островов.

МИД России уполномочило военного губернатора А.Е. Кроуна и Е.К. Бюцова, назначенного русским поверенным в делах в Китае, продолжить переговоры по Сахалину. Для них были подготовлены инструкции. Бюцову предписывалось убедить японский МИД отправить своих уполномоченных в Николаевск или Владивосток для окончательного разрешения вопроса о Сахалине на основе установления границы по проливу Лаперуза, обмену Сахалина на Уруп с прилегающими островами и сохранения прав японцев на рыболовные промыслы.
Переговоры начались в июле 1872 г. Японское правительство заявило, что уступка Сахалина будет воспринята японским народом и иностранными государствами как слабость Японии и Уруп с прилегающими островами будет недостаточной компенсацией35.
Переговоры, начавшиеся в Японии, шли тяжело и с перерывами. Возобновились они летом 1874 г. уже в Петербурге, когда в российскую столицу в ранге чрезвычайного и полномочного посла прибыл один из наиболее образованных людей тогдашней Японии Эномото Такэаки.



4 марта 1875 г. Эномото впервые заговорил об отказе от Сахалина за компенсацию в виде всех Курильских островов – от Японии до Камчатки36. В это время обострялась ситуация на Балканах, война с Турцией (которую, как и во время Крымской войны, могли вновь поддержать Англия и Франция) становилась всё более реальной, и Россия была заинтересована как можно скорее решить дальневосточные проблемы, в т.ч. сахалинскую.

К сожалению, российское правительство не проявило должной настойчивости и не оценило стратегическое значение Курил, которые закрывали выход в Тихий океан из Охотского моря, и согласилось на требования японцев. 25 апреля (7 мая) 1875 г. в Петербурге Александром Михайловичем Горчаковым со стороны России и Эномото Такэаки со стороны Японии был подписан договор, по которому Япония отказывалась от своих прав на Сахалин в обмен на уступку Россией всех Курильских островов. Также по этому договору Россия разрешила судам Японии без уплаты торговых и таможенных пошлин в течение 10 лет посещать порт Корсаков на Южном Сахалине, где учреждалось японское консульство. Японским судам, купцам и рыбопромышленникам предоставлялся режим наибольшего благоприятствования в портах и водах Охотского моря и Камчатки36.

Договор этот часто называют обменным, но фактически речь не идёт об обмене территориями, т.к. Япония не имела сильного присутствия на Сахалине и реальных возможностей его удержать, – отказ от прав на Сахалин стал простой формальностью. На самом деле можно говорить о том, что в договоре 1875 г. зафиксирована сдача Курил без какой-либо реальной компенсации.

Следующая точка в истории Курильского вопроса – русско-японская война. Россия эту войну проиграла и по Портсмутскому мирному договору 1905 г. уступила Японии южную часть Сахалина по 50-ю параллель.

Этот договор имеет то важное юридическое значение, что он фактически прекратил действие договора 1875 г. Ведь смысл «обменного» договора состоял в отказе Японии от прав на Сахалин в обмен на Курилы. При этом по инициативе японской стороны к протоколам Портсмутского договора было включено условие о том, что все предыдущие русско-японские соглашения аннулируются. Тем самым Япония лишила себя юридического права владеть Курильскими островами.
Договор 1875 г., на который регулярно ссылается японская сторона в спорах о принадлежности Курил, после 1905 г. стал просто историческим памятником, а не документом, имеющим юридическую силу. Не лишним будет напомнить, что напав на Россию, Япония также нарушила пункт 1 Симодского трактата 1855 г. – «Отныне да будет постоянный мир и искренняя дружба между Россией и Японией».

Следующая ключевая точка – Вторая мировая война. 13 апреля 1941 года СССР подписал с Японией пакт о нейтралитете. Он был заключен на 5 лет с момента ратификации: с 25 апреля 1941 по 25 апреля 1946 г. По этому пакту его можно было денонсировать за год до истечения срока.
США были заинтересованы во вступлении СССР в войну с Японией, чтобы ускорить её разгром.Сталин же в качестве условия выдвинул требование, что после победы над Японией Курилы и Южный Сахалин перейдут к Советскому Союзу. Далеко не все в американском руководстве были согласны с этими требованиями, но Рузвельт согласился. Причиной, видимо, стала его искренняя забота о том, чтобы после окончания Второй мировой у СССР и США сохранились хорошие отношения, достигнутые в ходе военного сотрудничества.
Передача Курил и Южного Сахалина была зафиксирована в Ялтинском соглашении трех великих держав по вопросам Дальнего Востока 11 февраля 1945 г. 37 Стоит обратить внимание, что пункт 3 соглашения звучит так:

Руководители трех великих держав - Советского Союза, Соединенных Штатов Америки и Великобритании - согласились в том, что через два-три месяца после капитуляции Германии и окончания войны в Европе Советский Союз вступит в войну против Японии на стороне союзников при условии: … 3. Передачи Советскому Союзу Курильских островов.

Т.е. речь идёт о передаче всех Курильских островов без исключений, в т.ч. Кунашира и Итурупа, отошедших Японии ещё по Симодскому трактату 1855 г.

5 апреля 1945 г. СССР денонсировал советско-японский пакт о нейтралитете, а 8 августа объявил войну Японии.

2 сентября был подписан акт о капитуляции Японии. Южный Сахалин с Курилами отошли к СССР. Однако, после акта о капитуляции предстояло ещё заключить мирный договор, в котором были бы зафиксированы новые границы.
Франклин Рузвельт, доброжелательно относившийся к СССР, умер 12 апреля 1945 г., и ему на смену пришёл антисоветски настроенный Трумен. 26 октября 1950-го года советскому представителю в ООН в порядке ознакомления были переданы американские соображения по заключению мирного договора с Японией. Помимо таких неприятных для СССР деталей, как сохранение на территории Японии американских войск на неопределённое время, в них подвергалось пересмотру ялтинское соглашение, по которому Южный Сахалин и Курилы переходили к СССР38.
Фактически США решили отстранить СССР от процесса согласования мирного договора с Японией. В сентябре 1951 г. в Сан-Франциско должна была состояться конференция, на которой должен был быть подписан мирный договор между Японией и союзниками, но США делали всё, чтобы СССР счёл невозможным для себя участвовать в конференции (в частности, на конференцию не получили приглашения КНР, КНДР, Монголия и Вьетнам, на чём настаивал СССР и что было для него принципиальным) – тогда с Японией был бы заключён сепаратный мирный договор в его американской формулировке без учёта интересов Советского Союза.

Однако эти расчёты американцев не оправдались. СССР решил использовать конференцию в Сан-Франциско для разоблачения сепаратного характера договора.
Среди поправок к проекту мирного договора, предложенных советской делегацией, были следующие39:

Пункт «с» изложить в следующей редакции: «Япония признаёт полный суверенитет Союза Советских Социалистических Республик на южную часть острова Сахалина со всеми прилегающими к ней островами и на Курильские острова и отказывается от всех прав, правооснований и претензий на эти территории». По статье 3. Изложить статью в следующей редакции: «Суверенитет Японии будет распространяться на территорию, состоящую из островов Хонсю, Кюсю, Сикоку, Хоккайдо, а также Рюкю, Бонин, Розарио, Волкано, Парес Вела, Маркус, Цусима и другие острова, входившие в состав Японии до 7 декабря 1941 г., за исключением тех территорий и островов, которые указаны в ст. 2».

Эти поправки были отклонены, но вовсе не учитывать ялтинских соглашений США не могли. В текст договора было включено положение о том, что «Япония отказывается от всех прав, правооснований и претензий на Курильские острова и на ту часть острова Сахалин и прилегающих к нему островов, суверенитет над которыми Япония приобрела по Портсмутскому договору от 5 сентября 1905 г.»40. С обывательской точки зрения может показаться, что это тоже самое, что и советские поправки. С юридической точки зрения ситуация обстоит иначе – Япония отказывается от претензий на Курилы и Южный Сахалин, но при этом не признаёт суверенитета СССР над этими территориями. С такой формулировкой договор и был подписан 8 сентября 1951 года между странами антигитлеровской коалиции и Японией. Представители Советского Союза, Чехословакии и Польши, участвовавшие в конференции, отказались его подписать.

Современные японские историки и политики расходятся в оценках содержащегося в тексте мирного договора отказа Японии от Южного Сахалина и Курильских островов. Одни требуют отмены этого пункта договора и возвращения всех Курильских островов вплоть до Камчатки. Другие пытаются доказать, что южнокурильские острова (Кунашир, Итуруп, Хабомаи и Шикотан) не входят в понятие «Курильские острова», от которых Япония отказалась в Сан-Францисском договоре. Последнее обстоятельство опровергается как сложившейся картографической практикой, когда вся группа островов – от Кунашира до Шумшу на картах называется Курильскими островами, так и текстами русско-японских переговоров по этому вопросу. Вот, например, отрывок из переговоров Путятина с японскими уполномоченными в январе 1854 г.41

Путятин: Курильские острова с давних времен принадлежали нам и на них находятся теперь русские начальники. На Уруп Российско-Американская компания ежегодно посылает суда скупать меха и проч., а на Итурупе Русские имели свое заселение еще прежде, но так как он теперь занят Японцами, то нам и предстоит поговорить об этом.

Японская сторона: Мы считали все Курильские острова издавна принадлежащими Японии, но так как большая часть из них перешла один за другим к вам, то об этих островах нечего и говорить. Итуруп же всегда считался нашим и мы полагали это делом решенным, равно как и остров Сахалин или Крафто, хотя мы и не знаем как далеко последний простирается к северу...»

Из этого диалога видно, что японцы в 1854 г. не разделяли Курилы на «Северные» и «Южные» - и признавали право России на большую часть островов архипелага, за исключением некоторых из них, в частности, Итурупа. Забавный факт - японцы претендовали на то, чтобы весь Сахалин принадлежал им, но при этом не имели его географической карты. Кстати, оперируя аналогичным аргументом, Россия могла бы претендовать на Хоккайдо на том основании, что в 1811 году В.М. Головнин в своём «Замечании о Курильских островах» причислил о. Матсмай, т.е. Хоккайдо, к Курилам. Более того, как уже отмечалось выше, как минимум в 1778-1779 годах с жителей северного берега Хоккайдо русские собирали ясак.

Неурегулированность отношений с Японией мешала налаживанию торговли, решению вопросов в области рыболовства, а также способствовала вовлечению этой страны в антисоветскую политику США. В начале 1955 года представитель СССР в Японии обратился к министру иностранных дел Мамору Сигэмицу с предложением начать переговоры о нормализации советско-японских отношений. 3 июня 1955 г. в здании советского посольства в Лондоне начались советско-японские переговоры. Японская делегация в качестве условия заключения мирного договора выдвинула заведомо неприемлемые требования – на «острова Хабомаи, Шикотан, архипелаг Тисима (Курильские острова) и южную часть острова Карафуто (Сахалин)».

На самом деле японцы понимали невыполнимость этих условий. Секретная инструкция японского МИД предусматривала три этапа выдвижения территориальных требований: «Сначала требовать передачи Японии всех Курильских островов с расчётом на дальнейшее обсуждение; затем, несколько отступив, добиваться уступки Японии южных Курильских островов по «историческим причинам», и, наконец, настаивать как минимум на передаче Японии островов Хабомаи и Шикотан, сделав это требование непременным условием успешного завершения переговоров».
О том, что конечной целью дипломатического торга были именно Хабомаи и Шикотан, неоднократно говорил сам японский премьер-министр. Так, во время беседы с советским представителем в январе 1955 года Хатояма заявил, что «Япония будет настаивать во время переговоров на передаче ей островов Хабомаи и Шикотан». Ни о каких других территориях речи не было42.

Такая «мягкая» позиция Японии не устраивала США. Так, именно по этой причине в марте 1955 года американское правительство отказалось принять в Вашингтоне японского министра иностранных дел.

Хрущёв был готов пойти на уступки. 9 августа в Лондоне в ходе неофициальной беседы глава советской делегации А.Я. Малик (в годы войны он был послом СССР в Японии, а затем в ранге заместителя министра иностранных дел – представителем Советского Союза в ООН) предложил японскому дипломату в ранге после Сюнъити Мацумото передать Японии острова Хабомаи и Шикотан, но только после подписания мирного договора.
Вот какую оценку этой инициативе дал один из членов советской делегации на лондонских переговорах, впоследствии академик РАН С. Л. Тихвинский43:

«Я. А. Малик, остро переживая недовольство Хрущёва медленным ходом переговоров и не посоветовавшись с остальными членами делегации, преждевременно высказал в этой беседе с Мацумото имевшуюся у делегации с самого начала переговоров утверждённую Политбюро ЦК КПСС (т. е. самим Н. С. Хрущёвым) запасную позицию, не исчерпав до конца на переговорах защиту основной позиции. Его заявление вызвало сперва недоумение, а затем радость и дальнейшие непомерные требования со стороны японской делегации… Решение Н. С. Хрущёва отказаться в пользу Японии от суверенитета над частью Курильских островов было необдуманным, волюнтаристическим актом… Уступка Японии части советской территории, на которую без разрешения Верховного Совета СССР и советского народа пошёл Хрущёв, разрушала международно-правовую основу ялтинских и потсдамских договорённостей и противоречила Сан-Францисскому мирному договору, в котором был зафиксирован отказ Японии от Южного Сахалина и Курильских островов…»

Как становится понятным из этой цитаты, японцы восприняли инициативу Малика как слабость и выдвинули другие территориальные требования. Переговоры прекратились. Это устраивало и США. В октябре 1955 года Дж. Даллес в ноте правительству Японии предупреждал, что расширение экономических связей и нормализация отношений с СССР «может стать препятствием для осуществления программы помощи Японии, разрабатываемой правительством США».

Внутри Японии в заключении мирного договора прежде всего были заинтересованы рыболовы, которым необходимо было получать лицензии на вылов рыбы в районе Курил. Этот процесс сильно затруднялся отсутствием дипломатических отношений между двумя странами, что, в свою очередь, было связано с отсутствием мирного договора. Переговоры возобновились. Серьёзное давление на правительство Японии оказывали США. Так, 7 сентября 1956 года Госдепартамент направил правительству Японии меморандум, в котором заявил, что США не признают никакого решения, подтверждающего суверенитет СССР над территориями, от которых Япония отказалась по мирному договору.

В результате сложных переговоров 19 октября была подписана Совместная Декларация СССР и Японии. В ней провозглашалось прекращение состояния войны между СССР и Японией, восстановление дипломатических отношений. Пункт 9 декларации гласил44:

Союз Советских Социалистических Республик и Япония согласились на продолжение после восстановления нормальных дипломатических отношений между Союзом Советских Социалистических Республик и Японией переговоров о заключении мирного договора. При этом Союз Советских Социалистических Республик, идя навстречу пожеланиям Японии и учитывая интересы японского государства, соглашается на передачу Японии островов Хабомаи и острова Сикотан с тем, однако, что фактическая передача этих островов Японии будет произведена после заключения мирного договора между Союзом Советских Социалистических Республик и Японией.

Однако, как мы знаем, подписание мирного договора так и не состоялось. Японский премьер-министр Хатояма Итиро, подписавший Декларацию, ушёл в отставку, а новый кабинет возглавил Киси Нобусукэ, политик, настроенный открыто проамерикански. Американцы же ещё в августе 1956 г. устами госсекретаря Аллена Даллеса открыто провозгласили, что если японское правительство признает советскими Курильские острова, то США навечно сохранят за собой остров Окинаву и весь архипелаг Рюкю, которые тогда находились под американским управлением45.

19 января 1960 года Япония подписала с США «Договор о взаимодействии и безопасности между США и Японией», согласно которому японские власти разрешили американцам пользоваться в течение последующих 10 лет военными базами на своей территории, содержать там сухопутные, военно-воздушные и военно-морские силы. 27 января 1960 года правительство СССР заявило, что поскольку данное соглашение направлено против СССР и КНР, советское правительство отказывается рассматривать вопрос о передаче островов Японии, поскольку это приведёт к расширению территории, используемой американскими войсками.

Сейчас Япония претендует не только на Шикотан и Хабомаи, но и на Итуруп и Кунашир, ссылаясь на двусторонний Трактат о торговле и границах 1855 года - поэтому подписание мирного договора на основе декларации 1956 г. невозможно. Однако, если бы Япония отказалась от требования на Итуруп и Кунашир и подписала мирный договор, должна ли будет Россия выполнять условия Декларации и отдать Шикотан и Хабомаи? Рассмотрим этот вопрос подробнее.

13 апреля 1976 г. США в одностороннем порядке приняли Закон о сохранении рыбных запасов и управлении рыболовством, в соответствии с которым с 1 марта 1977 г. отодвинули границу своей рыболовной зоны с 12 до 200 морских миль от побережья, установив жёсткие правила доступа в неё иностранных рыбаков. Вслед за США в течение 1976 г., приняв соответствующие законы, в одностороннем порядке установили 200-мильные рыболовные или экономические зоны Великобритания, Франция, Норвегия, Канада, Австралия и ряд других стран, включая развивающиеся.
В том же году Указом Президиума Верховного Совета от 10 декабря «О временных мерах по сохранению живых ресурсов и регулированию рыболовства в морских районах, прилегающих к побережью СССР» Советский Союз тоже установил суверенные права над рыбными и другими биоресурсами в своей 200-мильной прибрежной зоне46.
Новые реалии были зафиксированы в конвенции ООН по морскому праву 1982 г. Было введено понятие «исключительной экономической зоны», ширина которой не должна превышать 200 морских миль. Статья 55 конвенции предусматривает, что прибрежное государство в исключительной экономической зоне имеет «суверенные права в целях разведки, разработки и сохранения природных ресурсов как живых, так и неживых, в водах, покрывающих морское дно, на морском дне и в его недрах, а также в целях управления этими ресурсами, и в отношении других видов деятельности по экономической разведке и разработке указанной зоны, таких как производство энергии путем использования воды, течений и ветра». При этом оно в этой зоне осуществляет юрисдикцию в отношении «создания и использования искусственных островов, установок и сооружений; морских научных исследований; защиты и сохранения морской среды»47.

Ранее, в 1969 году, была принята Венская Конвенция о праве международных договоров.
Статья 62 «Коренное изменение обстоятельств» этой конвенции гласит (выделение жирным наше)48:

На коренное изменение, которое произошло в отношении обстоятельств, существовавших при заключении договора, и которое не предвиделось участниками, нельзя ссылаться как на основание для прекращения договора или выхода из него, за исключением тех случаев, когда: а) наличие таких обстоятельств составляло существенное основание согласия участников на обязательность для них договора; и б) последствие изменения обстоятельств коренным образом изменяет сферу действия обязательств, все еще подлежащих выполнению по договору. 2. Коренное изменение обстоятельств нельзя ссылаться как на основание для прекращения договора или выхода из него: а) если договор устанавливает границу; или б) если такое коренное изменение, на которое ссылается участник договора, является результатом нарушения этим участником либо обязательства по договору, либо иного международного обязательства, взятого им на себя по отношению к любому другому участнику договора. 3. Если в соответствии с предыдущими пунктами участники вправе ссылаться на коренное изменение обстоятельств как на основание для прекращения договора или выхода из него, то он вправе также ссылаться на это изменение как на основание для приостановления действия договора.

Введение 200-мильной экономической зоны – это обстоятельство, которое коренным образом изменяет сферу действия обязательств. Одно дело передавать острова, когда ни о какой 200-мильной исключительной зоне речь не шла, и совсем другое дело, когда эта зона появилась. Однако, можно ли считать, что декларация 1956 г. подпадает под пункт 2а, т.е. под установление границы? В декларации речь идёт о суверенитете над территориями суши, в то время как между морскими государствами граница проходит по морю. После передачи островов Японии потребовалось бы дополнительное соглашение по определению морской границы.
Таким образом, можно утверждать, что Конвенция ООН по морскому праву 1982 г., которая была подписана и СССР, и Японией – это коренное изменение, подпадающее под пункт 1б статьи 62 Венской Конвенции о праве международных договоров. Т.е. Россия не обязана выполнять условие Декларации 1956 г. о передаче Хабомаи и Шикотана, если бы вдруг Япония согласилась подписать мирный договор.

14 ноября 2004 г. тогдашний министр иностранных дел России Сергей Лавров в эфире телеканала НТВ выступил с заявлением о том, что Россия признаёт Декларацию 1956 г. «как существующую».
На следующий день президент России Владимир Путин заявил, что Россия всегда готова выполнять взятые на себя обязательства, тем более в том, что касается ратифицированных документов. Но эти обязательства будут выполняться "только в тех объемах, в которых наши партнеры готовы выполнять те же самые договоренности".
24 мая 2005 года депутаты Сахалинской областной думы опубликовали открытое обращение Сергею Лаврову перед его поездкой в Японию, где указали на то, что Декларация 1956 года уже не обязательна к исполнению:

«Однако в 1956 году не существовало международно-признанных 200-мильных экономических зон, исходной точкой отсчета которых является в данном случае побережья Курильских островов. Таким образом, сейчас в случае передачи территорий объектом передачи уже являются не только и не сколько острова, сколько неотделимые от них прилегающие экономические зоны, которые только контрабандных морепродуктов дают на сумму до 1 млрд. долларов США в год. Разве появление в мире после 1956 года морских экономических зон не существенное изменение обстановки?»

Резюмируя, коротко отметим основные пункты.

Портсмутский договор 1905 г. аннулирует договор 1875 г., поэтому ссылки на него как на юридический документ не действительны. Ссылка на Симодский трактат 1855 г. неактуальна, т.к. Япония нарушила этот договор, напав на Россию в 1904 г. 2. Передача Южного Сахалина и Курил Советскому Союзу зафиксирована в Ялтинском соглашении от 11 февраля 1945 г. Возврат этих территорий можно рассматривать и как восстановление исторической справедливости, и как законный военный трофей. Это совершенно нормальная практика, имеющая огромное количество примеров в истории. 3. Япония может не признавать суверенитета России над этими территориями, но и юридических прав на них она не имеет - её отказ от требований на Южный Сахалин и Курилы зафиксирован в мирном договоре, подписанном в Сан-Франциско в 1951 г. 4. Указания японцев на то, что Хабомаи, Шикотан, Кунашир и Итуруп не входят в Курильские острова (а, значит, не подпадают под договор 1951 г.), не соответствуют ни географической науке, ни истории предыдущих русско-японских переговоров. 5. После подписания Конвенции ООН по морскому праву 1982 г. и узаконивания в международном праве 200-мильной исключительной зоны, следование Декларации 1956 г. становится для России необязательным. Её возможное выполнение сегодня, о чём заявляли Путин и Лавров – не обязательство, а жест доброй воли. 6. Южные Курилы имеют важное стратегическое и экономическое значение, поэтому не может идти речи, что это просто клочки суши, которых не жалко. 7. Курильские острова – от Алаида до Кунашира и Хабомаи – русская земля.


 


Дата добавления: 2015-04-15; просмотров: 17; Нарушение авторских прав







lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2021 год. (0.012 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты