Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



Толкование права: понятие, стадии, способы. Виды толкования права по субъектам. Виды толкования права по объему.




Читайте также:
  1. C. 4.35. 13). - Авторитетом права прямо признается, что доверенное лицо отвечает за dolus и за всякую culpa, но не за casus, которого нельзя было предусмотреть.
  2. I Понятие, виды, отличия и структура рекламы
  3. I. Экономический рост: понятие, измерение, типы и факторы.
  4. I.2.1) Понятие права.
  5. I.2.3) Система римского права.
  6. I.3.1) Развитие римского права в эпоху Древнего Рима.
  7. I.3.2) Историческое восприятие римского права.
  8. II. Обязанности и права призывников
  9. II. По правовому основанию различались иски цивильного права и иски преторские.
  10. II.3. Закон как категория публичного права

Толкование норм права - это вид правовой деятельности, который имеет целью установление смысла нормативных предписаний. Он протекает в основном в сознании человека в виде различных внутренних интеллектуально-волевых операций (уяснение требований норм), которые находят выражение вовне (разъяснение) в виде интерпретационного акта, юридического совета. Уяснение и разъяснение правовых норм представляют собой две взаимосвязанные стороны процесса толкования. Свои ценные свойства толкование норм права проявляет в качестве разъяснения. За разъяснением обращаются компетентные органы, разъяснения ожидают стороны и все заинтересованные лица. Разъяснение будет воспринято юридической практикой и всеми гражданами. Однако, как и в любом другом случае праворазъяснительной деятельности, нельзя представить себе разъяснение без предварительного уяснения соответствующих норм теми, кто призван разъяснять данные нормы. Качество разъяснений находится в прямой зависимости от того, насколько правильно, логически последовательно и всесторонне проводилось уяснение юридических норм их толкователями.

Назначение и сущность толкования наиболее наглядно проявляются в ходе применения права. Толкование влечет юридические последствия и в других сферах реализации права, например для граждан, так как незнание или заблуждение по поводу официально опубликованного закона не освобождает от ответственности.

Чрезвычайно важно оно и в плоскости осуществления правотворческой деятельности. Ясное, не противоречащее существующим законам изложение нормативного акта предполагает точное уяснение смысла и содержания предшествующих, связанных с ним правовых установлений. Толкование используется при подготовке собраний и справочников по законодательству, учете нормативных актов, имеет место при научном или учебном анализе.

В наиболее полном объеме операции, связанные с установлением смысла нормы, представлены в научном познании права.

Возможно рассмотрение различных уровней толкования.

При научно-теоретическом толковании права анализируется не только конкретное содержание, например закона, но и общий смысл использованных в нем юридических понятий. Они исследуются в свете общей характеристики права как общественного явления, его сущности, различных закономерностей развития права. Безусловно, что интерпретация правовых норм, предпринятая на этом уровне, шире и богаче правоприменительного толкования.



Практико-прикладное толкование действующего права включает установление смысла норм применительно к различным субъектам и жизненным ситуациям. Можно говорить о значении толкования на этом уровне в связи с осуществлением нормотворческой деятельности, правоприменения и других форм реализации права и правового воспитания. Эти уровни не следует противопоставлять.

В качестве примера можно привести толкование конституционных норм, осуществляемое судьями Конституционного Суда Российской Федерации. Оно примыкает к научно-теоретическому анализу права. Неслучайно, что и судьи Конституционного Суда в большинстве своем имеют ученые степени, и вызываемые в Суд эксперты часто являются видными учеными-юристами. Но дело даже не в этом, а в сути праворазъяснительного процесса. Конституция аккумулирует суть политической и правовой системы, содержит наиболее общие принципы и правовые категории, что придает конституционному толкованию и глубину, и широту интерпретации. Вместе с тем и поводы, и основания толкования Конституции, равно как и его результаты, имеют, несомненно, практико-прикладное значение для конкретных видов правовой деятельности.



Практическое значение имеет вопрос о необходимости толкования всех без исключения норм права.

Правовые нормы не могут быть заранее разделены на ясные и неясные. Чтобы выяснить, понятно, доступно ли изложена воля законодателя в правовой норме, последнюю необходимо уяснить. Процесс толкования некоторых правовых норм проходит быстро, без видимых интеллектуальных усилий субъекта и поэтому остается незаметным. В этой связи некоторые юристы-практики и ученые полагают, что толкование необходимо лишь в случае возникновения сомнений относительно содержания нормы, ее применимости в какой-либо ситуации. На первый план в данном случае выдвигается субъективный срез проблемы толкования права. Есть два вопроса, которые нельзя смешивать: 1) всякий ли закон надо уяснять (утвердительный ответ в данном случае бесспорен); 2) всякий ли раз любому субъекту надо толковать норму? Известно, что мера ясности закона для разных субъектов права не может быть одинаковой. Ясное представление о смысле правовой нормы может явиться результатом многолетнего применения нормативного акта, осуществляемого с учетом индивидуального опыта прошлого толкования и практики толкования других субъектов. Незаметность процесса толкования находится в зависимости от юридической подготовленности лица, целей, для которых необходимо знание правовой нормы (например, ознакомление с нормативным актом "для себя", не преследуя задачи воспользоваться предоставленными им правами, и ознакомление с нормами с целью последующего разъяснения их значения другим субъектам).



При толковании не исключен некий субъективизм, особенно когда нормативный акт истолковывается различными интерпретаторами. Однако ни под каким видом недопустимо принятие противоречивых решений по тождественному предмету на основании одной и той же нормы. Такая практика в любом своем проявлении может привести к неопределенности применения права и иным отрицательным последствиям. Поскольку смысл интерпретируемой нормы един, то не может и не должно быть при толковании, соответствующем всем предъявляемым требованиям, двух правильных пониманий одной правовой нормы. Поэтому вполне правомерно говорить о прецеденте толкования. Например, прецедент, создаваемый Конституционным Судом РФ, имеет вескую юридическую силу и обязателен даже для правотворческих органов.

Под процессом толкования правовых норм следует понимать совершение субъектом интерпретации совокупности действий по установлению их смысла в определенном их наборе, последовательности и системе, соответствующим образом оформленных и доведенных до сведения адресатов правовых предписаний.

Всякое толкование законов представляется в качестве процесса и в качестве определенного результата последнего. Неслучайно в одном понятии "толкование" объединено уяснение и разъяснение правовых норм. Так, толкование Конституции - это две взаимосвязанные стороны процесса толкования: уяснение и разъяснение правовых норм, которые объективируются в известной форме - в постановлениях Конституционного Суда Российской Федерации.

Толкование нормы должно дать средства к правильному пониманию, установлению истинного смысла закона. Следовательно, объект толкования - это смысл нормы, основная суть закона, облеченная законодателем в словесную его формулировку. Смысл правового установления - это внутреннее логическое содержание правовой нормы и ее цель, которые раскрываются в процессе толкования.

Толкование относится к формально-догматическим методам анализа права, поэтому воля законодателя анализируется в процессе толкования только в том аспекте, который нашел отражение в законе, т.е. имеет юридическое выражение. В процессе толкования правовых норм интерпретатор никогда не может отходить от объективированного результата воли законодателя - нормативного акта. В ходе уяснения закона используются дополнительные источники, например материалы правотворческой инициативы и обсуждения проекта закона (пояснительные записки к нему, заявления, предложения специалистов, ученых, общественных и государственных деятелей и т.д.), что уместно только тогда, когда они отразились на его смысле. В таком понимании объекта толкования решается в определенном смысле формальное противоречие между понятиями "воля законодателя" и "воля закона".

Метод толкования нацелен не только на выявление юридических признаков нормы. Поскольку многие понятия, образующие норму, отражают общественные явления, то возникает задача определения социального содержания закона. Выявлению различных аспектов воли законодателя служат известные способы и приемы толкования.

Способ толкования - это осуществляемая субъектами права деятельность, направленная на установление с помощью обособленной совокупности приемов анализа и синтеза параметров закона, позволяющих раскрыть смысл конкретных нормативных предписаний.

Термин "прием" означает конкретное познавательное действие, "движение" мысли. В зависимости от используемых приемов и средств установления смысла нормы, специфических областей знаний, понятий, правил (филологии, логики, специальных юридических знаний, истории и т.д.) в качестве познавательного инструментария для установления содержания правовой нормы используют грамматическое, логическое, систематическое, телеологическое, историческое толкование.

Поскольку воля законодателя, выраженная в правовой норме, представляется в словесной форме, постольку она прежде всего нуждается в анализе ее внешнего проявления, буквального текста нормативного установления. При толковании законов должны соблюдаться правила, необходимые для понимания всякого иного литературного произведения. Такое уяснение смысла правовых норм в соответствии с их текстуальным содержанием протекает в рамках грамматического способа толкования. Например, устанавливая значение отдельных слов, учитывается их согласование в роде и падеже, число и т.д.

Любая правильная мысль, в том числе выраженная в нормативно-правовом предписании, имеет определенную логическую структуру, содержание. Толкование нормы с этой точки зрения, когда законы и правила формальной логики применяются непосредственно, самостоятельно, носит название логического.

Интерпретационный процесс включает также уяснение содержания правовых норм в их взаимной связи с учетом их места и значения в данном нормативном акте, правовом институте, отрасли, в системе федерального законодательства и законодательства субъектов Российской Федерации, всей системы права в целом, что составляет сферу действия систематического способа толкования.

И наконец, социально-политическая обстановка и причины, обусловившие появление нормативного акта, место, время и практика его применения выясняются с помощью приемов исторического толкования.

Телеологическое (целевое) толкование направлено на установление целей нормы права как материальных (касающихся отдельных отношений вне правовой области, т.е. экономических, политических, идеологических) и раскрывающих социальную направленность нормы, так и юридических (где ближайшим объектом будет само право, особенно его неуклонное исполнение и соблюдение). В его рамках используются иерархические приемы, которые основываются на четких и устойчивых связях норм, входящих в систему российского права; приемы, основанные на знании диалектики соотношения цели и средств ее достижения; так называемый генетический прием телеологического толкования закона, предполагающий, в частности, исследование цели аналогичной правовой нормы, утратившей силу, и др.

Деление на способы толкования в значительной мере условно. Так, при любом способе толкования используются средства языка. Смысл правовой нормы, как и ее внутреннее логическое содержание, составляют основу для использования грамматических и логических приемов, а смысл нормы, понимаемый как ее цель, исследуется с помощью телеологического способа толкования.

Конкретные пути (сочетание, последовательность) использования приемов и способов зависят от интерпретируемой нормы: ее отраслевой принадлежности (материальная или процессуальная), характера заключенного в ней государственного веления (запрещающая, обязывающая или управомочивающая норма), ее вида (общая, специальная, исключительная, отсылочная и т.д.), формы изложения правовых предписаний и конкретной интерпретационной ситуации: уровня толкования права, практического назначения предпринимаемой деятельности по выяснению смысла нормы, субъекта, уровня его общей и юридической подготовки.

Ограниченность в использовании широкого круга способов и приемов толкования может быть связана с традиционной приверженностью субъектов толкования к определенной, уже отлаженной правотолковательной технике, скажем, приспособленной к интересам общего правосудия. Вполне объяснимо, когда судьи, имеющие большой опыт работы в правоохранительных органах, отдают предпочтение, например, приемам специально-юридическим. Тем, кто пришел из "чистой науки", присущ более широкий исследовательский подход к уяснению смысла закона - систематический, телеологический и исторический способы толкования. Первые всегда более исходят из конкретики, чем из отдаленных предполагаемых результатов нормы. Корни самоограничения субъектов толкования лежат и в их правосознании, напрямую связаны с уровнем правовой квалификации.

В зависимости от субъекта толкования оно может быть официальным и неофициальным.

Официальное толкование исходит от органов, уполномоченных на обязательное для правоприменителей толкование. В тех случаях, когда оно дается органом, который издал данный акт, его называют аутентичным толкованием. Например, такое толкование может даваться Федеральным Собранием, Президентом РФ и другими правотворческими органами.

Толкование, осуществляемое органами в соответствии с представленными полномочиями в рамках его компетенции, является легальным толкованием. Оно обязательно для субъектов, которые подпадают под юрисдикцию органа, дающего толкование. Таковыми являются разъяснения Министерства юстиции, прокуратуры, органов внутренних дел.

Разновидностью официального толкования является конституционное толкование. Оно входит в соответствии с Конституцией РФ в полномочия Конституционного Суда РФ, который обязан давать разъяснение норм Конституции в случае специального запроса со стороны Президента РФ, Совета Федерации, Государственной Думы, Правительства РФ, органов законодательной власти субъектов Российской Федерации. Согласно Федеральному конституционному закону "О Конституционном Суде Российской Федерации" от 21 июля 1994 г. решения Конституционного Суда о толковании норм Конституции обязательны на всей территории Российской Федерации для всех представительных, исполнительных и судебных органов государственной власти, органов местного самоуправления, предприятий, учреждений, организаций, должностных лиц, граждан и их объединений (ст. 6).

Если официальное толкование общеобязательно (в рамках подведомственности толкующего органа) и распространяется на все случаи, предусмотренные толкуемой нормой, то это нормативное толкование. Нормативное толкование является неотъемлемой частью толкуемого акта и не имеет самостоятельного значения в отрыве от него, всегда разделяет его судьбу, будь то отмена или изменение.

Казуальное толкование как разновидность официального дается либо судебным, либо иным компетентным органом в связи с рассмотрением конкретного дела. Их различия сводятся к следующему:

во-первых, это прослеживается в задачах каждого из них. Несмотря на то что и нормативное, и казуальное толкование направлены на преодоление неопределенности в понимании правовых норм, при нормативном толковании задачей органа является установление смысла предписаний и его разъяснение, в то время как при казуальном толковании эта деятельность направлена на правильное решение дела;

во-вторых, может быть различна процедура осуществления нормативного и казуального толкования. В Федеральном конституционном законе "О Конституционном Суде РФ", например, для первого предусмотрены особые правила (гл. XIV), в частности, оно осуществляется исключительно на пленарных заседаниях (п. 2 ч. 2 ст. 21); решение принимается большинством не менее 2/3 от общего числа судей;

в-третьих, казуальное толкование по сути проводимых действий включает и определение материальных условий реализации правовых норм. Понятно, что при нормативном толковании такая стадия вряд ли присутствует;

в-четвертых, нормативное толкование распространяется на неопределенное число случаев, не привязано к конкретной ситуации, казуальное же рассчитано только на казус, который стал предметом разбирательства. Однако приведенные утверждения необходимо корректировать по отношению к судебному казуальному толкованию, которое формально связано с конкретными обстоятельствами дела, но фактически может действовать как прецедент;

в-пятых, существенным является различение сравниваемых видов толкования по юридическим последствиям. Так, признанные вследствие казуального толкования неконституционными акт или его отдельные положения утрачивают силу; признанные не соответствующими Конституции и не вступившие в силу международные договоры не подлежат введению в действие и применению. Несмотря на то что в акте нормативного толкования разъясняется подлинный смысл, содержание нормы и преодолеваются пробелы законодательства, такое толкование не влечет напрямую утраты юридической силы каким-либо иным актом.

Обыденное толкование - обязательный этап в реализации норм, обращенных к гражданам. Обыденное толкование правовой нормы может отличаться от официального. Уровень правосознания и правовой культуры граждан различен. Поэтому исключительно важной представляется проблема разъяснения, пропаганды законодательства в целях воспитания правильного представления о его направленности, что в свою очередь влияет на предупреждение различного рода правонарушений.

Уяснение смысла норм права в полном объеме порой представляет очень сложную задачу, поэтому важное значение имеет доктринальное толкование, которое дается в связи с научным анализом права. Его значение обусловлено глубиной научного разъяснения правовых норм, которое дается в результате теоретических поисков, научного анализа права. Оно содержится в неофициальных трудах - монографиях, научных статьях, комментариях, публичных выступлениях и т.д. Доктринальное толкование законов лежит в основе официальной правотолковательной практики, оказывает на нее прямое (когда, например, выводы научной интерпретации какого-либо нормативного акта учитываются при его новой редакции) и косвенное влияние (когда официальный субъект толкования придерживается определенной научной позиции в теории права). С доктринальным толкованием тесно связано и во многом от него производно компетентное толкование. Оно может исходить от сведущих в области права лиц, действия которых по разъяснению законодательства не приобретают силу юридического факта. Эти лица могут иметь ученые степени, а могут и не иметь их, но если особенность доктринального толкования связана с научной разработкой проблемы, с научным поиском субъекта толкования, то компетентного - в первую очередь с осведомленностью субъекта толкования в области практики. Можно утверждать, что толкование, даваемое лицом, долгое время специализирующимся в области реализации толкуемых норм, будет более весомым, чем то, которое дается кандидатом или доктором юридических наук. Одномоментное прикосновение к государственно-правовой материи может не дать тех результатов, какие дает постоянная юридическая практика.

То и другое носит неофициальный характер, не является обязательным, рекомендации не влекут формально-юридических последствий. И доктринальное, и компетентное толкование основываются на авторитете субъектов толкования права. К компетентному толкованию относится, например, толкование, даваемое прокурорскими работниками, адвокатами, судьями не в процессе своей судебной работы, юрисконсультами, т.е. всеми теми, кто разъясняет правовые нормы, исходя из знания права и той практики, которая складывается в связи с реализацией правовых норм.

Всякий вид правовой деятельности имеет свои стадии. Однако в науке традиционно анализируются стадии правотворчества и правоприменения и практически никогда - стадии толкования. Этот вопрос приобретает особое значение из-за важности данного вида деятельности, большого набора входящих в ее содержание действий, оформления ее специальным актом и т.д.

Актуальность вопроса о стадиях толкования объясняется еще законодательным регулированием этапов правотолковательной деятельности. Так, законами предусматриваются правила производства в конституционных судах, наделенных, как Конституционный Суд Российской Федерации, правом официального толкования Конституции. Данные правила не просто экстраполируются на деятельность по толкованию правовых норм, но и конкретизируются с учетом особенностей этой деятельности в сравнении с другими.

Под стадиями толкования следует понимать осуществляемые субъектом интерпретации комплексы действий по установлению и разъяснению воли законодателя, имеющие свои относительно самостоятельные цели, свое содержание и форму, свои методы проведения.

Важное значение имеет субъектная сторона каждой из стадий, так как ее результаты могут иметь юридическое значение. Так, на начальной стадии толкования норм Конституции в Конституционном Суде Российской Федерации устанавливается неопределенность ее положений. Одно лишь указание на это заявителя не порождает обязанность Суда к принятию запроса к рассмотрению. В соответствии с Федеральным конституционным законом "О Конституционном Суде Российской Федерации" только Конституционный Суд РФ решает вопрос о наличии или отсутствии основания к рассмотрению дела, хотя он не может повлиять ни на инициативную сторону запроса, ни на его материально-правовое содержание. Помимо этой стадии можно выделить подготовительную, связанную с деятельностью судьи-докладчика до слушания дела, стадию рассмотрения обращения по существу в открытом заседании Конституционного Суда и др.

Действия, подобные стадиям толкования конституционных норм в Конституционном Суде, могут осуществляться и за его пределами (например, в ходе доктринального толкования), но официальное выражение они получают через судебные процедуры.

Например, первой стадией толкования конституционных норм является установление неопределенности в вопросе их понимания при рассмотрении запроса о толковании в Конституционном Суде. Это одновременно и основание к возбуждению дела в Конституционном Суде, и обнаружение расхождений в уяснении норм, обозначение нюансов, по которым впоследствии придется проводить расследование. На данной стадии изучается текст обращения в Конституционный Суд и прилагаемые к нему документы.

Серьезное значение на этой стадии имеют действия по предварительному изучению обращения судьями Конституционного Суда. По докладу судьи в пленарном заседании Суда принимается решение о принятии или отказе в принятии обращения к рассмотрению.

Вторая стадия толкования связана с деятельностью судьи по подготовке дела к слушанию. Он, в частности, истребует необходимые материалы, поручает производство проверок, исследований, экспертиз, консультируется у специалистов, делает запросы. Уже на этой стадии определяется круг лиц, подлежащих приглашению и вызову в заседание, направляются документы участникам процесса и т.д. Стадия завершается объявлением о заседании Конституционного Суда, уведомлением о нем участников процесса.

Третья стадия состоит в рассмотрении обращения по существу в открытом заседании Конституционного Суда. Порядок исследования вопросов определяется непосредственно в Федеральном конституционном законе "О Конституционном Суде Российской Федерации".

Четвертую стадию составляют дискуссии на закрытом совещании судей по принятию итогового решения. Решение о толковании Конституции принимается большинством не менее 2/3 от общего числа судей.

Завершающую стадию толкования конституционных норм составляют действия по оформлению акта толкования, например в виде постановления Конституционного Суда, и доведение его до всеобщего сведения.

Согласно действующему Закону возможна и шестая стадия, связанная с разъяснением решения о толковании Конституционного Суда.

Все перечисленные стадии образуют совокупность процессуальных действий. Другими словами, основания приведенной классификации коренятся в процессуальной области. Но не менее значимо (скорее, наоборот) выделение стадий по материальному признаку, т.е. с точки зрения существа проводимых действий, их целей и фактического содержания. Представляется возможным выделить три такие стадии: 1) уяснение идеологии законодательных норм; 2) исследование правового содержания законов; 3) исследование материальных сторон действия права.

Первая предполагает выявление мнений о содержании законодательных установлений, уяснение аргументации противоположных позиций, обращение к концептуальным позициям, отраженным в литературе, выявление мнения экспертов и т.п.

Вторая требует использования всех известных приемов уяснения подлинного содержания законодательной воли. Кроме того, неизбежно возникает вопрос о соответствии закона праву: не являются ли толкуемые нормы закона неправовыми.

Третья сориентирована на изучение практики. И не только судебной или, более широко, правоприменительной. Для уяснения законодательной воли необходимо обратиться к тем жизненным потребностям, которые вызвали нормы закона к жизни. В конечном счете должны быть приняты во внимание самые глубинные, базисные общественные отношения. Не могут игнорироваться объективные и сугубо субъективные интересы, определившие волю законодателя. Не избежать сопоставления жизненных реалий с условиями действия законодательных норм, времени их толкования.

Подробное освещение стадий толкования законов могло бы показать наличие обязательных и факультативных стадий (например, разъяснение постановления о толковании соответствующих норм Конституции). Некоторые стадии немыслимы без полного набора всех составляющих их действий (например, исследование правового содержания норм). Другие можно представить в качестве усеченных.

Усечение стадий становится явным, когда толкование правовых норм идет в неофициальном порядке. При этом также исключается постановка вопросов о процессуальных стадиях. Таким образом, стадии толкования правовых норм в полном объеме проявляют себя в деятельности конституционных судов. Именно для этого органа имеет смысл продолжить всестороннее изучение стадий на предмет их оптимизации.

Результатом освоения всех стадий толкования с использованием известных способов интерпретации является вывод о действительном содержании нормы, т.е. того, которое имелось в виду самим законодателем.

Поскольку законодатель свои требования формулирует посредством символов-терминов и словесных конструкций, изложение его воли может не совпасть с его действительным содержанием. Тогда норма истолковывается шире (распространительное, или экстенсивное толкование) или уже (ограничительное, или рестриктивное толкование) ее буквального смысла, но обязательно в соответствии с тем, что найден в итоге уяснения истинного содержания нормы.

Давно замечено, что распространительное толкование близко соприкасается с аналогией закона. Но все же исходные точки здесь различны: распространительное толкование исходит из того предположения, что оно осуществляет волю законодателя, поскольку она выразилась в общем направлении истолкованного закона. Аналогия, напротив, не опирается на волю законодателя: она создает новое право в силу равенства оснований с правом, существовавшим раньше.

Объем толкования традиционно устанавливается относительно текста нормы (буквальное толкование). Последнее является определяющим, и это залог законности и стабильного правопорядка.

Но какие бы причины не влияли на объем толкования (наличие других норм близкого содержания, которые влияют на объем действия толкуемого положения, дефекты словесного выражения нормы), он всегда проецируется на пределы нормативного регулирования. Можно даже сформулировать правило, что нельзя истолковать шире того содержания норм, которое означает их максимально допустимый радиус регулирования. Например, Основной закон государства - Конституция как итог политической борьбы может толковаться и применяться в измененном (в угоду политике) виде, но в радиусе допустимого предела регулирования конституционных норм. Нормы права, в том числе конституционные, ограничивают пределы вмешательства государства. Толкуя их то расширительно, то ограничительно, эти границы подвигаются и возможен ущерб гражданскому обществу. Конституционные нормы, устанавливающие самые общие пределы вмешательства государства в гражданское общество (регулируя конституционное устройство), обладая наивысшей юридической силой, выполняют роль гаранта. Толкование их в указанных пределах (адекватное) является юридической гарантией их реализации, а следовательно, соблюдения пределов вмешательства государства в гражданское общество. Таким образом, всем субъектам толкования Конституции, в первую очередь официальным, следует иметь в виду: расширительное толкование конституционных норм способствует расцвету патернализма, близкого к тому состоянию огосударствления, в котором долгое время пребывало наше общество. Ограничительное толкование Конституции на официальном уровне чревато сужением необходимого в противовес хаосу регулирующего воздействия права, ущербом правам и свободам граждан.

Одно из основных положений теории права состоит в том, что субъект толкования не вносит ничего нового в разъясняемую норму, а лишь известными методами и средствами стремится уяснить ее действительный смысл и содержание. На этом приходится акцентировать внимание, так как особенно при толковании Конституции, например Конституционным Судом, ввиду того что большинство ее норм носят общий характер, велик соблазн вложить в норму то содержание, которое не предусмотрено законодателем.

Так, не раз подвергалось критике решение Суда о толковании положений ч. 4 ст. 111 Конституции РФ о том, что Президент РФ при внесении в Государственную Думу предложений о кандидатурах на должность Председателя Правительства РФ вправе представлять одного и того же кандидата дважды или трижды. Замечено, что исходя из буквального смысла текста ст. 111, взятого в системной связи с другими положениями Конституции Российской Федерации, не вытекает, что Президент Российской Федерации может трижды представлять одну и ту же кандидатуру на пост Председателя Правительства Российской Федерации при ее отклонении Государственной Думой. В противном случае в ч. 4 данной статьи было бы определено, что Государственная Дума распускается "после трехкратного отклонения представленной кандидатуры". Замечено, что грамматическое толкование ч. 4 ст. 111 Конституции Российской Федерации в ее системной связи с другими частями этой статьи, а также с учетом ее телеологического толкования позволяет сделать вывод, что использование в ней множественного числа - "после трехкратного отклонения представленных кандидатур" - означает, что подразумеваются две или более кандидатуры.

Встречающиеся в практике случаи формирования новых правовых норм под видом толкования следует не допускать в дальнейшем, так как они не могут способствовать совершенствованию законодательства и стабилизации правопорядка.

 


Дата добавления: 2015-04-16; просмотров: 40; Нарушение авторских прав







lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2021 год. (0.015 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты