Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



Статья 20

Читайте также:
  1. Quot;Статья 320.1. Исполнение факультативного обязательства
  2. Анализ расходов на продажу (издержек) по статьям затрат
  3. Анализ себестоимости продукции по статьям калькуляции
  4. Анализ себестоимости СМР по статьям затрат
  5. Аналитический учет по счету 44 "Расходы на продажу" ведется по видам и статьям расходов.
  6. Арбитражный процессуальный кодекс РФ [2002г], Статья 254. Процессуальные права и обязанности иностранных лиц
  7. Вступительная статья
  8. ВСТУПИТЕЛЬНАЯ СТАТЬЯ
  9. Вступительная статья по рисованию
  10. Группировка затрат по калькуляционным статьям.

Заключительная статья «Рукописания» угрожает отмщением небесных сил тем, кто попытается нарушить установления – почнет вес отимати, или продавати (т. е. облагать поборами), или дом обидити святого великого Ивана и святого Захаръи.

Последовательное рассмотрение статей «Рукописания» позволяет сделать общий вывод о времени создания этого памятника. Очевидно, что он не мог возникнуть в княжение Всеволода Мстиславича вопреки прямым ссылкам на данье этого князя. Такой датировке противоречат княжеский титул самодержца всея Руси, соборный статус церкви Ивана, наличие в ней придела, упоминание тысяцкого и, вероятно, житьих людей. В XII в. не могло быть низовских и тверских гостей, не могло быть тогда и юрьевского архимандрита.

В то же время «Рукописание» содержит ряд признаков, не позволяющих датировать его создание позднее начала XIV в. К числу таких признаков относятся прежде всего использование для денежных расчетов в качестве основной единицы гривен серебра, которые с появлением на рубеже XIII – XIV вв. рубля перестают употребляться в Новгороде. Анализ денежных соотношений в ст. 10 прямо указывает на XIII в., поскольку они основываются на соотношении гривны серебра и гривны кун, равном 7,5:1, которое было характерным только для указанного времени. К рубежу XIII – XIV вв., по-видимому, уже не существовало ни «Кончанского моста», ни «погреба», упомянутых при описании церковного участка св. Ивана – буевища Петрятина дворища. Все реалии памятника находят подтверждение в фактах и явлениях XIII в., тяготея к его середине и второй половине.

Сказанное выше относится целиком к Троицкому изводу «Рукописания», тогда как в Археографическом изводе ст. 15 дана в иной редакции, использующей уже счет на рубли. Это обстоятельство характеризует Троицкий извод как более ранний, основывающийся на тексте, стоящем ближе к первоначальному, хотя в ряде мест Археографический извод более точно воспроизвел первоисточник. В ст. 15 Археографического извода отражен и иной порядок назначения руги в той части, которая касается организации престольного праздника. Этот новый порядок, фиксируемый Комиссионным списком «Рукописания», существовал уже в середине XV в. Он действует и в более позднее время, будучи отражен в документе 80-х гг. XVI в.763 [Новый порядок назначения руги существует и позднее. Он отражен в документе 1621 г. о назначении руги новгородским церквам и монастырям (ЦГАДА, ф. 137. Боярские и городовые книги. Новгород, ед. хр. 13, л. 38 об.)]. Это обстоятельство дополнительно характеризует Троицкий извод как сохранивший реликтовые сведения более ранней поры. Вместе с тем ссылки в Комиссионной рукописи на пошлину по старине и возможное восхождение ее текста к сборнику начала 20-х гг. XV в., в котором, следовательно, имелись и указанные ссылки, позволяют предположительно отнести возникновение нового порядка, а вместе с ним и Археографического извода «Рукописания» еще к XIV в.



Внутренняя противоречивость памятника, свойственная ему уже на стадии Троицкого извода и проявляющаяся в дублировании отдельных установлений, сравнение которых не дает адекватной картины, позволяет высказать осторожное предположение о соединении в основном тексте «Рукописания» двух источников. Один из них лежит в основе ст. ст. 1 –15 и, возможно, ст. 20. Все его установления весьма конкретны и логично связаны между собой. Другому соответствуют ст. ст. 15а – 19. Он не обладает должной конкретностью. Именно в этой части «Рукописания» появляются дублирующие статьи и упоминаются побережские старосты и побережане, о которых прежде не говорилось и роль которых в системе организации дома св. Ивана надлежащим образом не разъяснена. Если такое предположение правильно, история создания «Рукописания Всеволода» оказывается более сложной, нежели это представлялось ранее. Оба предполагаемых источника относятся к XIII в., так как датируемые этим временем реалии памятника содержатся в обеих частях «Рукописания».



Для общих хронологических наблюдений над «Рукописанием» важным оказывается его сравнение с «Уставом великого князя Всеволода о церковных судах, людях и мерилах торговых». Этот памятник, возникший в конце XIII в., включал в свой состав фрагменты более древнего документа, который касается и некоторых прав церкви Ивана. На относительную древность этого документа указывает участие в его составлении десяти сотских, но отсутствие каких-либо упоминаний о тысяцком, указание на одного, а не на нескольких иванских попов и только на одного иванского старосту.

Согласно Уставу, князь распоряжается передачей из-под своей юрисдикции не только вощаного веса. Он дает суд и мерила, иже на торгу..., мерила торговой, скалвы вощаныи, пуд медовый, и гривенку рублевую, и локоть еваньскыи, но не церкви Ивана, а в Новегороде святей Софии, и епископу, и старосте иваньскому, и всему Новугороду. В случае нарушения этого пожалования кем-либо Устав грозит: А скривится, а кому приказано, а того казнити близко смерти, а живот его на трое: треть живота святей Софии, а другаа треть святому Ивану, а третьая треть сочьским и Новугороду. В распоряжение церкви Ивана передается также половина какой-то пошлины с Русы: а попу иваньскому рускаа пись с борисоглебьскым напол, а сторожю иваньскому рускои порочици пятно да десять конюхов соли. Не ясно, подразумевается ли под борисоглебским попом священник церкви Бориса и Глеба на Погребище (в которую, как это видно из «Записи о ружных церквах», делались выплаты иванскими попами) или церкви Бориса и Глеба в Старой Руссе (к организации которой, судя по летописному сообщению 1403 г., имели какое-то отношение новгородские купцы). Однако очевидно, что характер княжеского пожалования церкви Ивана в Уставе отличен от того, какой представлен «Рукописанием».

Если «Рукописание» устанавливает монопольное право церкви Ивана контролировать взвешивание воска и отчислять в свою пользу обусловленную пошлину с вощаного веса, то в Уставе речь идет о взвешивании и измерении широкого ассортимента товаров, о торговых всех весах, мерилах и скалвах вощаных и пуде медовом, и гривенке рублевой, и всякой извести, иже на торгу проможи людьми. Здесь термином известь, очевидно, обозначается все, что имеет отношение к взвешиванию (ср. в новгородской Таможенной грамоте 1571 г.: А Новгородец... и Псковитин, кто извесит мед, или икру, или иное что взвесит, и пудовщикам имати с рубля по две денги764 [ААЭ, т. I. № 282]). Однако право контроля в Уставе не закреплено монопольно за церковью Ивана: нарушители этого права рискуют конфискацией имущества и разделом его между Софийским собором, церковью Ивана и сотскими (последние олицетворяют также «весь Новгород»).

Имеем основания утверждать, что описанный Уставом порядок и связь его с церковью Ивана не только декларированы, но и применялись на практике. Во время археологических раскопок 1948 г. на Ярославовом дворище в Новгороде был найден обломок мерной линейки XIV в. (палеографическая дата) с надписью Святого Еваноск.., трактованной М. Н. Тихомировым как иванский локоть765 [Арциховский А.В., Тихомиров М. Н. Новгородские грамоты на бересте (из раскопок 1951 г.). М., 1953, с. 48, № 7]. Этот предмет, естественно, не имеет отношения к измерению воска, но соответствует локтю еваньскому «Устава Всеволода».

Упомянутая Таможенная грамота 1571 г. сообщает: А воск, и мед, и олово, и свинец, и квасцы, и ладан, и темьян весити по старине на крюк у Ивана Святого под церковью на Петрятине дворище, а таможником в то не вступатися ни во что766 [ААЭ, т. I, № 282. Выражение «под церковью» означает, что к этому времени церковь Ивана была разгорожена на два этажа и прежнее место взвешивания оказалось в подцерковье]. В Откупной новгородской грамоте 1587 г. на весчую пошлину у Ивана на Опоках наряду с воском в числе весчих товаров называются темьян, ладан, медь, олово, свинец, «сера горячая», киноварь, ртуть и «всякие краски красильницкие»767 [ААЭ, т. I, № 334]. За сто лет до этого, в 1489 г., по распоряжению Ивана III весовщики, приставленные к весам при церкви св. Ивана, должны были взимать у иноземцев весчую пошлину не со всего товара целиком, а с каждого корабельного фунта его веса768 [Казакова Н. А. Русско-ливонские и русско-ганзейские отношения. Конец XIV – начало XVI вв. Л., 1975, с. 198]. В этой связи, обращаясь уже к эпохе новгородской независимости, мы получаем возможность объяснить формулу докончаний 1456 и 1471 гг.: А крюк князю великому по старине, на третей год. По-видимому, в какой-то момент великий князь вернул себе треть доходов от весчей пошлины. Можно даже догадываться, о какой трети идет речь: коль скоро софийская казна была общегосударственной, иначе городской, трети св. Софии и сотских, по Уставу, имели по существу одного и того же адресата, что и могло послужить поводом для указанного перераспределения доходов. Можно также предположить, что такое перераспределение произошло одновременно с изменением иванской руги, отмеченным при анализе Археографического извода «Рукописания». Если это так, то новый порядок организации иванских дел и организации взаимоотношений великого князя и церкви Ивана имел в своей основе оба документа – «Рукописание» и Устав.

Сопоставление «Рукописания» и Устава свидетельствует о том, что во второй половине XIII – начале XIV вв. в Новгороде велась оживленная работа по юридическому оформлению сложившегося к тому времени способа распределения доходов от взвешивания товаров. Отсутствие документа, всесторонне обосновывающего эту практику, вызвало к жизни фальсификации, одна из которых опиралась на подлинный, но в значительной мере устаревший документ XII в., а другая обстоятельно излагала установившийся к тому времени порядок. Использование подлинного документа в первой фальсификации позволило именовать его Уставом. Проекция второй фальсификации на время Всеволода Мстиславича при отсутствии подтверждающего ее истинность оригинала привели к именованию его «Рукописанием», т. е. завещанием давно умершего князя. Совпадение же фиксированных в обоих документах норм с реальной практикой послужило в дальнейшем к их восприятию как нормативных документов новгородского законодательства.

 


Дата добавления: 2015-04-16; просмотров: 13; Нарушение авторских прав


<== предыдущая лекция | следующая лекция ==>
Статья 16 | Устав кн. Ярослава о церковных судах
lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2018 год. (0.009 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты