Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



Статья 10




Читайте также:
  1. Quot;Статья 320.1. Исполнение факультативного обязательства
  2. Анализ расходов на продажу (издержек) по статьям затрат
  3. Анализ себестоимости продукции по статьям калькуляции
  4. Анализ себестоимости СМР по статьям затрат
  5. Аналитический учет по счету 44 "Расходы на продажу" ведется по видам и статьям расходов.
  6. Арбитражный процессуальный кодекс РФ [2002г], Статья 254. Процессуальные права и обязанности иностранных лиц
  7. Вступительная статья
  8. ВСТУПИТЕЛЬНАЯ СТАТЬЯ
  9. Вступительная статья по рисованию
  10. Группировка затрат по калькуляционным статьям.

Статья определяет еще один источник дохода церкви Ивана на Петрятине дворе. Если в ст. 2 говорилось о руге, т. е. о взятии вощаного веса с княжеского великоимения, а в ст. 7 – о независимом от князя вкладе купеческой организации, то ст. 10 определяет еще один такой способ организации церковной казны: сбор вощаной пошлины от торговли воском. В числе таких торговцев названы низовские, полоцкие и смоленские гости, а также новоторжцы и новгородцы; последние две категории торговцев для Новгорода гостями, естественно, не были. Единицей обложения здесь признается берковец, т. е. 10 пудов.

Упоминание в тексте ст. 10 мордок послужило А. А. Зимину одним из оснований датировать памятник концом XIV в., поскольку эта денежная единица впервые фигурировала в известных прежде источниках только в 1396 г.725 [Духовные и договорные грамоты великих и удельных князей XIV-XVI вв. М.-Л., 1950, с. 42, № 15], но в Новгороде она якобы была отменена в связи с принятием в обращение прибалтийской серебряной монеты в 1410 г.726 [ПСРЛ, т. XI. Спб., 1879, с. 236. Использование этого известия представляется не вполне корректным, поскольку оно имеется только в Никоновской летописи. В аналогичном сообщении Новгородской Первой летописи говорится не о мордках, а о кунах (НПЛ, с. 402). Мордки упомянуты и в новгородском документе 1461 г. (ГВНП, с. 39, № 21)]. Однако в 1954 г. в Новгороде при раскопках в слоях первой четверти XIII в. была найдена берестяная грамота № 108, в которой упомянуты мордки: ...у суме две гривьнь корстокыхо мородоко727 [Арциховский А.В., Борковский В. И. Новгородские грамоты на бересте (из раскопок 1953-1954 гг.). М., 1958, с. 38]. Этот пример лишний раз показывает, как опасно опираться на термины, не имеющие в источниках массового распространения. Анализ записи XVII в. – Памяти, как торговали доселе новгородцы, устанавливает, что в структуре новгородских денежных единиц мордка составляла одну десятую гривны кун, а позднее монетной гривны XV в.728 [Янин В. Л. «Память, как торговали доселе новгородцы». (К вопросу об эволюции новгородской денежной системы в XV в.). – Новгородский исторический сборник, № 2].

Из содержания ст. 10 может быть понят определенный хронологический момент для датировки «Рукописания» в целом. В ней говорится о размерах пошлины, взимаемой иванскими старостами с торгующих воском гостей. Норма этой пошлины дифференцирована следующим образом:



у низовского гостя – 0,25 гривны серебра и 0,5 гривенки перца,

у полоцкого и смоленского – 2 гривны кун,

у новоторжца– 1,5 гривны кун,

у новгородца – 6 мордок.

Очередность наименования норм находится здесь в очевидной связи с уменьшением расстояния Новгорода от тех мест, откуда приезжают с воском торговцы. Для ориентировки назовем эти расстояния по прямой: до рубежей Низовской земли (прежние Ростово-Суздальские владения) – 400–450 км, до Смоленска – 400 км, до Полоцка – 360 км, до Торжка – 275 км. Норма пошлины новоторжца выше, чем у новгородца; у полоцкого и смоленского гостей – выше, чем у новоторжца; следовательно, и у низовского гостя она должна быть выше, чем у полоцкого и смоленского. В то же время разница между нормой низовского и смоленского гостя не могла быть большой, коль скоро расстояние до Новгорода от рубежей Низовских земель и от Смоленска практически одинаково. Даже разница между смоленской и новоторжской нормами достигает всего лишь 0,5 гривны кун.



Некоторые трудности может вызвать отсутствие в «Рукописании» указания на цену перца, необходимую для приведения всех названных в ст. 10 норм к общему знаменателю. Однако эта трудность преодолима. В Откупной новгородской грамоте, опирающейся в исчислении вощаной пошлины с иноземцев на нормы «Рукописания», но составленной в 1587 г., установлено, что с иноземцов пошлины имати по старине с берковска воску, с 10 пудов московских, полполтины новгородскую да полгривенки перцу, а за полгривенки перцу 5 денег новгородская729 [ААЭ, т. 1, №334]. В новгородской полуполтине, т. е. четверти рубля, было 54 новгородских денги. Значит, соотношение в пошлине серебра и перца было близким 11:1, и добавление полгривенки перца к четверти гривны серебра лишь ненамного увеличивало выраженную в серебре норму.

Попытаемся использовать изложенное выше наблюдение применительно к новгородским денежным системам разных эпох.

Система вощаных пошлин «Рукописания» не может быть ориентирована на нормы русского денежного обращения XII–первой трети XIII вв. Согласно показаниям торгового договора Смоленска с Ригой и Готским берегом 1229 г., в то время гривна серебра приравнивалась к 4 гривнам кун730 [Смоленские грамоты XIII-XIV вв. М., 1963. с. 36, 40]. Такое соотношение возникло еще в XI в. на базе обращения в русских землях западноевропейского динария731 [Янин В. Л. Денежно-весовые системы русского средневековья. Домонгольский период. М., 1956]. Следовательно, четверть гривны серебра тогда была тождественна одной гривне кун. Применив этот расчет к норме вощаной пошлины низовского гостя, мы выяснили бы, что он платит чуть больше гривны кун, т. е. меньше не только полоцких и смоленских гостей, но и новоторжца, что является очевидным нонсенсом.



Норма новгородской гривны кун XIV в. равнялась одной пятнадцатой части гривны серебра732 [Янин В. Л. Берестяные грамоты и проблема происхождения новгородской денежной системы XV в. – Вспомогательные исторические дисциплины, вып. 3. Л., 1970]. Применительно к этому времени четверть гривны серебра равна 3,75 гривны кун, а с учетом полугривенки перца пошлина низовского гостя в этом случае соответствовала бы примерно 4 гривнам кун, превзойдя вдвое пошлину смоленских и полоцких гостей. Это также представляется нелогичным.

Между тем нормы «Рукописания» идеально соответствуют промежуточной денежной системе Новгорода XIII в., в которой, как об этом свидетельствует дополнительная статья Русской Правды А се бещестие, гривна серебра равнялась 7,5 гривнам кун: а за гривну сребра пол осме гривне733 [Новгородская Первая летопись, с. 498]. В этой системе четверть гривны серебра приравнивается к 1,875 гривны кун, а с добавлением полугривенки перца норма вощаной пошлины низовских гостей чуть превышает 2 гривны кун, что ставит низовских и смоленских гостей в примерно равные условия.

Особо льготная пошлина в «Рукописании» установлена для новгородцев. Как уже отмечено, мордка составляла одну десятую часть гривны кун. Следовательно, новгородцу полагалось платить с берковска воска только 0,6 гривны кун.

Важнейшее значение для датировки «Рукописания» имеет упоминание в ст. 10, а также в ст. ст. 3, 7, 14 и 15 гривен серебра как основной денежной единицы Новгорода. Отметим, что впервые термин гривна серебра упомянут в акте 30-х гг. XII в.734 [ГВНП, с. 140, № 81. Правда, в этом документе термин может означать не денежную единицу, а вес. Достоверное упоминание «гривны серебра» как денежной единицы впервые – в грамоте конца XII в. (ГВНП, с. 55-56, № 28)], в последний раз – на рубеже XIII–XIV вв.735 [ГВНП, с. 317-318, № 331, 332]. В новгородских летописях позднейшей датой употребления этого термина оказывается 1316 г.736 [Новгородская Первая летопись, с. 336]. С того же времени в источниках появляется новое обозначение основной единицы новгородской денежной системы – рубль, древнейшие случаи употребления которой фиксируют берестяные грамоты рубежа XIII–XIV вв. Смена терминов отражает и преобразование денежной системы, после которого прекращается литье серебряных слитков по норме гривны серебра737 [Янин В. Л. Берестяные грамоты и проблема происхождения новгородской денежной системы XV в.]. Следовательно, ранним рубежом создания «Рукописания» может быть признано начало XIV в.

С другой стороны, важное хронологическое значение имеет упоминание низовскаго гостя. Термин Низ, Низовская земля, низовские люди, широко употребляемые для обозначения Владимиро-Суздальской земли, в новгородских актах известны уже с 1270 г.738 [ГВНП, с. 13. № 3], но обращение к материалам летописей показывает, что эти термины для указанного времени были сравнительно молодыми: впервые о низовцах в летописи говорится под 1234 г.739 [Новгородская Первая летопись, с. 283]. Таким образом, упоминание низовского гостя в «Рукописании» является еще одним анахронизмом относительно времени Всеволода Мстиславича740 [Упоминание низовцов или низовичей в Новгородской Четвертой летописи и в Софийской Первой летописи под 1131 г. (ПСРЛ, т. 4, ч. 1, вып. I. Прг., 1915, с. 145; т. 5. Спб., 1851, с. 156) имеет в виду иную территорию – на юге Руси. См.: Брарина Л. М., Добродомов И. Г., Кучкин В. А. Рец.: Барбаро и Контарини о России. К истории итало-русских связей в XV в.– История СССР, 1973, № 1, с. 188].


Дата добавления: 2015-04-16; просмотров: 8; Нарушение авторских прав







lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2021 год. (0.016 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты