Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



Инновационная образовательная программа 4 страница

Читайте также:
  1. C) архивтеу программасы
  2. C) архивтеу программасы
  3. D. Қолқа доғасынан 1 страница
  4. D. Қолқа доғасынан 2 страница
  5. D. Қолқа доғасынан 3 страница
  6. D. Қолқа доғасынан 4 страница
  7. D. Қолқа доғасынан 5 страница
  8. D. Қолқа доғасынан 6 страница
  9. D. Қолқа доғасынан 7 страница
  10. D. Қолқа доғасынан 8 страница

Президент Российской Федерации подписывает и обнародует федеральные законы (п. "д" ст. 84 Конституции РФ, Федеральный закон от 14 июня 1994 г. N 5-ФЗ "О порядке опубликования и вступления в силу федеральных конституционных законов, федеральных законов, актов палат Федерального Собрания" <1>). Он вправе отклонить федеральный закон, поэтому палаты Федерального Собрания в установленном Конституцией России порядке (ч. 3 ст. 107) вновь рассматривают данный закон <2>.

--------------------------------

<1> См.: Собрание законодательства РФ. 1994. N 8. Ст. 801.

<2> Порядок вступления уголовного закона в силу более подробно излагается в § 3 настоящей главы учебника.

 

2. Признаки уголовного закона и источники уголовного права. Уголовный закон - нормативный акт. Как структурный элемент всей системы российского законодательства он обладает определенными чертами сходства с нормативными актами других отраслей права.

Он является юридическим выражением интересов значительной части многонационального народа России, который является носителем суверенитета и единственным источником власти в Российской Федерации. Народ осуществляет свою власть непосредственно, а также через органы государственной власти и органы местного самоуправления. Высшим непосредственным выражением власти народа являются референдум и свободные выборы (ст. 3 Конституции). Президент России, Государственная Дума как субъекты государственной власти избираются гражданами Российской Федерации (ст. ст. 81, 96 Конституции). Следовательно, уголовный закон нашей страны как одна из самостоятельных форм реализации ее уголовной политики заключает в себе определенным образом сформулированные и систематизированные представления граждан России об основаниях, способах и средствах борьбы с общественно опасными посягательствами на охраняемые законом ценности (права и свободы человека и гражданина, собственность, общественный порядок и общественная безопасность и др.). В этом смысле можно согласиться с мнением, что государственная власть представляет собой материальный источник уголовно-правовых норм <1>.

--------------------------------

<1> См.: Уголовное право. Общая часть: Учебник для вузов / Отв. ред. И.Я. Козаченко, З.А. Незнамова. М., 1999. С. 24.



 

Уголовный закон воплощает в себе определенные нравственные начала и идеалы подлинно демократического общества. Соответствие уголовного закона нравственным воззрениям большинства населения России призвано обеспечить ему высокий авторитет.

Уголовный закон обладает высокой юридической силой, которая проявляется в том, что он действует постоянно, порождая определенные юридические последствия, и не может быть изменен или отменен помимо воли Федерального Собрания РФ. Согласно ч. 1 ст. 15 Конституции РФ она имеет высшую юридическую силу. Законы и иные нормативные акты, принимаемые в Российской Федерации, не должны противоречить Конституции. Вместе с тем уголовный закон имеет верховенство над иными нормативными актами, регламентирующими реализацию уголовной ответственности. В случае их противоречия уголовному закону приоритет принадлежит последнему и предполагает приведение этих нормативных актов в соответствие с положениями уголовного законодательства. Так, в литературе справедливо указывается на недопустимость установления ранее имевших место в Уголовно-исполнительном кодексе РФ некоторых положений, противоречащих предписаниям действующего УК РФ в части ограничения возможности применения условно-досрочного освобождения <1>. Имеется также несогласованность между УК РФ и УПК РФ в части регламентации оснований отказа в возбуждении уголовного дела (или его прекращении) в случае добровольного отказа от преступления: в ст. 24 УПК РФ такого основания фактически не предусмотрено. Между тем использование иных оснований не соответствует предписаниям ч. 1 ст. 31 УК РФ, где прямо говорится именно об исключении уголовной ответственности в случае прекращения лицом приготовления к преступлению либо прекращения действий (бездействия), непосредственно направленных на совершение преступления, если лицо сознавало возможность доведения преступления до конца. Поэтому в литературе рекомендуется предусмотреть в УПК РФ самостоятельное основание для отказа в возбуждении уголовного дела (либо в его прекращении) при наличии в действиях лица всех признаков добровольного отказа. Это позволит привести положения ст. 24 УПК РФ в соответствие с предписаниями ст. 31 УК РФ <2>.



--------------------------------

<1> См.: Курс уголовного права. Общая часть. Т. 1: Учение о преступлении / Под ред. Н.Ф. Кузнецовой, И.М. Тяжковой. М., 2002. С. 80.

<2> См.: Тарханов И.А. Поощрение позитивного поведения в уголовном праве. Казань, 2001. С. 205.

 

Нормативность является существенным признаком уголовного закона. Он включает в себя правовые нормы, т.е. общеобязательные правила поведения людей в обществе, которые устанавливаются и обеспечиваются силой государства. В этом смысле содержание уголовного закона представляет собой систему юридических норм с присущей ей строго определенной формой организации правовых предписаний и выражения их во вне. Правовые нормы рассчитаны на индивидуально неопределенный круг лиц и неопределенное количество тождественных случаев. Так, квалификация преступления представляет собой установление и юридическое закрепление тождества (точного соответствия) между юридически значимыми признаками совершенного общественно опасного деяния и нормативными признаками соответствующего состава преступления. Общие начала назначения наказания (ст. 60 УК РФ) предполагают их применение по отношению к неопределенному кругу лиц, признанных виновными в совершении преступления.

Известно, что в ряде национальных уголовно-правовых систем источниками уголовного права (т.е. юридической основой для решения конкретного уголовного дела) могут быть не только нормативные акты, но также обычай, религиозные каноны, прецедент.

В современной России обычай не может рассматриваться как источник уголовного права, хотя в истории уголовного права Российского государства обычай предшествовал праву, зафиксированному в письменной форме. Более того, в определенные периоды обычай рассматривался как особый источник уголовного права наряду с уголовным законом. Так, по Уложению о наказаниях уголовных и исправительных 1845 г. действие общих уголовных законов не распространялось на отдельные категории лиц, именуемых в литературе того периода "инородцами". По свидетельству Н.С. Таганцева, такие изъятия трактовались составителями данного Уложения как временные, "пока нравы народов образованием не смягчатся". "Уголовное уложение, - писал Н.С. Таганцев, - обобщая все перечисленные выше изъятия, довольствуется общим положением... что действие Уложения не распространяется на деяния, наказуемые по обычаям инородческих племен, в пределах, законом установленных" <1>. В последующих уголовно-правовых актах обычай исключается из числа источников российского права.

--------------------------------

<1> Таганцев Н.С. Русское уголовное право. Часть общая: Лекции. Т. 1. М., 1994. С. 68 - 69.

 

Согласно ст. 14 Конституции РФ "Российская Федерация - светское государство. Никакая религия не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной". Уголовный закон РФ является выразителем государственной воли, поэтому религиозные воззрения, традиции или каноны не могут рассматриваться как непосредственный источник отечественного уголовного права и не подлежат реальному применению на территории Российской Федерации.

Судебный прецедент, как состоявшееся ранее судебное решение по конкретному делу, в английском (общем) праве рассматривается и как рождение новой правовой нормы. "Судебная практика в Англии не только применяет, но и создает нормы права" <1>. При этом следует иметь в виду, что обязательные прецеденты создают только решения, исходящие от высших судов, т.е. Верховного суда и палаты лордов, в то время как решения других судов могут служить примером, но не создают обязательного прецедента.

--------------------------------

<1> Давид Р., Жоффре-Спинози К. Основные правовые системы современности. М., 1996. С. 256.

 

В последние годы в отечественной юридической литературе сложилось неоднозначное отношение к прецеденту как источнику уголовного права. Одни авторы полагают, что "нашему уголовному праву чужд прецедент - решение суда по конкретному делу, являющееся обязательным для судов той или иной инстанции при решении аналогичных или близких по характеру дел" <1>. По мнению других, неофициально эти решения выполняют именно такую роль, так как вполне сознательно суды нередко используют решения вышестоящих судов (обычно Верховного Суда) именно как своеобразный эталон при вынесении собственного судебного решения <2>. Дискуссию по этому вопросу нельзя признать завершенной.

--------------------------------

<1> Курс уголовного права. Общая часть. Т. 1: Учение о преступлении / Под ред. Н.Ф. Кузнецовой, И.М. Тяжковой. С. 83.

<2> Наумов А.В. Российской уголовное право: Курс лекций: В 2 т. Т. 1: Общая часть. М., 2004. С. 143.

 

Нам представляется, что прецедент вряд ли может рассматриваться как подлинный источник российского (в том числе уголовного) права. Как справедливо отмечает А.К. Безина, индивидуальные судебные акты не являются источником права, т.е. "общеобязательным правилом для разрешения других аналогичных дел" <1>. Ранее состоявшиеся судебные решения в принципе не должны создавать новых уголовно-правовых норм, ибо их принятие в России является прерогативой законодательной, а не судебной власти. Удел последней - применять закон. К этому следует добавить также, что согласно ч. 1 ст. 3 УК РФ преступность деяния, а также его наказуемость и иные уголовно-правовые последствия определяются только настоящим Кодексом.

--------------------------------

<1> Безина А.К. Судебная практика по трудовым делам (учебное пособие для магистров права). Казань, 2004. С. 43.

 

Как известно, одной из функций Верховного Суда Российской Федерации как высшей судебной инстанции по уголовным делам является дача разъяснений по вопросам применения уголовного закона. Поэтому А.В. Наумов справедливо, на наш взгляд, полагает, что судебный прецедент "является вторичным и производным по отношению к уголовному закону, подчинен ему, конкретизирует букву закона, наполняя ее реальным содержанием, и в конечном счете является необходимым условием реализации воли самого же законодателя" <1>. Таким образом, судебный прецедент не может в нашей стране сам по себе определять преступность и наказуемость общественно опасного деяния.

--------------------------------

<1> Наумов А.В. Указ. соч. С. 145.

 

3. Специфические черты уголовного закона. Для характеристики уголовного закона имеет значение ряд таких качеств и черт, которые позволяют определить его как нормативный акт особого свойства, имеющий собственное социально-правовое назначение, содержание и специфические функции. УК РФ устанавливает основания и принципы уголовной ответственности, определяет, какие опасные для личности, общества и государства деяния признаются преступлениями, и устанавливает виды наказаний и иные меры уголовно-правового характера за совершение преступлений (ч. 2 ст. 2).

В действующем УК РФ впервые в истории российского уголовного права закреплен ряд основополагающих принципов уголовного права (ст. ст. 3 - 7). Хотя вопрос об их количестве и действительном содержании продолжает оставаться дискуссионным в юридической литературе, однако сам факт их фиксации в законе представляется весьма плодотворным с точки зрения выработки и закрепления правовой идеологии в сфере уголовной политики, конструирования уголовно-правовых предписаний и практики применения уголовного закона.

Проблема основания уголовной ответственности может быть рассмотрена в двух аспектах. В ст. 8 УК РФ указывается, что основанием уголовной ответственности является совершение деяния, содержащего все признаки состава преступления, предусмотренного этим Кодексом. Данное положение может быть признано принципиальным потому, что уголовная ответственность допустима только в том случае, если совершено деяние, т.е. поступок человека. Никто не может быть привлечен к уголовной ответственности за нереализованные намерения, свои убеждения и взгляды. Вместе с тем даже совершение лицом деяния может быть признано основанием уголовной ответственности лишь в том случае, если оно содержит все признаки состава преступления, предусмотренного УК. Это предписание следует рассматривать как претворение в жизнь принципа законности, сформулированного в ст. 3 УК РФ.

Никакой иной нормативный акт, кроме уголовного закона, не определяет, какие опасные для личности, общества и государства деяния признаются преступлениями. Согласно ст. 14 УК РФ преступлением признается виновно совершенное общественно опасное деяние, запрещенное Кодексом под угрозой наказания. Исчерпывающий перечень соответствующих видов преступлений и описание их объективных и субъективных признаков излагаются в Особенной части УК РФ. Некоторые общезначимые, присущие всем видам преступлений признаки (например, характеристика субъекта преступления, вины и ее форм) содержатся в Общей части УК. Эти предписания являются неотъемлемыми юридическими составляющими любого вида преступления и поэтому подлежат включению в характеристику его состава.

Уголовный закон отличается от иных нормативных актов тем, что предусматривает различные формы реализации уголовной ответственности. При этом непременным атрибутом статей Особенной части УК является указание на вид и размер уголовного наказания за совершение соответствующего преступления. Угроза наказания является важным элементом характеристики преступления (ч. 1 ст. 14 УК РФ). В Общей части УК РФ дается определение наказания, указываются его цели, содержится исчерпывающий перечень видов наказаний (ст. ст. 43, 44), раскрывается их содержание (ст. ст. 46 - 59), формулируются общие начала (ст. 60) и специальные правила назначения наказания (ст. ст. 64 - 71) и др.

Уголовно-правовые последствия совершения лицом преступления не ограничиваются уголовным наказанием. Действующий УК РФ (ч. 2 ст. 2) предусматривает возможность применения к лицу мер уголовно-правового характера за совершение преступления, которые по своей юридической природе не являются уголовным наказанием. Так, согласно ч. 1 ст. 90 УК РФ несовершеннолетний, впервые совершивший преступление небольшой или средней тяжести, может быть освобожден от уголовной ответственности с последующим применением к нему принудительных мер воспитательного воздействия. Эти меры, перечень которых содержится в уголовном законе (ч. 2 ст. 90 УК), заменяют собой уголовную ответственность, либо их применение допускается вместо уголовного наказания. Так, согласно ч. 1 ст. 92 УК РФ несовершеннолетний, осужденный за совершение преступления небольшой или средней тяжести, может быть освобожден от наказания с применением принудительных мер воспитательного воздействия. В данном случае эти меры выступают как особая форма реализации уголовной ответственности (т.е. заменяют собой наказание).

Уголовный закон предусматривает основания и порядок применения к определенной категории лиц принудительных мер медицинского характера (ст. ст. 97 - 104 УК). Они могут назначаться судом лицам, совершившим деяния, предусмотренные статьями Особенной части УК, в состоянии невменяемости (п. "а" ч. 1 ст. 97 УК), а также лицам, признанным виновными в совершении преступления (п. п. "б", "в", "г" ч. 1 ст. 97 УК РФ). К иным мерам уголовно-правового характера действующий УК РФ относит и конфискацию имущества (гл. 15.1) <1>.

--------------------------------

<1> В ред. Федерального закона от 27 июля 2006 г. N 153-ФЗ // Собрание законодательства РФ. 2006. N 31 (ч. 1). Ст. 3452.

 

Уголовный закон отличается тем, что регламентирует временные пределы наступления и реализации уголовной ответственности, а также основания освобождения от нее. Наказание не является единственной формой реагирования государства и общества на факт совершения преступления. Уголовная ответственность может рассматриваться как реальное и необходимое последствие совершения преступления только в том случае, если не утрачивается ее социальная связь с обстоятельствами совершенного деяния и негативными чертами личности преступника. Поэтому законодатель устанавливает и дифференцирует сроки давности привлечения к уголовной ответственности (ч. 1 ст. 78 УК РФ) либо отказывается от установления таких сроков (ч. 5 ст. 78), определяет сроки давности исполнения обвинительного приговора суда (ст. 83 УК), а в определенных случаях не предусматривает их применение (см. ч. ч. 3 и 4 ст. 83 УК РФ).

Судимость как составной элемент уголовной ответственности также связана с определенными сроками, которые погашают ее социальные и юридические последствия. Именно уголовный закон определяет сроки погашения судимости (ч. ч. 3 и 4 ст. 86 УК РФ), а также ее снятия (ч. 5 ст. 86 УК).

Лицо, совершившее преступление, при определенных обстоятельствах может быть освобождено от уголовной ответственности, что представляет собой исключение из принципиального требования о неотвратимости ответственности. Основания и предпосылки освобождения от уголовной ответственности или наказания и его предпосылки также предусматриваются как Общей, так и Особенной частями УК РФ.

Таким образом, уголовный закон регламентирует достаточно большой круг вопросов, возникающих в процессе решения поставленных перед ним задач по охране наиболее важных социальных ценностей и предупреждения преступлений. Это отличает его от других нормативных актов и придает ему качественное своеобразие и неповторимость.

 

§ 2. Уголовное законодательство Российской Федерации

и его структура

 

1. Понятие уголовного законодательства. Действующее уголовное законодательство России представляет собой систему правовых норм и институтов, которая характеризуется наличием между ними определенных связей и отношений, внутренним единством этих норм и институтов. Учет такой системности позволяет выявить структурные элементы уголовного закона, установить их взаимосвязь и правильно решить многие вопросы, возникающие в процессе применения уголовного законодательства. Нормы и иные предписания уголовного законодательства России кодифицированы. В необходимых случаях законодатель дополняет или изменяет содержание тех или иных норм уголовного права путем внесения дополнений или изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации.

Согласно ч. 1 ст. 1 УК РФ уголовное законодательство Российской Федерации состоит из данного Кодекса. Новые законы, предусматривающие уголовную ответственность, подлежат включению в УК. Из этого нормативного положения следует вывод о том, что УК РФ является единственным кодифицированным уголовно-правовым актом, регламентирующим весь комплекс уголовно-правовых отношений. С другой стороны, однажды принятый УК обычно подвержен изменениям и дополнениям, поскольку изменяются жизненные условия и другие обстоятельства, влияющие на формирование и реализацию уголовной политики нашего государства. Опыт правотворчества в сфере уголовно-правового регулирования является ярким подтверждением этого вывода. Важно, чтобы стабильность закона органично сочеталась с динамизмом нормотворческих процессов. Вместе с тем законодатель совершенно справедливо исходит из того, что новые законы, содержащие изменения или дополнения в сфере уголовно-правового регулирования, подлежат включению в Уголовный кодекс. Таким образом, самостоятельное, обособленное (автономное) действие вновь принятых уголовных законов не допускается.

Это представляется вполне обоснованным хотя бы потому, что нормы уголовного законодательства ориентированы не только на специалистов-юристов, правоприменителя, но и, возможно, в равной степени на всех других граждан. Множественность формальных источников уголовного права создает для последних значительные трудности в усвоении юридических знаний, порождает незнание ряда уголовно-правовых запретов и тем самым снижает предупредительную роль уголовного закона и эффективность обеспечения прав и свобод граждан без обращения их к услугам специалистов. Уголовно-правовая система не должна представлять информационный массив, именуемый некоторыми иностранными учеными "джунглями права". Следует отметить, что законодательство некоторых зарубежных стран допускает множественность формальных источников уголовного права (Великобритания, США и др.) либо самостоятельное существование (действие) отдельных уголовно-правовых актов наряду с УК (ФРГ, Франция и др.)

Судя по тексту и содержанию ч. 1 ст. 1 УК РФ, этот закон надлежит рассматривать как единственный формальный источник для разрешения уголовных дел. Такое мнение является довольно распространенным в научной и учебной литературе. Однако при таком подходе трудно говорить об уголовном законодательстве как об определенной системе законодательных актов и норм различного уровня. Очевидно, по этой причине высказывается мнение, что следует отказаться от указания на Уголовный кодекс как единственный источник отрасли уголовного права <1>.

--------------------------------

<1> См., например: Пудовочкин Ю.Е., Пирвагидов С.С. Указ. соч. С. 155.

 

Согласно Конституции РФ правовую систему Российской Федерации составляют сама Конституция, законы и иные правовые акты, принимаемые в Российской Федерации, а также общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации (ч. ч. 1, 4 ст. 15). Как известно, Конституция РФ имеет высшую юридическую силу и прямое действие, что исключает необходимость принятия каких-либо дополнительных нормативных актов, приводящих в действие соответствующие конституционные положения. Это обстоятельство не могло не быть учтено и в тексте уголовного законодательства, ибо федеральные законы не должны противоречить Конституции, так или иначе умалять ее высшую юридическую силу (см. ч. 1 ст. 15). Общепризнанные нормы и принципы международного права также обладают юридической силой, более высокой по отношению к уголовному закону <1>. В соответствии с этим в ч. 2 ст. 1 УК РФ сформулировано следующее положение: "Настоящий Кодекс основывается (выделено нами. - Авт.) на Конституции Российской Федерации и общепризнанных принципах и нормах международного права".

--------------------------------

<1> В литературе отмечается, что "в уголовном праве можно говорить о преимуществе международно-правовых норм над национальным, только если международно-правовые нормы ратифицированы Российской Федерацией путем принятия федерального закона". (См.: Князев А.Г. Проблемы действия уголовного закона в пространстве. Владимир, 2006. С. 8).

 

Действующая редакция этого уголовно-правового предписания была неоднозначно воспринята в теории уголовного права. По мнению одних ученых, Конституция РФ не содержит уголовно-правовых норм, а международные договоры, содержащие нормы уголовно-правового характера, в силу своей специфики не могут иметь прямого действия на территории России. Термин "основывается" должен, по мнению сторонников такого подхода, восприниматься как информация о материальном источнике уголовного права, под которым понимаются истоки (политические, идеологические и юридические силы), которые питают нормы уголовного права, положены в основу уголовного законодательства и конкретизируются в нем <1>. Это мнение получает поддержку в уголовно-правовой литературе, однако имеет и своих оппонентов. Последние рассматривают Конституцию РФ, общепризнанные нормы и принципы международного права в качестве самостоятельных, составных элементов системы уголовного законодательства.

--------------------------------

<1> См.: Уголовное право. Общая часть: Учебник для вузов / Отв. ред. И.Я. Козаченко, З.А. Незнамова. С. 24 - 28.

 

Решение этой проблемы имеет не только теоретическое, но и практическое значение. Практика правового регулирования не исключает возникновения коллизий между вышеперечисленными нормативными правовыми актами. Так, в период одновременного действия Конституции РФ 1993 г. и УК РСФСР 1960 г. такие коллизии имели место, и суды, опираясь на положения о верховенстве конституционных норм, основывали свои решения, используя положения Конституции РФ. Поэтому в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 31 октября 1995 г. N 8 "О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия" отмечается, что суд, разрешая дело (в том числе и уголовное), применяет непосредственно нормы Конституции, в частности, в том случае, когда он придет к выводу, что федеральный закон находится в противоречии с соответствующими положениями Конституции. В случае неопределенности в вопросе о том, соответствует ли Конституции РФ применяемый (или подлежащий применению) по конкретному делу закон, суд, исходя из положений ч. 4 ст. 125 Конституции РФ, обращается в Конституционный Суд Российской Федерации с запросом о конституционности этого закона. В связи с обращением в Конституционный Суд производство по делу или исполнение принятого решения приостанавливается до разрешения запроса Конституционным Судом Российской Федерации <1>.

--------------------------------

<1> См.: Сборник постановлений Пленумов Верховных Судов СССР и РСФСР (Российской Федерации) по уголовным делам. М., 2000. С. 451 - 452.

 

Фактически это означает, что при коллизии положений Конституции РФ и УК РФ применению подлежат нормы Конституции РФ. Таким образом, эти нормы должны, по мнению Пленума Верховного Суда РФ, рассматриваться как самостоятельный юридический источник для решения конкретного юридического дела.

В данном Постановлении Пленума Верховного Суда РФ содержится также положение (п. 5), что общепризнанные принципы и нормы международного права, закрепленные в международных пактах, конвенциях и иных документах (в частности, во Всеобщей декларации прав человека, Международном пакте о гражданских и политических правах, Международном пакте об экономических, социальных и культурных правах), и международные договоры Российской Федерации являются в соответствии с ч. 4 ст. 15 Конституции РФ составной частью ее правовой системы. Далее, в Постановлении констатируется, что эта же конституционная норма определяет, что если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора <1>.

--------------------------------

<1> См.: Там же. С. 452 - 453.

 

В Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 10 октября 2003 г. N 5 "О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации" отмечается, что "под общепризнанными принципами международного права следует понимать основополагающие импозитивные нормы международного права, принимаемые и признаваемые международным сообществом государств в целом, отклонение от которых недопустимо". Под общепризнанной нормой международного права, в свою очередь, следует понимать "правило поведения, принимаемое и признаваемое международным сообществом государств в целом в качестве юридически обязательного" <1>.

--------------------------------

<1> См.: Бюллетень Верховного Суда РФ. 2003. N 12. С. 3 - 4. Следует отметить, что данная характеристика принципов и норм, равно как и рекомендации судам, получили критическую оценку в юридической литературе как небезупречные (см.: Игнатенко Г.В., Марочкин С.Ю. Постановление Пленума Верховного Суда России от 10 октября 2003 г. и международно-правовые реалии // Бюллетень Министерства юстиции Российской Федерации. 2004. N 4).

 

В ч. 2 ст. 1 УК РФ говорится об общепризнанных принципах и нормах международного права, на которых основывается уголовный закон, однако международные договоры как самостоятельный источник права не упоминаются. Между тем, согласно ч. 3 ст. 5 Федерального закона "О международных договорах Российской Федерации", только положения официально опубликованных договоров Российской Федерации, не требующих издания внутригосударственных актов для их применения, действуют в России непосредственно <1>. Для осуществления иных положений международных договоров Российской Федерации принимаются соответствующие правовые акты. Следует также иметь в виду, что в УК РФ был включен ряд статей (ст. ст. 228 - 234), в которых установлена уголовная ответственность в соответствии с рядом международных конвенций. Согласно п. 6 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 10 октября 2003 г., международные договоры, нормы которых предусматривают признаки составов уголовно наказуемых деяний, не могут применяться судами непосредственно, поскольку такими договорами прямо устанавливается обязанность государств обеспечить выполнение предусмотренных договором обязательств путем установления наказуемости определенных преступлений внутренним (национальным) законом <2>. Так, в соответствии с ратифицированной РФ Конвенцией по морскому праву 1982 г. УК РФ располагает нормой, предусматривающей ответственность за пиратство (ст. 227 в ред. Федерального закона от 8 декабря 2003 г. N 162-ФЗ). Иными словами, воспринимаемые в нашей стране нормы международного права, его принципы и заключенные договоры фактически реализуются в уголовном законодательстве, что должно исключать возможность возникновения коллизий между международным и национальным уголовным правом.


Дата добавления: 2014-11-13; просмотров: 3; Нарушение авторских прав


<== предыдущая лекция | следующая лекция ==>
Инновационная образовательная программа 3 страница | Инновационная образовательная программа 5 страница
lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2019 год. (0.022 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты