Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АстрономияБиологияГеографияДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника


Психоанализ в социологии 5 страница




В конце концов отношения между ними доходили до антагонизма и конфликта. Последний мог быть разрешен лить ценой перехода от одних производственных отношений (переставпшх соответствовать уровню и характеру развития производительных сил) к другим, после чего в обще­стве вновь устанавливалось состояние относительного равновесия.

Однако все дело в том, что антагонизм между производственными от­ношениями и производительными силами перерастал в конфликт между классами, выражавшими различные стороны и интересы развития спосо­ба производства. Таким образом, классовая борьба становилась особым типом конфликта. Сами антагонистические классы (эксплуататоров и эксплуатируемых) должны были, по мнению Маркса, исчезнуть лишь в коммунистической формации, поскольку последняя, по определению, может быть только бесклассовым, а следовательно, бесконфликтным об­ществом.

Идеи Маркса о вездесущих проявлениях и универсальности социаль­ных конфликтов, о том, что они пронизывают жизнь общества в целом, в той или иной форме оказались поддержанными в последующем развитии социологии. В конце XIX — начале XX в. подобные положения высказы­вали Г. Зиммель, М. Вебер, В. Парето.

Нельзя также не сказать о том, что марксистская парадигма конфлик-та нашла свое специфическое продолжение в трудах представителей Франкфуртской школы - как се первого поколения (М. Хоркхаймер, Т. Адорно, Г. Маркузе), так и второго (Ю. Хабсрмас). Если первое поко­ление лишь провозгласило вероятность прихода на смену «Марксову», «конфликтному» капитализму неконфликтного «позднего капитализ­ма», то второе работами Хабермаса постаралось раскрыть его содержа­ние и доказать изменение трудовой основы общества, которое приводит, по мнению социолога, к снятию остроты социальных антагонизмов и ре­альной возможности классовых компромиссов. «Преодолевая» класси­ческий марксизм, Хабсрмас стремился обосновать разрыв «труда» и «ин­теракции» в том смысле, что на смену первому как господствующему типу отношений приходит универсальное взаимодействие людей во всех сферах жизни.

В современной социологии наиболее последовательно выражают по­зицию всеобщности и универсальности конфликта, его ведущей роли в жизни общества немецкий социолог (живущий последние десятилетия в Англии) Р. Дарспдорф (о чем подробнее будет сказано дальше) и англий­ский исследователь Дж. Рекс. Главная работа первого, опубликованная в



Часть II Современный этап


1959 г., — «Класс и классовый конфликт в индустриальном обществе» Основная книга Дж. Рекса, написанная в рамках теории конфликта i 1961 г., — «Ключевые проблемы в социологической теории»2.

Взгляды/1. Козера на парадигму конфликта

В 1950—1960-[ гг. парадигму конфликта, наряду с Р. Дарсндорфом, осо­бенно активно разрабатывал американский социолог Льюис Козер (род. в 1913 г.). Его основная работа, ставшая поистине социологическим бест­селлером, — «Функции социального конфликта»3 и вышедшая вслед за ней книга «Дальнейшие исследования социального конфликта»4 широко известны специалистам. И Козер, и Дарендорф противопоставили собст­венные теории социального конфликта структурному функционализму, делавшему упор на стабильности и равновесии социальной системы.

Козер считает, что конфликты играют интегрирующую и стабилизи­рующую роль в обществе. В предисловии к русскому изданию «Функций социального конфликта» он пишет: «...я стремился обосновать тот тезис, что в различных социальных условиях социальные конфликты выполня­ют позитивные функции. Конечно, не любой и не все социальные кон­фликты выполняют позитивные функции, но социолог должен выявить те социальные контексты и социальные условия, в которых социальный конфликт помогает скорее выздоровлению, чем загниванию общества или его составляющих» [2000. С. 25].

Американский социолог полемизирует с теми своими коллегами, кото­рые рассматривают конфликт как сугубо дисфункциональное явление: Т. Парсонсом, Дж. Ландбергом, Э. Мэйо, Ф. Ретлисбергсром, Л. Уорнером, К. Левиным. Он пишет, что многие современные ему социологи далеки от понимания необходимости и признания позитивной роли конфликта как элемента социальных отношений. Они склонны видеть в нем лишь разру­шительный феномен. В противоположность вышеуказанной позиции Ко­зер обращается к изучению идей Г. Зиммеля, работа которого «Конфликт» строится вокруг главного тезиса: «конфликт — это форма социализации». Подход немецкого социолога к проблеме конфликта гораздо более созву­чен творчеству Козера, нежели его американских коллег.

Существует несколько исходных позиций, которые позволяют понять
различия между парадигмами структурного функционализма и конфлик­
та. Вот некоторые из них. .

Парадигма структурного функционализма: социальная жизнь строится на взаимодействии и сотрудничестве; социальные системы стремятся к ус-

1 Dahrendoif R Class, and Class Conflict in Industrial Society L , 1959.

2 RexJ Key Pioblems in Sociological Theory L , 1961

3 CoserL.A. The Functions of Social Conflict. N Y, 1956; перевод на русский язык. Ко­
зер Л
Функции социального конфликта. М , 2000.

4 CoserLA. Continuities in the Study of Social Conflict. N.Y., 1967.


Глава 25. Парадигмы в зарубежной социологии. Теории конфликта и обмена 455

тоичивости; социальные системы интегрированы; социальные системы ос­нованы на согласии; в основе социальной жизни лежат нормы и ценности. Парадигма конфликта: социальная жизнь порождает конфликт; социаль­ные системы стремятся к изменениям; социальные системы раздираемы противоречиями; социальная жизнь порождает столкновение групповых интересов; в основе социальной жизни лежат интересы. Несмотря на суще­ственные различия в трактовках базовых положений об обществе, полное противопоставление взглядов Козера идеям структурного функционализ­ма, как считают специалисты, не вполне корректно, поскольку основопо­ложник парадигмы конфликта исходил из нормативных характеристик функционализма (о чем, кстати, свидетельствует название одной из основ­ных работ ученого — «Функции социального конфликта»).

Поскольку речь идет, первую очередь, о позитивных функциях конфлик­та, американский социолог характеризует такие среди них, как группосозида-ющие и группосохраняющие функции. Благодаря конфликту происходит разрядка напряженности между его антагонистическими сторонами. Важны­ми оказываются коммуникативно-информационная и связующая функции, поскольку па основе выявления необходимой информации и установления коммуникации, вслед за которыми становится реальным партнерское взаимо­действие, может происходить замена враждебных отношений дружественны­ми. Среди функций конфликта, рассматриваемых Козером, следует отметить созидание и конструирование общественных объединений, способствующих сплоченности группы. Наконец, вслед за американским социологом назовем такую функцию, как стимулирование социальных изменений.

Конфликт, по его мнению, возникает из различия интересов групп в борьбе за собственный статус, власть и долю вознаграждения. Он выпол­няет ряд позитивных функций, способствуя разрядке напряженности, стимулируя социальные изменения, создание общественных объедине­ний, развитие коммуникативных связей. Американский социолог анали­зирует «парадокс Зиммеля», согласно которому важным средством сдер­живания конфликта является выяснение возможностей его участников до реального наступления самой конфликтной ситуации, что позволяет смягчить ее последствия (см. часть I гл. 8). Это важное теоретическое по­ложение сегодня имеет большое практическое значение и в международ­ных отношениях, и во внутренней жизни стран, переживающих сложные, в том числе переходные, процессы.

Американский социолог завершает свою работу очень важным выводом, касающимся анализа конфликта как на виутригрупповом, так и внегруппо-вом уровнях и связывающим его с социальными структурами, институтами и социальной системой. Он приходит к заключению, что дело не в конфлик­те как таковом, а в характере самой социальной структуры и социальной си­стемы. Козер пишет: «Анализ различных типов конфликта и социальных структур привел нас к заключению, что конфликт бывает дисфункционален



Часть П. Современный этап


для тех социальных структур, которые недостаточно или вовсе нетерпимы по отношению к конфликту и в которых сам конфликт не институционали­зирован. Острота конфликта, грозящего "полным разрывом" и подрываю­щего основополагающие принципы социальной системы, напрямую связана с жесткостью ее структуры. Равновесию подобной структуры угрожает не конфликт как таковой, а сама эта жесткость, способствующая аккумуляции враждебных чувств и направляющая их вдоль одной оси, когда конфликт все-таки вырывается наружу» [2000. С. 184].

Взгляды Р. Дарендорфа на парадигму конфликта

Ральф Дарепдорф (род. в 1929 г.) полагает, что в основе конфликта лежит противоположность интересов и отношений его участников (сторон). При­чем наличие противоречивых отношений объясняется глубоким различи­ем интересов. Поэтому для выяснения природы конфликта следует попять, какие интересы не совпадают, какова степень этого несовпадения и как осо­знают его сами участники конфликта. Здесь, однако, требуется соблюдение одного важного условия: стороны конфликта должны характеризоваться заметной,идентичностью. Другими словами, вступают в конфликт друг с другом социальные группы, организации, институты, нации и т.д.

Противоположные интересы, определяющие «лицо» конфликта, рас­сматриваются социологом как яиные и неявные, очевидные и скрытые (ла­тентные). При этом последние могут не всегда осознаваться участниками конфликта, что ставит в повестку дня в качестве одного из средств его ре­гулирования необходимость четкого осмысления интересов обеих сторон в возникшей сложной ситуации. В этой связи Дарендорф пишет: «Латент­ные интересы принадлежат' социальным позициям; они не обязательно яв­ляются осознаваемыми и признаваемыми представителями этих позиций: предприниматель может отклоняться от своих латентных интересов и быть заодно с рабочими; немцы в 1914 г. могли вопреки своим ролевым ожида­ниям осознавать симпатию к Франции» 11994. С. 1421.

Конфликт, по его мнению, является естественным результатом любой системы управления, как бы совершенна она ни была. При этом основной социальной ролью конфликта становится стабилизация экономических и социальных нроцессов. В этом смысле конфликт позитивен. Чтобы исполь­зовать его роль is интересах общества и отдельных социальных групп, необ­ходимо не разрешение и тем более не подавление (против этого термина Да­рендорф резко выступал, считая, что он создаст ненужную иллюзию полного устранения конфликта), а регулирование конфликта. В связи с этим он писал: «Социальные конфликты, т.е. систематически вырастающие из социальной структуры противоречия, принципиально нельзя "разре­шить" в смысле окончательного устранения. ...Прекращение конфликтов, которое в противоположность подавлению и "отмене" обещает успех, по­скольку оно соответствует социальной реальности, я буду называть регули-


Глава 25. Парадигмы в зарубежной социологии. Теории конфликта и обмена



рованием конфликтов. Регулирование социальных конфликтов является решающим средством уменьшения насильственности почти всех видов кон­фликтов. Конфликты не исчезают посредством их регулирования; они не обязательно становятся сразу менее интенсивными, по в такой мере, в какой их удается регулировать, они становятся контролируемыми, и их творчес­кая сила ставится на службу постепенному развитию социальных структур» [Там же. С. 1451.

Для регулирования социальных конфликтов необходимо соблюдение ряда условий. Должны существовать специальные социальные институты с соответствующими полномочиями для регулирования конфликтов, их решения становятся обязательными для конфликтующих сторон; эти ин­ституты вырабатывают правила поведения для них (что также признается данными сторонами); власти максимально способствуют реализации ар­битражных функций.

Понимая под конфликтом «структурно произведенные отношения противоположности норм и ожиданий, институтов и групп», Дарендорф использует их в качестве критериев выделения типов конфликтов. Сле­довательно, речь идет о конфликтах между нормами, ожиданиями, инсти­тутами, группами. При этом он различает конфликты между различными ожиданиями применительно к одной роли, между ролями, внутри соци­альных групп, между группами. Однако речь идет о конфликтах не толь­ко реальных, но и потенциальных групп, которые с точки зрения несения ими коифликтогенпых начал Дарсндорф называет квазигруппами. Кроме того, он много пишет, особенно в последние годы, о конфликтах между отдельными странами и группами стран, внутри общества в целом.

' Ученый утверждает, что конфликтная модель общества является веду­щей и объясняющей практически все сколько-нибудь значимые социаль­ные процессы. Эта модель базируется па следующих трех положениях: а) в каждом обществе несогласия и конфликты повсеместны; б) каждое об­щество базируется на насилии одних его членов над другими; в) конфлик­ты являются следствием изменений и сами ведут к ним.

Суть социального конфликта, но Дарендорфу, — борьба различных групп за власть, борьба, которая выступает как антагонизм между властью и сопротивлением ей. Сам конфликт порождается властью, являющейся следствием неравного положения людей в обществе, в котором одни имеют ее, а также силу и деньги (поэтому командуют), другие — не имеют этого ничего (поэтому вынуждены подчиняться). Главное, к чему призывает со­циолог, — не доводить социальные конфликты до социальных потрясений.

В социологической науке существует и иная парадигма конфликта, основанная на признании его неестественности и опасности для общест­ва. Конфликт рассматривается как социальная болезнь. Такой точки зре­ния придерживаются Э. Дюркгейм, Т. Парсонс, Н. Смслзер. Особенность этой позиции состоит в том, что конфликт характеризуется как наруше-



Часть II. Современный этап


ние структурно-функционального равновесия в социальном процессе (Парсонс), поэтому главная задача — вовремя его обнаружить и принять эффективные меры по преодолению. Сам конфликт рассматривается как социальный процесс, имеющий свою биографию (история, корни, фон, кризисы, поворотные точки), свои фазы и этапы.

В последние два десятилетия теория конфликта получила развитие в работах Д. Белла, К. Боулдинга (США), М. Крозье, А. Турэна (Франция), Ю. Гальтунга (Норвегия) и др. Они подчеркивают объективную ценность конфликта, не допускающего закостенения социальной системы и стиму­лирующего ее развитие. Вместе с тем социологи обращают внимание на те конфликты, которые тормозят этот процесс. К их числу они относят и клас­совую борьбу. Причины социальных конфликтов зачастую усматриваются в несовершенстве психологических механизмов, действующих в обществе, в межгрупповых отношениях. Главное, по мнению социологов, — не допус­кать расширения социальных конфликтов, перерастания их в состояние повышенной социальной напряженности. Эту задачу должны решать не только правительства, социальные институты, но и социологи, изучающие межгрупповые отношения и общественные процессы.

Развитие социологических теорий конфликта (а их достаточно много, и обо всех сказать невозможно) способствовало возникновению его приклад­ных исследований, которые привели к появлению научно-практического направления — конфликтологии. Ярким примером работы, выполненной в ее рамках, может служить книга американских авторов Р. Фишера и У. Ури «Путь к согласию, или Переговоры без поражения» (она была переведена на 30 языков, в том числе на русский в 1990 г.). В этой книге, равно как и во многих других конфликтологических работах, даются практические сове­ты и рекомендации по разрешению конфликтов, поиску путей примирения противоположных интересов.

§ 3. Парадигма обмена Общая характеристика

Еще одна парадигма современной западной социологии — теория социаль­ного обмена, развиваемая наиболее интенсивно американскими социоло­гами Джорджем Хомансом (род. в 1910 г.) и Питером Блау (род. в 1918 г.). Функционирование человека и общества, в соответствии с этой теорией, базируется на обмене широко понимаемыми различными социальными благами и формами деятельности. Благодаря такому обмену существуют власть, престиж, статус, порядок и др.

Стремление (на психологическом уровне) человека к обмену рассматри­вается как фундаментальное начало его деятельности и поведения. Благода­ря обмену в обществе имеют место не только различные структурные обра-1


Глава 25. Парадигмы в зарубежной социологии. Теории конфликта и обмена



зования (в том числе такие сложные, как социальные институты и органи­зации), но и действуют многие механизмы отношений, в частности, призна­ние, уважение, одобрение, успех, дружба, любовь и т.д. Таким образом, на ос­нове обмена можно интерпретировать и объяснять любые проявления социальной жизни.

Но при этом необходимо соблюдать одно важное условие: они должны рассматриваться в тесной связи с социальным взаимодействием и поведе­нием индивидов. Абстрактные процессы и отношения не рассматривают­ся сторонниками теории обмена под углом зрения социологического (а отчасти и психологического) подхода на том основании, что они (про­цессы и отношения) «лишены» конкретного человека.

Собственно говоря, именно здесь, в вопросе об исследовании элементарно­го человеческого поведения и его субъекта — индивида — в качестве предмета социологаи, и проходит водораздел между парадигмами обмена и структурно­го функционализма, о чем постоянно пишут их исследователи. Если в послед­нем подчеркивается необходимость изучения социальных систем и социальных струкгур, а человек предполагается и мыслится лишь как абстрактная «начин­ка» и той и другой, то сторонники теории обмена ставят перед собой цель «вер­нуть» человека в социологаго, «забрав» его предварительно из психологии.

Поэтому не случайно эту теорию, и в первую очередь взгляды Хоманса как наиболее яркого ее представителя и, по существу, основателя, рассмат­ривают как направление социальной мысли, соединяющее социологию и психологию. Об этом свидетельствует и бихевиористское происхождение теории обмена, что также всегда подчеркивается исследователями.

Напомним, что бихевиоризм — это направление, возникшее в американ­ской социологии и психологии, в основе которого лежит понимание поведе­ния (behavior) как совокупности реакций (ответов) на воздействие внешней среды (стимулов). Поэтому схема поведения выглядит в нем достаточно же­стко: стимул — реакция. Подобный подход приводит к возможности тракто­вать поведение человека как определенную реакцию на действие того или иного стимулирующего фактора в качестве формы обмена.

Взаимодействие между людьми на такой основе рассматривается социо­логами как обмен «выгодами», приносящий пользу обеим сторонам. Обмен­ные акты понимаются как элементарные социальные действия, на которых покоятся все уровни общественной и индивидуальной жизни. Отметим при этом, что речь идет не о сделках, связанных с куплей-продажей, что было бы крайне примитивным теоретическим толкованием социального обмена. Име­ются в виду отношения и взаимодействия между людьми, связанные с соци­альным «присвоением» качеств, характеристик, свойств личности другими.

Теория обмена Дж. Хоманса

Рассмотрим подробнее некоторые положения теории обмена на примере книги Джорджа Хоманса «Социальное поведение: его элементарные нор-



Часть II. Современный этап


мы»1, одна из глав которой называется «Общие положения юории обмена»2. Ключевыми понятиями теории обмена являются: действие, поведение, воз­награждение (награда), успех, наказание, ценность, стимул, лишение, расхо­ды, результат действия, доходы, одобрение, агрессия, рациональность.

Хоманс говорит о шести аксиоматических положениях (постулатах) теории обмена.

1. Аксиома успеха: чем чаще соответствующие действия людей полу­
чают вознаграждения, тем вероятнее, что .гги действия будут осуществ­
ляться ими с определенной частотой и дальше.

2. Аксиома стимула: если в прошлом тог или иной стимул (или набор
стимулов) был связан с вознаграждением действия индивида, го чем бо­
лее похожи на пего стимулы в настоящем, гем вероят нее, что человек со­
вершит такое же (или похожее на пего) действие.

3. Аксиома ценности: чем большую ценность представляем для инди­
вида результат его действия, тем более вероятно совершение им данного
действия и в последующем.

4. Аксиома дсиривации—пресыщения: чем чаще в недавнем прошлом
индивид получал определенную награду, тем менее цепным становится
для него любое последующее получение этой награды.

5. Аксиома агрессии — одобрения: а) если действие индивида не вызо­
вет ожидаемого вознаграждения или неожиданного наказания, он испы­
тает состояние гнева, и возрастет вероятность того, что более цепным для
человека станет агрессивное поведение; б) если действие индивида полу­
чит ожидаемое (либо даже болыпее) одобрение или не приведет к ожида­
емому наказанию, то он испытает чувство удовольствия, и тогда возрастет
вероятность того, что он воспроизведет одобряемое поведение, поскольку
оно будет для него более ценным.

6. Аксиома рациональности: при выборе между альтернативными дей­
ствиями индивид изберет то, для которого ценность результата, помно­
женная на вероятность его получения, наибольшая.

Все эти шесть аксиоматических положений призваны конкретизиро­вать понятие обмена как основного способа поведения людей в ходе взаи­модействия между ними. Хоманс открыто говорит о том, что сто как соци­олога волнуют прежде всего действия людей, их поступки. Он пишет: «Нас будут гораздо больше интересовать поступки людей, чем их от ноше­ния, особенно если последние не ведут к действию. Нам приелась социаль­ная паука, в которой люди всегда "ориентируют себя" или па самом деле лишь "ориентируются" на действие, но никогда не действуют»-5. Назван-

1 Hotnans G.K. Social Behavior: Its Elementary Forms. N Y., 1961.

2 См. перевод этой иывы: Хрестоматия по современной западной социо/ioi ни вто­
рой половины XX века / Под ред. Г.Е Зборовского. Екатеринбург, 1996. С. 92- 118

л Хрестоматия по современной западной социологии в юрой половины XX века С. 92.


Глава 25 Парадигмы в зарубежной социологии Теории конфликта и обмена



ные выше положения теории обмена имеют существенное значение для оптимизации поведения людей и их взаимодействия в самых различных социальных структурах и сферах.

Таким образом, нельзя не признать полезности некоторых закономер­ностей поведения, открытых и описанных Хомансом. Однако нужно иметь в виду, что американский социолог недооценивает макроструктуры общества и его социальные институты, сводя вес многообразие общест­венных отношений к обмену в рамках описанных им образцов на уровне межличностного взаимодействия.

Основным объектом внимания социолога становятся отдельные груп­пы, исследуя которые можно показать зависимость между взаимодействи­ем их членов и чувствами, испытываемыми этими людьми в процессе тако­го взаимодействия. Не случайно одна из основных работ американского социолога, написанная в 1950 г., называлась «Человеческая группа»1.

При всей важности таких исследований, которые позволяют наблю­дать и фиксировать поведение взаимодействующих людей и факторы, на пего влияющие, они так или иначе вызывают у читателя вопросы. Напри­мер, можно ли объяснить поведение людей стремлением их к получению награды, достижению успеха, проявлению агрессивности и т.д.? При от­вете на эти и другие вопросы мы должны всегда помнить, что обмен — это далеко не полная и не единственная модель взаимодействия людей. Тем более что при переходе от микротеоретического к макротеоретическому уровню анализа эта модель уже не работает, поскольку с ее помощью объ­яснить и интерпретировать многочисленные «крупные» явления и про­цессы социальной жизни становится невозможно.

, Концепция Хоманса выступает как явно редукционистская по не­скольким соображениям. Во-первых, это редукционизм бихевиористско­го образца. Оказавшись под заметным влиянием одного из крупнейших представителей социального бихевиоризма психолога Б. Скиннера, кото­рый руководствовался идеей «оперантного поведения» (это поведение, основанное па взаимовыгодном отношении индивидов друг к другу в про­цессе общения), Хомане сводит анализ человеческого взаимодействия к обмену наградами, наказаниями и т.д.

Во-вторых, американский социолог рассматривает этот обмен прежде всего па уровне сознания, тем самым редуцируя социальное (социологи­ческое) к уровню психологического. Делает он это потому, что считает психологические принципы человеческого поведения универсальными, удачно объясняющими его механизмы.

Наконец, в-третьих (что вытекает из «во-первых» и «во-вторых»), Хо-манс редуцирует макросоциологическое к микросоциологическому. Та­кая редукция ведет пачало от его негативного отношения к структурному функционализму и критики им этого направления в связи с тем, что пред-

1 Homans G The Human Group. N.Y., 1950.



Часть II Современный этап


ставители последнего игнорируют человека, его поведение и взаимодей­ствие с другими людьми в рамках тех или иных социальных групп.

Между тем, по мнению американского социолога, именно здесь, в об­ласти изучения межличностного взаимодействия, сосредоточены воз­можности социологии как науки. Она, считает Хоманс, должна рассмат­ривать общество состоящим из взаимодействующих человеческих индивидов, что является задачей микросоциологии. Причем это взаимо­действие, как уже отмечалось, характеризуется социологом в качестве по­ведения, базирующегося на обмене наградами, поощрениями, достижени­ями, успехом, ценностями, агрессией, пресыщением и т.д.

В рамках парадигмы обмена на первый план выходит ценностно-нор­мативный уровень взаимодействия. Но если у Хоманса этот уровень (ценности, нормы, роли, статус) явно преобладает, то его последователи (П. Блау, Р. Эмерсон) стремятся усилить концепцию за счет перехода к более широким структурным связям на основе струкгурпо-функциональ-ного анализа взаимодействия. Все исследователи этой парадигмы отмеча­ют заметное преувеличение роли психологических аспектов концепции. Тем не менее ценность се — в стремлении найти переход от микросоцио­логического к макросоциоло'гическому уровню изучения общественной жизни, что позволило бы сочетать анализ человеческого поведения и де­ятельности социальных структур различной степени сложности.

Взгляды П. Блау

Рассматривая парадигму обмена, нельзя не охарактеризовать взгляды еще одного американского социолога — П. Блау. Основная его работа, написан­ная в рамках теории обмена, — «Обмен и власть в социальной жизни»1. Вот-личис от Хоманса, его интересовали больше не психологические, а социоло­гические аспекты обмена, причем не только в межличностных отношениях, но и в различных типах социальных структур. Сам обмен Блау определяет как «действия, зависящие от получаемых одними людьми от других вознаг­раждений и прекращающиеся с окончанием этих вознаграждений»2.

Будучи другом и учеником Хоманса, Блау во многом использовал его характеристики обмена как элементарной экономической модели поведе­ния людей. Отсюда — придание категориям выгоды, пользы важного значе­ния, что связано с объяснением различных сторон взаимодействий между индивидами и общественными структурами. Так, одним из принципов тео­ретического подхода Блау к обмену был следующий: чем больше выгоды человек ожидает получить от другого в ходе осуществления собственной деятельности, тем больше вероятность того, что она будет осуществлена.

Однако этот принцип обмена вполне может быть экстраполирован на взаимодействия между организациями и иными социальными структура-

1 Blau P. Exchange and Power in Social Life. N.Y., 1964.

2 Ibidem. P. 6.


Глава 25. Парадигмы в зарубежной социологии. Теории конфликта и обмена



ми. В отношениях между ними, считает социолог, обмен имеет зачастую не прямой, а косвенный и поэтому значительно более сложный и опосре­дованный характер. В него активно «вмешиваются» факторы норматив­ности и контроля. Такой подход дает возможность Блау осуществить по­пытку перевода трактовки обмена с микроуровня на мезоуровень (уровень фирм, организаций, социальных структур, институтов).


Поделиться:

Дата добавления: 2014-12-30; просмотров: 153; Мы поможем в написании вашей работы!; Нарушение авторских прав





lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2024 год. (0.012 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты