Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АстрономияБиологияГеографияДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника


Значение логики для судебного познания 1 страница




Название МГП довольно условно. Здесь пойдёт вообще речь о сотрудничестве судебных и внесудебных органов по разрешению споров, таких транснациональных споров, споров, которые пересекают границы. Вся проблематика МГП как бы разбивается на 2 части: непосредственно МГП, куда входят вопросы, связанные с сотрудничеством, с решением проблем функционирования судебных органов, но именно органов, которые входят в судебную систему гос-ва. Вторая часть – это т.н. альтернативные способы разрешения споров. Т.е. разрешение споров несудебной системой гос-ва. Т.е. тут речь пойдёт уже о международных коммерческих арбитражах, о третейских судах, внутригосударственных даже, о медиации (или посредничестве), добрых услугах и иных способах разрешения споров, которые возможны без участия гос-ва. Т.е. если в первой части мы говорим, что это с участием судебной системы и всё, что касается судебной системы, то о второй части мы будем разговаривать в пятницу в самом конце.

МГП тоже плохо поддаётся унификации, потому что ни одно гос-во не хочет поступаться своими процессуальными правилами, которые разработаны в этом гос-ве и могут весьма отличаться от тех правил, которые в другом гос-ве существуют. Даже системы права отличаются именно этим, именно тем, какова там судебная система, как там разрешаются споры в этой судебной системе. Ведь судебная система нужна для разрешения споров и разногласий. Ну и скажите: англичане что, возьмут и изменят свою судебную систему и сделают её такой, как во Франции? Вряд ли. Так же как никто не будет рассматривать какие-то вопросы, применяя иностранное правило. Тут чётко действует правило lex fori – право суда. Каждый суд применяет только свои процессуальные правила и ничьи другие.

 

Здесь ряд вопросов включается:

 

1. Международная подсудность.

У нас дело, в деле иностранец. Возникает вопрос: какой суд какого гос-ва компетентен рассматривать этот спор? Международная подсудность (и не пишите, что это подсудность Международному суду ООН!!!) определяет, суду какого гос-ва подсудно данное дело.

Различают несколько систем определения подсудности, как она определяется. В разных группах гос-в определяется по-разному. По крайней мере, я 3 системы определения подсудности указала. 1. Германская система (условное название) – по месту жительства ответчика. Если вы знаете, наша российская правовая система именно на этом основана. У нас подсудность определяется по месту жительства или по месту нахождения ответчика. 2. Латинская система. (по признаку гражданства сторон) 3. По признаку фактического присутствия ответчика (в странах общего права). Там где вы сможете вручить ответчику исковое заявление, тот суд и будет рассматривать. Но для этого нужны доказательства, что вы вручили ему исковое заявление.

Эти 3 случая, 3 системы – это системы внутреннего права, которые устанавливают такие правила. Поэтому надо знать, с кем имеешь дело, кто у вас в процессе сторона, для того, чтобы каким-то образом не ошибиться.

Различают подсудность, или компетенцию судов, альтернативную, исключительную и договорную. У нас, например, предусмотрена по делам о взыскании алиментов, по бракоразводным делам альтернативная подсудность. Т.е. там могут рассматривать суды как по месту жительства одного супруга, так и по месту жительства другого. Там возможна альтернативная подсудность. В то же время возможно установление и исключительной подсудности. Т.е. когда суды только эти могут рассматривать данные дела. У нас исключительная компетентность предусмотрена для арбитражных судов, скажем, или судов общей юрисдикции. Мы можем сказать, что какое-то дело о расторжении брака арбитражный суд рассматривать не может, это исключительная компетенция судов общей юрисдикции.

В МЧП эти вопросы решаются на основании договоров. Вопросы эти решены в Соглашении СНГ о порядке разрешения споров, связанных с осуществлением хоз деятельности, 1992 г. Затем этот вопрос решается в договорах о правовой помощи. Т.е. мы имеем в виду договор о правовой помощи 1993 г. и его Кишинёвский вариант. Как многосторонние, так и двусторонние договоры о правовой помощи. Они предусматривают юрисдикционные вопросы, т.е. вопросы, связанные с подсудностью.

Исключительная подсудность. Брюссельская 1968 г. и регламент 2001 – исключительной компетенцией обладают суды того гос-ва, на территории которого находится недвижимости.

Ещё один случай исключительной подсудности – касается оспаривания решений внутренних органов в отношении данного предприятия или данного юр лица. Скажем, акт налоговой инспекции. Можно подать иск в Казахстан, если акт налоговой инспекции вынесен в отношении данного юр лица? По соглашению 1992 г. предъявить в Казахстане его невозможно, потому что предусматривается искл компетенция суда местонахождения органа, который вынес это решение.

По сути дела это 2 основных случая исключительной компетенции. В зак-ве отдельных гос-в могут быть установлены ещё какие-то исключения. Всеми соглашениями предусмотрена договорная подсудность, т.е. не договорная как таковая, а возможность её использования. Худо бедно определив компетенцию какого-то органа, поняв, куда надо подавать соответствующее исковое заявление, вы можете столкнуться с некоторыми ситуациями, которые не очень-то приятны.

Forum non convenience – переводя эти слова на русский язык, мы получаем неудобный суд. Какие это случаи? Как это может быть, что суд оказывается неудобным? В конце 20 в. был случай, когда разбился вертолёт в Северном море. Вертолёт вёз бригаду, смену. Не долетели они, вертолёт разбился, все погибли. А на борту находились граждане различных стран – и американцы, и канадцы, и французы, и англичане. Естественно какие вопросы возникли о возмещении ущерба и о том, какой суд будет рассматривать. Очень расстаралась мать одного из погибших американцев и предъявила иск в США. Иск был предъявлен к одному из предприятий, которое эти вертолёты делала. Виновной была признана эта компания, которая изготавливала эти вертолёты. Предъявила иск матушка одного из погибших. Суд стал рассматривать дело и увидел: граждане различных стран. Все доказательства, свидетельства, свидетели – всё находится в Европе. И американский суд посчитал, что если он начнёт вызывать всех свидетелей, то у суда денег не хватит. И суд принял решение о том, что он forum non convenience – он неудобный суд и предложил потерпевшим предъявить иск в какой-нибудь европейский суд.

Надо сказать, что в гос-вах с конвенционной системой права таких правил не содержится. Американский суд мог это сделать, а что касается стран континентальной Европы, то тут уже из этого, конечно, ничего бы не могло получиться. Тем не менее, в нашем зак-ве вы можете найти какие-то статьи, которые каким-то образом близки этому правилу forum non convenience. В частности, в АПК имеется статья, которая позволяет передать дело в другой арбитражный суд, если этого попросят стороны и если доказательства находятся именно в этом арбитражном суде. Т.е. у нас возможна передача дела. Норма такая есть. Она не касается наших зарубежных отношений. Я плохо представляю ситуацию, чтобы наш суд передал дело в какой-то польский суд на том основании, что там все доказательства, там всё. На сегодняшний день идёт сближение систем континентального права и системы общего права. В ВБ стали принимать большое количество законов, чего раньше не было, допускать такие процессуальные действия, которые раньше были невозможны.

Более близок нам другой институт, который называется лиз пенденс. Этой фразой обозначают ситуацию, когда в судах двух государств рассматривается дело между теми же сторонами по тем же основаниям, и каждый раз возникает вопрос. Это ведь возможно при наличии альтернативной подсудности, когда суды двух государств рассматривают одно и то же дело, и представляется исковое заявление, поданное мужем по его месту жительства, а женой – по её месту жительства. Представьте, что суд одного государства отказал, а суд другого – удовлетворил.

У нас предусмотрено в АПК (ст. 150), которая говорит о том, что арбитражный суд прекращает производство по делу, если имеется вступивший в законную силу, принятый по тому… судебный акт арбитражного суда, суда общей юрисдикции или компетентного суда иностранного гос-ва, за исключением случаев, если арбитражный суд отказал… То же касается и третейских судов. Т.е. в соответствии с нашим зак-вом если становится известно, что дело уже было рассмотрено иностранным судом и вынесено решение, то в этом случае наш суд должен прекратить дело. Это же правило и в ГПК имеется. А если ещё решение не вынесено и идёт процесс и в одном гос-ве, и в другом гос-ве? И об этом стало известно. Т.е. процесс может идти до тех пор, пока ситуация неизвестна. И что тогда следует делать? Кто должен прекратить дело? Т.е. должен прекратить дело тот, кто позже начал рассмотрение. Практически все конвенции предусматривают это правило. Суд, который раньше начал, должен завершить рассмотрение этого дела. Но это только в том случае, если тот же предмет и те же основания, потому что может быть, что в обеих судах рассматривается дело о расторжении брака, но в одном из них говорится о взыскании алиментов, а в другом этого нету.

 

25.10.2013

Исполнение иностранных судебных поручений.

Основные вопросы изложены в Гаагской конвенции по вопросам гражданского процесса 1954 г. Действует без изменений. Для РФ это основная конвенция по ГПП, в которой мы участвуем. Гаагская конвенция решает ряд вопросов, один из которых – исполнение иностранных судебных поручений, или как ещё называют, получение доказательств за границей. О чём идёт речь? Может быть таким образом, что в процессе участвует стороной иностранец, или он свидетелем может быть по данному делу, или какие-то документы, необходимые для суда, находятся за границей, или надо осмотреть какое-то место для установления определенных фактов. В таких случаях предусматривается возможность исполнения иностранных судебных поручений. Т.е. один суд дает поручение другому суду выполнить какие-то действия по осмотру места, по изъятию каких-то документов, по осмотру этих документов, по опросу свидетеля по делу, т.е. самые различные могут быть действия, которые один суд выполняет по просьбе другого суда. Важный момент: ведь надо, чтобы было таким образом, что суд док-во, полученное за границей, признавалось в том гос-ве, которое запрашивает док-во. Ведь можно же запросить, а мы знаем, что суд док-во будет получено по другим процесс правилам, и надо чтобы было признание этих суд док-в. Иначе зачем допрашивать какого-то свидетеля за границей, если потом не признавать это? Гаагская конвенция предусматривает практически все возможные пути сношений между судебными органами. Предусматривается дип путь сношения, непосредственные сношения между судами, через консульских представителей. Каждое гос-во, которое присоединялось к ГК 1954 г., должно было сделать заявление о том, какой путь сношений оно выбирает. Оно, поскольку к Конвенции присоединялся ещё СССР, то кто-то умный придумал, что будет дип путь сношений. Вы представляете, что такое дип путь сношений между двумя судами, которые находятся в разных гос-вах? Это значит, суд составляет какой-то документ, какую-то просьбу в суд другого гос-ва и передаёт в своё Министерство юстиции. Минюст соответственно направляет этот док-т потом в своё МИД. МИД, скажем, России посылает эту просьбу, это судебное поручение направляет в соответствующее иностранное МИД, например, во французское. Французское МИД отправляет в своё Минюст, а Минюст направляет уже компетентному суду, который будет выполнять это судебное поручение. Сколько времени такой путь занимает? Учитывая необходимые формальности, которые должны быть выполнены при направлении судебного поручения. Т.е. это длительный путь, нет никаких гарантий, что где-то по дороге это судебное поручение застрянет, или может быть не выполнено, или где-то потеряется. А судебное поручение посылают ведь в том случае, когда идёт процесс, уже дело начало рассматриваться. Значит, судья, который направляет судебное поручение за границей, должен приостанавливать дело. И возникает вопрос: на какой срок? Практически это не менее полугода. Поэтому такой порядок сношений, конечно, не очень удобный. Но у нас до сегодняшнего дня ничего не изменили, и этот порядок сохраняется.

ГК предусматривает, что поручение должно быть составлено на языке запрашиваемого гос-ва, т.е. куда направляется запрос. У нас Франция, значит, это судебное поручение должно быть составлено на французском языке, или как предусматривает Конвенция, поручение может составлено судом на его родном языке, но должно быть снабжено переводом на иностранный язык. Более того, документ должен быть заверен, и на сегодняшний день это означает, что на этом док-те должна быть какая-то отметка, которая свидетельствует о его подлинности (этого документа). Т.е. это или легализация (это подтверждение подлинности док-та, подтверждаемая дип или консульскими представителями) или должен быть поставлен апостиль. С апостилем проще, мы являемся участниками Конвенции об отмене легализации офиц док-тов, а суд поручение – это офиц док-т, исходящий от гос судебного органа, поэтому на нём этот апостиль проставляется и легализация на сегодняшний день обязательна. Но легализация требуется в том случае, если гос-во, куда направляем судебное поручение, не является участником Конвенции об отмене легализации офиц док-тов. Ну Россия участвует и там, и там, значит, легализация не требуется.

У нас апостиль проставляется управлением юстиции. А кто должен переводить? Ну что, судья что ли знает все языки? В конце концов судья не обязан знать ни английский, ни французский. А если экзотический язык суохили? Как с этими переводами быть? У нас положено, чтобы эти переводы делало Минюст. Поэтому когда отправляем в соответствии с ГК 1954 г. судебное поручение, то значит суд его здесь составляет, скажем, на русском языке, составляет соотв форму этого суд поручения, отдаёт это суд поручение для проставления апостиля в управление юстиции, суд сам не направляет никуда эти суд поручения, только отдает управлению юстиции. Упр юстиции направляет соответственно в министерство.

После того как суд иностранного гос-ва получает судебное поручение, он обязан его выполнить. Не выполняет он его, т.е. имеет место отказ от исполнения суд поручения в нескольких случаях – когда подлинности док-тов не установлена (апостиль не проставили, на этом всё закончилось). 2. когда исполнение поручения не входит в компетенцию судебных властей государства места исполнения поручения. 3. по основаниям публичного порядка. Т.е. конвенция предусматривает три основания для отказа. Надо сказать, что после того как выполнено необходимое процессуальное действие: допросили свидетеля, составляют протокол; после этого этот документ, свидетельство о выполнении судебного поручения тем же путём возвращается в суд, который это поручение направил. Есть один нюанс. Для допроса свидетелей, и свидетель считается допрошенным надлежащим образом, и его показания будут являться действительным суд док-вом только в том случае, если свидетель выполнит опред действия: в одних гос-вах даст подписку, что будет говорить правду и только правду; в других гос-вах требуется, чтобы он дал клятву на библии; в третьих гос-вах, предусматривается, что он должен дать присягу (т.е. дается определенный текст и он в суде должен его зачитать). Когда суд направляет поручение в какое-то гос-во, он может попросить другой суд выполнить эти процессуальные действия, которые, возможно, неизвестны процессу гос-ва, где поручение будет выполняться. К нам из Германии очень часто приходили просьбы о том, чтобы при допросе свидетеля свидетель зачитал бы текст присяги. Они присылают текст присяги, и наш судья, опрашивая свидетеля, должен попросить его прочитать этот текст. Возникает вопрос: а наш судья что, должен это делать? Это чужая процессуальная норма. ГК 1954 г. предусматривает на этот случай особое правило, что по просьбе запрашивающего гос-ва иностранный суд может применить процессуальную норму другого гос-ва, если это не противоречит основам его процесса. Когда у нас такие просьбы приходят, возникает вопрос: что, судья сам решает этот вопрос, или кто-то должен дать ему разрешение? Такое разрешение должно быть получено от Минюста. Это просьба довольно простая. Никогда не встречала судебных поручений, где бы просили дать клятву на библию. У нас такого никто делать не будет, это будет основанием для отказа в исполнении судебного поручения.

ГК 1954 г. – документ интересный, но в отношении суд поручений процесс получения док-в за границей затруднён. Длительный процесс, поэтому РФ решила присоединиться к другой конвенции, которая в общем такая более удобная в отношении судебных поручений. Это ГК о получении за границей док-в по гражданским и торговым делам 1970 г. Тут установлен иной порядок сношений между суд органами разных гос-в. Предусматривается, что в каждом гос-ве должен быть создан центральный орган, и этот центральный орган будет получать судебное поручение как из-за границы, так и от своих судов и пересылать их. Т.е. тут сношение исключительно через центральные органы. Наша практика такова, что в качестве центрального органа всегда назначается Минюст. Минюст – это центральный орган в РФ. Тут проще в отношении языка. Поручение составляется на языке запрашиваемого органа. В отличие от ГК 1954, ГК 1970 предусматривает, что поручение может быть составлено без всякого перевода на английском или французском языке. Если сделан перевод на эти языке, то перевод подлежит удостоверению. Удостоверение перевода у нас нотариальное. Тут есть один нюанс. Дело в том, что нотариус заверяет только подпись переводчика, нотариус не заверяет подлинность перевода. И вы, вероятно, знаете, что большинство нотариальных контор имеют какой-то список переводчиков – тех, кому они доверяют, но это всё очень субъективно, потому что один нотариус знает того-то, другой того-то, а если надо на суохили переводить? Откуда нотариус знает, что там правильно сделан перевод? Есть языки, где достаточно сложно найти переводчика и более того невозможно проверить правильность перевода. Поэтому удостоверение этого перевода не говорит о его правильности.

Но когда вы будете в процессе и перед вами будет такой документ или судебное поручение, вы обратите внимание этот момент и посмотрите, чтобы это удостоверение соответствовало каким-то минимальным требованиям. Галенская однажды в Выборге в суде – там должны были выполнить судебное поручение о расторжении брака с финской стороной. Так там знаете, какой перевод был? От руки кто-то взял и писал. И таким почерком ещё не очень разборчивым. И больше ничего не было. Галенская спрашивала у судьи, как он мог принять такой док-т, такой перевод. Но всё объяснялось просто: он понятия не имел об этих конвенциях. Поэтому когда вы сидите в процессе и представляете интересы своего клиента, то учтите, что судья не всегда очень грамотный в вопросах МЧП и вы должны этим воспользоваться в определенной степени для защиты своего клиента.

ГК 1970 предусматривает, что судебное решение должно содержать определенные реквизиты. Т.е. в нем должно быть указано наименование органов – запрашивающего и запрашиваемого; названия и адреса сторон в судебном процессе; существо судебного разбирательства; доказательство, которое требуется получить. И, конечно, основное, что должно быть – это вопросы, которые следует задать опрашиваемого лицу, должны быть указаны документы и имущество, которые следует осмотреть; имена и адреса лиц, которых надо допрашивать. Тут только один момент важен: если лицо не соглашается быть допрошенным, то меры принуждения к нему применять нельзя. Поэтому судебное поручение может быть не выполнено по таким основаниям, поскольку невозможно применение этих мер принуждения.

Конвенция предусматривает ещё, конечно, интересный момент о том, что запрашивающий суд может попросить, чтобы его представители присутствовали при выполнении соответствующих процессуальных действий. Запрашиваемый суд может с этим согласиться, а может и нет. Т.е. он не обязан на это соглашаться. Такое в принципе возможно, такая просьба может содержаться в судебном поручении.

Ужасная вещь: мы эту Конвенцию подписали, ратифицировали, но не опубликовали. Неопубликованный договор не подлежит выполнению. Тем более что договор международный (в данном случае ГК 1970 г.) должна иметь официальный перевод. Она не имеет русского официального текста. Она должна быть официально переведена на русский язык. Судья ведь не может применить неофициальный перевод. Поэтому знаете: всё прекрасно, кроме одного – невозможно практически применение. Хотя, может, где-то в судах её и применяют.

 

В этой Конвенции глава 2 предусматривает возможность получения док-в через дипломатических и консульских представителей. Скажем, надо допросить нашего гражданина, который живёт во Франции. Наш представитель может вызвать нашего гражданина и допросить его по существу дела, по вопросам, которые поставлены судом. Вызвать граждан других государств наш посол или консул не может, ну разве что только гос-во, где находится посол или консул, на это соглашается. Но честно говоря я не знаю, чтобы кто-то на это соглашался. И также не допускается никакое принуждение.

Региональным документом является Регламент Совета Евросоюза 2001 г., который называется «О сотрудничестве между судами гос-в – членов о получении доказательств по гражданским или коммерческим делам». Регламент предусматривает два пути получения док-в между гос-вами – членами: прямую передачу требований между судами и прямое получение док-в запрашивающим судом. Как суд может? Направил это требование не суду, а непосредственно гражданину, которого надо допросить, когда это возможно.

Регламент не применяется в отношении Дании. Дания с этим делом не согласилась, и в ЕС получается, что между всеми действует регламент. А в отношениях с Данией будет действовать Конвенция 1970 г.

 

Договор об исполнении судебных поручений между РФ и США 1935 г., в соответствии с которым можно передавать судебные поручения. Они передаются консульским путём. В этом договоре прямо оговаривается, что здесь предусмотрен консульский путь сношений. Предусматривается, что должны сообщить о времени и месте исполнения поручения, и суд может направить туда своего представителя. В исполнении поручения отказывают только в одном случае: если исполнение противоречит суверенитету и безопасности. Конечно, трудно представить: эта формулировка «противоречит суверенитету и безопасности» встречается во многих международных договорах. Но довольно трудно представить, какое поручение может противоречить безопасности нашего гос-ва. Осмотр какого-то места, выемка документов будет противоречить безопасности. В отличии России (у нас единое процессуальное зак-во), в отношении СШа предусматривается, что исполнение поручения в соответствии с зак-вом того штата, где поручение будет исполняться.

Здесь ещё следует сказать, что вопросы исполнения судебных поручений имеются и во всех договорах о правовой помощи. В каждом договоре это предусматривается, и при этом говорится, какой путь сношений. В большинстве случаев в договорах о правовой помощи, которые заключены с западными странами, в том числе с Финляндией – там предусмотрен дип путь сношений. А с другими гос-вами там всё попроще.

 

Вручение документов за границей.

Опять-таки вопрос в ГК 1954 рассматривается. Здесь практически те же правила, что и исполнение иностранных судебных поручений. Т.е. тоже обязательно требуется перевод этого документа. Например, вам надо переслать документ об образовании, диплом свой или – по делам о расторжении брака – свидетельство о заключении брака, свидетельство о рождении детей, свидетельство о смерти и т.д. Это официальные док-ты, и соответственно порядок их вручения и оформления такой же, как и для судебных поручений.

По этому вопросу действует и специальная конвенция – о вручении за границей судебных и внесудебных документов по гражданским или торговым делам от 15 ноября 1965 г. В своей практике Галенская чаще всего встречалась с повесткой о вызове в суд как официальный документ. Эта повестка о вызове в суд обычно направляется и это обычно имеет большое значение для даты назначения слушаний дела, потому что если не оповещена какая-то сторона, то вы нарушите процессуальные правила, и это основание для отмены судебного решения. Конвенция устанавливает практически то же самое, что ГК 1970: назначается центральный орган, через который всё передаётся; заполняется запрос о вручении документа; не требуется никакой легализации, никаких формальностей в отношении этих документов, и после того как документ вручен, суд, который вручает документ, составляет свидетельство о том, что документ вручен, и отправляет его через центральный орган в запрашивающий суд. Т.е. довольно простая процедура.

В практике было много дел, когда направляется повестка, а ответчик по делу не хочет её принимать. Что тогда делать? Поскольку через центральный орган у нас пока это дело не работает, то речь идёт о том, что, скажем, в той же Финляндии вызывают лицо в суд, а оно не является и говорит: документ принимать не буду. В таких случаях есть выход из положения. По крайней мере, у нас это делают, в практике это есть в отношениях с Финляндией, что посылают письмо по почте, но не обычным, а диэйчэлом, когда курьер едет, и курьер вручает непосредственно этому лицу документом. В одном деле было, что курьер приехал, стучит в дверь (дело в Стокгольме рассматривалось, Галенская в стокгольмском арбитраже была представителем истца) – никак не вручить. Взяли, послали диэйчэлом, и потом, когда лицо отказывается принять док-т, курьер возвращается и составляет служебную записку, что да, я застал дома лицо, которому надо вручить док-т, а оно отказалось его получать. В этом случае это является достаточным доказательством того, что права ответчика не были нарушены, ему сообщали, но он не захотел знать о том, что дело слушается.

 

В 1977 г. в рамках (это не еэсовская конвенция, а конвенция Совета Европы) конвенции о вручении за рубежом документов по административным вопросам от 24.11.1977. Мы её не подписали, не ратифицировали. У неё вообще не так-то много участников. 8 европейских гос-в: Германия, Франция, Бельгия и ряд других.

Административными вопросами не считаются вопросы налоговые и связанные с уголовными делами. Конвенция к этим вопросам не применяется.

Та же самая история, как и в других конвенциях: назначается центральный орган, легализация не требуется, тут даже в отношении порядка сношений – даже по почте можно послать соответствующие документы по административным вопросам. Отказ возможен в том случае, если документ не касается административных вопросов. Опять-таки тоже нарушение суверенитета, безопасности, т.е. речь идёт даже о публичном порядке. Причём это пожалуй единственный документ, в котором имеется формулировка «либо иных существенных интересов своего гос-ва». Вы видите, какой резиновый вариант: суверенитет, безопасность, публичный порядок или иные интересы. Любые основания можно придумать, чтобы сказать, что по таким-то основаниям мы не будем вручать этот документ. Ну и наконец – адресата не нашли. Такой обычный вариант. Выполняющий это поручение не обязан устанавливать местонахождение. Вы не знаете – это ваша забота.

 

Признание и исполнение иностранных судебных решений. На экзамене будьте внимательны. Не путайте поручения с судебными решениями. Внимательно посмотрите, как сформулирован вопрос.

Знание этого вопроса для вас пригодится всегда, потому что вы как юристы уже с самого начала ведения дела, когда вы решаете вопрос о том, предъявлять иск или не предъявлять в суд, вы должны посмотреть: а если будет вынесено решение, то будет ли оно исполняться. Дело в том, что есть несколько систем в отношении принудительного исполнения иностранных судебных решений. Ряд государств проверяют правильность иностранного решения с точки зрения формы этого решения и публичного порядка. Это практически пересмотр решения по существу. Т.е. прислали куда-то такое решение, и суд как бы начинает рассматривать дело заново, он смотрит это решение, и мало ли по каким основаниям это решение ему не понравится, и он не будет его исполнять. Вторая система – выдача экзекватуры, т.е. специального док-та. По сути дела это вынесение или какого-то определения. По сути дела эта система у нас. Она во Франции существует, у нас это предусмотрено. Наконец, возможно даже не исполнять судебное решение, а суд регистрирует его в особом реестре и оно исполняется.

Решения исполняются только на двух основаниях: 1) на основании договора и 2) на условиях взаимности. Объяснение тут совершенно простое: это же документ, который действует (имеется в виду судебное решение) только на территории гос-ва, где вынесено решение. Т.е. территориальная сфера действия для судебных решений. И по сути дела исполнение иностранного судебного решения – это ведь вторжение в суверенную сферу другого государства. Т.е. какое-то гос-во нам диктует это решение, которое мы должны выполнить. И суверенитет гос-ва стоит на страже, и соответственно возможен только или один вариант, или другой. В РФ вариант один: у нас иностранные судебные решения признаются и исполняются только при наличии международного договора. Единственно исключение из этого правила сделано законом о банкротстве. Этот закон предусматривает, что решения по вопросам банкротства признаются на условиях взаимности. Эта наша позиция, что только при наличии договора (а это позиция и ГПК РФ, и АПК РФ), очень критиковалась в лит-ре, и ВАС пытался изменить это положение. Они хотели дать разъяснение судам, что возможно исполнение решений на условиях взаимности, опираясь на принцип справедливости, который якобы существует, но там ничего не получилось. Там высказались таким образом, что ни ВАС, ни какой-то другой не имеет права расширительно толковать положения федеральных законов. Исходя из этого, такое постановление Пленума не было принято, хотя очень хотели.


Поделиться:

Дата добавления: 2015-01-05; просмотров: 83; Мы поможем в написании вашей работы!; Нарушение авторских прав





lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2024 год. (0.007 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты