Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АстрономияБиологияГеографияДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника


Сами понимаете, о содержании лекции говорить как-то не хоте­лось.




Почему же все-таки слова-сорняки появляются в нашей речи? Это и волнение во время говорения, и неумение мыс­лить публично, подбирать нужные слова для оформления сво­их мыслей, и, конечно, бедность индивидуального словаря го­ворящего. Забота о чистоте речи повышает качество речевой деятельности.

Богатство и разнообразие речи

Богатство и разнообразие, оригинальность речи говоряще­го или пишущего во многом зависит от того, насколько он осоз­нает, в чем заключается самобытность родного языка, его бо­гатство.

Богатство любого языка определяется прежде всего богат­ством словаря. К. Г. Паустовский отмечал, что для всего, су­ществующего в природе, — воды, воздуха, облаков, солнца, дождей, лесов, болот, рек и озер, лугов и полей, цветов и трав — в русском языке есть великое множество хороших слов и на­званий.

Лексическое богатство русского языка отражено в различ­ных лингвистических словарях. Так, «Словарь церковнославян­ского и русского языка», изданный в 1847 г., содержит около 115 тыс. слов. В. И. Даль включил в «Словарь живого велико­русского языка» более 200 тыс. слов, Д. Н. Ушаков в «Толко­вый словарь русского языка» — около 90 тыс. слов.

«Словарь современного русского литературного языка» в 17 томах состоит из более 120 тыс. слов.

А каким может быть словарный запас одного человека?

Ответить на этот вопрос однозначно очень трудно. Одни исследователи считают, что активный словарь современного человека обычно не превышает 7—9 тыс. разных слов, по под­счетам других, он достигает 11—13 тыс. слов. А теперь сопос­тавьте эти данные со словарем великих мастеров художествен­ного слова. Например, А. С. Пушкин употребил в своих произ­ведениях и письмах более 21 тыс. слов (при анализе повторяю­щиеся слова принимались за одно), причем половину этих слов он употребил только по одному или два раза. Это свидетель­ствует об исключительном богатстве словаря гениального по­эта. Приведем сведения о количестве слов у некоторых других писателей и поэтов: Есенин — 18890 слов, Сервантес — около 17 тыс. слов. Шекспир — около 15 тыс. слов (по другим источ­никам — около 20 тыс.), Гоголь («Мертвые души») — около 10 тыс. слов. А у некоторых людей запас слов бывает чрезвычай­но беден. Недаром И. Ильф и Е. Петров в знаменитых «Две­надцати стульях» высмеяли Эллочку-«людоедку», которая об­ходилась всего тридцатью словами. «Вот слова, фразы и меж­


дометия, придирчиво выбранные ею из всего великого, много­словного и могучего русского языка:

— Хамите.

— Хо-хо! (Выражает, в зависимости от обстоятельств: иро­нию, удивление, восторг, ненависть, радость, презрение и удов­летворенность.)

— Знаменито.

— Мрачный. (По отношению ко всему. Например: «мрач­ный Петя пришел», «мрачная погода», «мрачный случай», «мрач­ный кот» и т. д.)

— Мрак.

— Жуть. (Жуткий. Например, при встрече с доброй знако­мой: «жуткая встреча».)

— Парниша. (По отношению ко всем знакомым мужчинам, независимо от возраста и общественного положения.)

— «Не учите меня жить».

Этих слов ей было достаточно, чтобы разговаривать с род­ными, друзьями, знакомыми и незнакомыми. Нетрудно пред­ставить себе, каким было это общение.

Говорящему необходимо иметь достаточный запас слов, чтобы выражать свои мысли четко и ясно. Важно постоянно заботиться о расширении этого запаса, стараться использовать богатства родного языка.

Сделать это нетрудно. Следует только начать составлять «Словарь обогащения языка». Когда читаете книгу, журнал, газету, обращайте внимание на слова и каждое незнакомое слово или слово, о значении которого вы только догадываетесь, вы­писывайте на карточку. Затем на обратной стороне, используя толковый словарь, пишите значение слова. Карточки нумеру­ются, чтобы знать количество слов, которые обогащают ваш словарный запас. Хранить карточки следует в картотечном ящике. Когда наберется 10—20 слов, начинаете проверять свою память. Вытаскиваете карточку, читаете слово и объясняете его значение. По мере накопления карточек делите их на две груп­пы: 1) карточки с хорошо усвоенными словами; 2) карточки со словами, которые требуют еще заучивания. Картотека посто­янно должна пополняться новыми словами; карточки с усвоен­ными словами переносятся во вторую часть ящика. Время от времени к ним следует возвращаться. Устраивать контрольную


проверку, а вдруг какое-то слово забыли, работать с картотекой «Словаря обогащения языка» следует постоянно.

Богатство языка определяется и смысловой насыщеннос­тью слова, т. е. его многозначностью. Важно, то ли слово выб­рано для выражения мысли? Понимает ли слушатель, о чем идет речь, что имеет в виду говорящий? Чаще всего в речи реализуется одно из значений многозначного слова. Если было бы иначе, то люди часто не понимали бы друг друга или пони­мали неправильно. Однако многозначность может быть исполь­зована как прием обогащения содержания речи. Так, напри­мер, академик Д.С. Лихачев написал для юношества книгу «Земля родная». Слово земля имеет восемь значений: 1) третья от солнца планета; 2) верхний слой земной коры; почва, грунт; 3) рыхлое вещество темнобурого цвета, входящее в состав зем­ной коры; 4) суша (в отличие от водной поверхности); 5) обра­ботанная, используемая в сельскохозяйственных целях почва; 6) страна, государство; 7) устар. поле, фон ткани, по которому сделан рисунок; 8) спец. составная часть названий некоторых красок.

Какое же значение имеет слово земля в названии книги? На этот вопрос автор дает ответ в предисловии: «Я назвал свою книгу «Земля родная». Слово земля в русском языке имеет много значений. Это и почва, и страна, и народ (в последнем смысле говорится о Русской земле в «Слове о полку Игореве»), и весь земной шар. В названии моей книги слово земля может быть понято во всех этих смыслах». Вот каким емким стало содержание заглавия, как о многом оно говорит!

Особый интерес вызывают случаи, когда пишущий, упот­ребляя слово, учитывает два его значения и это оговаривает, подчеркивает, заинтриговывая читателя, заставляя его задумать­ся над дальнейшим содержанием текста. Как объяснить, о чем пишут авторы, если текст начинается так: «Лондон был потря­сен в прямом и переносном смысле», «Правитель отгородился от своего народа и в переносном, и в прямом смысле», «Первы­ми сделали попытку прикарманить флаг крайне правые. При­карманить не только в переносном смысле, но и в прямом».

Что же могло потрясти Лондон в прямом и переносном смысле? Оказывается рухнул один из небоскребов. Как мог правитель отгородиться от народа в прямом смысле? Он «за­баррикадировал свою резиденцию, словно крепость». В тол ко-


вых словарях русского языка у слова прикарманить отмечается только одно переносное значение — «завладеть чем-либо чу­жим, присвоить». Другого значения слово не имеет. Как же может партия прикарманить флаг в прямом значении? После­дующий текст разрешает недоумение. Оказывается, члены партии носят в нагрудных карманах своих сюртуков платки из звездно-полосатой ткани. Автор расширил смысловой объем слова, придал ему новое значение, вполне мотивированное его словообразовательной структурой. Каждый, кто заинтересован в совершенствовании своей речи, должен отлично знать весь семантический объем слова, все его значения. Должен уметь соотносить, противопоставлять не только слова, связанные между собой разнообразными семантическими, тематически­ми, ассоциативными отношениями, но и разные значения од­ного слова.

Очень богат наш язык синонимами, т. е. словами, близкими по своему значению. В одной из своих работ академик Л. В. Щер- ба писал:

Возьмем, например, цикл слова знаменитый (в применении к человеку), с которым конкурируют известный, выдающийся, за­мечательный и большой. Все эти слова обозначают, конечно, одно и то же, но каждое подходит к одному и тому же понятию с не­сколько особой точки зрения: большой ученый является как бы объективной характеристикой; выдающийся ученый подчеркивает, может быть, то же, но в аспекте несколько более сравнительном; замечательный ученый говорит об основном интересе, который он возбуждает; известный ученый отмечает его популярность; то же делает и знаменитый ученый, но отличается от известный уче­ный превосходной степенью качества [88, 122].

Каждый из синонимов, таким образом, отличаясь оттен­ком значения, выделяет какую-то одну особенность качества предмета, явления или какой-то признак действия, а в сово­купности синонимы способствуют более глубокому, всесторон­нему описанию явлений действительности.

Синонимы делают речь красочнее, разнообразнее, помога­ют избегать повторения одних и тех же слов, позволяют образ­но выразить мысль. Например, понятие о большом количестве чего-либо передается словами: много (яблок), тьма (книг), пропасть (работы), прорва (дел), туча (комаров),рой (мыслей),


океан (улыбок), море (флагов), лес (труб). Все приведенные слова, за исключением слова мно£ог создают образное пред­ставление о большом количестве.

Немало в русском языке слов, которые передают положи­тельное или отрицательное отношение говорящего к предмету мысли, т. е. обладают экспрессией. Так, слова блаженство, роскошный, великолепный, неустрашимый, очаровать заклю­чают в себе положительную экспрессию, а слова болтун, недо­тепа, бестолковщина, мазня характеризуются отрицательной экспрессией.

Очень много в русском языке слов, эмоционально окрашен­ных. Это объясняется тем, что наш язык богат различными суффиксами, передающими чувства человека: ласку, иронию, пренебрежение, презрение. Об этой отличительной черте рус­ского языка писал еще М. В. Ломоносов:

... умалительных имен, как дворик, платьице, девушка, не во всяком языке равное довольствие. Российский и итальянский весь­ма оными богаты, немецкий скуден, французский еще скуднее.

Необыкновенно богат русский язык образной Фразеологии, ей. Выражения «положить в долгий ящик», «мамаево побои­ще», «тяжела ты, шапка Мономаха», «аракчеевский режим», «вот тебе, бабушка, и Юрьев день» и многие другие, получив­шие переносное значение, связаны с историей русского наро­да, его прошлым. Сколько тонкого народного юмора, иронии содержат фразеологизмы: «попасть пальцем в небо», «сесть в ^калошу», «переливать из пустого в порожнее», «прийти к ша­почному разбору», «пожарная каланча», «от горшка два верш­ка».

Богатая русская фразеология представлена во «Фразеоло­гическом словаре русского языка» под редакцией А. Н. Молот- кова. В нем содержится 4 тыс. словарных статей.

А сколько изумительных пословиц и поговорок содержит­ся в русском языке! Так, в сборнике пословиц русского народа у В. И. Даля одной лишь теме «Русь-Родина» посвящено около 500 изречений («Родимая сторона — мать, чужая — мачеха», «С родной земли — умри, не сходи» и др.).

Словарь русского языка постоянно обогащается новыми словами. Если русский язык сравнить с другими языками, то он выгодно отличается по разнообразию и количеству способов


образования новых слов. Новые слова создаются с помощью приставок, суффиксов, чередования звуков в корне, сложени­ем двух или нескольких основ, путем переосмысления (звено, пионер), расщепления слов на омонимы (месяц — луна и ме­сяц — отрезок времени) и т. д. Наиболее продуктивным явля­ется морфологический способ образования, с помощью которо­го от одного и того же корня создаются десятки новых слов. Так, от корня уч- образованы слова .учитель, изучать, выучить, поучать, обучать, переучивать, заучивать, приучить, научить, учение, ученость, ученик, ученичество, ученый, учитель, учеб­ный, наука, научный и др. По данным «Словообразовательного словаря русского языка» А. Н. Тихонова, словообразователь­ное гнездо с этим корнем включает более 300 слов.

Богатством, гибкостью и выразительностью отличается и грамматический строй языка. Возьмем для примера категорию вида. В отличие от категории времени, которая указывает на отношение действия к моменту речи, категория вида обознача­ет способ протекания действия. Так, в видовой паре прочи­тать — прочитывать глаголы характеризуют действие по-раз­ному. Глагол прочитать (совершенный вид) указывает на дей­ствие, которое исчерпало себя и дальше продолжиться не мо­жет. Глагол прочитывать (несовершенный вид) указывает на действие, которое не ограничено.

Об этой особенности русского языка интересно пишет поэт

В. Брюсов:

Сила русского глагола в том, что школьные грамматики назы­вают видами. Возьмем четыре глагола одного корня: стать, ста­вить, стоять, становиться. От них при помощи приставок пред-, при-, за-, от- и др., флексии «возвратности» и суффиксов «много­кратности» можно образовать около 300 глаголов, которые будут, по грамматике, разными «видами» одного и того же глагола. Ни на один современный язык нельзя перевести всех оттенков значе­ния, какие получаются таким образом... Как, например, передать по-французски разницу между: «я переставляю стулья», «я пере- становляю их», «я перестанавливаю их», «переставил», «перестано­вил»? Или удается ли найти в другом языке слова одного корня, чтобы передать фразу: «Когда настойка настоялась, я настоял, что настало время наставить рабочих, как должно наставлять воронку на бутылку?»

Богатство, разнообразие, оригинальность и самобытность русского языка позволяют каждому сделать свою речь богатой


и оригинальной. Следует помнить: серая, наполненная словес­ными штампами речь не вызывает в сознании слушающих не­обходимых ассоциаций. Вряд ли человек, злоупотребляющий стандартными выражениями, может взволновать слушателей, убедить их в чем-то, воздействовать на них. Шаблонная, изби­тая фраза отскакивает от слушателей, не дает им возможность вникнуть в суть высказывания.

Кроме того, убогая, бедная в языковом отношении речь воспринимается как отрицательная характеристика человека^ свидетельствует о его поверхностных знаниях, низкой речевой культуре, о недостаточном запасе слов. Но главное: бедность, серостьГоднообразие языка связывается с бедностью, серос­тью и неоригинальностью мысли.

Стократ прав К.И. Чуковский, написавший в книге «Жи­вой как жизнь»:

Не для того наш народ вместе с гениями русского слова — от Пушкина до Чехова и Горького — создал для нас и для наших потомков богатый, свободный и сильный язык, поражающий сво­ими изощренными, гибкими, бесконечно разнообразными форма­ми, не для того нам оставлено в дар это величайшее сокровище нашей национальной культуры, чтобы мы, с презрением забросив его, свели свою речь к нескольким десяткам штампованных фраз.

Сказать это нужно с категорической строгостью.

Выразительность речи

Выразительность речи усиливает эффективность выступ­ления: яркая речь вызывает интерес у слушателей, поддержи­вает внимание к предмету разговора, оказывает воздействие не только на разум, но и на чувства, воображение слушателей.

Следует иметь в виду, что в науке нет единого определе­ния понятия «выразительность речи». Существуют разные под­ходы к описанию этого качества речи. Ученые считают, что выразительность может создаваться средствами языка всех его уровней. Поэтому в литературе выделяют выразительность произносительную, акцентологическую, лексическую, словооб­разовательную, морфологическую, синтаксическую, интонаци­онную, стилистическую.


Ряд исследователей подчеркивает, что выразительность устной речи во многом зависит от ситуации общения. Так, А. Н. Васильева пишет:

Очевидно, что выразительность доказательства теоремы и вы­разительность рекламного объявления существенно различны как по содержанию, так и по форме. Поэтому следует прежде всего различать выразительность информационную (предметно-логичес­кую, логико-понятийную) и выразительность чувственного выра­жения и воздействия. При этом оба эти вида могут иметь подви­ды: открытую (экспрессивную) и скрытую (импрессивную) формы выражения. Соотношение этих видов и подвидов по основным сти­лям различно [10, 80—81].

Б. Н. Головин называет ряд условий, от которых зави­сит выразительность речи отдельного человека. К ним он относит:

4-самостоятельность мышления, деятельности сознания автора речи;

5-неравнодушие, интерес автора речи к тому, о чем он говорит или пишет, и к тем, для кого он говорит или пишет;

6-хорошее знание языка, его выразительных возможно­стей;

7-хорошее знание свойств и особенностей языковых сти­лей;

8-систематическая и осознанная тренировка речевых на­выков;

9-умение контролировать свою речь, замечать, что в ней выразительно, а что шаблонно и серо;

10-сознательное намерение автора речи говорить и писать выразительно, психологическая целевая установка на выра­зительность [24, 185—187].

„Помогают говорящему сделать речь образной, эмоцио­нальной специальные художественные приемы, изобрази­тельные и выразительные средства языка, традиционно на­зываемые тропами и фигурами, а также пословицы, пого­ворки, фразеологические выражения, крылатые слова.

Прежде чем анализировать различные изобразительные средства языка, следует уточнить, какими свойствами обла­дает слово, главное орудие говорящего, основной строитель­ный материал, какие возможности оно заключает в себе?


Слова служат названиями предметов, явлений, действий, т. е. всего, что окружает человека. Однако слово обладает и эс­тетической функцией, оно способно не просто назвать предмет, действие, качество, но и создать образное представление о них.

Понятие образности слова связано с явлением многознач- ности. Известно, что слова, называющие только один какой- либо предмет, считаются однозначными {мостовая, тротуар, троллейбус, трамвай), а слова, обозначающие несколько пред­метов, явлений действительности, — многозначными. Много­значность в какой-то степени отражает те сложные отношения, которые существуют в действительности. Так, если между пред­метами обнаруживается внешнее сходство или им присущ ка­кой-то скрытый общий признак, если они занимают одинако­вое положение по отношению к чему-то, то название одного предмета может стать названием и другого. Например: игла — швейная, у ели, у ежа; лисичка — зверек и трибугибкий трост­ник — гибкий человек — гибкий ум.

" " Первое значение, с которым слово появилось в языке, на­зывается прямым, а последующие — переносными.

Прямые значения непосредственно связаны с определен­ными предметами, названиями которых они являются.

Переносные значения в отличие от прямых обозначают факты действительности не непосредственно, а через отноше­ние к соответствующим прямым.

Например, слово лакировать имеет два значения: прямое — «покрывать лаком» и переносное — «приукрашивать, представ­лять что-либо в лучшем виде, чем есть на самом деле». С по­нятием переносного значения слова чаще всего связано его об­разное употребление. Например, в слове заноза выделяется прямое значение — «тонкий, острый, маленький кусочек дере­ва, вонзившийся в тело», и переносное — «вредный, въедли­вый человек». Образный характер переносного значения слова очевиден. Говоря о большом количестве чего-либо, можно упот­ребить слово много в прямом значении, а можно использовать другие слова в переносном значении — лес труб, град ударов, бездна книг, туча комаров, пропасть дел и т. д.

С понятием переносного употребления слов связаны такие художественные средства, как метафора, метонимия, синекдо­ха, широко используемые в ораторских выступлениях, устном общении.


Метафора основана на переносе наименования по сходству. Метафоры образуются по принципу олицетворения (вода бе­жит), овеществления {стальные нервы), отвлечения (поле де­ятельности) и т. д. В роли метафоры могут выступать различ­ные части речи: глагол, существительное, прилагательное. Довольно часто метафоры используются и в обиходной речи. Нередко мы слышим и сами говорим: идет дождь, часы ста­ли, железный характер, теплые отношения, острое зрение. Однако эти метафоры утратили свою образность и носят быто­вой характер.

Метафоры должны быть оригинальными, необычными, вызывать эмоциональные ассоциации, помогать глубже осоз­нать, представить событие или явление. Вот, к примеру, какие метафоры использовал в напутственном слове первокурсникам выдающийся физиолог академик А. А. Ухтомский:

Ежегодно все новые волны молодежи приходят с разных кон­цов в университет на смену предшественникам. Какой мощный ветер гонит сюда эти волны, мы начинаем понимать, вспоминая о горестях и лишениях, которые приходилось испытывать, проби­вая преграды к этим заветным стенам. С силою инстинкта устрем­ляется молодежь сюда. Инстинкт этот — стремление знать, знать все больше и глубже.

В этом отрывке несколько метафор: волны молодежи, ка­кой мощный ветер гонит сюда эти волны, пробивая преграды, к этим заветным стенам. Они создают определенный эмоци­ональный настрой слушателей, заставляют прочувствовать зна­чимость происходящего.

Особый эффект достигается, когда в речи сталкиваются прямое и метафорическое значения слова. Например, интригу­юще звучит такая фраза: «У нас сегодня печальный юбилей. Ровно год назад наш город был потрясен трагическим событи­ем: на железнодорожной станции произошло крушение поез­да». В данном предложении глагол потрясен имеет прямое значение («заставить дрожать, сотрясаться, колебаться») и пе­реносное («сильно взволновать, произвести большое впечатле­ние»).

Однако использование метафор, прямого и переносного значений слов не всегда делают речь художественной. Иногда выступающие увлекаются метафорами. «Чересчур блестящий слог, — писал еще Аристотель, — делает незаметными как ха­рактеры, так и мысли».

Изобилие метафор отвлекает слушателей от содержания речи, внимание аудитории концентрируется на форме изложе­ния, а не на содержании.

Метонимия в отличие рт. метафоры основана на смежнос­ти. Если при метафоре два одинаково называемых предмета, явления должны быть чем-то похожи друг на друга, то при метонимии два предмета, явления, получившие одно название, должны быть смежными. Слово смежные в этом случае сле­дует понимать не просто как соседние, а несколько шире — тесно связанные друг с другом.

У К. М. Симонова в одном из стихотворений читаем: «И зал встает, и зал поет, и в зале дышится легко». В первом и втором случаях слово зал означает людей, в третьем — «поме­щение». Следовательно, здесь название помещения использу­ется для названия тех, кто в нем находится. Примерами мето­нимии является употребление слов аудитория, класс, школа, квартира, дом, завод, колхоз для обозначения людей.

Словом можно называть материал и изделия из этого ма­териала {золото, серебро, бронза, фарфор, чугун, глина). Так, один из спортивных комментаторов, рассказывая о междуна­родных соревнованиях, сказал: «Золото и серебро получили наши спортсмены, бронза досталась французам».

Довольно часто в метонимическом значении используются географические наименования. Например, названия столиц употребляются в значении «правительство страны», «правящие круги»: «переговоры между Лондоном и Вашингтоном», «Па­риж волнуется», «Варшава приняла решение» и т. п. Географи­ческие названия обозначают и людей, живущих на данной тер­ритории. Так, Беларусь синонимично сочетанию белорусский народ, Украина — украинский народ.

Синекдоха — троп, сущность которого заключается в том, что называется часть вместо целого, используется единствен­ное число вместо множественного или, наоборот, целое — вме­сто части, множественное число — вместо единственного.

Примером применения синекдохи служат эмоциональные, образные, глубокие по содержанию слова М. А. Шолохова о характере русского человека. Употребляя слово человек и соб­ственное имя Иван, писатель подразумевает весь народ:

Символический русский Иван — это вот что: человек, одетый в серую шинель, который не задумываясь, отдавал последний кусок хлеба и фронтовые тридцать граммов сахару осиротевшему в гроз­ные дни войны ребенку, человек, который своим телом самоот­верженно прикрывал товарища, спасая его от неминуемой гибели, человек, который, стиснув зубы, переносил и перенесет все лише­ния и невзгоды, идя на подвиг во имя Родины.

Хорошее имя Иван!

Сравнение. Это образное выражение, построенное на сопо­ставлении двух предметов или состояний, имеющих общий признак. Сравнение предполагает наличие трех данных: во-пер­вых^ то, что сравнивается («предмет»), во-вторых, с чем срав­нивается («образ»), в-третьих, то, на основании чего одно срав­нивается с другим («признак»).

Так, А. В. Луначарский, выступая на I Всесоюзном съезде учителей, говорил об органической связи всех ступеней обра­зования, о роли науки в жизни страны. Поясняя свою мысль, он прибегнул к простому и убедительному для того времени сравнению:

Как без цемента не может быть построено здание, так нельзя сейчас руководить государственным или хозяйственным делом без науки.

В данном примере наука («предмет») сравнивается с цемен­том («образ»), без которого не может быть построено здание («признак»).

Поскольку сравнение предполагает наличие не одного, а двух образов, слушающий получает две информации, которые взаимосвязаны, т. е. один образ дополняется другим. С помо­щью сравнения говорящий выделяет, подчеркивает предмет или явление, обращает на него особое внимание. Все это приводит к лучшему усвоению и запоминанию сказанного, что очень важ­но для слушающего. Когда читается книга, статья, то непонят­ное место можно перечитать, вернуться к нему еще раз. Когда же слушается выступление, то, как правило, только после его окончания можно попросить пояснить то, что оказалось непо­нятным.

Сравнение только тогда будет действенным, когда оно орга­нически связано с содержанием, когда оно не затемняет мысль, а поясняет ее, делает более простой. Сила сравнения — в его оригинальности, необычности, а это достигается путем сбли­жения предметов, явлений или действий, которые, казалось бы, ничего общего между собой не имеют. П. Сергеич в книге «Искусство речи на суде» пишет:

Чем больше различия в предметах сравнений, тем неожиданнее черты сходства, тем лучше сравнение.

Оригинально, например, показал роль фактов в науке И.П.Пав­лов, обращаясь к молодым ученым:

Приучите себя к сдержанности и терпению. Научитесь делать черную работу в науке. Изучайте, сопоставляйте, накапливайте фак­ты.

Как ни совершенно крыло птицы, оно никогда не смогло бы поднять ее в высь, не опираясь на воздух.

Факты — это воздух ученого. Без них вы никогда не сможете взлететь. Без них ваши «теории» — пустые потуги.

Но изучая, экспериментируя, наблюдая, старайтесь не остаться у поверхности фактов. Не превращайтесь в архивариусов фактов. Попытайтесь проникнуть в тайну их возникновения. Настойчиво ищите законы, ими управляющие.

В устных выступлениях сравнения нередко используют, чтобы привлечь внимание слушателей к предмету разговора. Для этого прибегают к сложному, развернутому сравнению, позволяющему слушателю лучше понять освещаемую пробле­му, глубже осмыслить тему разговора.

Яркие, выразительные сравнения придают речи особую поэтичность. Совершенно иное впечатление производят срав­нения, которые в результате частого их употребления утратили свою образность, превратились в речевые штампы. Вряд ли у кого вызовут положительные эмоции такие распространенные выражения: «храбрый, как лев»; «трусливый, как заяц»; «отра­жались, как в зеркале»; «проходят красной нитью» и др. Плохо, когда в речи применяются неверные сравнения. Такие сравне­ния затрудняют понимание основной мысли оратора, отвлека­ют внимание слушателей от содержания речи.

Эпитеты — художественные определения. Они позволяют более ярко характеризовать свойства, качества предмета или явления и тем самым обогащают содержание высказывания. Обратите внимание, какие выразительные эпитеты находит

А.Е.Ферсман, чтобы описать красоту и великолепие зеленых камней:

Яркокрасочный изумруд, то густой, почти темный, прорезан­ный трещинами, то сверкающий яркою ослепительною зеленью, сравнимый лишь с камнями Колумбии; ярко-золотистый «хри­золит» Урала, тот прекрасный искристый камень демантоид, ко­торый так ценила заграница, и следы которого нашли в старин­ных раскопках Экбатаны в Персии. Целая гамма тонов связывает слабо зеленоватые или синеватые бериллы с густозелеными тем­ными аквамаринами Ильменских копей, и как ни редки эти кам­ни, но их красота почти не имеет себе равных (подчеркнуто нами. — Авт.).

Как и другими средствами речевой выразительности, эпи­тетами не рекомендуется злоупотреблять, так как это может привести к красивости речи в ущерб ее ясности и понятности. Полезным в этом отношении может оказаться совет А. П. Че­хова. В одном из своих писем он отмечал:

...читая корректуру, вычеркивайте, где можно, определения существительных и глаголов. У Вас так много определений, что вниманию читателя трудно разобраться, и он утомляется. Понят­но, когда я пишу: «Человек сел на траву», это понятно, потому что ясно и не задерживает внимания. Наоборот, неудобопонятно и тя­желовато для мозгов, если я пишу: «Высокий, узкогрудый, сред­него роста человек с рыжей бородкой сел на зеленую, уже измя­тую пешеходами траву, сел бесшумно, робко и пугливо оглядыва­ясь». Это не сразу укладывается в мозгу.

Законченной и общепринятой теории эпитета пока не су­ществует. Нет и единого понимания содержания термина эпи­тет. В научной литературе обычно выделяют три типа эпите­тов: общеязыковые (постоянно употребляются в литератур­ном языке, имеют устойчивые связи с определяемым словом: трескучий мороз, тихий вечер, быстрый бег); народно-по­этические (употребляются в устном народном творчестве: крас­ная девица, чистое поле, серый волк); индивидуально-автор­ские (созданы авторами: мармеладное настроение (А. Чехов), чурбанноеравнодушие (Д. Писарев).

Большую помощь в подборе свежих эпитетов и удачном их использовании может оказать «Словарь эпитетов русского ли­тературного языка» К. С. Горбачевича, Е. П. Хабло (J1., 1979).

Для наглядности приведем материалы из словарной статьи к слову авторитет, опуская приведенные там примеры употреб­ления эпитетов в художественных произведениях.

Авторитет. При положительной оценке. Безграничный, большой, важный (устар.), всемирный, высокий, громадный, заслуженный, здоровый, исключительный, незыблемый, не­поколебимый, неограниченный, неопровержимый, неоспори­мый, непогрешимый, непреклонный, непререкаемый, обще­признанный, огромный, оправданный, признанный, прочный, святой (устар.), солидный, устойчивый, хороший.

При отрицательной оценке. Грошовый (разг.), дешевый (разг.), дутый (разг.), липовый (просторен.), невысокий, не­оправданный, подмоченный (разг.), подорванный, пошатнув­шийся, сомнительный, шаткий.

Редкие эпитеты. Голый, докторальный, огненный.

Для оживления речи, придания ей эмоциональности, вы-. разительности, образности употребляют также приемы стили­стического синтаксиса, так называемые фигуры: антитеза, ин­версия, повтор и др.

Начиная с античных времен, ораторы вводили в свою речь эти фигуры. Например, Марк Туллий Цицерон произнес не­сколько речей против Луция Сергия Каталины, патриция по происхождению, возглавившего заговор для насильственного захвата власти. Обращаясь к квиритам (так в Древнем Риме официально назывались полноправные римские граждане), Цицерон сказал:

.. .На нашей стороне сражается чувство чести, на той — наглость; здесь — стыдливость, там — разврат; здесь — верность, там — обман; здесь — доблесть, там — преступление; здесь — непоколе­бимость, там — неистовство; здесь — честное имя, там — позор; здесь — сдержанность, там — распущенность; словом, справедли­вость, умеренность, храбрость, благоразумие, все доблести борют­ся с несправедливостью, развращенностью, леностью, безрассуд­ством, всяческими пороками; наконец, изобилие сражается с ни­щетой, порядочность — с подлостью, разум — с безумием, нако­нец, добрые надежды — с полной безнадежностью.

В речи сопоставляются резко противоположные понятия: честь — наглость, стыдливость — разврат, верность — об­ман, доблесть — преступление, непоколебимость — неистов-

ство, честное имя —- позор, сдержанность — распущенность и т. п. Это с особой силой действует на воображение слушате­лей, вызывает у них яркие представления о названных предме­тах и событиях.^Гакой прием, основанный на сопоставлении дрохивоположны^шТений'-и^^ зуй^Как говорил ПЛЗер^й^: ” '

...главные достоинства этой фигуры заключаются в том, что обе части антитезы взаимно освещают одна другую; мысль выиг­рывает в силе; при этом мысль выражается в сжатой форме, и это также увеличивает ее выразительность.

Антитеза широко представлена в пословицах и поговорках: «Мужественный пеняет на себя, малодушный — на товарища»; «Велик телом, да мал делом», «Труд всегда дает, а лень только берет»; «На голове густо, да в голове пусто». Для сравнения двух явлений в пословицах используют антонимы — слова с противоположным значением: мужественный —малодушный, велик — мал, труд — лень, густо — пусто. На этом принципе построены многие строки из художественных, публицистичес­ких, поэтических произведений. Антитеза — действенное сред­ство речевой выразительности и в публичной речи.

Приведем отрывок из Нобелевской лекции А. Солженицы­на. Использование антитезы, сопоставление противоположных понятий позволили писателю выразить главную мысль более ярко и эмоционально, точнее высказать свое отношение к опи­сываемым явлениям:

То, что по одной шкале представляется издали завидной благо­денственной свободой, то по другой шкале вблизи ощущается до­садным принуждением, зовущим к переворачиванию автобусов. То, что в одном краю мечталось бы как неправдоподобное благо­получие, то в другом краю возмущает как дикая эксплуатация, тре­бующая немедленной забастовки. Разные шкалы для стихийных бедствий: наводнение в двести тысяч жертв кажется мельче наше­го городского случая. Разные шкалы для оскорбления личности: где унижает даже ироническая улыбка и отстраняющее движение, где и жестокие побои простительны как неудачная шутка. Разные шкалы для наказаний, для злодеяний. По одной шкале месячный арест, или ссылка в деревню, или «карцер», где кормят белыми булочками да молоком, — потрясают воображение, заливают га­зетные полосы гневом. А по другой шкале привычны и проще-


ны — и тюремные сроки по двадцать пять лет, и карцеры, где на стенах лед, но раздевают до белья, и сумасшедшие дома для здо­ровых, и пограничные расстрелы бесчисленных неразумных, все почему-то куда-то бегущих людей.

Ценное средство выразительности в выступлении^инвер- сря. т. е. изменение обычного порядка слов в предложении со смысловой и стилистической целью. Так, если прилагательное поставить не перед существительным, к которому оно отно­сится, а после него, то этим усиливается значение определе­ния, характеристика предмета. Вот пример такого словораспо- ложения: Он был страстно влюблен не просто в действитель­ность, а в действительность постоянно развивающуюся, в дей­ствительность вечно новую и необычную.

Чтобы привлечь внимание слушателей к тому или иному члену предложения, применяют самые различные перестанов­ки, вплоть до вынесения в повествовательном предложении сказуемого в самое начало фразы, а подлежащего — в конец. Например: Чествовали героя дня всем коллективом; Как бы трудно ни было, сделать это должны мы.

Благодаря всевозможным перестановкам в предложении, даже состоящем из небольшого количества слов, зачастую мож­но создать несколько вариантов одного предложения, и каж­дый из них будет иметь различные смысловые оттенки. Есте­ственно, что при перестановках необходимо следить за точнос­тью высказывания.

Нередко для усиления высказывания, придания речи дина­мичности, определенного ритма прибегают к такой стилисти­ческой фигуре, как повторы. Формы повтора бывают самые разнообразные. Начинают несколько предложений одним и тем же словом или группой слов. Такой повтор называется^|щфр^ jgon, что в переводе с греческого языка означает единоначатие. Вот как этот прием использовал JI. И. Леонов в докладе, по­священном 150-летию со дня рождения А. С. Грибоедова:

Есть книги, которые читаются; есть книги, которые изучаются терпеливыми людьми; есть книги, что хранятся в сердце нации. Мой освобожденный народ высоко оценил благородный гнев «Горе от ума» и, отправляясь в дальний и трудный путь, взял эту книгу с собою...


Писатель трижды повторил сочетание есть книги в одина­ковых синтаксических конструкциях и тем самым подготовил слушателей к мысли, что произведение А. С. Грибоедова «Горе от ума» занимает особое место в сердцах русских людей.

Повторяющимися словами бывают служебные единицы, например, союзы и частицы. Повторяясь, они выполняют экс­прессивную функцию. Вот отрывок из лекции А. Е. Ферсмана «Камень в культуре будущего». Неоднократно повторяя вопро­сительную частицу разве, ученый усиливает интонационный колорит речи, создает особый эмоциональный настрой:

И когда мы попытаемся так охарактеризовать грядущее техни­ки, то невольно угадываешь ту роль, которую сыграет в нем наш драгоценный камень.

Разве он не отвечает больше, чем что-либо другое, именно ука­занным качествам? Разве сами драгоценные камни не являются эмблемою твердости, постоянства и вечности? Разве есть что-либо тверже алмаза, что может сравниться с прочностью и нерушимос­тью этой формы углерода?

...Разве корунд в многочисленных своих видоизменениях, то­паз и гранат не являются основными шлифующими материалами, и с ними сравнимы лишь новые искусственные продукты челове­ческого гения?

Разве кварц, циркон, алмаз и корунд не являются одними из самых устойчивых химических группировок природы и разве ог­нестойкость и неизменяемость многих из них при высоких темпе­ратурах не превышают далеко огнестойкость подавляющего боль­шинства других тел?

Иногда повторяют несколько раз целые предложения, что­бы подчеркнуть, выделить, сделать более наглядной стержне­вую мысль, заключенную в них.

В устной речи повторы встречаются j конце фразы. Как и в начале предложения, повторяться могут отдельные слова, словосочетания, речевые конструкции. Подобная стилистичес­кая фигура называется эпифорой . Приведем пример эпифоры из статьи В. Г. Белинского:

Для таких поэтов всего невыгоднее являться в переходные эпо­хи развития обществ; но истинная гибель их таланта заключается в ложном убеждении, что для поэта довольно чувства... Это особен­но вредно для поэтов нашего времени: теперь все поэты, даже ве­ликие, должны быть вместе и мыслителями, иначе не поможет и талант... Наука, живая, современная наука, сделалась теперь пес­туном искусства, и без нее — немощно вдохновение, бессилен та­лант!..

Если задать вопрос: «К какой форме речи относятся лек­ция, доклад, выступление на собрании? Диалог это или моно­лог?», думать долго никто не станет. Каждый скажет: «Конеч­но, монолог. Говорит один человек, его речь не рассчитана на словесную реакцию собеседника. Выступление, к тому же, может быть долгим». Все так. Но хорошо ли это? Ведь слуша­телям тоже хочется что-нибудь сказать: возразить оратору или согласиться с ним, попросить уточнить какую-то мысль, разъяс­нить что-то, объяснить непонятное слово. Как же в таком слу­чае поступить? Выход есть.

В практике ораторского искусства выработаны приемы, ко­торые не только оживляют повествование, придают ему выра­зительность, но и диалогизируют монологическую речь.

Один из таких приемов — вопросно-ответный ход. Он за­ключается в том, что оратор, как бы предвидя возражения слу­шателей, угадывая их возможные вопросы, сам такие вопросы формулирует и сам на них отвечает. Вопросно-ответный ход превращает монологическую речь в диалог, делает слушателей собеседниками оратора, активизирует их внимание, вовлекает в научный поиск истины.

Умело и интересно поставленные вопросы привлекают вни­мание аудитории, заставляют следить за логикой рассуждения. Вопросно-ответный ход — один из наиболее доступных оратор­ских^ приемов. Доказательством этого служит лекция «Холод­ный свет», прочитанная крупнейшим мастером популяризации научных знаний С. И. Вавиловым:

Возникает вопрос, а почему же спиртовое пламя, в которое вве­дена столовая соль, светится ярким желтым светом, несмотря на то, что его температура почти такая же, как температура спички? Причина в том, что пламя не абсолютно черное для любых цветов. Только желтый цвет поглощается им в большей степени, поэтому лишь в этой желтой части спектра спиртовое пламя и ведет себя как теплый излучатель со свойствами черного тела.

Как объясняет новая физика удивительные свойства «холодно­го света»? Громадные успехи, полученные наукой в понимании строения атомов и молекул, а также о природе света, дали воз­можность хотя бы в общих чертах понять и объяснить люминес­ценцию.

Как объясняется, наконец, тушение «холодного света», которое мы видим на опыте? Причины в различных случаях существенно различные...

Действенность этого приема особенно ощутима, если соот­ветствующую часть выступления произнести без вопроситель­ных предложений.

Вопросно-ответный ход используется не только для прида­ния речи выразительности и эмоциональности, но и применя­ется как действенное средство в скрытой полемике. Если в речи излагается спорный вопрос, который может вызвать у слуша­телей сомнение, то выступающий, предвидя это, прибегает к вопросно-ответному приему.

Оживляют лекцию и предполагаемые оратором реплики слушателей, с которыми он или соглашается, или спорит. Эти реплики также вносят в монолог элементы диалога. Так, изве­стный русский историк В. О. Ключевский в лекции «О взгляде художника на обстановку и убор изображаемого им лица» дваж­ды использовал этот прием. Процитируем данные места его лекции:

Если исключить редких чудаков, мы обыкновенно стараемся окружить и выставить себя в лучшем виде, показаться себе самим и другим даже лучше, чем мы на самом деле. Вы скажете: это суетность, тщеславие, притворство. Так, совершенно так. Только позвольте обратить ваше внимание на два очень симпатичных по­буждения. <..>

А посмотрите, как она (боярыня Федосья Прокофьевна Морозо­ва. — Авт.), оставшись молодой вдовой, в «смирном образе», по- нашему в трауре, выезжала из дома: ее сажали в дорогую карету, украшенную серебром и мозаикой, в шесть или двенадцать лоша­дей, с гремячими цепями; за нею шло слуг, рабов и рабынь чело­век со сто, а при особенно торжественном поезде с двести и с три­ста, оберегая честь и здоровье своей государыни-матушки. Царица ассирийская, да и только, скажете вы, — раба суеверного и тще­славного пышного века. Хорошо.

В отрывках В. О. Ключевский мнение аудитории выделяет словами вы скалсете, а затем формулирует свое отношение к этому: Так, совершенно так. Хорошо.


Приемы диалогизации монолога, характерные для оратор­ской речи, получили распространение в публицистике, худо­жественной литературе.

Помимо вопросно-ответного приема нередко применяют так называемый эмоциональный или £эториче£кий вопрос. Особенность его заключается в том, что он не требует ответа, а служит для эмоционального утверждения или отрицания чего-либо. Обращение с вопросом к аудитории — эффектив­ный прием.

Произнесенный оратором риторический вопрос восприни­мается слушателями не как вопрос, на который необходимо дать ответ, а как положительное утверждение. Именно такое значение имеет риторический вопрос в заключительной части лекции А. Е. Ферсмана «Зеленые камни России»:

Что может быть интереснее и прекраснее этой тесной связи меж­ду глубокими законами распределения химических элементов в земной коре и распространением в ней ее неживых цветов — дра­гоценного камня?!

Слава русского зеленого камня коренится в глубоких законах геохимии России, и не случайно наша страна сделалась страной зеленого самоцвета.

Риторический вопрос усиливает воздействие речи на слу­шателей, пробуждает в них соответствующие чувства, несет большую смысловую и эмоциональную нагрузку.

К средствам выразительности относят и прямую,речь, ко- торую вводят в выступление. Эта речь может быть точной или приблизительной, а иногда даже вымышленной. Дословно пе­реданная чужая речь называетсяцитатой. Иногда кажется, что цитирование не требует особого умения. Однако и в этом есть свои особенности, свои положительные и отрицательные сто­роны, которые необходимо учитывать. Например, некоторые свою речь строят на одних цитатах. Такие выступления вызы­вают недоумение, т. е. слушатели хотят знать мнение самого оратора, результаты его наблюдений. Кроме того, обилие ци­тат утомляет аудиторию, поскольку на слух трудно бывает уло­вить, что из сказанного принадлежит автору, а что тем, кого он цитирует. Поэтому прежде всего необходимо из выбранных для выступления цитат отобрать наиболее интересные, содержатель­ные, оригинальные или наименее известные.


Не всегда выступающие умело вводят цитату, не учитыва­ют, как она воспринимается на слух.

Надо так подать цитату, чтобы легко улавливалось, где ее начало и конец.

Очень важно не исказить мысль цитируемого автора. Ведь отдельно взятое предложение или несколько предложений мо­гут иметь иное значение, чем в контексте.

Нельзя произвольно изменять текст, т. е. переставлять сло­ва, вводить вместо одного слова другое, изменять граммати­ческую форму слов.

Цитата должна быть точной.

Необходимо знать, кому принадлежат цитируемые слова, из какого источника они взяты, каковы выходные данные ис­точника. Иногда эти сведения приводятся после цитаты, когда называется использованная литература или когда отвечают на вопросы слушателей, если об этом кто-либо из присутствую­щих спросит.

В беседах на различные темы, в которых приходится об­суждать чужие мысли, поступки, действия, говорить о чув­ствах людей, преимущественно применяется прибдизитель- ная (или вымышленная) прямая речь. Она оживляет выска­зывание, делает его эмоциональным, привлекает внимание слушателей. Введение прямой речи помогает диалогизировать высказывание. Удачно, например, использовал прямую речь в лекции «Научно-технический прогресс и математика» акаде­мик Б. В. Гнеденко:

После того, как мы продемонстрировали машину и наши гости сами поработали с ней, профессор Иванов, о котором я вам расска­зывал, заявил: «Идите работать с нами, мы умеем диагностиро­вать хорошо, с нами вы сумеете создать такую машину, которая будет диагностировать не хуже лучшего диагноста мира».

Врач-терапевт, специалист по диагностике заболеваний пище­варительного тракта, сказал иначе: «Зачем вы взялись за такую трудную задачу, как диагностика сердечных заболеваний. Давайте работать вместе, и мы создадим такую машину, которая будет ди­агностировать практически без ошибок».

Наконец, психиатры реагировали так: «Ну зачем вы взялись за диагностику сердечных заболеваний,— говорили они. — Вам каж­дый инженер скажет, что сердце — это простой насос, который гонит жидкость по трубам. А вот человеческую психику не знает


никто. Давайте работать с нами. Без математиков здесь дело пой­ти не может. И любой шаг в области изучения высшей нервной деятельности для человечества будет величайшим благом. С пси­хикой связаны не только заболевания людей. От нее зависит вся повседневная человеческая деятельность. Мы не знаем возможно­стей человеческой психики, не знаем, насколько мы ее можем за­гружать. Нам неизвестно, правильно ли мы учим людей, правиль­но ли мы лечим их».

Опытные ораторы не просто вводят в текст прямую речь, но и комментируют чужое высказывание, определяют к нему свое отношение, а иногда и вступают в полемику с конкрет­ным (или вымышленным) лицом, чья речь цитируется. При­ведем пример использования этого приема в лекции «О важ­нейших предметах воспитания», прочитанной профессором Московского университета П. С. Александровым:

Вчера в мои руки попало высказывание одного из крупнейших современных физиков, старого геттингенского профессора Макса Борна: «Будущее науки зависит от того, удастся ли эту потреб­ность, порыв и стремление к творчеству согласовать и привести в гармонию с условиями социальной жизни и этики».

К этим словам можно добавить только то, что от этого зависит не только судьба науки, но, может быть, и судьба человечества.

Как форма передачи чужого высказывания в выступлении употребляется и косвенная речь, передающая чьи-либо слова от третьего лица. Пример введения косвенной речи находим в упомянутой выше лекции П. С. Александрова:

Чайковский говорил о музыке как об особенном средстве обще­ния людей, которое не может быть заменено никаким другим сред­ством общения. Вспоминаю один концерт в консерватории: давали Первую симфонию Бетховена. Я обратил внимание на выражение лиц наших студентов.

Косвенная речь по сравнению с прямой речью менее выра­зительна и экспрессивна. Как справедливо заметил П. Серге- ич,

...передать вполне понятым образом чужое чувство, чужую мысль несравненно труднее в описательных выражениях, чем в тех словах, в которых это чувство или мысль выражается непо­


средственно... последний способ выражения и точнее, и понятнее, и, главное, убедительнее для слушателей.

Хороший эффект дает умелое сочетание в выступлении прямой и косвенной речи. С одной стороны, это позволяет из­бежать обильного цитирования, а с другой, делает высказыва­ние более разнообразным и ярким. В качестве примера исполь­зуем отрывок из лекции, посвященной творчеству Н.А.Некра­сова:

Мы убедились в том, что подлинно новаторские творения все­гда вызывают разноречивые суждения, неоднозначные оценки со­временников. Вспомните неприятие критиками «Грозы», борьбу и споры вокруг романа «Отцы и дети»... Такая же судьба постигла и лирику Некрасова. Мнения и оценки читателей и критиков резко разделились.

Так, тонкий ценитель изящного, известный критик-эстет Васи­лий Боткин утверждал, что стихи Некрасова не могут «волновать по-настоящему — какой грубый слог, топорные фразы... будто не скульптор ваял из благородного мрамора, а мужик топором поле­но рубил».

В то же время Белинский «давал голову на отсечение, что у Не­красова есть талант», что он «поэт — и поэт истинный». Тургенев в минуту раздражения уверял, что «в стихах Некрасова поэзия и не ночевала», но он же признавался, что стихотворение «Еду ли но­чью...» его «совершенно с ума свело»: «денно и нощно твержу я это удивительное произведение и уже наизусть выучил».

Сам Некрасов сокрушенно восклицал: «Нет в тебе поэзии сво­бодной, мой суровый, неуклюжий стих». А Чернышевский и Доб­ролюбов называли его «единственной прекрасной надеждой нашей литературы», «любимейшим русским поэтом».

Кто из них прав? Как примирить, казалось бы, непримиримое? Где истина?

Работа, которую мы с вами проделаем сегодня, позволит нам подойти к решению этого вопроса.

Богатый материал для выступлений содержит устное на­родное творчество. Настоящий клад для оратора — пословицы и поговорки. Эхо меткие образные народные выражения с на­зидательным смыслом, обобщающие различные явления жиз­ни. В кратких изречениях народ выразил знание действитель­ности, отношение к различным ее проявлениям. Они помога­ют понять историю нашего народа, учат любить Родину, быть честным и справедливым. Пословицы величают труд, порица­ют лень, высмеивают жадность, укрепляют веру в добро и спра­ведливость, призывают уважать знание и книгу. «А что за рос­кошь, что за смысл, какой толк в каждой поговорке нашей! Что за золото!» — так говорил о русских пословицах А. С. Пуш­кин.

Пословицы и поговорки представляют собой сгустки на- родШТЩ'дристп, они выражают истину/ проверенную мно­говековой историей народа-творца, опытом многих поколе­ний. «Пословица недаром молвится», — гласит народная муд­рость. В них выражены радость и горе, гнев и печаль, любовь и ненависть, ирония и юмор. Поэтому в речи пословицы и пого­ворки приобретают особое значение. Они не только усиливают выразительность речи, придают остроту, углубляют содержа­ние выступлений, но и помогают найти путь к сердцу слушате­лей, завоевать их уважение и расположение.

Чем же привлекают пословицы и поговорки? Почему их рекомендуют использовать в устных выступлениях?

Обобщающий характер пословиц и поговорок позволяет в образной и чрезвычайно краткой форме выразить суть выска­зывания. Народные изречения приводятся и для формулиров­ки отдельных положений высказывания.

Часто пословицы и поговорки служат отправным момен­том для начала выступления, развития темы, раскрытия како­го-либо положения или являются заключительным аккордом, выводом, используются для обобщения сказанного. Вот, к при­меру, как закончил Нобелевскую лекцию А. Солженицын:

В русском языке излюблены пословицы о правде. Они настой­чиво выражают немалый тяжелый народный опыт, и иногда пора­зительно:

ОДНО СЛОВО ПРАВДЫ ВЕСЬ МИР ПЕРЕТЯНЕТ.

Вот на таком мнимо-фантастическом нарушении закона сохра­нения масс и энергий основана и моя собственная деятельность, и мой призыв к писателям всего мира.

Пословицы и поговорки приводятся и как иллюстрации, образные параллели к высказываемому. Такое употребление пословиц и поговорок позволяет выразить мысль более ярко и убедительно. Образные иллюстрации надолго запоминаются слушателям. Интересно обыграл народную поговорку в одном из своих выступлений М. А. Шолохов:

Старая народная поговорка, давно родившаяся там, где бурлят стремительные горные потоки, говорит: «Только мелкие реки шум­ливы».

Отшумели собрания областных и краевых писательских органи­заций, собрания, наполненные острой полемикой, задорными ре­чами. Республиканские съезды прошли на более сдержанном уров­не.

Пример использования пословиц в качестве образных парал­лелей, подкрепляющих мысль, содержится в речи Г. Е. Никола­евой:

«Рыбак рыбака видит издалека», — есть такая пословица. Та­лант издалека увидит талант. Ум издалека узнает ум и тянется к нему. Принципиальность издалека узнает принципиальность и тя­нется к ней. Ограниченность и беспринципность также издалека узнают ограниченность и беспринципность и тоже тянутся друг к другу. Поэтому опасно, когда у руководства творческой организа­цией стоят люди посредственные и малопринципиальные, не зна­ющие цены подлинному подвижническому писательскому труду, ограниченные в своих убеждениях и не способные к хозяйскому, объективному взгляду на литературу.

В этом выступлении пословица не только иллюстрация. Последующие предложения имеют одинаковую синтаксичес­кую структуру, близкую к структуре пословицы. Несколько иной порядок слов создает большую контрастность и объясняется тем, что у существительных талант, ум, принципиальность, ограниченность, беспринципность совпадают по написанию и звучанию формы именительного и винительного падежей. Срав­ните: «Рыбак рыбака видит издалека», но «Талант издалека уви­дит талант». Близость структуры народной пословицы и автор­ских предложений придает последним афористичность, досто­верность. Смысл пословицы распространяется на другие явле­ния жизни, одновременно расширяется и конкретизируется.

Пословицы и поговорки оживляют высказывание, привле­кают внимание слушателей, создают определенный психоло­гический настрой.

Иногда пословицы и поговорки привлекают, чтобы придать высказыванию шутливо-иронический оттенок. В таком значе­нии пословица встречается в речи С. В. Михалкова на съезде писателей, в которой он говорит о сатирических и комедийных жанрах:

Слишком часто приходится нам выслушивать и такие рассуж­дения: «Где вы видели таких глупцов в нашей действительности? Такие должностные лица для нашего государственного аппарата не типичны». Но ведь мы же знаем, что такие глупцы есть, и что порядком портят нам всю жизнь, и если зритель от души смеется над ними, то это как раз то, что и требуется. Ведь недаром гово­рится в народной пословице: «Бойся коровы спереди, лошади — сзади, а дурака — со всех сторон».

Приведенная пословица придает словам иронический отте­нок, оживляет выступление и вызывает одобрение людей.

Успех употребления пословиц и поговорок в речи зависит от того, насколько удачно подобраны нужные пословицы и поговорки. Недаром говорится: «Хороша пословица в лад да в масть».

Для создания образности и эмоциональности речи служит фразеология русского языка. Она необыкновенно богата и раз­нообразна по своему составу, обладает большими стилистичес­кими возможностями, обусловленными ее внутренними свой­ствами, которые и составляют специфику фразеологизмов. Это — семантическая емкость, эмоционально-экспрессивная ок­рашенность, разнообразие ассоциативных связей. Выражение эмоционального, субъективного начала в речи, оценочность, смысловая насыщенность фразеологизма действуют постоян­но, независимо от воли говорящего.

Фразеологизмы помогают немногими словами сказать мно­гое, поскольку они определяют не только предмет, но и его признак, не только действие, но и его обстоятельства. Услож­ненность семантики фразеологизмов отличает их от однослов­ных синонимов. Так, устойчивое сочетание на широкую означает не просто «богато», а «богато, роскошно, не стесняясь в средствах». Фразеологизм заметать следы означает не про­сто «уничтожать, устранять что-либо», а «устранять, уничто­жать то, что может служить уликой в чем-либо».

Фразеология привлекает выступающих своей экспрессив­ностью, потенциальной возможностью положительно или от­рицательно оценивать явления, выражать одобрение или осуж­дение, ироническое, насмешливое или иное отношение к нему. Особенно ярко это проявляется у так называемых фразеологиз­мов-характеристик, например: белая ворона, подсадная утка, блудный сын, неробкого десятка, одного поля ягодка, собака на сене.

Особого внимания заслуживают фразеологизмы, оценоч- ность которых обусловлена их происхождением. Действитель­но, чтобы понять обличительный характер фразеологизмов, например, дары данайцев, козел отпущения, надо знать исто­рию возникновения устойчивого словосочетания. Почему дары данайцев — «коварные дары, несущие с собой гибель для тех, кто их получает», какова история появления этого фразеоло­гизма? Выражение взято из греческих сказаний о Троянской войне. «Данайцы, после длительной и безуспешной осады Трои, прибегли к хитрости: они соорудили огромного деревянного коня, оставили его у стен Трои, а сами сделали вид, что уплы­вают от берега Троады. Жрец Лаокоон, увидя этого коня и зная хитрости данайцев, воскликнул: «Что бы это ни было, я боюсь данайцев, даже дары приносящих!» Но троянцы, не слушая предостережений Лаокоона и пророчицы Кассандры, втащили коня в город. Ночью данайцы, спрятавшиеся внутри коня, выш­ли, перебили стражу, открыли городские ворота, впустили вер­нувшихся на кораблях товарищей и, таким образом, овладели Троей» [9, 148].

Примечательно и происхождение выражения козел отпу­щения. Встречается оно в Библии и связано с особым обрядом у древних евреев возлагать грехи всего народа на живого коз­ла, поэтому так называют человека, на которого сваливают чужую вину, несущего ответственность за других.

Фразеологизмы, по происхождению восходящие к антич­ной мифологии, довольно разнообразны. Каждый такой фра­зеологизм вызывает определенные ассоциативные связи, со­относится с образами героев античности, чем обусловлена их смысловая насыщенность и экспрессивность. Так, устойчивое словосочетание дамоклов меч в значении «нависшая, угрожа­ющая опасность» связано с древнегреческим преданием о Да­мокле, который был одним из приближенных сиракузского тирана Дионисия Старшего и с завистью говорил о нем, как о самом счастливом из людей. Дионисий решил проучить зави­стника и посадил его во время пиршества на свое место. И вот


тут Дамокл увидел у себя над головой острый меч, висящий на конском волосе. Дионисий объяснил, что это — символ тех опасностей, которым он, как властитель, постоянно подверга­ется, несмотря на кажущуюся счастливую жизнь.

Фразеологизм прокрустово ложе происходит от прозвища разбойника Полипемона. В греческой мифологии рассказыва­ется, что Прокруст всех пойманных им укладывал на свое ложе и отрубал ноги тем, кто не помещался, а у тех, для кого ложе было длинным, ноги вытягивал. Прокрустово ложе означает «то, что является мерилом для чего-либо, к чему насильствен­но подгоняют или приспосабливают что-либо».

Античные фразеологизмы служат прекрасным средством для передачи авторской иронии, насмешки. Такую функцию выполняют обороты подвиги Геракла, троянский конь, сизифов труд, ящик Пандоры, между Сциллой и Харибдой, пиррова по­беда, эзопов язык, вавилонское столпотворение.

Стилистическое использование многих эмоционально-экс­прессивных фразеологизмов определяется своеобразием отно­шения между общим значением фразеологизма и значением его компонентов. Особый интерес представляют фразеологи­ческие единства, образность которых выступает как отражение наглядности, «картинности», заключенных в самом свободном словосочетании, на базе которого и образуется фразеологизм. Например, готовясь к работе, мы засучиваем рукава, чтобы удобнее было делать дело; встречая дорогих гостей, широко разводим руками, показывая, что готовы заключить их в свои объятья; при счете, если он небольшой, для удобства загибаем пальцы. Свободные словосочетания, называющие такие дей­ствия людей, обладают наглядностью, «картинностью», кото­рая «по наследству» передается омонимичным фразеологизмам: засучить рукава — «усердно, старательно, энергично делать что- либо»; с распростертыми объятиями — «приветливо, радуш­но (принимать, встречать кого-либо)»; пересчитать по паль­цам — «очень немного, мало».

Картинность фразеологизма, обусловленная наглядностью омонимического ему свободного словосочетания, становится особенно зримой, когда одновременно обыгрывается прямое и переносное значение. Это уже один из стилистических приемов. Приведем пример такого использования фразеологизма в од­ной из публицистических статей: «Аварийный выход» — сове-









 

 


Поделиться:

Дата добавления: 2015-01-05; просмотров: 98; Мы поможем в написании вашей работы!; Нарушение авторских прав





lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2024 год. (0.012 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты