Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



Виды парламентов по объему компетенции. Полномочия парламента




Читайте также:
  1. II.4.3) Полномочия монарха.
  2. II.5.3) Полномочия и должностная власть магистрата.
  3. Административно-правовой статус и полномочия федерального агентства
  4. Арбитражные апелляционные суды в системе арбитражных судов. Их полномочия.
  5. Арбитражные суды в судебной системе РФ. Их задачи и полномочия.
  6. Арбитражные суды субъектов РФ в системе арбитражных судов. Их полномочия.
  7. Важнейшие полномочия правительства
  8. Верх. суд республики, областной, краевой и равные им суды в системе судов общей юрисдикции. Полномочия суда.
  9. Верх. Суд РФ как высший судебный орган судов общей юрисдикции. Его полномочия.

Совокупность полномочий и функций парламента образует его компетенцию. По объему компетенции парламенты подразделяются на три группы:

1. Парламенты с абсолютно определенной компетенцией - характерны для федеративных и децентрализованных унитарных государств (США, Франция, Испания). В таких государствах центральная власть ограничена правами субъектов федерации или иных территориальных образований (предметы ведения).

2. Парламенты с абсолютно неопределенной компетенцией - т.е. парламенты, которые имеют право издавать законы по любому вопросу и юридически обладают неограниченными полномочиями (Великобритания, Новая Зеландия, Япония, Италия и Ирландия).

3. Парламенты с относительно определенной компетенцией - т.е. границы компетенции являются относительно подвижными, нет четкого критерия разграничения полномочий парламента и правительства (Швейцария).

Основные полномочия парламентов.

1. Законодательные полномочия (главная часть компетенции):

  • право законодательной инициативы (осуществляется как членами обеих палат, так и группами парламентариев);
  • принятие законов (либо сразу по проекту в целом, либо сначала по статьям и главам, а затем по проекту в целом);
  • принятие бюджета и иные финансовые полномочия (налоговые полномочия, принятие решения о внутренних и внешних займах, создание различных внебюджетных фондов и т.п.).

2. Контроль над деятельностью правительства (объект - обычно исполнительная власть, однако контроль может распространяться и на главу государства, на судебную власть, на вооруженные силы и т.д.). Основные методы:

  • постановка вопроса о доверии (в странах, где правительство ответственно перед парламентом - применяется редко);
  • интерпелляция (обращение к правительству относительно мотивов его деятельности, его дальнейших действий по вопросам, относящимся к определенным аспектам правительственной политики. Правительство может отказаться отвечать на вопрос, но с обязательной мотивировкой отказа - применяется широко в Италии, Финляндии, Японии, Бельгии);
  • вопросы устные и письменные (наиболее часто практикуемо в Великобритании - ответы министров на устные вопросы депутатов заслушиваются ежедневно, кроме пятницы. Ответы на письменные вопросы публикуются в официальных отчетах о парламентских дебатах);
  • резолюция порицания (отличается от вотума недоверия тем, что вносится по предложению палаты - Франция);
  • деятельность расследовательских комитетов и комиссий (проводится в случаях, представляющих особый общественный интерес).

3. Полномочия по ратификации и денонсации международных договоров (Ратификация - утверждение высшим органом государства международного договора, после чего этот договор приобретает юридическую силу, денонсация - волеизъявление государства на расторжение договора).



4. Назначение референдумов (это полномочие носит либо исключительный, либо альтернативный характер).

5. Формирование государственных органов и учреждений, назначение либо избрание должностных лиц или участие в этих процедурах.

К формам и способам этого участия относят:

  • избрание или назначение по собственному усмотрению (чешский Парламент избирает Президента Республики на совместном заседании обеих палат);
  • избрание или назначение по представлению других органов или должностных лиц (словацкий Национальный совет избирает судей по предложению Правительства);
  • формирование органа целиком без определения его руководителей (австрийский Национальный совет избирает Коллегию народной правозащиты);
  • формирование органа с избранием или назначением его руководителей (сербская Народная скупщина избирает и смещает Председателя, заместителей Председателя и министров Правительства);
  • избрание или назначение только руководителя или также его заместителей (северокорейское Верховное народное собрание избирает и отзывает председателя Центрального суда, а остальной его состав избирается и отзывается Постоянным советом ВНС);
  • формирование части органа (в Румынии из 9 судей Конституционного суда - трое назначаются Палатой депутатов и трое - Сенатом );
  • участие парламента или палаты в составе более широких коллегий, формирующих орган (германский Бундестаг входит в состав Федерального собрания, которое избирает Федерального президента);
  • дача парламентом или палатой предварительного или последующего согласия на формирование органа или назначение должностных лиц (Председатель испанского Правительства назначается Королем, только если получит доверие абсолютного большинства членов Конгресса депутатов).

6. Полномочия в области обороны и безопасности (право объявлять войну и заключать мир (состояние войны, состояние обороны) - США, Франция, Куба, Италия, Венгрия, КНР).



7. Квазисудебные полномочия:

  • импичмент (цель - отстранение от должности виновных в совершении преступления главы государства, должностных лиц исполнительной власти, судьи);
  • право возбуждения перед судебными органами обвинения против высших должностных лиц;
  • объявление амнистии.

 

23. Депутаты - профессиональные парламентарии, которые с момента получения депутатского мандата наделяются специальными правами и привилегиями. В большинстве государств депутат может избираться (переизбираться) неоднократно, без каких-либо ограничений.



К числу важнейших привилегий относятся неответственность и неприкосновенность (иммунитет) депутатов. Первое означает, что парламентарий не отвечает за действия, высказывания, непосредственно связанные с его депутатской деятельностью, как в период, так и после истечения срока своих полномочий.

Иммунитет заключается в том, что депутат без согласия парламента или его руководящих органов не может быть привлечен к ответственности или подвергнут аресту за совершение правонарушения, за исключением случаев, когда он был застигнут на месте совершения преступления. Получая на выборах "представительский мандат", депутаты должны выражать волю избирателей, тс общественные интересы, которые обеспечивают выполнение законодательной и иных функций парламента. За выполнение профессиональной депутатской деятельности парламентарий получает вознаграждение (индемнитет), как правило, в несколько раз превосходящее по размеру оплату квалифицированного специалиста.

Общим требованием к парламентариям в президентских и полупрезидентских республиках является невозможность совмещения депутатского мандата с другими, как выборными, так и невыборными должностями. Напротив, при парламентской форме правления депутат может быть одновременно членом правительства. Запрещается занятие предпринимательской (коммерческой) деятельностью.

Взаимоотношения между избирателями и избранным ими депутатом могут строиться на принципах "императивного мандата" и "свободного мандата". Каждый из них содержит определенный режим ответственности депутата перед избирателями.

Принцип свободного мандата означает, что парламентарий юридически не связан поручениями избирателей и действует в парламенте, сообразуясь со своими представлениями о должном и собственной совестью. На этом основании отрицается право избирателей его отозвать, как не оправдавшего их доверия. В соответствии с современной доктриной конституционного права депутат в парламенте - прежде всего полноправный член коллегии, обладающий властными полномочиями на всей государственной территории и выражающий общенациональные интересы. Так, в Основном законе ФРГ (ст. 38) зафиксировано, что депутаты Бундестага "являются представителями всего народа, не связаны наказами и указаниями и подчиняются лишь своей совести".

На практике обладающий свободным мандатом депутат оказывается зависимым от политической партии или избирательного объединения (общественного движения), поддержавших его на выборах. Кроме того, он зависит от тех организаций и лиц, которые финансировали его избирательную кампанию или оказали ему другую поддержку.

Принцип императивного мандата включает в себя совокупность грех элементов: обязательность наказов избирателей для депутата, обязательную отчетность депутата; право его отзыва избирателями, если он не выполняет или плохо выполняет наказы (поручения).

В данном случае депутат выступает мандатарием, представителем избирателей того округа, в котором он избран. Он связывает себя наказами и несет ответственность перед избирателями за неисполнение своих обязательств. Существо ответственности выражается в отказе избирателей поддержать депутата на очередных выборах или в его отзыве в случае неоправдания им оказанного доверия.

В современных государствах используется сочетание и "свободного" и "императивного" мандата. Как правило, на общегосударственном уровне применяется свободный мандат, но на уровне местного сообщества, где депутат теснее связан с избирателями - императивный.

Например, депутаты японского парламента обладают свободным мандатом, но могут быть исключены в любое время из состава палаты резолюцией большинства присутствующих членов палаты. Тогда как на местном уровне депутаты могут быть отозваны досрочно по требованию 1/3 избирателей большинством голосов.

В ряде зарубежных государств (Австрия, Бразилия) вместе с депутатом избираются его заместители, содействующие выполнению депутатских обязанностей. В случае выбытия депутата его заместитель замещает мандат и становится полноправным депутатом.

В большинстве зарубежных стран депутаты на первом заседании парламента приносят присягу.

 

24. процесс является одним из наиболее стабильных институтов конституционного права, мало подверженным изменениям.

Это строго формализованный, урегулированный нормативно-правовыми актами и обычаями порядок принятия закона. Несоблюдение законодательных процедур предполагает признание закона неконституционным. В федеративных госу- дарствах общенациональный парламент не вправе рассматривать и принимать законопроекты, отнесенные конституционными нормами к сфере исключительных полномочий членов (субъектов) федерации. Важнейшими участниками законодательного процесса являются депутаты и само общенациональное выборное представительное учреждение — парламент. В странах западной демократии парламентскому законодательному процессу присущи гласность, публичность, воздействие общественного мнения.

Законодательный процесс состоит из ряда стадий: осуществление права законодательной инициативы, обсуждение законопроекта, принятие закона, одобрение его второй палатой (если таковая существует), промульгация закона главой государства, его опубликование, вступление закона в юридическую силу.

Официальное внесение законопроекта предполагает его прохождение в соответствии с нормативными правовыми установлениями, что означает последовательное движение на основе установленных парламентских процедур.

Принятие закона зависит от реализации права законодательной инициативы, под которой понимается правомочие определенных в конституционных (законодательных) нормах субъектов (государственных органов, депутатов и др.) по внесению законопроектов в палату парламента. Правовым последствием осуществления данного права является обязанность парламента рассмотреть внесенные законопроекты.

Конституции большинства демократических государств закрепляют круг субъектов законодательной инициативы путем их точного перечисления, хотя этот перечень в различных странах может существенно отличаться. Как правило, к их числу относят правительство и депутатов парламента; в некоторых государствах Европы, Азии и Латинской Америки — высшие (верховные) суды, органы, представляющие особые социальные интересы в рамках предметов их ведения.

В парламентских государствах основным субъектом законодательной инициативы является правительство. В федеративных государствах этим правом наделяют законодательные легислатуры субъектов федерации. В и полупрезидентских республиках правом законодательной инициативы широко пользуется президент.

В большинстве стран придерживаются усложненной процедуры внесения законов, связанных с финансовыми обязатель- ствами государства.

Особенности принятия финансово-бюджетных законов: 1)

право их внесения предоставлено ограниченному кругу субъектов — правительству или главе государства; 2)

вносятся в нижнюю палату парламента; 3)

обязательно требуется заключение правительства или главы государства; 4)

существуют жестко ограниченные сроки их разработки, представления и рассмотрения; 5)

инициатива и активность депутатов при их рассмотрении в парламенте ограничиваются.

Регламент палат парламента подробно регулирует саму процедуру осуществления законодательной инициативы. Иногда определенные законы вносятся только в верхнюю палату (ряд государств Латинской Америки, Азии, Африки).

Предшествует традиционной законодательной процедуре этап подготовки закона, который не рассматривается как часть законодательного процесса, если последний трактуется в узком смысле слова. В зарубежных странах, как правило, этот этап не урегулирован ни в регламенте парламента, ни в законодательных нормах.

Однако в ряде стран существуют законодательные нормы, относящиеся к стадии, предшествующей осуществлению законодательной инициативы. Проект закона может быть подготовлен гражданами и выдвинут в порядке реализации народной правотворческой инициативы. В этом случае требуется собрать большое число подписей граждан в поддержку законопроекта (в Италии — не менее 50 тыс., в Испании — 500 гас.). В Австрии минимум 100 тыс. граждан или одна шестая часть граждан трех земель могут внести законопроект через Центральную избирательную комиссию на обсуждение парламента.

Обсуждение законопроекта — наиболее продолжительная стадия законодательной парламентской процедуры. Внесенный в нижнюю или верхнюю палату парламента проект закона предварительно рассматривается в комитетах (комиссиях), а затем — на пленарном заседании. Как правило, законопроект проходит три чтения. В первом чтении решается вопрос о целесообразности принятия его концепции, во втором он совершенствуется и «обрастает» многочисленными поправками, а в третьем — принимается в целом. Достаточно редко для подготовки законопроекта создается специальная депутатская комиссия. Законопро-

одобренный в третьем чтении той палатой, в которую он был внесен, при необходимости направляется в верхнюю палату. Процесс обсуждения во второй палате бикамерального парламента проходит ту же процедуру обсуждения, что и в первой палате. Двухпалатная структура парламента требует одобрения законопроекта обеими палатами. В случае разногласий между ними применяются различные согласительные процедуры. Если разногласия преодолены и закон принят палатами парламента, то тогда он подписывается главой государства, а затем промуль- гируется — официально опубликовывается.

Закон считается принятым, если за него проголосовало установленное большинство депутатов.

В усложненном порядке и в течение более продолжительного времени принимаются конституционные и органические законы.

В течение определенного конституцией времени со дня принятия парламентом закона глава государства может воспользоваться правом вето. Различают абсолютное (резолютивное) вето, которым пользуется монарх, и отлагательное (суспензивное), которым обладает президент. Абсолютное вето означает невозможность принятия данного закона, и преодолеть его нельзя. Отлагательное вето предполагает возражения президента против законопроекта. Оно может быть преодолено как путем голосования квалифицированным большинством депутатов парламента, так и внесением в законопроект устраивающих президента изменений (капитуляция).

С момента официального опубликования закона исчисляется срок начала его действия (вступления в законную силу) — от одного дня до нескольких недель.

Парламент принимает разнообразные законы — конституционные, органические, ординарные, кодексы. Законодательный характер имеет парламентский регламент — нормативный акт, посвященный процедуре деятельности представительного (законодательного) органа государственной власти. На основе регламентных норм парламент осуществляет принадлежащие ему полномочия. Издание регламента — сфера исключительных прерогатив представительного органа, свидетельство самостоятельности, важной государственной и политической роли. Парламент также выпускает многочисленные акты с ненормативным содержанием: постановления, резолюции, декларации, заявления, обращения, приветствия.

 

25. Правительство в зарубежных странах представляет собой коллегиальный исполнительный орган власти. Для определения места правительства в системе государственных органов необходимо проанализировать его отношения с парламентом, главой государства, органом конституционного надзора (такой орган существует не во всех странах) и политическими партиями.

 

Отношения правительства с парламентом зависят от формы правления. В президентских республиках правительство, возглавляемое президентом, формируется внепарламентским путем и не несет за свою деятельность ответственности перед парламентом. Юридически в этих странах правительство должно только исполнять законы, принимаемые парламентом. Поэтому само правительство, согласно применяющемуся в президентских республиках принципу разделения властей, рассматривается как исполнительный орган, лишенный каких-либо средств воздействия на законодательное учреждение, кроме права отлагательного вето.

 

Президентская модель правительства предполагает создание системы, при которой обе «ветви власти» — законодательная и исполнительная — действуют независимо друг от друга, но имеют возможность уравновешивать одна другую. «Система сдержек и противовесов», как ее называют в США, исходит из предположения об идентичном правовом положении высших органов государства. Действительность, однако, отличается от законодательных установлений.

 

Хотя относительная самостоятельность парламента в президентских республиках значительнее, чем в парламентарных странах, правительства тем не менее занимают центральное положение и играют решающую роль как в управлении, так и в законодательстве. В парламентарных странах правительства занимают по отношению к парламенту еще более сильные позиции, чем в президентских республиках. При том, что в этих странах правительство несет политическую ответственность перед парламентом, формируется парламентским путем и обязано уйти в отставку в случае выражения ему вотума недоверия, оно фактически контролирует и набавляет деятельность парламента. Нельзя забывать, что правительство состоит из лидеров правящей партии, а это означает, что парламентское большинство в своем поведении связано партийной дисциплиной. Эта закономерность находит свое наиболее полное выражение в тех странах, где действуют однопартийные правительства (в настоящее время консервативное правительство Великобритании).

 

В тех странах, где у власти находятся коалиционные правительства, парламенты обладают большей долей относительной самостоятельности по отношению к правительству. Чем сложнее парламентская коалиция, тем она менее устойчива, тем она более зависима от соотношения партийных сил в парламенте. Однако общая закономерность, в силу которой правительство при всех политических ситуациях играет главную роль в практическом осуществлении государственной власти, действует повсеместно. Отношения правительства с главой государства могут быть рассмотрены только применительно к парламентским странам.

 

В президентских республиках президент лично возглавляет правительство. В парламентских странах глава государства может осуществить свою конституционную компетенцию только через правительство или с его санкции. Любые акции главы государства есть не что иное, как правительственная деятельность. Такие важнейшие полномочия главы государства, как право роспуска парламента, досрочного перерыва сессии, издание указов, право вето и т.д., осуществляются только по прямому указанию правительства. Институт контрасигнатуры нейтрализует любую попытку главы государства осуществить какие-либо дискреционные действия. Участие главы государства в формировании правительства носит чисто номинальный характер. В еще меньшей степени он может оказывать влияние на практическую деятельность. Только при экстраординарных обстоятельствах глава государства может оказать влияние на формирование правительства или его политику. Отношения правительства с высшим органом конституционного надзора в определенной степени зависят от способа формирования последнего и от объема его полномочий. Известную роль играет и партийный состав органа конституционного надзора.

 

В тех странах, где орган конституционного надзора формируется при прямом (Япония, США) или косвенном (Франция, Индия) участии правительства, последнее, как правило, имеет большие возможности для контроля над этим органом. Но даже в тех государствах, где орган конституционного надзора создается без участия правительства (ФРГ, Италия), имеются достаточные возможности для воздействия на него высшего исполнительного органа государственной власти. Объем компетенции органа конституционного надзора и степень обязательной силы его решений также оказывают определенное влияние на отношения его с правительством. Практика показывает, что в тех странах, где конституционный надзор наделен широкой компетенцией, а решения его имеют окончательный характер, возможны в отдельных случаях (например, в период «нового курса» Ф.Д. Рузвельта) столкновения между этими высшими органами государственной власти.

 

Отношения правительства с политическими партиями зависят прежде всего от формы правления. В парламентарных странах правительство тесно связано с политическими партиями, так как оно опирается на партийное большинство в парламенте, являющееся конституционной основой его существования. В этих странах правительство осуществляет жесткий контроль над своей фракцией, всеми доступными способами поддерживая партийную дисциплину. Система парламентской ответственности создает условия, при которых правительство формируется только из лидеров победившей партии (в данном случае речь идет об однопартийных правительствах). Таким образом, правительство представляет собой одновременно и руководство партии. В британском парламенте партийные фракции как лейбористов, так и консерваторов дисциплинированны и находятся в подчинении у лидеров партии даже тогда, когда партия пребывает в оппозиции.

 

Коалиционное правительство лишено возможности командовать партиями, составляющими парламентское большинство, с такой эффективностью, как это делают однопартийные правительства. Коалиционное правительство вынуждено лавировать, идти на компромиссы. При такой ситуации правительственный контроль над партиями неизбежно ослабевает, но это отнюдь не либерализм, а проявление слабости правительства. В президентских республиках взаимоотношения правительства с партиями носят иной характер по той причине, что исполнительный орган власти не зависит от парламентского большинства. В свою очередь парламент в этих странах не подвержен угрозе роспуска, что укрепляет его позиции по отношению к правительству.

 

Правительство в президентских республиках в меньшей степени заинтересовано в контроле над парламентскими фракциями, но это не означает, что такой контроль отсутствует. В президентских республиках режим бюрократического командования партиями заменяется более гибкими методами — уговоры, личные контакты, патронаж, взаимные уступки и т.д. Правительство в президентских республиках осуществляет контроль над парламентом не через партийные фракции, а непосредственно, причем этот контроль сохраняется и тогда, когда правительство и парламентское большинство принадлежат к различным партиям. Анализ фактического положения правительства в зарубежных странах позволяет сделать следующие выводы: правительство занимает центральное место в системе высших органов государственной власти, хотя это положение не закрепляется конституциями; правительство является основным инструментом осуществления как внутренней, так и внешней политики; правительство осуществляет контроль над крупными политическими партиями при любой форме правления.

 

В современных зарубежных странах в зависимости от формы правления правительства формируются двумя основными способами, специфические черты которых определяются степенью участия парламентов в этом процессе. Внепарламентский способ формирования правительств применяется в президентских республиках. Уполномочие на формирование правительства в этих странах имеет юридически своим источником не парламент, а избирательный корпус, так как правительство формируется президентом, избираемым посредством непарламентских выборов. Роль парламентов даже юридически невелика. В США назначение глав исполнительных департаментов осуществляется президентом «по совету и с согласия» сената, но фактически представляет собой его личную прерогативу. Сенат, который в соответствии с конституцией одобряет назначения президента на высшие государственные должности большинством в 2/3 голосов, редко отказывает ему в своей санкции.

 

Внепарламентский способ формирования правительства применяется и в странах, имеющих смешанную форму правления, наиболее типичным примером которых является V Республика Франции. Хотя Конституция 1958 года и говорит об ответственности правительства перед парламентом (ст. 20), правительство формируется внепарламентским путем и не из членов парламента.

 

Таким образом, порядок формирования правительства в V Республике в принципе не отличается от аналогичной процедуры, принятой в президентских республиках. Парламентский способ формирования правительства, существовавший в IV Республике, полностью аннулирован.

 

Парламентский способ формирования правительства применяется в странах с парламентарными формами правления. Уполномочие на формирование правительства в этих странах получает та партия или партийная коалиция, которая победила на выборах и получила большинство мест в парламенте ( в нижней палате). В конституциях многих стран это положение либо отсутствует, либо изложено в крайне расплывчатой форме.

 

В Великобритании глава государства имеет право назначения премьер-министра, но это право сугубо номинально и не может быть истолковано как дискреционное полномочие короны, выбор которой всегда детерминирован партийным составом палаты общин. Даже в пределах узкого круга партийных лидеров корона лишена возможности выбора, так как нежелательное партийному руководству лицо никогда не сможет сформировать правительство. Только раскол в руководстве партии может предоставить короне ограниченную возможность выбора премьер-министра, но такие случаи крайне редки.

 

В ФРГ глава правительства — федеральный канцлер — предлагается бундестагу президентом, но последний решает этот вопрос только после консультации с лидерами крупнейших партийных фракций. Роль президента в деле подбора премьер-министра совершенно пассивна. Предложенный президентом канцлер избирается без обсуждения бундестагом, после чего назначается на должность президентом. Если в течение двух туров кандидатура федерального канцлера не соберет абсолютного большинства голосов членов бундестага, то президент может назначить на эту должность кандидата, получившего относительное большинство, или распустить парламент. Процедура назначения премьер-министра в Индии представляет собой республиканский вариант английской системы. Согласно конституции (ст. 75) глава правительства назначается президентом, но в силу действующего конституционного соглашения президент может назначить на эту должность только лидера партии, располагающей большинством мест в народной палате. Внутренняя структура правительств очень разнообразна, но ее можно свести к двум основным системам — континентальной и англосаксонской. В основу предлагаемой систематизации положен принцип определения состава правительства, а также способ образования вспомогательных учреждений, его обслуживающих.

 

Континентальная система характеризуется тем, что в состав правительства входят все главы центральных ведомств с общенациональной территориальной юрисдикцией. Министры, главы департаментов, государственные секретари, возглавляемые премьер-министром, составляют единый коллегиальный орган. При континентальной системе организации правительства вне его рамок не остается каких-либо высших должностных лиц, возглавляющих общегосударственные исполнительные ведомства. Подобный порядок организации правительства неизбежно приводит к увеличению его численности, что снижает его работоспособность. Поэтому во многих странах, имеющих эту систему, создается более узкий орган, состоящий из самых видных государственных деятелей, возглавляющих важнейшие ведомства. Наиболее типичным примером в этом отношении является итальянское правительство. В Италии не существует законов, ограничивающих численный состав правительства или определяющих номенклатуру министерств.

 

В ФРГ правительство в собственном смысле слова представляет собой коллегию, состоящую из федерального канцлера и федеральных министров. Один из министров назначается федеральным канцлером на должность вице-канцлера, который заменяет главу правительства в о время болезни или временного отсутствия, хотя сама по себе эта должность не имеет никаких связей с бундестагом. В работе федерального правительства обычно принимают участие некоторые другие высшие должностные лица — начальник канцелярии президента республики, начальник ведомства печати и информации, личный референт канцлера. Для обсуждения и решения важных государственных вопросов на заседания федерального правительства приглашаются премьер-министры земель, что предусмотрено регламентом правительства ФРГ, принятым II мая 1951 г.

 

Западногерманская государственная практика не знает особой внутриправительственной коллегии, что можно объяснить двумя обстоятельствами: 1) элемент коллегиальности в работе федерального правительства минимален, поскольку все важные вопросы решаются едино лично канцлером; 2) численный состав правительства сравнительно невелик (почти равен британскому кабинету). В Конституции V Французской Республики мало говорится о правительстве. Вопрос о его составе вообще не урегулирован. В состав французского правительства (как Совета министров, так и Совета кабинета) входят министры, возглавляющие центральные исполнительны е ведомства (министерства), и государственные секретари, т.е. главы департаментов, которые считаются «младшими министрами».

 

В современной Франции правительством в собственном смысле слова (Советом министров) является коллегия, возглавляемая президентом. Премьер-министр согласно ст. 21 Конституции может председательствовать на заседаниях Совета министров вместо президента лишь в исключительных случаях, по прямому поручению президента и с определенной повесткой дня. Та же коллегия, но возглавляемая не президентом, а премьер-министром, представляет собой Совет кабинета, основная роль которого сводится к подготовке решений для Совета министров. Кабинет США, с точки зрения его внутренней структуры, относится также к континентальной системе. Американская конституция ничего не говорит о кабинете. Тем не менее к концу двухкратного президентства Д. Вашингтона кабинет вошел в обычный государственный обиход и приобрел черты правительства, хотя не имел никаких законных оснований для своего существования.

 

Англосаксонская система обязана своим происхождением государственной практике Великобритании, откуда она затем распространилась в другие страны (Канада, Австралия, Индия и 214 др.). Эта система правительственной структуры отличается двумя существенными особенностями. Во-первых, реально существующий высший исполнительный орган государственной власти конституцией не признается и юридически является незаконным. Во всех странах, придерживающихся этой системы, кабинет существует на основе конституционного соглашения.

 

В Великобритании, Канаде, Австралии до сих пор конституционная догма на первый план ставит тайный совет (в Австралии и Новой Зеландии он называется исполнительным советом), реальное значение которого в практическом осуществлении государственного руководства обществом равно нулю. Во-вторых, в состав правительства в собственном смысле слова, т. е. кабинета, входят не все главы центральных исполнительных ведомств, а лишь важнейшие из них. Министры в «ранге членов кабинета» занимают привилегированное положение по отношению к тем членам правительства, которые в кабинет не входят. Таким образом, при англосаксонской системе понятия «правительство» и «кабинет» не совпадают

 

Континентальная и англосаксонская системы являются наиболее распространенными, но отнюдь не универсальными правительственными структурами. Существует ряд разновидностей правительственной организации, которые либо сочетают в себе черты названных систем, либо обладают своей собственной спецификой. Так, в Новой Зеландии юридически высшим исполнительным органом государственной власти является исполнительный совет, представляющий собой копию британского тайного совета. На практике же все полномочия по управлению страной сосредоточены в руках кабинета , который существует на основе обычая. Исполнительный совет состоит из министров и возглавляется генерал-губернатором, который формально считается главой исполнительной власти. В действительности исполнительный совет лишь оформляет решения кабинета. Конституция же, тем не менее, игнорирует существование полновластного кабинета. Аналогичная система применяется в Австралии. В современную эпоху во многих зарубежных странах наблюдается тенденция к сужению состава правительства.

 

Определение фактического объема полномочий правительства зарубежных стран не может быть осуществлено посредством анализа самих конституционных текстов. Для этого необходимо исследовать реальную деятельность правительства. Для всех стран характерен разительный разрыв между юридическим и фактическим статусом правительства. По общему правилу в унитарных государствах предметная компетенция правительства не определяется, так как законодатель исходит из предположения о том, что границы между исполнительной, законодательной и судебной властями совершенно очевидны. Более того, многие зарубежные конституции все исполнительные полномочия вручают главе государства, хотя фактически они всегда осуществляются правительством. Некоторые конституции наделяют правительство чисто совещательными функциями, конструируя его как некий консультативный орган при главе государства. Так, Конституция Дании 1953 года устанавливает: «Король облечен верховной властью в отношении всех дел Государства с ограничениями, определенными настоящей Конституцией; эту власть он осуществляет через министров». Норвежская Конституция тоже предоставляет исполнительную власть королю (§3), а о правительстве — государственном совете -говорит очень мало, сводя в конечном счете его роль к подаче советов суверену. В ряде зарубежных конституций кратко определяется компетенция правительства. Так, ст. 20 Конституции V Французской Республики гласит: «Правительство определяет и осуществляет политику Нации. В его распоряжении находятся административные органы и вооруженные силы». Однако в современной Франции почти вся реальная государственная власть сосредоточена в руках президента. В некоторых странах (например, Панама) конституции содержат статьи, устанавливающие предметную компетенцию правительства, но приводимые ими перечни носят сугубо формальный характер.

 

В государствах с федеративной формой государственного устройства полномочия правительства также, за редким исключением (Швейцария), не определяются. Конституции этих стран ограничиваются разграничением компетенции между союзом и субъектами федерации.

 

Фактическое положение правительства в зарубежных странах не может быть абсолютно точно определено, поскольку границы осуществления властных функций органом, являющимся главным инструментом осуществления власти, весьма подвижны и изменчивы. В унитарных странах объем полномочий правительства устанавливается в процессе осуществления властных функций всеми высшими органами государственной власти. В федеративных государствах при демократическом режиме объем полномочий правительства зависит не только от фактического разграничения функциональной и предметной компетенции высших органов государственной власти, но и от распределения компетенции между союзом и субъектами федерации. Правительство федеративного государства в сфере осуществления внешних функций обладает такими же полномочиями, как и правительство унитарного государства. В сфере же осуществления внутренних функций объем полномочий федеративного правительства уже, чем унитарного. В системе высших органов власти зарубежного государства правительство является наиболее активным и динамичным элементом, в наименьшей степени подверженным правовой регламентации. Оно стоит над всеми другими высшими органами государства. Не будучи подвержено контролю со стороны, правительство имеет возможность само определять объем своих полномочий.

 

Рассмотрим важнейшие функции правительства зарубежных государств. Управление государственным аппаратом является одной из основных функций правительства. Правительство не только играет решающую роль в деле комплектования всего государственного аппарата, но и руководит его деятельностью. Современный государственный аппарат, приспособленный для осуществления многообразных государственных функций, не только велик численно, но и очень сложен в чисто организационном отношении. Правительство, являющееся прежде всего политическим учреждением, направляет и координирует деятельность государственного аппарата через министерства, департаменты, штабы и другие ведомства. По отношению к государственному аппарату правительство выступает в качестве центра, который на основании полученной им информации принимает решения, осуществляемы е различными звеньями этого аппарата.

 

Исполнение законов по букве конституций — важнейшая функция правительства. Правительства в зарубежных странах во все возрастающей степени занимаются нормоустанавливающей деятельностью и активно вторгаются в сферу исключительной компетенции парламента. Контроль над законодательной деятельностью парламента фактически превратился в самостоятельную функцию правительства. Этот контроль осуществляется по двум главным направлениям. Во-первых, правительство является главным источником законодательной инициативы. В президентских республиках эта сторона деятельности правительства носит более сдержанный характер, что объясняется отсутствием парламентской ответственности и связанным с ней непарламентским способом формирования правительства. В парламентарных странах правительство является фактически единственным субъектом законодательной инициативы. Во-вторых, правительство оказывает решающее воздействие на законодательный процесс. В президентских республиках правительство осуществляет этот контроль в меньшей степени и в иных формах, чем в парламентарных странах, но он все же достаточно эффективен. По общему правилу в президентских республиках правительство использует для этого право вето и непосредственные контакты с парламентариями. Нормоустанавливающая деятельность правительства может быть подразделена на три основные отрасли: 1. Правительство издает различного рода нормативные акты на основе и во исполнение парламентских законов. Речь идет в данном случае о нормативных актах, принимаемых по вопросам, не входящим, как правило, в сферу исключительной компетенции парламента. Правительственные акты этой группы носят подзаконный характер. 2. Правительство издает нормативные акты по прямому или косвенному уполномочию парламента. Такое уполномочие на издание нормативных актов может быть прямо выражено в парламентском законе либо оно подразумевается, если закон сформулирован неопределенно.

 

26. Судебную власть часто называют "третьей властью", поскольку в конституционных текстах и доктрине при перечислении ветвей власти, составляющих систему разделения властей, она обычно следует за законодательной и исполнительной. Однако это ни в какой мере не умаляет ни ее значимости, ни строго очерченной самостоятельности по отношению к другим ветвям власти. Более того, в зависимости от формы правления взаимозависимость законодательной и исполнительной властей может быть большей (парламентская форма правления) или меньшей (президентская республика). Судебная же власть при любой из названных форм правления одинаково отграничена от других ветвей власти, что, разумеется, не исключает ее взаимосвязи с ними (о чем пойдет речь ниже).
Каждой ветви власти присущи специфические формы деятельности. У судебной — такой формой деятельности является правосудие — разрешение на основе действующего права экономических, политических и иных конфликтов и споров, участниками которых становятся граждане, их объединения, юридические лица, муниципальные государственные органы и даже само государство.
Можно схематично выделить три основных взаимосвязанных направления деятельности судебной власти:
охрана прав и законных интересов граждан;
охрана правопорядка от преступных и иных правонарушений;
контроль за тем, чтобы деятельность государственных органов не выходила за правовые рамки.
Каждая ветвь власти осуществляет свои функции с помощью особых, присущих только ей органов. У судебной власти таковыми являются суды, составляющие судебную систему (которая, как мы увидим в дальнейшем, часто распадается на несколько подсистем). Это жестко структурированная система. Ее организационные формы детально определены законом и могут быть изменены только в законодательном порядке ("Судебная власть Соединенных Штатов осуществляется Верховным судом и теми низшими судами, которые будут время от времени устанавливаться и учреждаться Конгрессом", — Конституция США. Разд. 1 ст. III).
Деятельность судебной системы происходит в рамках столь же строго и детально регламентированной законом процедуры. Ее решения могут основываться только на праве. Ее кадровый

состав — судьи — образует особый профессиональный слой, так называемый судейский корпус, который как таковой, равно как и составляющие его судьи, имеет особый правовой статус ("Судебная власть вверяется судьям". Основной закон ФРГ. Ст. 92).
Никто, кроме судебной системы в лице образующих ее судов, не может вершить правосудие от имени государства. Никто, в том числе и государство в лице любых его органов, не вправе вмешиваться в деятельность судебной системы по осуществлению правосудия. Граждане, их организации и объединения, все государственные и муниципальные органы, само государство, представленное высшими органами власти и управления, обязаны неукоснительно выполнять решения судов.
При всей относительной самостоятельности судебной власти ее деятельность во многом зависит от других ветвей власти, и прежде всего от законодательной. Ведь именно последняя определяет компетенцию отдельных звеньев судебной системы, статус судей и целый ряд других вопросов. Основой этой законодательной регламентации является конституция. Трудно представить себе современную конституцию, в которой не было бы раздела под тем или иным названием ("О судебной власти" — конституции Франции, Испании, Японии; "Правосудие" — Основной закон ФРГ, "Суды" — Конституция Португалии и т. п.), где в сжатой форме, свойственной конституциям, в том или ином сочетании установлено то, что принято называть "конституционными основами су-дебной власти". Сюда относится:
• определение судебной власти как одной из составляющих три единой системы разделения властей;
• основные принципы организации и деятельности судебной си стемы;
правовой статус судей;
судебные гарантии прав и законных интересов граждан. Конституционные основы детально развиты в законах о судоустройстве (например, в ФРГ — Закон о судоустройстве, действующий в редакции 1975 г . ; во Франции — Кодекс судоустройства 1978 г . ; в США — "Судоустройство и судопроизводство", разд. 28 свода Законов США; в Испании — "Органический закон о судебной власти" 1981 г. и др.), а также законах о статусе судей (во Франции — "Органический закон о статусе магистратуры" 1 9 5 8 г . , в Германии — "Закон о судьях" 1961 г. и др.).

Роль исполнительной ветви власти в отношении судебной си-стемы по сравнению с законодательной не столь значительна. Она сводится в основном к материально-техническому обеспечению деятельности судов. Эта роль несколько больше в тех странах, где на министерства юстиции возложены отдельные управленческие функции и руководство прокуратурой, как это, например, имеет место в Германии, где на министерства юстиции земель (их деятельность координирует федеральное министерство юстиции) возложено назначение значительной части судей.

Однако во второй половине XX в. во многих странах министерства юстиции утратили былую ведущую роль в области управления юстицией. Отчетливо проявилась тенденция передачи соответствующих функций в особые органы судейского самоуправления, которые предусмотрены многими новейшими конституциями, в том числе конституциями постсоциалистических стран, включая бывшие республики в составе СССР. Эти органы носят различные наименования: во Франции и Италии - Высший Совет магистратуры; в Испании - Высший Совет судебной власти; в Болгарии - Высший судебный Совет; в Польше - Всепольский Судебный Совет; в Армении - Совет правосудия и т. п.
Насколько значим этот орган, можно судить по его составу. В Италии, например (ст. 104 Конституции), в Высшем Совете магистратуры председательствует Президент Республики, в состав Совета по должности входят Председатель и Генеральный прокурор Кассационного Суда, остальные его члены избираются на четыре года: две трети - судейским корпусом из своего состава, одна треть - Парламентом на совместном заседании палат из числа профессоров права и адвокатов, имеющих не менее чем пятнадцатилетний стаж.
Примерно такой же состав Высшего Совета магистратуры во Франции: Председатель - Президент Республики, вице-председатель - министр юстиции, шесть судей, шесть прокуроров, три юриста, назначаемые соответственно Президентом Республики, Председателем Национального Собрания и Председателем Сената.
Именно на эти органы судейского самоуправления возложены вопросы формирования судейского корпуса и карьеры судей и прокуроров, их назначения на должность, дисциплинарной ответственности, реорганизации отдельных судов, инспектирования судов в необходимых случаях и т. д.
Основное предназначение такого рода органов Конституция Польши 1997 г. определила так: "Всепольский Судебный Совет стоит на страже независимости судов и независимости судей" (ст. 186). В отличие от органов исполнительной власти - министерств юстиции советы судей отнесены конституциями в число органов, представляющих судебную власть, хотя собственно судебных функций (рассмотрение дел) они не осуществляют.
Вопрос о том, относится ли прокуратура к органам судебной власти, не знает однозначного решения. Все зависит от места, занимаемого прокуратурой в системе государственных органов. В большинстве государств прокуратура действует под общим руководством министра юстиции, представляет собой более или менее централизованную систему, но в ряде стран эта система не только соответствует судебной системе, но и организационно связана с ней; прокуроры состоят и действуют при судах. Более того, и судьи и прокуроры равным образом входят в единый профессиональный корпус, именуемый магистратурой, и именуются маги-

стратами. При такой системе можно говорить о том, что прокуратура охватывается понятием судебной власти. В тех странах (Китай, Венгрия и др.), где прокуратура является организационно обособленной самостоятельной системой, она занимает как бы промежуточное положение между судебной и исполнительной ветвями власти, но нередко ближе к последней. В США министр юстиции является одновременно Генеральным атторнеем (прокурором), однако в целом, в силу особенностей американской федерации, прокуратура носит в значительной мере децентрализованный характер.
Примером первой модели может служить Франция. Здесь при судах первой инстанции состоят так называемые республиканские прокуроры, при каждом суде второй (апелляционной) инстан-ции - Генеральный прокурор с группой помощников, первый из которых именуется Генеральным адвокатом. При высшей инстанции состоит Генеральный прокурор Кассационного Суда со своим аппаратом. Прокуроры представляют государство в уголовном и гражданском судопроизводстве, осуществляют контроль за деятельностью следственных органов. Общее руководство прокуратурой осуществляет министр юстиции. Поскольку прокуроры имеют статус магистрата, они оказываются также и в компетенции Высшего Совета магистратуры. Аналогичная модель существует в Германии, а в Испании прокуратура совсем не связана с министерством юстиции, ею руководит Генеральный прокурор, назначаемый главой государства с учетом мнения Высшего Совета судебной власти. В иерархии этой власти он считается вторым лицом после председателя Верховного Суда.

Спорно отнесение к судебной власти предусмотренных рядом конституций особых органов (хотя они и именуются "судами"), призванных решать вопрос об ответственности главы государства, министров и некоторых других высших должностных лиц, как, например, Высокая палата правосудия и Суд Республики во Франции (первая решает вопрос об ответственности Президента Рес-публики, второй - членов Правительства). Против отнесения этих органов к судебной власти говорит то, что их члены избираются палатами Парламента из числа депутатов. Поэтому они скорее могут быть квалифицированы как особые парламентские квазисудебные органы1. Недаром в тексте французской Конституции они включены не в раздел "О судебной власти", а рассматриваются в специальных разделах.
Когда Шарль Монтескье в XVIII в. развил идею разделения властей, нечто отдаленно похожее на ее судебную ветвь существовало лишь в Англии благодаря исторически сложившейся цен-
1 В Суд Республики наряду с двенадцатью парламентариями входят также три судьи из состава Кассдатого Суда, один из которых председательствует на заседаниях. Ни суд Республики, ни Высокая палата правосудия до настоящего времени дел не рассматривали.

трализации судебной системы и прецедентному характеру права. А между тем суды существовали повсеместно. Однако наличие судов не равнозначно наличию судебной власти. Для того чтобы она сложилась в качестве относительно самостоятельной и независимой и получила реальные организационные очертания, потребовался немалый период развития конституционализма и утверждения демократических форм правления и политического режима. В самом общем плане можно сказать, что утверждение самостоятельной судебной власти - это результат движения стран по пути правовой государственности. Судебная власть по определению це-совместима с самодержавием, тоталитарной государственностью, авторитарно-профеодальными режимами. В силу исторических особенностей, уровня правосознания общества и некоторых других факторов степень самостоятельности, независимости, авторитета судебной власти может быть различна и в тех странах, которые идут по пути правовой государственности. Тем не менее в этих странах очевидна тенденция возрастания роли судебной власти, чему в особенности способствовало расширение во второй половине нашего века судебного контроля за конституционностью и законностью нормативных и иных правовых актов.

 

27. Принципы правосудияявляются основной законодательной платформой деятельности суда. Принципы правосудия могут иметь как общий характер и распространяться в большей степени только на уголовные процессы, так и частный характер, когда необходима защита прав личности.

Общие конституционные принципы:

1) только суд имеет право на осуществление правосудия, никто, кроме суда, не вправе присваивать себе функции правосудия;

2) независимость судей; они обязаны подчиняться только закону. Никто не имеет права указывать суду, какое ему следует принимать решение по конкретному делу;

3) право доступности суда: нет в мире причин, по которым может быть отказано в приеме дела, аргументируя отсутствием закона или неясностью самого дела;

4) коллективное отправление правосудия;

5) обеспечение ведения судебного процесса на понимаемом всеми сторонами языке (в случае участия иностранцев – обеспечение за счет государства переводчика);

6) гласность суда подразумевает открытость и публичность суда. Решение о проведении закрытых заседаний принимается в некоторых случаях (например, когда рассматриваются вопросы государственной тайны, а также интимные, семейные или подобные отношения сторон);

7) суд должен предоставлять каждой стороне возможность обжалования и пересмотра судебного решения путем апелляции, т. е. возможно повтор-

ное рассмотрение дела по существу по процедуре первой инстанции, а также путем кассации – проверки выполнения закона судом. Обжалование или пересмотр дела могут проводиться путем проведения ревизии, которая сочетает апелляцию и кассацию;

8) государство обязано нести ответственность за свершившуюся судебную ошибку, обязано возместить в полной мере или мере, предусмотренной законом, лицу, понесшему ущерб в результате ошибочного судебного решения.

В конституции закреплены гарантии правосудия. К числу гарантий правосудия относятся следующие:

1) обвиняемый имеет право на рассмотрение дела с участием присяжных заседателей;

2) обвиняемый имеет право на помощь адвоката с момента задержания или ареста, которого он может выбрать самостоятельно или по предоставлению государством;

3) обвиняемый имеет право воспользоваться бесплатной помощью юриста, если это не противоречит действующему законодательству;

4) презумпция невиновности распространяется на всех обвиняемых до того момента, пока они не будут признаны виновными и приговор вступит в законную силу;

5) ни один человек не может быть осужден дважды за одно и то же преступление;

6) в ходе судебного процесса законом запрещается использование доказательств, которые были получены с нарушением закона;

7) закон, устанавливающий или отягчающий ответственность, обратной силы не имеет.


Дата добавления: 2015-01-19; просмотров: 178; Нарушение авторских прав







lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2021 год. (0.05 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты