Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



Механизм защиты конституционного строя Российской Федерации




Читайте также:
  1. II. Механизм консультаций и сотрудничества, СПС РФ-НАТО
  2. IV. Порядок защиты дипломной работы
  3. IV. Порядок защиты дипломной работы
  4. Quot;КОНСТИТУЦИЯ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ" (принята всенародным голосованием 12.12.1993).
  5. Quot;Основные положения новой Конституции Российской Федерации, выносимые на всероссийский референдум 11 апреля 1993 года
  6. V11. ТРЕБОВАНИЯ, ПРЕДЪЯВЛЯЕМЫЕ ДЛЯ ЗАЩИТЫ ДИПЛОМНОЙ РАБОТЫ
  7. V1: Основы административного права Российской Федерации
  8. V1: Основы гражданского права Российской Федерации
  9. V1: Основы информационного права Российской Федерации
  10. V1: Основы конституционного права Российской Федерации

 

По мнению Бондарь Н.С: «Конституционный Суд Российской Федерации стал символом утверждения в России демократических институтов нового конституционного строя в соответствии с основополагающими ценностями современного конституционализма»[45].

Первостепенная цель Конституционного Суда Российской Федерации – это защита основ конституционного строя, это можно увидеть из статьи 3 федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», а его обширные полномочия, характеризуют Конституционный Суд как высший судебный орган власти по защите основ конституционного строя России.

Основы конституционного строя являются главным объектом защиты и обеспечения безопасности государства, так как именно в них находят своё отражение основополагающие принципы общественного и государственного устройства. В целях зашиты основ конституционного строя права и свободы человека и гражданина могут ограничиваться в определенном законом порядке[46].

Нормы об основах конституционного строя, закрепленные в главе 1 Конституции Российской Федерации обладают особой юридической силой и важностью, поэтому возникает необходимость их особой правовой защиты.

Понятие «защита» более широкое по сравнению с охраной. Охранять, значит не допускать нарушений конституционных ценностей. А защита – это комплекс мер, которые направлены на нормальную реализацию, недопущение нарушений и также восстановление нарушенных положений, и привлечение к ответственности нарушителей. Данной точки зрения придерживается З.В. Макарова, которая считает, что «понятие защиты представляет собой понятие, которое включает в себя охрану прав и свобод, оборону от посягательств на данные права и свободы, безопасность гражданина и юридическую помощь». Защита прав, по её мнению, «предполагает недопущение и предупреждение от нарушения прав, а в случае нарушения – их восстановление и возмещение причиненного вреда»[47].

Что касается защиты конституционного строя, то «защита» - это процесс реализации основ конституционного строя. Начиная от создания благоприятных условий и их воплощения в жизнь, заканчивая предупреждением и пресечением правонарушений в этой сфере, а также привлечение к ответственности виновных лиц[48].



Защита основ конституционного строя осуществляется на основании определенного набора средств и способов. К ним относятся: наивысшая юридическая сила основ конституционного строя, толкование принципов, закрепленных в Конституции Конституционным Судом Российской Федерации, осуществление функций гаранта Конституции Президентом Российской Федерации и др. Данные средства и способы будут действенными только тогда, если будут применяться в совокупности друг с другом. Например, особая юридическая сила норм об основах конституционного строя сама по себе не может являться эффективным способом защиты, так как в случае нарушения она не обеспечивается восстановительными механизмами, но в совокупности с полномочиями Конституционного Суда Российской Федерации, которые направлены на толкование норм Конституции, учитывая наивысшую силу первой главы, противоречия конституционного текста могут быть устранены, а основы конституционного строя - будут реализованы. Следовательно, защита основ конституционного строя обладает системностью входящих в неё средств и способов защиты[49].

Защита основ конституционного строя является одним из приоритетных направлений деятельности государства. Так как государство признает за основами конституционного строя особую роль, и тем самым оно берет на себя обязательство по их защите. Защита основ конституционного строя является основной целью деятельности Конституционного Суда Российской Федерации.



Кутафин О.Е в своей работе «Российский конституционализм» приходит к выводу, что в своей деятельности Конституционный Суд Российской Федерации уделяет большое внимание закреплению и развитию политических, экономических, социальных и духовных основ российского конституционного государства[50].

Однако, наличие Конституционного Суда Российской Федерации не является гарантией конституционного строя Российской Федерации. Н.А. Боброва рассуждает и приходит к выводу, «что гарантией конституционного строя является юридическая безответственность Конституционного Суда в целом, которая выражается в независимости Конституционного Суда»[51].

Закрепленные в Конституции основы конституционного строя требуют участия Конституционного Суда в механизме защиты основ конституционного строя. Свою роль Конституционный Суд выполняет с помощью реализации закрепленных за ним полномочий, а именно, путем осуществления конституционного контроля, разрешения споров о компетенции между органами государственной власти, толкования конституционных норм, повышения уровня правосознания и правовой культуры граждан России[52].

Правовые позиции Конституционного Суда Российской Федерации играют важную роль в его деятельности по толкованию норм Конституции Российской Федерации. В Российском законодательстве нет определения термина «правовая позиция». Многие российские ученые-правоведы давали определения понятия «правовые позиции Конституционного Суда Российской Федерации», но особо внимания заслуживает понятие, данное Л.В. Лазаревым. Он определяет правовую позицию, которая содержится в решениях Конституционного Суда, как «нормативные установления, которые содержат толкование конституционных принципов и норм либо выявляющие конституционно-правовой смысл закона, на которых основаны итоговые выводы решений, как образец, которым должны руководствоваться законодательные, судебные и иные органы, должностные лица при решении вопросов в рамках своей компетенции»[53]. Н.В. Витрук же считает, что «правовые позиции Конституционного Суда – это его правовые представления и выводы общего характера как результат толкования Конституционным Судом Конституции Российской Федерации и выявления конституционного смысла положений законов и других нормативных актов в пределах компетенции Суда, которые снимают конституционно-правовую неопределенность и служат правовым основанием итоговых решений Конституционного Суда»[54].



Т.Я. Хабриева и Н.С. Волкова рассматривают правовую позицию как итоговый вывод Конституционного Суда по разрешаемому делу, который выражен в его решении и системы аргументов, которые приводятся в мотивировочной части такого решения[55].

О.Н. Доронина и В.О. Лучин считают, что «правовая позиция Конституционного Суда – это не только его итоговый вывод о соответствии или несоответствии рассматриваемого закона Конституции Российской Федерации, но аргументы, которые приведены в обосновании решения»[56].

Смысл правовых позиций Конституционного Суда Российской Федерации заключается в том, что они отражают правотворчество Суда. Правовые позиции Конституционного Суда содержатся только в опубликованных его решениях[57].

Решения Конституционного Суда Российской Федерации направлены на защиту основ конституционного строя Российской Федерации. Согласно статье 7 Конституции Российской Федерации, в Российской Федерации охраняются труд и здоровье людей, а также устанавливаются государством пенсии, пособия и иные гарантии социальной защиты. Постановлением от 10 февраля 2015 года № 1-П Конституционный Суд дал оценку конституционности ч.6 статьи 42 Федерального закона «О полиции»[58]. Оспоренная норма являлась предметом рассмотрения в той мере, в какой она служит основанием для отказа в предоставлении предусмотренной ею ежемесячной денежной компенсации сотрудникам органов внутренних дел – инвалидам вследствие военной травмы, которым установлена пенсия за выслугу лет, выплачиваемая с учетом увеличения определенного пунктом «а» статьи 16 Закона Российской Федерации «О пенсионном обеспечении лиц, проходившим военную службу в органах внутренних дел, Государственной противопожарной службе, органах по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы, и их семей».

Конституционный Суд признал оспариваемое нормативное положение не соответствующим Конституции Российской Федерации, поскольку механизм возмещения вреда здоровью сотрудников внутренних дел, признанных инвалидами вследствие военной травмы, влечет не согласующуюся с конституционном-значимыми целями различие их правового положения, единственным основанием которого выступает избранный ими вид пенсии, что приводит к необоснованным различиям в объеме возмещения вреда, причиненного здоровью указанных лиц в связи с выполнением ими служебных обязанностей.

Согласно статье 39 Конституции Российской Федерации «каждому гарантируется социальное обеспечение по возрасту, в случае болезни, инвалидности, потери кормильца, для воспитания детей и в иных случаях, установленных федеральным законом». Постановлением от 6 февраля 2014 года № 2-П Конституционный Суд дал оценку конституционности подпункта 5 статьи 4 Федерального закона «О ветеранах»[59]. Согласно оспариваемому положению к инвалидам Великой Отечественной войны относятся лица, которые привлекались организациями Осоавиахима СССР и органами местной власти к сбору боеприпасов и военной техники, разминированию территорий и объектов в период с февраля 1944 года по декабрь 1951 года и ставшие инвалидами вследствие ранения, контузии или увечья, полученных в указанный период.

Конституционный Суд признал оспариваемое положение не соответствующим Конституции Российской Федерации в той мере, в какой оно не позволяет относить к инвалидам Великой Отечественной войны названную категорию лиц, ставшими инвалидами при проведении указанных работ ранее февраля 1944 года.

Постановлением от 1 июля 2014 года № 20-П Конституционный Суд дал оценку конституционности абзаца первого пункта 2 Постановления Верховного Совета Российской Федерации «О распространении действия Закона РСФСР «О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС» на граждан из подразделений особого риска»[60]. Заявителем оспаривалось законоположение, которое в редакции Федерального закона от 22 августа 2004 года № 122-ФЗ не предусматривает распространения действия нормы о ежемесячной компенсации в возмещение вреда здоровью (пункт 15 части первой статьи 14 Закона Российской Федерации о социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС) на граждан из подразделений особого риска, ставших инвалидами вследствие воздействия радиации.

Конституционный Суд признал оспоренное нормативное положение не соответствующим Конституции Российской Федерации в той мере, в какой оно не предполагает предоставление гражданам из подразделения особо риска, ставшими инвалидами, ежемесячной денежной компенсации в возмещение вреда, причиненного здоровью в связи с радиационным воздействием.

Статья 2 Конституции Российской Федерации гласит, что «человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина - обязанность государства». В частности, ч.2 статьи 32 устанавливает, что граждане Российской Федерации имеют право избирать и быть избранными в органы государственной власти и органы местного самоуправления, а также участвовать в референдуме. Постановлением от 15 апреля 2014 года № 11-П Конституционный Суд дал оценку конституционности положений пункта 1 статьи 65 Федерального закона «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации»[61]. Оспоренные нормативные положения, устанавливающие основания и порядок досрочного голосования избирателей, участников референдума явились предметом рассмотрения, поскольку они не предполагают возможность досрочного голосования на выборах в органы государственной власти и органы местного самоуправления граждан, которые в день голосования по уважительной причине (отпуск, командировка, режим трудовой и учебной деятельности, выполнение государственных и общественных обязанностей, состояние здоровья) будут отсутствовать по месту своего жительства и не смогут прибыть в помещение для голосования на избирательном участке, на котором они включены в список избирателей.

Конституционный Суд признал оспоренные положения не соответствующими Конституции Российской Федерации в той мере, в какой они – в системе действующего правового регулирования, допускающего использование в целях обеспечения участия в голосовании этой категории граждан Российской Федерации лишь открепительного удостоверения и голосования по почте – исключают для них возможность проголосовать досрочно на выборах в органы государственной власти, органы местного самоуправления.

Статья 31 Конституции Российской Федерации закрепляет право граждан Российской Федерации собираться мирно, без оружия, проводить собрания, митинги и демонстрации, шествия и пикетирование. Постановлением от 13 мая 2014 года № 14-П Конституционный Суд дал оценку конституционности части 1 статьи 7 Федерального закона «О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетированиях»[62]. Оспоренное законоположение явилось предметом рассмотрения постольку, поскольку оно служит основанием для решения вопроса о сроке подачи уведомления о проведении публичного мероприятия в случае, если это срок, определяемый по общему правилу (не ранее 15 и не позднее 10 дней до дня проведения публичного мероприятия), полностью совпадает с нерабочими праздничными днями.

Конституционный Суд признал оспоренную норму не соответствующей Конституции Российской Федерации в той мере, в какой она не обеспечивает возможность подачи уведомления о проведении публичного мероприятия для случаев, когда определяемый по общему правилу срок подачи уведомления полностью совпадает с нерабочими праздничными днями.

После данного постановления Конституционного Суда Российской Федерации были внесены изменения в Федеральный закон «О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетированиях». Теперь согласно части 1 статьи 65 Федерального закона «если срок подачи уведомления о проведении публичного мероприятия полностью совпадает с нерабочими праздничными днями, то уведомление может быт подано в последний рабочий день, предшествующий нерабочим праздничным дням».

Часть 2 статьи 8 Конституции Российской Федерации закрепляет, что «в Российской Федерации признаются и защищаются равным образом частная, государственная, муниципальная и иные формы собственности». Постановлением от 24 марта 2015 года № 5-п Конституционный Суд дал оценку конституционности статьи 19 Федерального закона «О введении в действие Жилищного Кодекса Российской Федерации»[63]. Оспариваемая норма являлась предметом рассмотрения в той мере, в какой она служит основанием для решения вопроса о возможности сохранения права пользования жилым помещением в доме жилищно-строительного кооператива в случае обращения взыскания на него как на заложенное имущество и его реализации путем продажи с публичных торгов лицами, которым это право было предоставлено на основании ордера.

Конституционный Суд признал оспоренное нормативное положение не соответствующим Конституции Российской Федерации в той мере, в какой решение на его основании указанного вопроса препятствует эффективной судебной защите прав и законных интересов собственника (приобретателя) жилого помещения, который при заключении договора купли-продажи не знал и не должен был знать о наличии права пользования приобретаемым им жилым помещением у членов семьи его прежнего собственника.

Конституционный Суд Российской Федерации и конституционные (уставные) суды субъектов Российской Федерации являются хранителями Конституции и закрепленных в ней фундаментальных конституционных ценностей. Их важнейшей задачей является поддержание конституционных ценностей и соблюдение принципа соразмерности при их конституционной защите. Обеспечить такую соразмерность важно, но и сложно, когда решается вопрос об ограничении прав и свобод человека с целью защиты конституционных ценностей общего блага. Следовательно, баланс конституционных ценностей носит динамический и изменяющийся во времени характер. Конституция Российской Федерации представляет собой базу (основу) постоянно изменяющегося мира, который должен существовать в контексте перемен[64].

Конституционные (уставные) суды субъектов Российской Федерации не упоминаются в Конституции Российской Федерации, но согласно статье 73 Конституции Российской Федерации «вне пределов ведения Российской Федерации и полномочий Российской Федерации по предметам совместного ведения Российской Федерации и субъектов Российской Федерации субъекты Российской Федерации обладают всей полнотой государственной власти».

Правовая природа конституционных (уставных) судов как органов государственной власти субъектов Российской Федерации, полномочия которых определяются федеральным и региональным законодательством, отражает наличие собственной судебной компетенции в рамках конституционного принципа разделения властей[65]. Как верно заметил Н.В. Витрук, «конституционно-правовое правосудие в субъектах Российской Федерации – это составная часть конституционного правосудия Российской Федерации в целом»[66].

Актуальной стала проблема «взаимности» правовых отношений Конституционного Суда Российской Федерации и конституционных (уставных) судов субъектов Российской Федерации. Проблемы взаимоотношений судов конституционной юстиции по вертикали в процессе осуществления конституционного судопроизводства неоднократно поднимались учеными-конституционалистами и самими судьями конституционных судов. Их решения они видят в специальном законодательном регулировании[67].

Помимо этого, возникает проблема, сущность которой заключается в том, что при поступлении в конституционный (уставной) суд обращений об оспаривании конституционности законов или иных нормативных правовых актов субъектов Российской Федерации у Конституционного Суда Российской Федерации не возникает вопроса, являлся ли этот закон или нормативный правовой акт предметом рассмотрения конституционного (уставного) суда субъекта Российской Федерации.

Без законодательного регулирования на уровне Российской Федерации эту проблему не разрешить. Однако и смотреть на игнорирование результатов деятельности конституционных (уставных) судов субъектов тоже нельзя. Система судов конституционной юстиции едина и подчинена общему конституционному пространству и единым конституционным ценностям. Согласованные отношения между ними – шаг к эффективному функционированию каждого из них и российской конституционной юстиции в целом. Ведь деятельность органов конституционной юстиции стала важным фактором обеспечения верховенства права, построения демократического федеративного правового государства, утверждения конституционных принципов и ценностей, защиты основных прав и свобод человека и гражданина[68].

Конституционные (уставные) суды субъектов Российской Федерации являются эффективными правовыми субъектами защиты конституционных прав и свобод личности, и гарантом соблюдения конституционных ценностей. Решения органов конституционного правосудия субъектов Российской Федерации были приняты в различных сферах, но большинство из них прямо или косвенно были связаны с реализацией прав и свобод человека и гражданина.

На основании вышеизложенного, можно прийти к выводу о том, что конституционным (уставным) судам субъектов Российской Федерации следует дать полномочия, рассматривать дела о нарушениях основ конституционного строя.

Органы конституционной юстиции на уровне субъектов Российской Федерации играют важную роль в деле защиты основных прав и свобод личности, в процессе реализации закрепленных в Конституции Российской Федерации правовых ценностей.

Осуществляя конституционный (уставной) нормоконтроль, толкуя конституционные (уставные) нормы, органы конституционной юстиции охраняют конституционное устройство государства, обеспечивают его стабильность и также развивают идеи, заложенные в Конституции Российской Федерации, наполняя российскую правовую систему глубоким смыслом и содержанием.


Дата добавления: 2015-08-05; просмотров: 273; Нарушение авторских прав







lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2021 год. (0.01 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты