Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



ОБЩЕСТВО ПЕДАГОГОВ-МАРКСИСТОВ




Читайте также:
  1. A) между людьми и между обществом и природой
  2. A) научная дисциплина, исследующая и обобщающая специфические связи между обществом и окружающей средой
  3. Акционерное общество
  4. Акционерное общество
  5. Акционерное общество "ЛУЖНИКЛТ
  6. Акционерное общество как субъект ГП.
  7. Акционерное общество как юридическое лицо ( понятие, виды, понятие и виды акций, органы управления).
  8. Акционерное общество.
  9. Алексеев. Правовой статус личности — это правовое положение человека, отражающее его фактическое состояние во взаимоотношениях с обществом и государством.
  10. Английское общество в романах Чарлза Диккенса.

 

Каждая революция сопровождается коренной встряской привычного мировоззрения, коренной ломкой традиционных подходов к оценке окружающих явлений; ожесточенной критике подвергаются обычно и установившиеся взгляды на вопросы воспитания, на вопросы просвещения.

Мы знаем, как горячо обсуждались все вопросы воспитания и просвещения в период Великой французской революции, какой толчок педагогической мысли дала революция 1848 г., заложив основы марксистской педагогики; знаем, как у нас толкали педагогическую мысль и революция 1905 г., и Февральская революция 1917 г., и особенно Октябрь.

Сейчас идеи Октября относительно новых, возможных лишь в советских условиях, коллективистических форм хозяйствования становятся достоянием миллионов. Идеи Маркса, Энгельса, Ленина становятся теми тракторами, которые глубоко перепахивают целину традиционной мысли. В глухой деревне Центрально-Черноземной области можно сейчас услышать такие речи из уст пожилого крестьянина: «Я мало интересовался до сих пор вашими книжками, что за Маркс такой, мне не интересно было, а сейчас мы вот на колхозы перешли, мне Марксова книжка попала, гляжу – наша ведь книжка-то. Выходит, ваши книжки – наши книжки. Марксовых книжек нам побольше дайте». Марксовы книжки, ленинские книжки приобрели как-то вдруг новую колоссальную силу. Прикоснувшись к земле, к взбудораженным умам, они превращаются в могучие орудия, перепахивающие старые воззрения миллионов.

Переживаемый момент реконструктивного периода выдвигает каждый день ряд новых проблем в области пропаганды, агитации, организации на идеологическом фронте. Все эти вопросы поднимаются на страницах наших газет и журналов, но обсуждаются как-то между прочим, клочковато, лапшисто, часто без увязки друг с другом. А некоторые вопросы, .как например вопросы учета совершающихся в массах идеологических сдвигов, внесения планомерности в этот учет, выработки стандартов этого учета, – эти вопросы, к сожалению, совершенно почти не поднимаются, нет никакой методологии этого учета. Сейчас у нас очень любят учитывать интересы зрителя, читателя и пр., но ведь надо прямо сказать, методы этого учета весьма мало научны, первобытны, с марксизмом имеют весьма мало общего. Или возьмем такой вопрос, как вопрос нашей национальной политики в области культуры. Во многих национальных областях лишь сейчас начинается настоящая классовая борьба, и идеологическое обслуживание близких нам слоев приобретает исключительное значение. Как его организовать? Как использовать для этих целей накопленный за последние годы опыт классовой борьбы в советских условиях? Или вопросы быта под углом зрения марксистской теории, увязка их с вопросами социалистического строительства, культурной революции – целая уйма вопросов очень большой значимости, которые нельзя решать как-то мимоходом, на бегу, возникают каждодневно в большом количестве. Где-то их надо разрешать.



Пробуждающееся сознание миллионов не может не отразиться и будет с каждым годом все больше и больше отражаться на всех областях идеологического фронта, в том числе и на фронте просвещенском. Сейчас этот фронт стал одним из самых боевых фронтов. Правда, пока на фронте педагогики идут лишь поединки, со всеми атрибутами поединков, со всеми их отрицательными сторонами, но вопросы воспитания подрастающего поколения, воспитания смены уже горячо интересуют массы. Это мы видели во время пионерского слета. Такой вопрос, как воспитание ребят во вновь строящихся городах, обсуждается не только на страницах наших центральных газет, – оказывается, есть фабрики (например, «Новая заря»), где почти поголовно все рабочие и работницы прочли соответствующую статью в «Правде». А таких вопросов будет с каждым днем становиться все больше и больше. Вопросы воспитания глубоко интересуют массы.



Массы хотят знать, как воспитывать ребят. Вопрос не только в том, чтобы убеждать массы в необходимости посылать детей в школу, вовремя укладывать их спать, не поить водкой, не водить в церковь. Это само собой. Но надо дать четкие ответы на вопросы, какое поколение должны мы воспитывать и как его воспитать. А для того чтобы дать эти ответы, нужна четкость в постановке всех вопросов марксистской педагогики. Тут нужной ясности, нужной конкретности еще нет. Лучше всего об этом свидетельствуют происходящие на фронте педагогики поединки. Надо прямо сказать: то, что сделано в области марксистской педагогики, еще капля в море. Только первые камни марксистской педагогики заложены. А надо целое здание выстроить. Каждый день вспыхивает ряд новых вопросов, требующих ответов. Нужна громадная работа в области марксистской педагогики. Ее нельзя откладывать в долгий ящик. Ответов ждут массы, ответов ждут пионервожатые, ответов ждут десятки, сотни тысяч учителей, ждут все культармейцы. Надо воспитывать новые громадные кадры педагогов. Как? Нам нужны не только цитаты из Маркса, Энгельса, Ленина по вопросам воспитания и просвещения – мы должны всю марксистскую педагогику до конца продумать с точки зрения марксизма-ленинизма.

Переживаемый момент реконструктивного периода, с его бешеными темпами, требует придания всей нашей системе народного образования чрезвычайной гибкости, требует увязки новых, творимых в гуще стройки форм народного образования с нашей общей марксистско-ленинской линией в педагогике. Без этой увязки новые формы часто вырождаются в малоценные опыты, не приобретающие того размаха, который они должны получить...



Часто в стремлении перестроиться по-новому мы с водой выплескиваем из ванны и ребенка, как говорят немцы. Перестраиваясь по-новому, мы зачастую мимоходом губим ценные достижения. Так нельзя. «Гвоздь строительства социализма в организации», – любил повторять Владимир Ильич. Нельзя отрывать вопросов организации от вопросов политики, учил он нас. Нельзя думать, что мы осуществим наши марксистские идеи в области педагогики, разрешим задачи, выдвигаемые культурной революцией, если мы не продумаем вопросов организации дела народного образования до конца, не определим линии его развития под углом зрения марксистско-ленинской теории. В переломные моменты нашей борьбы и строительства Ильич всегда особенно усердно перечитывал Маркса и Энгельса. Жизнь, в которую он вглядывался со всей страстностью и вниманием, открывала для него часто новый, более глубокий смысл в хорошо знакомых, почти наизусть известных строках сочинений Маркса и Энгельса – он находил в них новое руководство к действию.

Просвещенцы-марксисты, педагоги-марксисты в настоящий переломный момент не могут просто плыть по течению. Каждый из них чувствует, что ему нужно поглубже продумать все вопросы текущего культурного строительства, вопросы марксистской педагогики, вопросы организации дела народного образования под углом зрения революционной, марксистско-ленинской теории, чтобы вместе с массой начать более твердыми, уверенными руками строить культурную базу социализма.

Вот почему при Коммунистической Академии, по указанию партии организовано Общество педагогов-марксистов, которое уже приступило к работе.

1930 г.

 

О ЗАДАЧАХ НАЦИОНАЛЬНО-КУЛЬТУРНОГО СТРОИТЕЛЬСТВА В СВЯЗИ С ОБОСТРЕНИЕМ КЛАССОВОЙ БОРЬБЫ (РЕЧЬ НА ВСЕРОССИЙСКОМ СОВЕЩАНИИ КОМИТЕТОВ ПО ПРОСВЕЩЕНИЮ НАЦИОНАЛЬНЫХ МЕНЬШИНСТВ)

 

Товарищи, я хотела несколько слов сказать о том, что нового вносит в жизнь нацреспублик и нацобластей данный момент, когда таким быстрым темпом идет индустриализация, когда таким быстрым темпом идет колхозное движение. Мне кажется, что важно поговорить о тех задачах, которые сейчас встают в области просвещения перед национальными областями и республиками. Мне бы хотелось провести параллель между той борьбой, которая идет сейчас в этих областях, и той борьбой, которую вела наша партия в первый период, когда только начиналась организованная борьба рабочего класса. С самых первых своих шагов партия подчеркивала, что борьба, которую начинает рабочий класс, касается не одних только рабочих, а касается всех трудящихся и будет идти против всего уклада. И вот с самого же начала встал вопрос о крестьянстве. Тов. Ленин, подходя к освещению этого вопроса, говорил, что крестьянство больше всего страдает от наследия старого, от пережитков крепостничества, и он в первых своих работах старался показать, как эти крепостнические пережитки и это общее угнетение помещиками всего крестьянства в целом, – как все это отражается на борьбе пролетариата и на всем строе нашей страны.

Первые произведения Владимира Ильича, касающиеся крестьянства, именно и имели целью дать картину закабаления крестьянства в целом, но тут же он указывал, что развитие капитализма ведет за собой расслоение крестьянства на различные слои, которые по существу разделяют крестьянство на часть, которая примыкает к буржуазии, – кулачество, и на часть, которая примыкает к пролетариату, – батрачество, бедноту, т. е. сельский пролетариат и полупролетариат. Борьбу с остатками крепостничества т. Ленин ставил в первую очередь. Имеется его статья «Пролетариат и крестьянство», писанная в 1905 г.; там он с полной откровенностью говорит, что сейчас борьба идет только против пережитков крепостничества, против царизма, что если пролетариат и победит в данную минуту, то крестьянство не может от этой победы ждать полного раскрепощения. Нужна будет дальнейшая борьба, борьба против капитализма, проникнувшего и в деревню. В этой статье Владимир Ильич говорил о том, что надо вывезти две телеги с мусором: одну телегу– с мусором пережитков крепостничества и вторую – с мусором капиталистическим. Мы начинаем с того, что вывозим сначала мусор закрепощения, чтобы развязать себе руки. Крестьянство не может надеяться на то, что от победы над царизмом, над крепостниками сразу будут изжиты нищета и угнетение.

Приблизительно такое положение мы имеем в национальных республиках и областях. Их всячески угнетал царизм. Мы знаем хорошо все безобразия великорусского шовинизма. И когда началась борьба в октябре 1917 г., то угнетенные национальности примкнули к этой борьбе, чтобы раскрепоститься, освободиться от этого угнетения своей национальности царизмом. Поэтому в целом ряде областей националы в целом примкнули к этой борьбе, особенно те из национальностей, где особенно сильны были пережитки старого докапиталистического уклада.

Надо сказать, что если по линии русской национальности с самых первых дней Октября очень ярко сказалась внутренняя классовая борьба, то мне кажется, что среди целого ряда национальностей внутренняя классовая борьба только сейчас ставится со всей остротой, она становится острее, чем когда бы то ни было. У нас особенно обостряется классовая борьба в деревне, борьба с кулачеством, и во многих национальных областях эта борьба только сейчас становится актуальной и ясной для масс крестьянства нацреспублик и областей, потому что вначале, после Октября, это классовое разделение в значительной степени затушевывалось тем обстоятельством, что в национальных областях и республиках были сильны в гораздо большей мере, чем в других районах, пережитки старого строя, – капитализм не охватил еще в то время ряда областей.

Если Ленин говорил, что мы имеем налицо пять общественных укладов, то среди нацменьшинств еще сохранились такие уклады, как, например, пережитки родового быта. Благодаря этому мы видим, что классовая рознь в некоторых из национальных республик замаскирована в гораздо большей степени, чем у нас. Мне приходилось разговаривать с товарищами из Башкирской республики по этому поводу, получать оттуда письма. В одном письме рассказывалось подробно, как сама стройка деревни, весь быт, все традиции затемняют классовую рознь, рассказывалось, какие методы употребляются более зажиточными слоями – кулачеством – для того, чтобы смазать, затушевать классовую рознь. Конечно, это относится не только к Башкирской республике.

Если мы будем говорить о восточных республиках, то мы увидим, что там сейчас и религия приспосабливается главным образом к тому, чтобы затушевать классовое различие и представить дело так, как будто есть очень много общего, связывающего бедняков и кулаков, предпринимателей и наемных рабочих. Тут усилия буржуазии и богатых слоев- направлены на то, чтобы затушевать всячески классовую рознь.

Я считаю себя недостаточно осведомленной в этой области, но мне кажется, что сейчас одна из основных задач, стоящих перед нацреспубликами и областями, заключается во вскрытии классовой розни, чтобы было понятно для каждого бедняка, для каждого батрака, в чем именно различие интересов, в чем заключается противоположность интересов, потому что если у нас, в центре советских республик, это уже ясно широким массам, то я боюсь, что широким массам национальных республик это ясно не до конца. Конечно, здесь нельзя провести общую мерку, нельзя сказать, что везде, во всех национальных областях, дело обстоит одинаково: есть на Востоке такие республики, где и раньше остро велась классовая борьба. Это как раз очень важно в области культурной и идеологической работы. Нужно вскрывать классовую рознь как можно шире. Недавно, например, встал вопрос относительно того, как подойти к агитации против уразы и байрама. Сейчас новые реформисты в области представительства религии ислама – муллы – особенно проповедуют благодеяние богатых по отношению к бедным, особенно проповедуют необходимость того, чтобы богатые по праздникам кормили бедных. Что это значит? Это значит – вербовка подкулачников, это значит – затушевывание классовой розни, и это затушевывание в рамках национальной борьбы должно особенно беспощадно вскрываться. Религия – это, конечно, только кусочек. Но когда мы говорим о жизни кочевых народов – самоедов и т. д., – нам важно агитировать не просто за то, чтобы они мыли руки, меняли рубахи и т. д., а важно, чтобы в красных юртах освещался вопрос о классовом расслоении.

В русской деревне мы более или менее знаем, кто такой середняк, бедняк, кулак, а когда дело касается киргизов, калмыков, где еще есть пережитки родового быта, там в этих вопросах гораздо труднее разобраться, и они должны быть поставлены со всей четкостью.

Когда начиналась борьба, то тогда думали, что будет ее вести пролетариат более передовых в промышленном отношении стран, а мы – страна отсталая, мы только будем идти следом за другими странами. Жизнь показала, что историческая обстановка сложилась так, что на первый план выдвинулась наша страна. Особенность ленинизма заключается в том, что мы, беря общую установку, которая была дана Марксом и Энгельсом, стараемся применить ее к конкретным условиям. Благодаря этому удалось победить. Я думаю, что учет всех конкретных условий, конкретных особенностей важно проводить и в нацменьшинских областях. Студенчество из нацреспублик и национальных областей должно особенно ярко осознать свои задачи в области изучения своего края, своего уклада, потому что необходимо все конкретные особенности классовых отношений и противоречия классовых интересов вполне выявить для того, чтобы нащупать правильные методы борьбы. Мы ставим перед страной задачу догнать в промышленном и культурном отношениях капиталистические страны, и не только догнать, но и перегнать. По-моему, эта задача догнать и перегнать стоит тоже и перед нацреспубликами. Важно, изучив особенности своего края, прошлое своего народа, широко развить борьбу за уничтожение всех пережитков старого уклада и вопрос этот поставить ясно и четко. Чрезвычайно важно повести соответствующую пропаганду и агитацию среди населения.

Надо сказать, что более зажиточные слои обычно знают русский язык, они знают всю историю борьбы, которая происходила в нашей стране, и они могут для своих целей использовать историю этой борьбы. Слои, которые ближе всего сейчас к пролетариату в деревне, – это слои бедняцко-батрацкие. Эти слои в национальных республиках меньше знают русский язык и русский опыт, чем другие слои населения. Если же вы посмотрите книги, которые издаются на национальных языках, то надо сказать, что размах и характер издательств иногда внушают большие опасения. Издаются книги, в которых красной нитью не проходит линия классовой борьбы, издаются книги, как, например, переводные книги, без тех примечаний, которые необходимы, которые ориентировались бы на условия жизни и борьбы в нацреспубликах. Ликвидация элементарной неграмотности идет тоже слишком медленными тагами, а между тем надо культурно поднять наиболее близкие к Советской власти слои бедняцко-батрацко-середняцкие. Надо вооружить их веем опытом борьбы, борьбы бедняков, которая продолжается и сейчас, и после Октября, и которая именно сейчас особенно должна быть выпячена и обострена.

Если наша страна, начиная свою борьбу, не могла опереться на непосредственную помощь пролетариата других стран, потому что в буржуазных странах пролетариат нигде не стоял у власти, то в этом отношении в нацреспубликах положение другое, потому что национальные республики могут найти непосредственную опору в Советской власти. Если у нацреспублик, у отсталых народов не было еще опыта в отношении этой борьбы, то надо сказать, что опыт нашей страны, сумевшей взять власть в свои руки и развернуть социалистическую стройку, – этот опыт уже является конкретным опытом, на котором массы национальных республик могут многому научиться.

Ленин в 1905 г. говорил, что даже если земля будет обобществлена, то это еще ничего не значит. Надо, чтобы обобществлен был и капитал. Только тогда можно ждать, что массы избавятся от нищеты. Он противопоставлял эту. точку зрения точке зрения народников, которые считали, что если земля будет социализирована, то этим дело и кончится. Ленин и наша партия со всей четкостью ставили вопрос о том, что этого мало. Мы видим, что в Октябре земля действительно была социализирована. Она стала достоянием всей страны и перестала быть частной собственностью. Борьба же за выкорчевывание корней капитала гораздо сложнее, и сейчас, 12 лет спустя после Октября, мы должны сказать, что по части выкорчевывания корней мы сильно продвинулись вперед и сейчас стержень уже вырван, остается вырвать мелкие корешки.

Наряду с социализацией земли идет и социализация других общественных средств производства – социализация капитала и т. д. Сейчас мы все ближе и ближе подходим к социализму, и в этот момент особенно важно идти сплоченным, единым фронтом. Поэтому мне кажется, что сейчас перед нацреспубликами особенно остро стоит вопрос о правильной постановке агитации и пропаганды. Необходимо поставить ясно вопрос о перспективах борьбы и показать батраку, бедняку и середняку, что выход для них только в коллективизации, показать им на живом примере, по какому пути и как мы идем. Сейчас этот пример стал уже гораздо более убедительным, потому что мы можем не на словах, а па деле показать им наш путь. Пример какой-нибудь образцовой коммуны, где правильно налажен коллективный труд и где жизнь складывается по-новому, – такой пример чрезвычайно убедителен. Недавно я получила письмо из Киргизии от одного товарища, который спрашивает, куда и как можно устроить экскурсию в показательную коммуну. Мне лично думается, что сейчас постановка таких экскурсий для наглядного показа чрезвычайно важна.

Для того чтобы экскурсия могла достигнуть своей цели, ее нужно тщательным образом подготовить, надо в предварительных беседах выяснить, что может помешать восприятию опыта, надо подготовить восприятие этого опыта. Затем также важно обсуждение вопросов о том, как все виденное претворить в жизнь.

Как обстоит вопрос со школами.? Если мы возьмем техникумы, если мы возьмем школы крестьянской молодежи, вообще школы более высокого типа, то мы увидим, как жизнь захватывает их. Благодаря тому, что наш организатор школ крестьянской молодежи т. Руднев обладает организаторскими способностями и умеет направлять экскурсии школ крестьянской молодежи и преподавателей ШКМ, всегда наглядно можно видеть, как окружающая жизнь влияет на подрастающее поколение. Я думаю, что на эту молодежь, на колхозную молодежь, на комсомол, на школы II ступени нужно обратить в нацреспубликах особенное внимание.

Затем относительно женской части населения. Тут вопрос особенно тяжел в целом ряде национальных областей. О трудностях не приходится говорить – мы все их знаем. Но вот что меня удивило. Как-то в прошлом году, в связи с женской конференцией, которая проводилась с представительницами из национальных областей и республик, мне пришлось говорить на эту тему со студентами КУТВ (Коммунистического университета трудящихся Востока. – Ред.), и особенно поразило меня то, что этот вопрос прорабатывался только с женской частью учащихся и студентов. Студенты в целом оказались не втянутыми в этот вопрос; конечно, они в общих чертах знают о женском движении, но практически преподаватели не разговаривали с ними на эту тему. Работа с женщинами считалась не их работой, а между тем мы знаем, как тяжело обстоит этот вопрос в нацреспубликах, как тут только совместными усилиями и мужской и женской части сознательного населения можно покончить с пережитками старого уклада. Если говорить о пережитках старого уклада, то паранджа является одним из ярких примеров, затемняющих классовую борьбу. Если население мало сознательно, если население не сагитировано, то это бьет на руку зажиточным слоям и бедняки не борются против пережитков старого. Вся сознательная часть комсомола, не говоря уже о партийцах, должна дружными рядами и дружным фронтом выступать по этим вопросам, и не только теоретически, но и практически. Раскрепощенная женщина является обыкновенно борцом за новый строй. Сейчас та громадная стройка, которая происходит во всей стране, – стройка на хозяйственном фронте, – захватывает национальные области, она чрезвычайно облегчает ломку старого. Создается новая база, которая старую базу оттесняет. Если мы говорим, что хозяйственная стройка–это главное, а культурная – это надстройка, то нужно отдать себе отчет в том, что надстройку тоже необходимо строить и само слово «надстройка» включает понятие строительства, и поэтому тот, кто думает, что вот мы вспашем поле, засеем зерно, уберем хлеб – и все, глубоко ошибается. Надстройку строить необходимо и в области культурной, тщательно продумывать, какими руками строить, в каком направлении и из какого материала. Все эти вопросы стоят сейчас с чрезвычайной остротой, – с большей остротой, чем когда бы то ни было.

В заключение я хотела бы сказать пару слов о западных национальных областях. Там дело обстоит иначе. Там другие трудности, там очень сильно влияние буржуазной печати, печати капиталистической, которая всячески проникает в разных формах, и в пережитках старого сказывается чрезвычайно сильно. Тут нужен другой тип борьбы, тут надо особенно заострить всю борьбу по всем областям, которую приходится вести с пережитками капитализма наиболее старых формаций и наиболее старых укладов. Надо четко вести борьбу с капиталистическим миром – и особенно важно учитывать влияние западно-экономическое – и быть по отношению к нему достаточно настороже. Дело в том, что современная буржуазия еще больше, чем мы видим это у реформистов, старается втереть очки. Мы видим, как в области педагогической буржуазия очень талантливо приспособляется к новым условиям, как при помощи своих школ старается затемнить сознание. Мы видим сейчас обостряющуюся борьбу на Западе, мы видим, что на Западе классовая борьба становится все острее, что многие вопросы ставятся глубже, чем ставились за последние годы, и тут надо внимательно следить за этим, быть чрезвычайно осторожными, чтобы буржуазное влияние не осталось как-нибудь без отпора. Эта задача стоит перед польской национальностью, еврейской и другими, близлежащими к Западу.

Позвольте в заключение выразить надежду, что наши национальные республики и национальные области догонят и перегонят в культурном отношении не только буржуазные страны, но догонят и всю Советскую республику в целом и что общими усилиями всех национальностей мы сможем дать отпор умирающему капитализму и добиться социализма в кратчайшие сроки.

То, что мы сейчас подходим к социализму, это мы чувствуем на каждом шагу. Каждый из нас сознает все трудности, которые перед нами стоят, и никакого комчванства тут нет, но характерно то, что сейчас на рабочих собраниях и на собраниях в колхозах поступает масса записок на тему о том, что такое социализм и каков будет труд при социализме. Наблюдается особый интерес к конкретному социализму. Иногда в записках, которые поступают на собраниях в колхозах, спрашивают про организацию труда при социализме и говорят, что у нас иногда так бывает, что мы что-нибудь начнем, но не кончим, а при социализме этого не должно быть, т. е. там все должно быть обдумано и доведено до конца. Жизнь ставит перед нами задачи о социализме в конкретной форме, и таких задач в целом ряде областей с каждым днем будет ставиться все больше и больше. Дело в том, что социалистический уклад меньше всего мирится с теми традиционными перегородками, которые имеются в среде национальностей. Конечно, я не говорю о том, что все национальное стирается. Тут важно укрепление положительных сторон – национальных положительных сторон, – которые развиваются на основе пережитой истории, но тут также важно и то, чтобы те искусственные перегородки, которые были созданы старым феодальным укладом, которые были созданы капиталистическим строем, – чтобы они были уничтожены.


Дата добавления: 2015-08-05; просмотров: 4; Нарушение авторских прав







lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2021 год. (0.014 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты