Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



Глава 6. Что-то настораживало его в этой, подозрительно длительной, радости Лины.

Читайте также:
  1. Акцизы. (Глава 22).
  2. Вводная глава
  3. Водный налог (глава 25.2).
  4. Вопрос 14. Изменение и расторжение договора (глава 29, ст. 450— 453 ГК РФ).
  5. Вопрос 2.11 Глава государства. Президент РФ в системе государственного управления.
  6. Вопрос № 31. Глава муниципального образования: понятие, порядок замещения должности, основные полномочия, взаимоотношения с другими органами местного самоуправления.
  7. Вопрос. Глава местной администрации общая характеристика. Порядок замещения должности глава местной администрации.
  8. Вторая глава
  9. Глава ͺ1. ͺОбщественная ͺопасность ͺмошенничества
  10. Глава ͺ2. ͺРазвитие ͺзаконодательства ͺпо ͺборьбе ͺс ͺмошенничеством

 

Что-то настораживало его в этой, подозрительно длительной, радости Лины.

Валентин внимательно присматривался к девушке, наблюдая, как она, весело напевая себе под нос, готовит кофе. Вроде бы, ему полагалось быть довольным. Уже очень давно ее светлый период не длился такое количество дней подряд. Но, именно потому - это и напрягало. Не привык Валик, что все так долго может быть хорошо.

Не бывало так у них.

Хотя, может, это из-за свадьбы? Какая девушка не хочет выйти замуж? Да, любая, наверное, мечтает об этом. Зря он раньше не додумался предложить ей это. Может быть, она не чувствовала уверенности в своем будущем, и оттого так и бесилась?

Была такая вероятность.

Валентин вытянул сигарету, и щелкнул зажигалкой. Лина обернулась, неодобрительно покачала головой, но, вопреки всем привычкам и ожиданиям, улыбнулась. Не было укоров и лекций о возможной язве после курения на голодный желудок.

Как ни рациональны и вероятны были его рассуждения, Валентин ощущал, что все сильнее начинает беспокоиться. Что-то было не так. Только что? И в какой мере?

И разобраться, времени толком нет, этот дурацкий проект все его внимание забирает. Зато, когда они его закончат, а они обязательно вложатся и в сроки, и в требования - у них появится больше клиентов, да и репутация повысится. И вот тогда, Валентин, лично, будет уделять гораздо больше времени Лине, а работать будут помощники. Не зря же он их нанимал, в конце концов. Хорошо, что у нее через две недели практика начнется, будет все время рядом. Мужчине так гораздо спокойнее будет. Отпадут тревоги и размышления. Не будет нужды волноваться, не впала ли она, вновь, в депрессию, пока его рядом нет, чтобы от глупостей уберечь.

Или еще от чего-то… или кого-то… Змейка ревности подняла голову в душе, но Валик подавил это чувство, у него не было никакой причины, только постоянное опасение.

Пока Валик размышлял, докуривая сигарету, девушка поставила на стол завтрак.

Валентин протянул руку, обхватывая Лину за талию, и притягивая к себе на колени.

- Может, пообедаем вместе, Лина? Я выкрою час. А то, совсем мало времени с тобой провожу сейчас. - Мужчина крепче обнял ее, утыкаясь в шею.

- Я с Леной договорилась, Валик. Она уезжает завтра. Мы хотели поболтать. - Лина немного расстроено закусила губу. - Или ты против?



Валентин вздохнул. Как бы там ни было, что бы его не грызло, Валик не хотел, чтобы Лина опять начинала грустить из-за мелочей.

- Да нет, не против. - Он потянулся к своей чашке, отпивая глоток. - Встречайся с ней, зато потом, ты будешь только моя. - Проговорил мужчина, поворачивая ее лицо к себе и настойчиво целуя в губы. - Правда?

Мужчина внимательно вглядывался в ее голубые глаза, и ему показалось, что там мелькнула тень, несогласие. Лина напряглась. Но тут же расслабилась, откидываясь на него. А вот Валик настороженно замер.

- Правда. - Тихонько проговорила она, отворачиваясь.

- Вот и хорошо. - Кивнул Валентин, ощущая в душе нечто, очень напоминающее страх и неуверенность. И вновь, подозрение…

 

* * *

Она не лгала, когда говорила, что собирается встречаться с Леной. Они договорились с подругой еще накануне днем. И нежелание отменять встречу было вовсе не в том, что, возможно, и сегодня она сможет поговорить с Димой. Конечно же нет, убеждала Лина саму себя. Они, ведь, не договаривались о встречах или чем-то подобном. И, вполне вероятно, что мужчина вовсе не появится.



Девушка знала, краем сознания, что обманывает себя, но не желала заглядывать в тот уголок своей души, в котором пряталась правда - она с огромным нетерпением ждала встреч с ним. Так, что сердце начинало колотиться с самого утра и руки мелко дрожали. И все время смеяться хотелось. В чем была причина такой реакции, она еще не решила, да и не задумывалась особо, храня хрупкое душевное равновесие.

Но нет, Лина не будет сейчас думать об этом. Если, вдруг, Дима придет - девушка будет рада с ним пообщаться. Но вовсе не ждет этих, ставших такими привычными и нужными, встреч. И совсем не будет слушать свой внутренний голос, который усмехался над ее самоубеждениями.

Теперь они всегда садились за один столик. Кто бы из них не приходил первым, второй подсаживался к нему. Каждый раз за эти три дня.

С Дмитрием было легко. Ему Лина могла свободно рассказать о своей работе, о том, как все здорово, ново и необычно. А мужчина улыбался, и с легкой насмешкой признавался, что никогда бы не подумал, что секретарь - настолько занимательная профессия. Лина признавала его право на сомнения и, даже соглашалась, но все равно, не могла не радоваться. А вчера, Дмитрий рассказал ей о своей новой идее, и поинтересовался мнением девушки.

Лина, поначалу, немного растерялась. Ей не было привычно выступать в роли советчика. Кому она могла советовать? Валентин никогда не спрашивал ее мнения, просто сообщал о том, что уже сделал, не ожидая одобрения или недовольства.

Мужчина не считал, что есть необходимость в совместном обсуждении. Он был непререкаемым главой и неоспоримым авторитетом в их паре.

А Дима, чужой, в общем-то, человек, спросил, что она думает о его проекте. Это было так приятно. Они практически весь час, который был у обоих в запасе, провели в обсуждении различных вариантов и возможностей. И, впервые в жизни, Лина ощутила, что она интересна кому-то не только, как объект постоянного желания или предмет владения, но и как человек со своим мнением и взглядом на жизнь. Дмитрий так внимательно слушал ее, так пристально смотрел своими карими глазами, что Лина тушевалась и замолкала на полуслове, ощущая, как щеки начинают краснеть. Хоть и не было для этого никакой причины.

А когда он вызвался проводить ее до офиса, и у двери, словно мимоходом, наклонился, легко целуя в щеку - девушка не поверила сама себе. Так и замерла, смотря на мужчину распахнутыми глазами. И он смотрел на нее, вглядывался в глаза, но не сказал ничего. Улыбнулся, кивнул на прощание, и пошел к своей машине. А Лина все стояла, осознавая, что что-то упустила в этом мире. Что-то, что понуждало ее хотеть ощутить поцелуй этого мужчины на своих губах. И не было страха, не было ужаса, а только то, о чем ей совсем не стоило думать, вертя на пальце кольцо Валентина.

Это было новое, тревожащее ощущение. Заставляющее хотеть чего-то большего от жизни. Того, на что Лина не имела права рассчитывать. Вынуждающее ее коситься на Валика, впервые в жизни ощущая в душе ростки сомнения и раздражение от чувства безысходности…

Случайный прохожий задел девушку плечом, вырывая Лину из мыслей и воспоминаний.

Тело уже отреагировало на это касание, сжавшись и начав дрожать от беспричинного страха. Сердце гулко стучало в груди, заставляя ощущать удары пульса. Хотелось бежать, неважно куда. Главное, далеко, спрятаться, исчезнуть. Лина глубоко вздохнула, прогоняя панику, пытаясь вернуть контроль над собой. Победить непослушное тело.

О чем она только думает? Вот она - ее истинная жизнь и правда существования.

Страх, паника, неспособность контролировать себя. Сумасшествие. Не было у Лины способа убежать от этого. Не могла девушка изменить свое прошлое, как ни хотелось бы. А значит, и на будущее повлиять - не в ее силах. И, сжимая руку в кулачок, ощущая массивное кольцо, Лина точно знала, каким оно будет, ее будущее.

Только, отчего эта тоска накатывает, ведь у девушки никогда не было сомнений в грядущем? Отчего же теперь, они закрадываются в ее душу, теребя и лишая покоя и уверенности. Давая ложную иллюзию. Нет у нее выбора, а тот, который был, она уже давно сделала.

Еще раз вздохнув, Лина направилась в сторону работы.

 

* * *

- Вот, там ничего не поменялось. Только фикус новый мне Сашка подарил. Не забудешь поливать? - Лена вопросительно посмотрела на подругу, подвигая к ней по столику ключи.

Но Лина не обратила никакого внимания на слова девушки. Казалось, что она даже не слышала, что та, только что, сказала. Ее внимание все это время было рассредоточено. Или, если бы Лена подумала, то сказала бы, что наоборот, сосредоточено на чем-то, совсем ином, нежели ее скромная персона. Лина постоянно смотрела по сторонам и, то и дело, кидала взгляд на часы. Лена совсем не понимала, что происходит. Не то, чтобы поведение Лины всегда было нормальным и понятным, но сейчас, в подруге присутствовала какая-то нервозность и неуверенность. Однако настроение казалось хорошим. Даже очень.

- Лина, что случилось?

Та подняла голову, непонимающе посмотрев на Лену.

- Что? Да нет, ничего. - Рассеяно отмахнулась подруга, вновь кидая взгляд в сторону. - Знаешь, мне Валик предложение сделал. - Как-то невыразительно проговорила она, оборачиваясь к Лене. - Вот, кольцо подарил.

- Лина, ключи возьми. - Лена кивнула на связку с ярким брелоком, а сама поймала руку подруги, начав вертеть тонкую кисть, рассматривая подарок и не обращая внимания на то, что Лина скривилась и дернулась, пытаясь освободиться. - А ты его, как я понимаю, приняла? - Неодобрительно произнесла она, наконец. - Нет, ты ничего не подумай. Я многое могу понять. Да и кольцо, явно дорогое. И он, определенно, не бедный. Но…- Лена повернула руку подруги так, что стали видны свежие, приличных размеров, синяки, и вопросительно вздернула бровь, глядя в глаза девушки. - Ты уверена, Лин? Ты не похожа на счастливую невесту. И что это за манера обращаться с тобой? - Недовольно нахмурилась она. - Ты такое всю жизнь терпеть собираешься?

- Лена, ты очень многого не знаешь о моей ситуации, и жизни, вообще. Да и не надо оно тебе, если честно. У тебя своих забот, вон сколько. А у меня не было особого выбора, принимать или не принимать этого предложения. - Неожиданно, даже для себя, горько вздохнула Лина, впервые сообщая ей такие подробности о своей жизни. - А такое… словно по-другому у многих бывает. - Поджала губы подруга и, смутившись, вновь попыталась забрать руку.

- Вообще, Лина, у многих совсем по-другому. - Многозначительно ответила девушка и ослабила свой захват.

Но, стоило Лене выпустить кисть, как ее перехватил незамеченный подругами, Дмитрий. Мужчина едва подошел к их столику, и тут же вмешался в происходящие события. Он наклонился к сестре, целуя удивленную его появлением Лену в щеку, продолжая держать руку Лины, которая, как отметила про себя подруга, от чего-то, совершенно перестала вырываться, в противоположность последним минутам, когда с явным трудом терпела ее прикосновение.

Лина так потерялась в своем смятении и ощущениях, что едва смогла пробормотать негромкое "Привет", разом растеряв всю привычную уверенность и легкость их общения. Сложно было сохранять невозмутимость, когда сердце, в который раз за день, бешено стучало, только уже не от страха, а от ощущения его касания.

А мужчина внимательно рассматривал синяки, полностью игнорируя кольцо. Хмыкнул.

Нежно провел пальцами, словно хотел этим убрать следы с ее кожи. Задержался на месте, где лихорадочно стучал ее пульс, выдавая девушку с головой, и легонько потер чувствительную кожу подушечкой большого пальца. Но его лицо оставалось бесстрастным, только губы поджались сильнее.

Дима ответил на ее неуверенное приветствие, продолжая пристально оглядывать темнеющие отметины, а потом, что-то невнятно пробормотав, сел на свободный стул, неохотно освобождая руку девушки.

- Что? - Переспросила Лина, не услышавшая его замечания, в то время как Лена, округлившимися, от недоверия и изумления происходящим, глазами - смотрела на брата.

- Ничего, Лина. Это так, мысли вслух. - Легко улыбнулся ей Дмитрий. Вот только она видела, что глаза его совсем не улыбаются. И есть в них что-то такое, чего она раньше никогда там не видела. Настораживающее. Лина даже моргнула, словно не была уверена в своем зрении. Но Дима продолжал улыбаться, развеивая ее подозрения. - Извини, я опоздал, работы, как обычно, очень много. Как дела? - Невозмутимо произнес он, откидываясь на спинку стула и не обращая внимания на одинаково растерянных, пусть и по разным причинам, подруг.

- Ничего. - Мотнула головой она. - Все нормально.

Но ее тихий ответ был почти заглушен удивлением Лены.

- А ты что тут делаешь, Дима? - Сестра смотрела то на брата, то на растерявшуюся подругу, и ощущала, что нечто прошло мимо нее в общении этих двоих, только когда, спрашивается? - И что значит опоздал? Мы тебя ждали?

- Я надеюсь на это. - Улыбнулся мужчина, но Лена прекрасно видела, что веселья в брате нет и на грамм.- Это тоже, дверь? - Полностью игнорируя сестру, Дима смотрел только на Лину. Та усмехнулась, но невесело как-то, и кивнула головой.

- Дверь, только другая. - С иронией произнесла девушка.

Дмитрий достал пачку сигарет и закурил одну, глубоко затягиваясь.

- Интересные у тебя двери, Лина.

- Какие есть. - Девушка, определенно, не хотела развивать эту тему, не тогда, когда он был рядом. Она взяла свою чашку слегка трясущимися пальцами, и попыталась убежать от разговора, спрятавшись за ней. Повисла неловкая тишина.

Впервые за эти дни, Лина не знала, что стоит сказать Диме. И не понимала, почему ей, вообще, хочется что-то сказать, словно в попытки объяснить. Чтобы понял ее…

Бред! Она никогда никому ничего не объясняла в своей жизни. Даже Валентину. Так откуда это глупое желание? Девушка задумалась над своими чувствами, делая еще один глоток. Ее кредо было очень простым. Она никого не пускала в душу. Никогда не рассказывала о том, что у нее на сердце. И Валик, в конце концов, смирился, решив, что не это главное для него.

Но когда Лина была с Димой, ей хотелось рассказать многое, чтобы он ее понимал, не судил по внешнему виду, так, как все делали, не смотрел на внешнее поведение.

Нелепо…, но это абсурдное желание оставалось, заставляя ее упрямо сжимать губы, чтобы не наболтать лишнего.

 

* * *

Лена внимательно рассматривала разворачивающуюся перед ней картину. Она достаточно хорошо знала своего брата, чтобы видеть, насколько сильно он зол. Да и так… крепко, выражался он редко, а его фразу сестра, в отличие от подруги, расслышала прекрасно.

Но ей было совершенно непонятно, отчего это все происходило.

И то, что у ее лучшей подруги и брата, совершенно определенно, были свои общие недомолвки, которые читались в их недовольном, и несколько странном, переглядывание… казалось весьма интересным.

Не то, чтобы она не рассчитывала на их взаимный интерес, когда знакомила, но, Лена как-то пропустила дальнейшее развитие событий. И подумать только, ни Димка, ни Лина, даже не подумали сообщать ей, что явно встречались не только при ней, две недели назад. Вообще, если хорошенько поразмыслить над теми тремя фразами, которыми они обменялись - выходила очень интересная ситуация…

- Никто из вас ничего мне сказать не хочет? - Как можно невинней поинтересовалась Лена, с улыбкой оглядывая своих, весьма молчаливых, собеседников. За что, тут же, была награждена сердитыми взглядами со стороны обоих. - Ясно, молчу. - Постучав пальцами по столу, и не в силах терпеть это молчание, сопровождающееся пристальными взглядами брата в сторону Лины, и ее, вперенными в поверхность стола глазами, Лена опять попробовала завести разговор.

- Я вот, Лине ключи оставляю, чтобы она за моей квартирой присмотрела, пока меня не будет. На тебя, все равно, особо рассчитывать не приходиться. - Подколола девушка брата.

Димка только кивнул, не отводя задумчивого взгляда от Лины. Он, и правда, не был особо надежен в присмотре за цветами, они, как-то проверяли. В результате, Лене пришлось полностью заменить усохший "палисадник".

Мужчина хотел бы сказать что-то, и развеять неприятную атмосферу за столом, возникшую по его вине. Честно, хотел. Но, не мог. Вчера, долго размышляя над тем, что же его заставило, вопреки всякому здравому смыслу, все-таки поцеловать Лину, пусть и в щеку, Дима совершил для себя несколько открытий. Он начинал относиться к девушке гораздо серьезней, чем того позволяла ситуация, это раз.

Ему очень хотелось наплевать на все, и поцеловать ее в губы, серьезно поцеловать, обнимая и запуская пальцы в каштановые волосы, которые так сильно манили его, это два.

Даже сейчас, при мысли об этом, его взгляд, против всякой воли, метнулся к губам девушки, заставляя тело мужчины напрячься от желания прикоснуться к ним,… хотя бы пальцем, чтобы почувствовать тепло, проследить контур…

Димка сжал руку в кулак, до сих пор ощущая, как бился ее пульс под его рукой. И этого было много, больше, чем он должен был себе позволить, укорил Дмитрий сам себя.

Однако, помимо чисто физического притяжения, Лина настолько заинтересовала мужчину, что практически все его мысли в последние дни, так или иначе, были связаны с ней. Дмитрию было очень интересно общаться с девушкой, настолько, что он рискнул рассказать о своей идее с солнечными батареями, о которой думал в последние несколько недель, и даже спросил ее совета. И размышления Лины по этому поводу, не только не разочаровали Диму, а, даже наоборот, заставили подумать кое над чем, это три.

А минуту назад, глядя на темные синяки на ее запястье, он понял, что ему очень хочется объяснить этому Валентину, как следует обращаться с девушками, тем более, с такими хрупким, как Лина…

Он ревновал ее. Это было самым неожиданным, практически невероятным, открытием.

Димка в жизни никого не ревновал, ни единого раза. А тут, даже особо задумываться не пришлось, что же за злоба в душе появилась. Но не по отношения к Лине. Какое он имел право предъявлять ей претензии? Никакого. А вот негодовать на того, кто творит с ней такое - ему никто не посмел бы запретить. И настолько трудно было справиться с этим темным и неприятным желание влезть в драку с тем, кто причинял ей боль, что даже опасения появлялись.

Едва докурив одну сигарету, мужчина потянулся за второй, пытаясь привести свои разгулявшиеся чувства в норму. Его сестра о чем-то говорила, даже смогла втянуть в вымученный обмен фразами растерянную и смущенную его поведением Лину.

Димка чертыхнулся про себя. Он искренне сожалел, что расстроил ее. Спеша в это кафе сегодня, мужчина предвкушал удовольствие от общения с Линой, а вышло как-то, чертовски глупо и неудобно.

Мужчина попытался вникнуть в смысл их фраз, чтобы хоть немного исправить ситуацию. Будь они сами - он просто бы извинился пред девушкой, постарался бы перевести разговор на ее работу, мысли о которой всегда поднимали ей настроение.

Хотя, вот теперь, если задуматься, возникал другой вопрос - почему она так радовалась? Не ее ли это попытка вырваться, сделать что-то назло своему парню, который так очевидно довлел над Линой?

"Остановись, Дима", - одернул мужчина сам себя. Не стоило принимать желаемое за действительное. Для них всех лучше будет, если он станет трезво смотреть на ситуацию. Только, это было настолько сложно, учитывая, что, похоже, впервые в жизни, он готов был серьезно, по-настоящему серьезно, увлечься женщиной. Хотя, кого он обманывает? Готов… Да он уже полностью увлечен! А эта женщина - была не свободна. Он с силой вдавил окурок в пепельницу. Каким, чертовским и непонятным образом, все так получилось?

Дмитрий не знал ответа на этот вопрос. И, вряд ли, стоило надеяться, что кто-то сможет на него ответить. Мужчина тяжело вздохнул, продолжая в упор смотреть на Лину, которая, периодически, вопросительно вскидывала на него свои голубые глаза.

Девушка не понимала причины его поведения, и Дмитрий не мог осуждать ее. Он и сам не до конца понимал себя.

 

* * *

- Ты, все-таки, на месяц уезжаешь? - Лина старалась говорить спокойно, не выдавая дрожи в голосе. Она была так растеряна непонятным поведением Димы, что никак не могла сосредоточиться на том, о чем говорила Лена.

Что было не так? Почему Дима так смотрел на нее? Он был зол? Но от чего?

Лина тихонько вздохнула. Они никогда не обсуждали ни ее, ни его личную жизнь, находя новые, общие для обоих, темы и интересы в общении. Неужели, его реакция что-то значила?

Девушка ощутила, как сердце дрогнуло в груди, начиная биться в неровном ритме. И подумала о том, о чем не стоило даже в мечтах размышлять. Да и мечтать о таком - не стоило. Не было у нее ни права, ни повода.

Боже! О чем она, без пяти минут замужняя женщина, только думает?! Да, и при чем тут замужество, собственно говоря? Просто понимания того, кем был ее мужчина - было достаточно, чтобы отбить желание смотреть в другую сторону. Лина вполне могла представить себе, как отреагировал бы Валентин, доведись ему узнать о мятущихся чувствах девушки. Она могла бы навсегда попрощаться не то, что с работой, а с университетом, и, вообще, возможностью самостоятельно передвигаться по улицам на очень долгое время. И у Лины не было никакого козыря, чтобы противостоять Валику, ни физически, ни морально.

И все равно, в душе что-то, предательски, дрожало.

- Да нет, на три недели, если нам раньше не надоест. - Подруга старательно делала вид, что ей совсем безразлично все, происходящее за столом. Но Лина была очень рада, что ей надо скоро уходить, иначе, Лена бы спуску не дала, выпытывая все подробности. И кстати, ее перерыв, вероятнее всего, уже подходит к концу.

Лина бросила взгляд на часы Дмитрия, пропуская мимо ушей какую-то очередную реплику подруги, но ей было ничего не видно из-за солнечных бликов. Спросить время у него она не решилась, так и не разобравшись ни в себе, ни в Диме.

Собралась доставать телефон из сумочки, но мужчина, перехватив тот взгляд, произнес негромким голосом, лишь на минуту отрываясь от наблюдения за ее лицом:

- Без двадцати, Лина. - Он знал, что время было важно для нее.

Девушка благодарно кивнула, не решаясь посмотреть ему в глаза, и начала собираться.

- Извини, Лена, мне пора. - Сообщила она ничего не понимающей подруге.

- Как пора, Лина? - Девушка, в который раз за этот день, захлопала ресницами, вконец перестав ориентироваться в происходящем. - Да что у вас происходит, в конце-то концов?! - Возмутилась Лена, раздраженно откидываясь на спинку стула и гневно глядя на собеседников.

- Ничего. - Одномоментно ответили они и сами растерялись от такой синхронности, с улыбкой встречаясь глазами.

- Оно и видно. - Подвела итог Лена, окидывая обоих ироничным взглядом.

- Все, я побежала. - Лина подхватила со стола ключи от квартиры подруги, зная, что та ей обязательно позвонит. И не раз. Но поделать с этим было нечего, придется стерпеть или отключить телефон.

- Лина. - Дима поднялся со своего места, сохраняя при этом все тоже, странное, выражение на лице. - Я тебя провожу.

- Не надо, Дим, мне недалеко. - Попыталась отказаться Лина, хоть и хотела бы провести больше времени в его компании. Им так и не удалось нормально поговорить сегодня. Все, как-то совсем не так пошло, как хотелось бы девушке.

Но мужчина даже не обратил внимания на ее возражения, обходя столик и беря Лину за руку, легонько обхватывая ее ладошку. Поняв, что отрицательный ответ он не примет, та только пожала плечами и, махнув на прощание Лене, последовала за Димой. Если подруга и собиралась что-то сказать, они не предоставили ей такой возможности.

- Ты что, хотела меня там бросить на растерзание Лены? - С улыбкой проговорил Дима, стоило им выйти за пределы площадки. Он продолжал держать ее за руку, и Лина, уже совершенно забыв о том, почему, собственно говоря, она не должна этому радоваться, вовсю наслаждалась теплым и нежным касанием.

- О да, допрос был бы жестким. - Усмехнулась она, в ответ на его справедливое замечание.- Но, все еще впереди.

- Да я до сих пор ощущаю, что она прожигает дыру у меня в спине. Будет она нас терроризировать, тут ты права. Хорошо, что у нее поезд в пять, а телефон всегда отключить можно. - Мужчина подмигнул ей, когда они нырнули под тень и прохладу деревьев. Лина ничего не могла с собой поделать - широкая улыбка, словно приклеилась к губам, не желая подчиняться здравомыслию.

Работа Лины находилась совсем рядом. От кафе надо было только перейти дорогу и обойти здание, стоящее на проспекте, с торца, чтобы очутиться перед дверьми временного трудоустройства девушки. И они уже почти дошли. Это рождало внутри у Лины сожаление. Тем более что спешить-то ей, особо и некуда было, это она от Лены и ее расспросов убежать хотела, да от непонятного волнения, которое взгляд Димы будил. Но, мужчина, все равно за ней последовал, так что маневр ее не особо удался, усмехнулась девушка.

Внезапно, Дима замер, вынуждая и ее остановиться под одним из старых дубов, поскольку руку Лины он так и не отпустил по дороге.

- Лина. - Мужчина встал напротив, стараясь поймать взгляд девушки. - Извини меня.

Я не хотел ничего такого. Серьезно. Испортил тебе весь перерыв. Прости. - Димка тяжело вздохнул, тря лоб рукой и ероша, спадающие на него, темные волосы.

Лина улыбнулась. А внутри все замерло. Ей так хотелось дотронуться до его руки, остановить эти пальцы, не давая трогать пряди, которые так нравились ей. Они всегда придавали мужчине слегка растрепанный, бесшабашный вид. Только она никогда не разрешала себе думать об этом. Даже пришлось пальцы сжать, так, что ногти в ладони вонзились, хоть и были совсем коротко обрезаны. Да что же такое творится с нею, в самом деле? Но это внутри у нее бушевали чувства, а снаружи Лина очень старалась сохранить хоть видимость невозмутимости.

- Ладно, Дима. Все нормально. Не надо извиняться. - И все-таки, она не выдержала, поймала его пальцы своими, отводя от волос его руку, стараясь не смотреть, как его глаза в ее лицо впиваются. - У всех бывает плохое настроение, поверь мне, я знаю - Иронично усмехнулась Лина. - Какие-то проблемы на фирме, да?

Дима резко вздохнул, даже не пытаясь освободить свою ладонь от ее пальцев.

- Да, при чем тут фирма?! - Раздраженно бросил он, заставляя девушку удивленно округлить глаза. Ну вот, а теперь он, отчего недоволен, спрашивается?

- Черт! - Мужчина попытался глубоко вдохнуть, видя, что она не понимает его реакции. - Как ты терпишь такое, Лина? Зачем? - Дима осторожно обхватил ее запястье пальцами, нежно проводя по коже, поднося ее кисть к лицу Лины и указывая на синяки.

- Ты из-за этого расстроился? - Лина удивилась. Действительно, это было неожиданное открытие, но…- Я понимаю, что ты врач и тебя беспокоит мое здоровье. Однако, - девушка набрала воздуха в легкие, пытаясь найти слова, чтобы объяснить как-то, что это не самое страшное в ее жизни. Но слова не приходили, и Лина судорожно выдохнула, так и не сумев отгородиться от тепла, которое растекалось по ее руке от его нежных касаний.

- Да какое, чертовое значение, имеет то, что я врач?! - Дима старался подавить свои чувства, но у него не очень выходило. Стоять вот так, всего лишь в нескольких сантиметрах от нее - оказалось неожиданно серьезным испытанием. И это было тяжело, не поддаваться искушению. Настолько тяжело, что он, пожалуй, и не выдержит. Пальцы его второй руки, отпустили руку девушки, которая, все так же, мало понимая его слова и поведение, с недоумением смотрела Диме в глаза.

- Ты серьезно считаешь, что вот это, - он вновь погладил кисть Лины, заставляя ее глубоко дышать. - Что это расстроило меня по тому, что я врач? - Голос Димы перешел почти в шепот. Он так пристально смотрел в голубые глаза, что вполне мог не заметить, загорись рядом с ними дерево.

- А почему тогда? - Так же, переходя на шепот, выдохнула Лина, совсем потерявшись в его карих глазах и в том, что читала в их глубине.

Дима скривил губы, с трудом собираясь с мыслями. Как ей сказать? Что объяснить?

Да и стоит ли? Мужчина хмыкнул, понимая, что уже забывает обо всем, что казалось важным и значимым. О каких-то там принципах и нормах.

Он так и не смог удержаться, позволяя своим пальцам коснуться щеки Лины, в скользящей, нежной ласке.

Мужчина молчал, но касания говорили не хуже любых слов. И по ее глазам, по губе, которую девушка закусила, Дима видел, что Лина понимает то, о чем он так выразительно не говорил. Пальцы пробежались по ее скуле, и Дмитрий не удержался от соблазна, притягиваемый ее губами. Коснулся, обводя контур, понукая Лину перестать мучить их.

Девушка не имела сил отступить. И хотела бы, да ноги не слушались, а в голове было совсем пусто. Даже вечный страх и опасения ушли. Ничего не осталось, только желание, чтобы этот миг никогда не заканчивался. Только вот… это все было настолько неправильно.

- Дима. - Лина попыталась остановить его, но пальцы мужчины накрыли ее губы, не давая продолжить.

- Черт! - Почти с иронией выдохнул он, приближая свое лицо к ее. - Кажется, мне сейчас, опять, надо будет извиняться.

И Дмитрий накрыл губы Лины своими, заменяя прикосновение пальцев.

Он едва касался ее в, настолько нежной ласке, что Лине даже не верилось в вероятность такого касания. Дима не удерживал ее, давая возможность отстраниться, но девушке не хотелось этого. И, словно ощутив ее чувства, мужчина отпустил руку Лины, с тихим вздохом удовольствия, щекочущим ее полураскрытые губы, погружая свои пальцы в распущенные волосы девушки.

Это было нереально. Не могла она такого чувствовать. Невозможна была такая ласка, такая нежность. Не в этом мире. Не в этой жизни… не в ее жизни. Не по отношению к Лине. И все же… это было.

Лина несмело ответила на его касание, понимая, что не будет ей теперь покоя. Не сможет она жить так, как жила до этого мгновения, до ощущения его губ на своих.

Ее ноги дрожали, отказываясь держать девушку, вынуждая искать опору. Но, единственным, на кого она могла сейчас опереться - был Дмитрий.

С легким, едва слышным всхлипом, Лина прижалась к его груди, ощущая, как его руки гладят затылок, перебирая длинные локоны. И, все равно, практически не замечая ничего, кроме нежных, мягких, но таких уверенных движений губ Димы. Ее руки несмело коснулись его кожи, поднимаясь по шее, ощущая его тепло, чувствуя как бешено стучит пульс мужчины.

Зачем?

Зачем он это сделал? Зачем она позволяет ему?

Лина хотела ощутить его поцелуй, не так ли? Только вчера думала об этом. А теперь… теперь она жалела о том, что ее желание сбылось… и, в то же время, знала, что это стоило всего, что было в ее жизни.

Только, Господи, как же ей теперь жить дальше?

Дима продолжал целовать ее, так, словно пытаясь запомнить каждую черточку, каждый изгиб губ Лины своими губами. Его руки так и остались потерянными в ее волосах, рождая дрожь желания в теле. Она никогда бы не поверила в это, но… в чем уж тут сомневаться?

Наверное, прошло только несколько мгновений, но Лине казалось, что весь мир встал с ног на голову, а может быть, наоборот… возможно, это ее мир, наконец-то, принял верное положение?

И это осознание, заставило Лину, пусть и против самой своей сущности, попытаться отодвинуться от Димы.

Мужчина не удерживал. Он отпустил губы девушки, но прижался своим лбом к ее, с трудом дыша.

- Наверное, мне уже пора просить прощения, да? - Хрипло пробормотал Дмитрий с легкой усмешкой. - Только, я совсем не сожалею о том, что сделал.

Глубоко вздохнув, он нашел в себе силы выпустить Лину, заставил свои руки упасть.

Пусть они и сжимались теперь, ощущая опустошительное чувство нехватки чего-то важного.

Лина молчала, с таким же трудом, как и он, восстанавливая дыхание.

- Что же мы делаем, Дима? - Как-то растерянно спросила она, прижимая свои пальцы к губам, словно и ей не хватало его касания. Эта мысль чуть не заставила мужчину опять поцеловать Лину. Но Дмитрий сдержался, пусть и с огромным трудом, пусть и сжимая руки в кулаки до ломоты, до боли.

- Я не знаю, Лина. - Он не препятствовал ей, когда девушка сделала шаг назад, натыкаясь на ствол дуба в поисках опоры. Хотя, теперь, было очень сложно не ощущать ее тело рядом. Хотелось убрать это расстояние.

Что с ним творится? Дима не знал. Он не думал, что хоть когда-нибудь в жизни испытает такое… огромное… желание к кому-то. Но дело было ведь не только в желании, и в этом была вся проблема. Дмитрий прекрасно понимал это. Надо было отойти. Надо было позволить Лине сделать шаг назад. Ему стоило подумать еще, понять, что он делает, и для чего. На что толкает себя и эту девушку. Чего он хочет?

И ей, стоило дать время подумать.

- Прости. - Все-таки, негромко произнес он. - Прости, Лина.

Но та только покачала головой, заставляя мужчину теряться в сомнениях. То ли и она не сожалела о том, что случилось только что, то ли не желала принимать его извинения.

Резко развернувшись, чтобы не поцеловать ее вновь, Дима пошел к своей машине, не оборачиваясь назад, серьезно ругаясь про себя.

 


Дата добавления: 2015-08-05; просмотров: 5; Нарушение авторских прав


<== предыдущая лекция | следующая лекция ==>
Глава 5. Валентин забрал ее с парковки студенческого городка, куда Лина вернулась перед тем, как звонить ему | Глава 7. Валентин глубоко вздохнул и повернул ключ
lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2019 год. (0.038 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты