Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



Организация пожарного дела в России в XVIII в.




Читайте также:
  1. A XVIII 1 страница
  2. A XVIII 2 страница
  3. A XVIII 3 страница
  4. A XVIII 4 страница
  5. A) Правила организация передачи данных в сети
  6. I. СОЗДАНИЕ И РАЗВИТИЕ СПЕЦИАЛИЗИРОВАННЫХ ПОЛИЦЕЙСКИХ ОРГАНОВ РОССИИ В ХVIII ВЕКЕ
  7. III. Медицинская психология; лечение психических расстройств; организация психиатрической помощи.
  8. III. Организация работы с родителями
  9. PR в государственных структурах и ведомствах. PR в финансовой сфере. PR в коммерческих организациях социальной сферы (культуры, спорта, образования, здравоохранения)
  10. SCADA-система. ОРС. Организация взаимодействия с контроллерами.

 

Новое развитие дело борьбы с огнем получило при Петре I. Первоначально охрана от пожаров Санкт-Петербурга была воз­ложена на городских жителей. Исключение составляли «особы знатные», выставлявшие вместо себя дворовых людей. Такая поста­новка дела была характерна для всей России. Пожарную повинность несло даже духовенство. Только в 1736 году по ходатайству Синода священнослужители были освобождены от нарядов в полицейские ночные караулы, «дабы в церковной службе остановки не было», но участие в тушении пожаров и для них осталось обязательным.

Устанавливая порядок ночного караула, Петр I предписывал: «надлежит для воров какое-нибудь ружье, а для пожаров иметь: ведра, топоры, войлочные щиты, деревянные трубы (насосы - В.Т.), а в некоторых сборных местах крюки и парусы и большие водоливные трубы, и чтоб караульщики по ночам ходили по улицам с трещотками, как обычно в других странах».

Грандиозный пожар 1710 года, уничтоживший в одну ночь Гости­ный двор, заставил ускорить строительство в городе карауленсоскладами водоливных труб. Для извещения о пожаре был сформи­рован отряд барабанщиков, который обходил ближайшие к пожару улицы и бил тревогу.

С созданием в 1711 году взамен стрелецкого войска регулярных полков последние стали привлекаться в помощь населению при ту­шении пожаров. Эта мера была закреплена законодательно указом Петра I «О неукоснительном прибытии войск на пожары». Для осна­щения гарнизонов были выделены необходимые инструменты. Ру­ководство тушением пожаров возлагалось на воинского начальника. Известно также, что Петр I лично принимал участие в борьбе с ог­нем, причем «его царское величество прибывает обычно на пожары первым». Руководителем всей пожарной охраны был назначен князь Троекуров.

Особым вниманием Петра пользовался флот. Царь собственно­ручно писал указы и распоряжения, относящиеся к противопожар­ной защите кораблей. 13 ноября 1718 г. вышел указ о постройке плашкоутов и установке на них насосов. В гавани было размещено шесть насосов с рукавами (новейшей конструкции). По штагу на верфях полагалось иметь пять больших и десять малых крюков, столько же вил, семь парусин и пятьдесят щитов. Причем для охра­ны судостроительных верфей и портовых сооружений через каждые 40 м. ставили лестницу и две бочки с водой. Все типы кораблей снаб­жались необходимыми инструментами. На двухпалубных судах по­лагалось иметь в наличии 12 пожарных ведер, столько же топоров и швабр, а на трехпалубных - по 18 единиц каждого наименования.



В 1718 году в Петербурге учреждается должность генерал-полицмейстера. Непосредственно в его подчинение входит кан­целярия, которая ведает осуществлением противопожарных ме­роприятий. В Москве подобная канцелярия была организована в 1722 году. Главным органом уездной администрации и полиции в то время был нижний земский суд, возглавляемый исправни­ком. В задачу этого органа также входило принятие противопо­жарных мер. В течение XVIII века эти канцелярии назывались по-разному - пожарная контора, пожарная экспедиция.

В 1722 году в Адмиралтействе учреждается особая пожарная команда, работающая в две смены. Основу ее составляли рабо­чие. Первая смена после окончания работы уходила домой, а вторая ночевала в Адмиралтействе. Если пожар возникал в при­мыкающих к нему мастерских, то советник, отвечающий за по­жарную безопасность, снаряжал на помощь только треть коман­ды, а сам с остальными оставался внутри здания. Членам по­жарной команды при пожарах помогали также и другие рабо­чие, мастеровые, матросы, причем четвертая часть всех собрав­шихся людей с инструментами сосредоточивалась у главного здания. После крупных пожаров в городах Переяславле, Волхо­ве, Москве в 1737 году были приняты дополнительные меры по охране от пожаров. В городах созданы особые патрули и карау­лы из воинских подразделений, которые существовали до 1762 года. В тех городах, где военные гарнизоны отсутствовали, по­добные патрули формировались из чиновников.



По-прежнему действовал указ Петра I об участии войск в туше­нии пожаров. В нем был лишь несколько изменен порядок сбора по тревоге. С 1739 года солдаты были обязаны бежать на пожар с того места, где их застанет сигнал тревоги (ранее они искали рот­ного командира, а затем отправлялись к месту загорания).

Для обеспечения полков пожарной техникой был осуществ­лен учет имеющихся в них инструментов, а в 1740 году Сенат утвердил их положенность. Каждый полк оснащался большой заливной трубой, чаном для воды и парусиной. В батальонах имелись вилы, лестницы, большой крюк с цепью. Рота оснаща­лась 25 топорами, ведрами, щитом, лопатами, четырьмя ручны­ми трубами, двумя малыми крюками. Для перевозки инструмен­тов выделялось шесть лошадей. В случае пожара с каждой роты отправлялась половина личного состава с инструментами и один барабанщик от полка. Другая половина роты находилась в готовности на полковом дворе.

Для оценки обстановки с пожарами в России с 1737 года все сведения о пожарах стали направляться в правительственные органы. Сенату последовало указание «впредь, тотчас же по получении рапортов о пожаре, снимать с них копии и подавать их немедленно в Кабинет». Военные и штатс-конторы требовали присылать «верные описи того, что осталось, что сгорело», ко­торые затем также пересылались в Сенат.

Учитывая возможность распространения пожаров при ветре­ной погоде, в тактику борьбы с огнем вносятся некоторые изме­нения. Особое внимание уделяется складским помещениям, на­ходящимся в районе пожара. Например, весь имевшийся в Мос­кве порох, торговлю которым вели казенные магазины, перевозится за город. При возникновении пожара в окрестностях такого хра­нилища к нему в обязательном порядке высылались воинские подразделения с необходимыми инструментами и несли здесь дежурство до полного подавления огня.

В 1747 году пожарной техникой оснащаются все правительст­венные учреждения. Для предупреждения пожаров в Сенате, Синоде, коллегиях и канцеляриях на чердачных помещениях ус­танавливают посты, дежурство на которых несли солдаты. Уста­навливалось, что Синод, коллегии оснащались двумя большими заливными трубами, десятью ручными трубами, 20-ю ведрами и кадками. В Сенате имелся большой насос с рукавами, большая заливная труба и ведра. Средства для этого выделялись из Штатс-конторы.

Эти меры, несомненно, повышали степень готовности борьбы с огнем, однако по-прежнему при созданных пожар­ных обозах не было постоянного и определенного штата слу­жителей. Между тем отдельные пожарные команды с постоянным составом уже имелись в Адмиралтействе, а с 1741 года и в царском дворце.

Отсутствие профессиональных навыков, постоянная сменяе­мость выделяемых людей затрудняли борьбу с огнем. Порядок выезда войск на пожары в Санкт-Петербурге был определен лично Екатериной II.Он просуществовал довольно долго и всегда соблюдался. Если загоралось в Адмиралтейской и Ли­тейных частях, по левой стороне Невского проспекта и Невского монастыря прибывали лейб-гвардии Преображенский, Конный и Артиллерийский полки. Лейб-гвардии Семеновский, Из­майловский и Рязанский полки приводились в боевую готовность и поддерживали связь с выступившими частями.

Для борьбы с пожарами по-прежнему используется и насе­ление. Указами 1719 и 1722 гг. определялось, что с каждого двора к месту пожара должно собираться определенное ко­личество жителей с конкретными инструментами. Такое же правило действовало в Москве и провинциях. Жители вноси­лись в особый реестр, за который отвечали сотские, пятиде­сятские и десятские. Общий контроль возлагался на пол­ицию.

При Петре I тушение пожаров, приобретение и распределе­ние технических средств в столице было возложено на генерал-полицмейстера А.М. Девиера. Этим же занимались и другие государственные учреждения, поэтому единое руководство отсутствовало. В 1754 году принимается указ, согласно которому «всех полков ко­мандам при тушении пожарных случаев быть генерал-поли­цмейстеру послушным». На полицию также возлагалось сооб­щение о пожарах на местах. Им же было предоставлено право выдачи поощрительных наград пожарным, первым прибывшим в район бедствия. Права и обязанности генерал-губернаторов и губернаторов в городах определялись указом 1755 года, соглас­но которому надлежало соблюдать бдительность и предосто­рожность. При пожарах им подчинялись воинские начальники. Указ касался и нижестоящих чиновников. Земские капитаны обязаны были следить за мерами предосторожности при обра­щении с огнем населения.

На земских исправников возлагалось руководство тушением пожаров в лесах и на полях. Те же задачи вошли в обязанность городничего.

Помимо решения организационных вопросов большое внима­ние уделялось мерам предупреждения пожаров. С 1712 года в новой столице было запрещено строительство деревянных до­мов. В Москве это положение действовало с 1700 года. Кроме каменных домов разрешалось строить глинобитные. Новое строительство регламентировалось указом 1728 года «О построении домов в Санкт-Петербурге с соблюдением всевозможных пре­досторожностей от огня». В нем указывались способы возведе­ния печей в домах и соединения их с крышей. Печи разреша­лось устанавливать только на несгораемом фундаменте, причем сама печь отделялась от стены дома двумя кирпичами. Домо­владельцам строго предписывалось использовать в качестве материала для крыш только черепицу, и уже имевшиеся дере­вянные покрытия предлагалось заменить на черепичные. Здания разрешалось строить «в одно жило», промежутки между ними по новому указу составляли не менее 13 м.

Во избежание катастрофических пожаров все деревянные по­стройки, находящиеся вблизи важных и пожароопасных объек­тов, были снесены. Во все города и села рассылались печатные указы о противопожарных мерах и соответствующие инструк­ции. Их читали в церквях по воскресным и праздничным дням.

Противопожарные требования в строительстве постоянно до­полнялись. В частности, в 1736 году были введены нормы по строительству брандмауэров (противопожарных стен).Позднее издан указ о запрещении строительства чердачных по­мещений.

Для установления надзора за новым строительством, разра­ботки противопожарных мероприятий в 1737 году в Санкт-Пе­тербурге учреждается особая строительная комиссия.

До XVIII века законов, охраняющих лесные богатства от по­жаров, не было. Леса было много, и его хватало на все хозяйст­венные нужды. Однако с XVIII века положение дел стало ме­няться. Государство начало вводить некоторые ограничения. В 1753 году указом было запрещено разводить огонь в лесу. Это был первый такого рода документ. Спустя несколько лет это требование еще более ужесточили. Было запрещено разводить огонь вблизи лесов и мостов. Контроль за этим возлагался на специальную службу, которая несла дежурство на всех больших дорогах.

За нарушение правил пожарной безопасности в Москве и Санкт-Петербурге с 1722 года устанавливались штрафы: «Со знатных людей 16 алтын и 4 деньги», с незнатных - в два раза меньше. Описания современников больших городов XVIII века сохранили свидетельства страшных пожаров. Основные причи­ны - исключительно деревянные постройки при большой их плотности, отсутствие пожарной охраны, небрежность обраще­ния населения с огнем. Саратов, например, за всю историю вы­горал 15 раз. Почти каждый пожар вызывал ответные меры вла­стей по улучшению пожарной безопасности. В 1765 году во всех губернских городах учредили пожарные обозы, обеспечиваю­щие доставку инвентаря к месту пожара. По состоянию на 1775 год в Москве насчитывалось 8778 дворов (из которых 1209 были каменными), 24 монастыря, 256 церквей. Десять лет назад их было значительно больше - количество строений приближалось к 20 тысячам. Только во время пяти пожаров 1748 года в Москве сгорело 6620 объектов, среди которых было 519 покоев, 1924 двора, 32 церкви, 3 монастыря.

Обеспокоенные москвичи через своего депутата князя А. Голицина в 1767 году обращаются к комиссии по выработке нового Уложения с «Наказом от жителей города Москвы». В одном из пунктов этого документа говорилось: «Для предосторожности от пожарных случаев, коими здешний город многократно весь почти в пепел обращаем был, необходимо кладку печей, ками­нов, очагов производить под присмотром мастеров». Кроме это­го они обращали внимание комиссии на большую плотность за­стройки. «Так как из-за скученности уже построенных деревян­ных строений едва ли можно что предпринять, то необходи­мость заставляет просить, чтобы в знатнейших частях города за­прещено было деревянные строения и жителей принудить ка­менные дома и службы крыть черепицей».

С 1772 года изменяется структура пожарных формирований. При всех полицейских частях Санкт-Петербурга был утвержден штат чинов «при пожарных инструментах». В состав каждой из них вошли брандмейстер, 106 служащих и 10 извозчиков. Ко­манды содержались подрядчиками из числа военных чиновни­ков. С 1792 года пожарные команды полностью передаются в ведение полиции.

В Москве процесс создания пожарных команд происходил несколько иначе. В 1784 году город делят на 20 частей, в каж­дой из которых образована пожарная часть. Для тушения пожа­ров привлекалось население в количестве 2824 человек от всех домовладельцев. Содержание и одежду они получали от хозяев. В ведении команд насчитывалось 464 лошади.

В последнем десятилетии XVIII века вновь идет реорганиза­ция. Принятый «Устав города Москвы» предусматривал образо­вание при обер-полицмейстере пожарной экспедиции во главе с брандмайором. В штате экспедиции числилось 20 брандмейсте­ров, 61 мастеровой. К пожарным частям по месту жительства было приписано 1500 человек, т.е. 75 человек на одну часть. В них устанавливалось трехсменное дежурство, по 25 человек в смену. При возникновении в районе части пожара выезжала первая смена, затем к ней присоединялась вторая. Третья смена прибывала на съезжий двор для дежурства.

Как правило, на большие пожары выезжали брандмайор и все брандмейстеры. Вместе с ними прибывали и по две смены пожарных с инструментами. Таким образом, на пожаре сосредото­чивалось: тысяча пожарных, свыше 20 насосов, 60 бочек с водой, 330 лошадей. А при возникновении угрозы разрастания пожара сюда дополнительно прибывала и третья смена со всех частей.

Это приводило к большой сумятице, создавало значительные трудности в управлении и организации тушения. Только в 1808 году устанавливается порядок, определяющий выезд команд при различных пожарах. Кроме того, сюда стекались и большие толпы зрителей, затруднявших работу пожарных. Это побудило Екатерину II издать специальный указ: «Кто бы какого звания не был обоего пола, никому к пожару не ездить и не ходить, кроме тех, чья должность есть быть при таком случае...». Посторонних теперь штрафовали.

Спустя шесть лет после образования в Москве пожарной экс­педиции подобная структура создается в Санкт-Петербурге. Для заведования пожарным обозом и контроля за соблюдением мер пожарной безопасности в городе вводилась должность брандмайора, а в каждой из 11 полицейских частей - должность брандмейстера. Число жителей, выделяемых каждой частью на пожар, определялось количеством жилых комнат домовладе­ния. При этом на воротах каждого дома изображались те инст­рументы, с которыми жители должны были являться на пожар.

Генерал-губернатор при необходимости мог дополнительно выделить солдат. Кстати, устав пехотной полковой службы 1796 года имел и инструкции по пожарному делу. Так что эта по­мощь была существенной. Высочайшим приказом начальники пожарных команд при приезде на пожар обязаны были подчи­няться местным полицейским властям.

В составе пожарного обоза в каждой из частей имелось два больших пожарных насоса. Помимо этого обозы содержались в городских кварталах. В штатах каждой части находился трубо­чист.

В сельской местности указом 1797 года крестьянам предпи­сывалось иметь несколько крюков и 3-4 лестницы. Эти инстру­менты обычно хранились возле церквей или в центре села. На крышах крестьянских домов возле печных труб устанавливали небольшие чаны с водой.

Большую угрозу для сельской местности представляли лес­ные пожары. Одна из распространенных причин - сжигание леса при расчистке земли под новые пашни. Это происходило повсе­местно. Специальным указом ответственность за предупреждение таких пожаров в 1798 году возложена на местные управы. Два года спустя в казенных селениях назначаются пожарные старосты, избираемые на три года из селян. В их обязанность входит контроль за соблюдением противопожарных правил. В частности, запрещалось разводить костры с наступлением весны и до середины октября. В ночное время разводить костер можно было не ближе двух сажень от лесного массива и т.п.

Конец XVIII века ознаменовался в Санкт-Петербурге опусто­шительными пожарами. Они заставили правительство внести серьезные изменения в организацию пожарной охраны столицы, которая до этого времени обеспечивалась мобилизованными жителями и войсками гарнизона. Правда, уже существовала пожарная экспедиция, но она представляла собой административ­ный орган, т.к. штатного состава в ней не имелось.

Начало XIX века явилось поворотным моментом в организа­ции строительства пожарной охраны. Правительство принимает решение о создании пожарных команд не только в столицах, но и во всех городах империи. Этому событию предшествовала большая работа. Анализ состояния пожарного дела привел к заключению о полной несостоятельности и нецелесообразности использовать для этих целей население.

История полиции XVIII в. поучительна уже тем, что именно тогда была заложена основа ее организации, определены функ­ции — произошло становление. Заложенная Петром I преимуще­ственно по западноевропейскому образцу, российская полиция принимает специфические, характерные именно для нее черты. В XVIII в. проверялись организационные формы, соотношение коллегиальности и единоначалия в ее внутреннем управлении, централизованное и муниципальное подчинение, привлечение на­селения к исполнению полицейских функций и к контролю за деятельностью полицейских органов, определялись направления и методы деятельности полиции.

 


Дата добавления: 2015-08-05; просмотров: 29; Нарушение авторских прав





lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2020 год. (0.01 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты