Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



Франция XII–XIII веков. Предпосылки и начало объединения французских земель.

Читайте также:
  1. III этап: Формирование либеральной и социалистической оппозиций в Германии. Проблема национального объединения в политической жизни 30-40 гг.
  2. III.Мустафа Рашид. Начало Танзимата
  3. IV Этап. Завершение формирования колониальной системы. Конец XIX – начало XX вв.
  4. Абсолютная монархия в Англии. Предпосылки возникновения, общественный и государственный строй. Особенности английского абсолютизма.
  5. Абсолютная монархия в Англии. Предпосылки возникновения, общественный и государственный строй. Особенности английского абсолютизма. (лекция)
  6. Английская революция 17 в. (предпосылки, основные этапы и начало)
  7. Архитектура 19-20 веков.
  8. Базовые конкурентные стратегии компании и основные предпосылки их использования. Матрица конкуренции М. Портера.
  9. Билет 53. Профессиональные и общественные объединения в коммуникационной сфере
  10. Билет 6. Предпосылки преодоления феодальной раздробленности в Северо-восточной Руси. Возвышение Московского княжества в XIV-первой трети XV вв.

Развитие сельского хозяйства. Положение крестьян. Со второй половины XI в. наблюдался подъем земледелия во всех областях страны. На севере уже повсеместно распространилось трехполье, на юге местами еще сохранялась двупольная система, но хозяйство велось более интенсивно, развивались виноградарство и садоводство. В XII в. в результате внутренней колонизации значительно расширились посевные площади. Осваивались залежные земли, расчищались леса. Повышалась урожайность благодаря лучшей обработке земли и применению удобрений — навоза и мергеля. Интенсификация хозяйства несколько повысила уровень жизни населения. Реже стали голодовки и эпидемии.

Рост производительности наблюдался прежде всего в крестьянском хозяйстве. Феодалам поэтому стало выгодно вместо барщины взимать с крестьян оброки. В связи с этим сокращалась, а местами и ликвидировалась барская запашка, а земля раздавалась крестьянам в наследственные чиншевые держания.

Распространению оброчной системы способствовала внутренняя колонизация — расчистка лесов и освоение пустырей. Поселившиеся на вновь занятых землях госпиты облагались натуральным и денежным оброком и были лично свободными людьми. Но значительную часть крестьян во Франции в XII в. все еще составляли крепостные (сервы).

Замена отработочных повинностей оброком диктовалась интересами феодалов и сопровождалась усилением эксплуатации. Хотя крестьяне приобретали при этом большую хозяйственную самостоятельность, они вынуждены были отдавать феодалу все более значительную часть производимого ими продукта. Вполне естественно, что крестьяне сопротивлялись усилению эксплуатации: отказывались уплачивать новые поборы, бежали в города, уходили в другие места, массами вступали в крестоносные ополчения, а нередко поднимали открытые восстания. Большей частью борьба крестьян носила локально ограниченный характер, не выходя за пределы отдельных сеньорий. Но бывали и отдельные крупные восстания, охватывавшие многие области страны. Так, например, в 1251 г. во время седьмого крестового похода началось восстание «пастушков», в котором участвовало около 100 тыс. крестьян и городской бедноты. Восставшие захватили Париж, Орлеан, Тур, громили богачей и духовенство. Восстания жестоко подавлялись, но не проходили бесследно. Феодалы вынуждены были отказываться от чрезмерных требований, устанавливать более или менее твердые нормы повинностей, что создавало условия для развития крестьянских хозяйств и вовлечения крестьян в товарно-денежные отношения.



Рост городов. Борьба за городское самоуправление. В Х в. во Франции начала заметно оживать городская жизнь. Поднимались пришедшие в упадок старые города и возникали новые. В городах сосредоточивались ремесло и торговля, хотя еще долгое время городское население продолжало заниматься и сельским хозяйством.

В развитии городов Южной и Северной Франции наблюдались значительные различия. Южные города — Бордо, Тулуза, Мов пелье. Ним, Нарбонна, Марсель и др., находясь на морских тор говых путях с Востоком, участвовали в транзитной торговле по Средиземному морю, особенно оживившейся со времени крестовых, походов. Через эти города во Францию поступали левантийские, итальянские и испанские товары. Внешняя торговля способствовала быстрому развитию ремесла, в частности суконного. Тонкие ярко окрашенные сукна из Нима и Монпелье шли на экспорт. В южных городах почти отсутствовали цехи, ремесло было «свободным». Однако оно подвергалось такой же строгой регламентации, как и при цеховой системе, но со стороны городских магистратов.



Южные города, сохранявшие в раннее средневековье некоторые элементы римского муниципального устройства, посредством | вооруженной борьбы и с помощью выкупа рано добились самоуправления. При этом они вовсе не обращались за покровительством к королевской власти, не пользовавшейся на юге почти никаким влиянием. Формой городского самоуправления здесь был, как и в некоторых итальянских городах, консулат. Исполнительную власть осуществляли избираемые городской верхушкой консулы. Законодательным органом являлся Большой совет. Эти города превратились по существу в самостоятельные республики. Занимаясь посреднической торговлей, они мало были связаны с остальными районами страны. Поэтому их экономический и политический подъем не сыграл значительной роли в государственной централизации Франции.

По-иному развивались северные города. Их оживление было связано с расцветом ремесла — главным образом сукноделия. Ар-рас, Бовэ, Амьен, Нуайон, Лан, Реймс стали крупными центрами суконного производства и торговли. Но северофранцузские города, несмотря на рост их экономической мощи, находились под властью сеньоров, преимущественно епископов. Им предстояла тяжелая борьба против сеньориального произвола за свободу и самоуправление.

С XI в. северофранцузские города начали добиваться свободы с помощью выкупа. Однако феодалы часто нарушали обязательства, и горожане были вынуждены прибегать к вооруженным восстаниям. В течение XII в. многие города Северной Франции завоевали коммунальные свободы. Первой коммуной стал в 1077 г. город Камбрэ. Его примеру последовали в первой половине XII в. Сен-Кантен, Бове, Нуайон, Лан, Амьен, Суассон, Корби, Реймс и др. Города-коммуны имели выборное самоуправление (городской совет во главе с мэром), свое налогообложение и свой суд. С сеньором, которым у многих коммун был уже король, они находились в договорных отношениях и обязаны были ему вассальными повинностями, четко фиксированными в городской хартии.

Королевская власть не сразу оценила выгоды от освободительной борьбы городов и вначале поддерживала то одну, то другую сторону в зависимости от того, кто больше платил. Но постепенно она все более склонялась к поддержке городов, которые являлись самыми надежными союзниками в борьбе с феодальной знатью. С помощью городов монархии удалось справиться со своими политическими противниками и занять независимое положение.

Поддержку освободительному движению городов королевская власть оказывала только за пределами своего домена. В собственных владениях король не разрешал создавать коммуны, а предоставлял право только на частичное самоуправление. Города оставались в ведении королевских прево, и значительная доля доходов от ремесла и торговли шла в королевскую казну. Но в городах королевского домена создавались не менее благоприятные условия для развития ремесла и торговли, чем в коммунах. В Париже, например, в начале XIV в. насчитывалось уже около 350 цехов. Доступ в цехи был открыт для всех, кто знал ремесло и покупал у короля право заниматься им. В ряде цехов отсутствовало требование обязательного изготовления шедевра и ограничение количества учеников.

Свободные города распространяли свое влияние на сельскую округу. В них скрывались беглые крепостные, обретая там свободу. Примеру горожан нередко следовали крестьяне окрестных деревень. Они создавали свои коммуны, которые вступали в союзные отношения с городскими коммунами. Но эти попытки жестоко подавлялись феодалами, и крестьяне возвращались в прежнюю зависимость.

Расцвет городов в Северной Франции способствовал интенсивному развитию торговли и росту хозяйственных связей в этом регионе. Расположенные по Сене, Уазе, Марне, Сомме, Верхней Соне и Средней Луаре города были связаны речными и сухопутными путями. Важное место занимал Париж, где уже в XII в. была создана «Ганза речных купцов». В XIII в. поднялось торговое значение шампанских городов, где периодически собирались международные ярмарки, на которых торговали не только привозными товарами, но и продуктами местного производства — полота ном, кожами, зерном, скотом и вином.

Хозяйственный подъем Северной Франции, в центре которой находился королевский домен, способствовал усилению королевской власти и прежде всего увеличению доходов королевской казны. В отличие от южных городов, разобщенных экономически, северные города находились в тесных хозяйственных связях и были заинтересованы в политическом объединении страны. Они неизменно поддерживали королевскую власть в ее борьбе с крупными феодалами за централизацию государства. Вместе в тем королевские города на Сене и Луаре — Париж и Орлеан — занимали весьма выгодное стратегическое положение в стране.

Феодальная раздробленность. Начало усиления королевской власти. До XI в. реальная власть французских королей не простиралась дальше их домена. Согласно сложившемуся во Франции феодально-правовому обычаю, король располагал только формальным сюзеренитетом над своими непосредственными вассалами — герцогами, графами и соответственно высшими прелатами, а их вассалы ему не подчинялись (по принципу: <вассал моего вассала не мой вассал»).

Но крупные сеньоры Южной и Юго-Западной Франции не признавали на деле королевского сюзеренитета и вели себя совершенно независимо. Аквитанский и гасконский герцоги именовались «королями» и вовсе не считались с Капетингами.

Материальные средства король получал только с домена. Коронные вассалы должны были платить за свои фьефы денежный взнос (рельеф), но при первых Капетингах этот взнос обычно никто не платил. Королевский домен в то время тоже не представлял еще единого целого, а состоял из отдельных разрозненных владений, в которые вклинивались земли других сеньоров. Даже Париж, являвшийся столицей домена, принадлежал не одному королю, частью его владел парижский епископ.

Первые Капетинги были заняты только управлением домена. Они улаживали конфликты между своими вассалами и усмиряли непокорных. В Х-XI вв. во Франции не было издано ни одного общегосударственного законодательного акта. Подобное постановление если бы и появилось, осталось бы пустым звуком. Делами домениального управления занимался королевский двор, состоявший из слуг и служащих. Общегосударственными делами ведала королевская курия, в которой заседали коронные вассалы.

В первой половине XII в., когда Капетинги достаточно укрепили свою власть в домене и добились покорности враждебных им вассалов, они начали присоединять к королевским владениям близлежащие города и области и объединять страну. При этом королевская власть использовала широкую поддержку общественных сил, заинтересованных в ликвидации феодальной раздробленности и централизации государства. Короля поддерживали отдельные группы господствующего класса, прежде всего мелкие вассалы, которые искали у него защиты от произвола крупных феодалов и стремились с его помощью упрочить свои права на владения. Пользуясь этим, король устанавливал прямую зависимость мелких вассалов от монархии (иммедиатизация).

Королевская власть находила также поддержку среди значительной части духовенства, заинтересованного в установлении внутреннего мира и нуждавшегося в охране своих прав на церковную собственность. Используя право «покровительства», короли подчиняли церковную иерархию, защищали привилегии духовенства от покушения светской знати. За это духовенство прославляло королей, придавало их власти ореол святости и тем самым укрепляло ее авторитет.

Но наиболее действенную помощь в борьбе с феодальной знатью король находил в лице поднимавшихся городов. На определенном этапе политического развития у монархии и у городов оказался общий противник — феодальные магнаты, что послужило основой их временного союза. Города, ведя борьбу против своих сеньоров, сокрушали могущество феодальной знати и облегчали подчинение ее королем. За поддержку и покровительство короля они щедро вознаграждали его денежными взносами и военной помощью. Но союз этот был недолгим. Укрепившись, король лишил города вольностей, поставив их под власть своих чиновников.

Король не везде поддерживал освободительную борьбу городов, а только там, где сталкивался с враждебными ему сеньорами. Коммуны возникали преимущественно вокруг королевского домена. Освободившиеся города становились коллективными королевскими вассалами, обязанными оказывать монархии денежную и военную помощь.

Начало объединения Франции. Значительный шаг в объединении Франции был сделан в начале правления Людовика VII (1137—1180). Он присоединил города Бурж и Сане и приобрел с помощью династического брака самое большое во Франции герцогство — Аквитанию с графством Пуату. Но вскоре это владение было потеряно в результате развода короля с Алиенорой Акви-танской. Несколько месяцев спустя Аквитания перешла (в результате династического брака) в руки Генриха Плантагенета — графа Анжу, которому принадлежали также графства Мен, Турен и герцогство Нормандия. Когда в 1154 г. Генрих Плантагенет стал английским королем, все земли от Ла-Манша до Пиренеев перешли к Англии. Предстояли тяжелые и долгие войны с Англией за возвращение этих французских территорий.

В начале XIII в. французский король Филлип II Август (1180—1223) добился больших успехов в борьбе с Плантагенета-ми. Используя свое право верховного сюзерена, он в 1202 г. конфисковал у английского короля Иоанна Безземельного Нормандию. В начавшейся вскоре войне Франция одержала победу, и эта область навсегда вошла во владения французского короля. Были отвоеваны и другие английские владения севернее Луарьг и по Луаре — Анжу, Турен, Мен. Решающее значение имела победа при Бувине (1214 г.), одержанная над англо-германской коалицией, созданной Иоанном Безземельным. Участвовавший в сражении германский император Оттон IV еле избежал плена, бросив на поле боя свой штандарт. В этой победе большую роль сыграли ополчения северофранцузских коммун.

Территориальные присоединения Филиппа II увеличили королевский домен в 4 раза. Теперь он простирался от Ла-Манша до Лангедока, охватывая более или менее замкнутую территорию. Вместе с тем укрепилась власть короля в пределах домена. Фьеф-ная система постепенно упразднялась, уступая место новому порядку управления на должностных началах. Усилился контроль за королевскими прево, управлявшими округами домена. Они были подчинены новым должностным лицам — бальи, которые периодически направлялись в области для надзора и осуществления на месте судебно-административной власти короля. Со временем области, управляемые бальи, стали постоянными судебно-админи-стративными единицами — бальяжами. Вновь присоединенные территории управлялись королевскими сенешалами, на должность которых нередко назначались самостоятельные сеньоры. Это служило прецедентом для присвоения их владений к королевским доменам. Военная и полицейская власть на территории домена осуществлялась шателенами, командовавшими гарнизонами войск в королевских крепостях. Значительно был усилен королевский суд в центре и в областях домена.

Увеличились доходы королевской казны за счет домена и дру-' гих поступлений — «кормления», постоя, обложения чужестранцев (евреев, ломбардцев), взносов коронных вассалов. Располагая финансовыми средствами, король мог содержать наемное войско из рыцарей, конных и пеших сержантов, арбалетчиков и метателей. Подобное войско было намного надежнее рыцарского ополчения.

Альбигойские войны и присоединение юга. Юг Франции до XIII в. жил обособленно от севера и превосходил его в хозяйственном и культурном отношении. Среди населения цветущих городов Лангедока, а затем и в сельской местности распространилось еретическое учение катаров и вальденсов. Позже их стали называть общим именем — альбигойцы (по городу Альби, являвшемуся центром распространения ереси), хотя в догматике и обрядах вальденсы от катаров весьма отличались (см. гл. 22).

К альбигойству примкнули многие рыцари и представители знати Лангедока, стремившиеся завладеть церковными землями. Их поддержал и тулузский граф.

Церковь безуспешно пыталась пресечь распространение ереси. Альбигойство охватило почти весь юг и проникало в другие области. Тогда папа Иннокентий III в 1209 г. объявил крестовый поход против альбигойцев. Многие северофранцузские епископы и светские феодалы под предводительством Симона де-Монфора и папского легата двинули в Лангедок свои ополчения (король Филипп II отказался участвовать в походе). Альбигойцы мужественно сопротивлялись. Но главные их центры были захвачены крестоносцами, множество альбигойцев уничтожено. В 1218 г. после гибели Симона де-Монфора в войну вмешался французский король. В результате успешных походов Людовик VIII в 1229 г. присоединил графство Тулузское к своему домену.


Дата добавления: 2015-04-21; просмотров: 17; Нарушение авторских прав


<== предыдущая лекция | следующая лекция ==>
Четвёртый крестовый поход. Подготовка, его результаты. | Укрепление феодального государства. Реформы Людовика IX.
lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2020 год. (0.017 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты