Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



Психоаналитические теории детского развития. З.Фрейд.




Читайте также:
  1. AGIL. Системный подход в теории Т. Парсонса.
  2. V. СОВРЕМЕННЫЕ ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ТЕОРИИ ЛИЧНОСТИ
  3. Админ теории менед-та(А Файоль) и теория бюрократического построения орг-и(М Вебер)
  4. АПК России: структура и основные показатели развития.
  5. Асфиксия. Этиология, патогенез, стадии развития.
  6. Ауман Р., Шеллинг Т. о теории игр.
  7. Базовые определения развития, формы, области, факторы и закономерности психического развития.
  8. Базовые стратегии развития.
  9. Билет 3 вопрос Основы теории управления социальными системами.
  10. Билет №54. Содержательные теории мотивации.

В своей периодизации возрастного развития Зигмунд Фрейд прослеживает одну линию — психосексуального развития.

Человек, по 3.Фрейду, изначально биологическое существо, обладающее инстинктами жизни, а также инстинктом смерти. Энергией жизненных поступков является энергия либидо (от лат. "желать", "хотеть"), которая находит разрядку в сексуальном поведении.

Зрелая личность имеет сложную структуру: она состоит из трех инстанций — Оно (ид), Я (эго) и Сверх-Я (супер-эго). Оно как биологическое начало "содержит страсти", иррационально и аморально. Побуждения, исходящие из Оно, требуют немедленного и полного удовлетворения. Подчиняется Оно принципу удовольствия — первичному принципу человеческой жизни.

Вторая инстанция Я принимает решения, удовлетворяя желания Оно в той мере, в какой это позволяют реальные обстоятельства. Ориентируется Я на ограничения, налагаемые внешним миром, и подчиняется принципу реальности. Жить по принципу реальности — значит знать, что кроме собственных потребностей существует внешний мир, и ждать, когда в нем создадутся необходимые условия для удовлетворения потребностей, терпеть отсрочку этого удовлетворения. Выход либидозной энергии тормозится, осуществляется медленно и постепенно или направляется в другое русло, приемлемое при сложившихся обстоятельствах.

Если Оно является воплощением страстей и влечений, то Я — разума и рассудительности. Однако, как подчеркивает 3. Фрейд, "по отношению к Оно Я подобно всаднику, который должен обуздать превосходящую силу лошади... Как всаднику, если он не хочет расстаться с лошадью, часто остается только вести ее туда, куда ей хочется, так и Я превращает обыкновенно волю Оно в действие, как будто бы это было его собственной волей".

Третья инстанция личности, Сверх-Я, становится носителем моральных норм, критиком и цензором. Когда действия Я расходятся с требованиями Сверх-Я, появляется ЧУВСТВО вины.

Структура личности, включающая три инстанции, формируется в онтогенезе постепенно. Рождаясь, ребенок имеет только Оно и живет по принципу удовольствия. Сталкиваясь с ограничениями и запретами, исходящими от окружающих его людей, ребенок развивается как личность — у него появляются Я и Сверх-Я. Таким образом, с одной стороны, человек с самого начала жизни находится в антагонистических отношениях с обществом, общество давит на него, с другой стороны, без этого давления невозможен личностный рост.



Возрастное развитие, его стадии, по 3.Фрейду, связаны со смещением эрогенных зон — тех областей тела, стимуляция которых вызывает, удовольствие (отсюда — своеобразные названия возрастных этапов).

На оральной стадии (до 1 года) эрогенная зона — слизистая рта и губ. Ребенок получает удовольствие, когда сосет молоко, а в отсутствии пищи — собственный палец или какой-нибудь предмет. Поскольку абсолютно все желания младенца не могут быть немедленно удовлетворены, появляются первые ограничения, и кроме бессознательного, инстинктивного начала личности, Оно, в конце стадии появляется вторая инстанция — Я. Формируются такие черты личности, как ненасытность, жадность, требовательность, неудовлетворенность всем предлагаемым.

На анальной стадии (1—3 года) эрогенная зона смещается в слизистую оболочку кишечника. Ребенка в это время приучают к опрятности, возникает много требований и запретов, в результате чего интенсивно развивается Я, определяющим становится принцип реальности. Кроме того, в личности ребенка начинает формироваться последняя, третья инстанция — Сверх-Я как воплощение социальных норм, внутренняя цензура, совесть. Развиваются аккуратность, пунктуальность, упрямство, агрессивность, скрытность, накопительство и некоторые другие черты.



Фаллическая стадия (3—5 лет) характеризует высшую ступень детской сексуальности. Ведущей эрогенной зоной становятся гениталии. Если до сих пор детская сексуальность была направлена на себя, то сейчас дети начинают испытывать сексуальную привязанность к взрослым людям, мальчики к матери (Эдипов комплекс), девочки к отцу (комплекс Электры). Это время наиболее строгих запретов и интенсивного формирования Сверх-Я. Зарождаются новые черты личности — самонаблюдение, благоразумие и др.

Латентная стадия (5—12 лет) как бы временно прерывает сексуальное развитие ребенка. Влечения, исходящие из Оно, хорошо контролируются. Детские сексуальные переживания вытесняются, и интересы ребенка направляются на общение с друзьями, школьное обучение и т.д.

Генитальная стадия (с 12 лет) соответствует собственно половому развитию. Объединяются все эрогенные зоны, появляется стремление к нормальному сексуальному общению. Биологическое начало — Оно — усиливает свою активность, и личности приходится бороться с его агрессивными импульсами, используя механизмы психологической защиты.

20. Основные линии онтогенеза в юности.

Как было сказано выше, после окончания школы и начала самостоятельной жизни продолжается выбор жизненного пути, завершающийся в конце периода окончательным самоопределением. Основные линии онтогенеза обусловлены сформировавшимися в ранней юности типами жизненного мира (табл. I. 3).



Линии онтогенеза, связанные с гедонистической напряб-ленностъю личности (атавистические аналоги простого и легкого и простого и треного жизненного мира), вообще не предполагают самоопределения; "выбор" предопределен самой гедонистической установкой. В случае простого и легкого жизненного мира она реализуется посредством паразитического существования. Одним из его вариантов является существование за счет родителей. Неспособность к систематическому труду, сформировавшаяся на предыдущих возрастных этапах, приводит к неспособности самостоятельного обеспечения своей жизни. Попытки найти работу, совместимую с этой неспособностью, обычно кончаются неудачей.

Другой вариант данной линии онтогенеза связан с замужеством (женитьбой) с целью обеспечения паразитического существования за счет супруга (супруги). Этот вариант более характерен для девушек. Тем не менее, как показывает отмеченное немецкими социологами увеличение количества браков совсем юных молодых людей со зрелыми женщинами, он не так редок и у юношей.

При атавистическом аналоге простого и трудного жизненного мира гедонистическая установка реализуется через механизм терпения. Жизненный мир подконтролен принципу реальности, выступающему как отложенный принцип удовольствия. Здесь для обеспечения существования, сведенного к удовольствиям и развлечениям, приходится прибегать к той или иной активности, т.е. соответствующей деятельности.

Одним из вариантов данной линии онтогенеза является существование за счет мелкого жульничества или участие в качестве простых (неответственных) исполнителей в криминальных структурах. Другой вариант — выполнение простой, не требующей ответственности работы. Это устройство неквалифицированными подсобными рабочими, иногда грузчиками (при не слишком обременительных нагрузках) и т.п. Для обоих вариантов обычно характерна та или иная степень алкоголизации. Чаще всего эти варианты сочетаются друг с другом; отсутствие устойчивых моральных принципов обусловливает стремление к легким противоправным путям добывания денег и при трудоустройстве.

Линии онтогенеза, связанные с эгоистической направленностью личности (сложным и трудным жизненным миром), в отличие от рассмотренных выше характеризуются достаточно сформированной иерархической системой ценностей и, соответственно, доминированием тех или иных эгоистических мотивов.

Одна из этих линий соответствует престижной мотивации. Жизненный путь выбирается исходя из стремления продвинуться по карьерной лестнице, добиться успеха в той или иной области науки, техники или искусства (если считается, что к этому есть предпосылки), получить престижную профессию и т.п. В зависимости от материальных возможностей семьи, профессиональных и прочих связей родителей, а также собственных склонностей и способностей выбираются наиболее перспективная с точки зрения поставленных целей профессия и соответствующий вуз. Главным принципом выбора обычно становится поиск оптимального сочетания по параметрам: значимость жизненных целей — их достижимость.

Самоопределение в рамках этого варианта онтогенеза наиболее подвержено влиянию конъюнктуры, моды, других внешних условий и обстоятельств. Самыми престижными и модными у нас в разное время становились те или иные технические вузы и факультеты (авиационный, физико-технический, инженерно-физический и др.), гуманитарные (исторический, психологический, иностранных языков и др.), естественные (физические, математические, геологические, химические) и т.д. Всегда были престижны и популярны МГИМО, юридические факультеты, театральные и литературный вузы, факультет журналистики. В настоящее время лидируют экономические и экономико-управленческие вузы и факультеты, школы бизнеса и т.п.

При престижной мотивации встречается еще один путь достижения жизненной цели: брак с человеком, обладающим известностью и влиянием в соответствующей области. Такие браки имеют место, например, в артистической среде: молодые девушки, выходя замуж за известных актеров, режиссеров, артистов эстрады, рассчитывают с их помощью сами добиться успеха.

Другой вариант эгоистической направленности личности связан с мотивами власти, доминантности. В зависимости от особенностей характера, конкретных интересов, учебной и физической подготовки, а также возможностей родителей способствовать выбираемой карьере молодые люди с данной мотивацией стремятся поступить в учебные заведения, готовящие управленческие кадры, выбирают те или иные военные училища, службу в специальных войсках (ВДВ, морская пехота и др.) или в милиции (ОМОН, спецназ) и т.п. В советское время они составляли значительную часть слушателей учебных заведений по подготовке руководящих партийных кадров (высшие комсомольские и партийные школы), активно продвигались по линии партийной, комсомольской или профсоюзной работы.

Еще одним распространенным вариантом линий онтогенеза, связанных с эгоистической направленностью личности, является преимущественная ориентация на материальную сторону жизни: от обычного материального достатка, комфортных бытовых условий до стремления к обогащению и накоплению материальных ценностей. Эти мотивы в той или иной степени присущи и другим вариантам эгоистической направленности личности, а мотив материального достатка — вообще большинству людей. Здесь же они доминируют и играют решающую роль в выборе жизненного пути.

Мотив материального благополучия как один из вариантов эгоистической направленности личности следует отличать от гедонистической установки, сопряженной с механизмом терпения. Прежде всего здесь речь идет о сложном жизненном мире, который представлен иерархически построенной системой различных мотивов. В этой системе материальный достаток — главный, но не единственный мотив. Он обычно сочетается с мотивами самоуважения и престижа, обеспечения будущей семьи и т.д. Кроме того, в этом случае имеет место самоопределение, выбор конкретного жизненного пути с конкретными планами на будущее, чего нет при гедонистической направленности личности. Даже осуществляя ту или иную деятельность по реализации мотива удовольствий и развлечений, ее носители живут заботами лишь ближайшего будущего, фактически — настоящего.

Выше мы отмечали, что мотив хорошего заработка при профессиональном самоопределении особенно актуален в настоящее время, в условиях резкого снижения общего уровня жизни. Многие юноши и девущки предпочитают продолжению учебы поиск хорошо оплачиваемой работы, не требующей специального образования и длительного обучения. Многие идут в коммерческие структуры либо пытаются организовать собственный бизнес. У части из них доминируют мотивы обогащения.

Мотив богатства никогда не встречается в чистом виде. Деньги, как и другие материальные ценности, являются выражением могущества и власти. Если это реальная власть, реализуемая в соответствующей деятельности, то мотив богатства становится одним из проявлений мотива власти. Однако иногда богатство выступает лишь как источник потенциальной власти и тогда фактически представляет собой ценность само по себе.

Один из путей реализации мотивов материального благополучия и обогащения — вступление в выгодный брак, В отличие от аналогичного случая при гедонистической установке, здесь, как отмечалось выше, помимо дойинирующего (связанного с материальной стороной жизни) имеют место и другие мотивы, а также четко намеченный жизненный план. У девушек, например, кроме престижной мотивации и других эгоистических мотивов это может быть мотив создания благополучной семьи.

Духовно-нравственная и сущностная направленность личности (сложный и "как бы легкий" и сущностный типы жизненного мира) предполагают в юности поиск призвания, выбор профессии, наиболее отвечающей склонностям. Даже в том случае, когда главной целью в жизни является создание счастливой семьи, вуз или место работы никогда не выбираются по принципу близости от дома или по каким-либо иным соображениям, не связанным с интересом к самой профессии. Если призвание найдено, то трудности обретения выбранной профессии преодолеваются с упорством и настойчивостью. Известны случаи, когда абитуриенты при большом конкурсном отборе поступали в выбранный вуз с пятой — седьмой попытки.

Вместе с тем и при этих линиях онтогенеза выбор профессии может представлять собой не меньшую, а иногда и большую трудность, чем при эгоистической направленности личности. Здесь он не зависит от моды и конъюнктуры, других внешних обстоятельств, облегчен, как отмечалось выше, широтой круга интересов. Однако это далеко не всегда гарантирует оптимальныйвариант выбора. Можно сказать, что выбор при многих вариантах будет соответствовать склонностям и интересам. Но будет ли он тем самым выбором, что отвечает предназначению человека, той его "сказкой", которую "необходимо постигнуть" (М.М. Пришвин), зависит от очень многих, часто случайных причин.

Даже при линиях онтогенеза, связанных с духовно-нравственной и сущностной направленностью личности, не все потенциальные сущностные стороны человека открываются ему к моменту выбора жизненного пути. Иногда окончательный выбор делается позже, уже за порогом юности, нередко же своя истинная "сказка" так и не постигается. В любом случае профессиональное самоопределение является очень трудной задачей.

В предыдущей главе мы приводили отрывок из дневниковой записи 18-летнего Л. Толстого, где он на ближайшие два года ставил цели изучить юридические науки, медицину, иностранные языки, сельское хозяйство, историю, географию, статистику, математику, естественные науки, а также написать диссертацию, достичь "средней степени совершенства в музыке и живописи" и т.д. Подробная программа самосовершенствования включала различные аспекты духовно-нравственного и интеллектуального? развития,

Юность — первый период взрослой, самостоятельной жизни. Ответственность за свою судьбу, за всю последующую жизнь определяет специфику этого возрастного этапа. Для кого-то в юности начинается реализация жизненных планов, четко намеченных еще в старших классах школы, идет проверка их правильности в жизненной практике. Многие же продолжают поиски себя во взрослой жизни, пытаясь решить проблему самоопределения методом проб и ошибок. Несмотря на то что жизненный мир и соответствующие ему мировоззренческие установки сформировались в предыдущем возрастном периоде, очень многое еще уточняется и окончательно осознается в ходе этих зачастую мучительных поисков. Окончательное самоопределение, позволяющее начать утверждать себя в жизни, и является центральным возрастным новообразованием юности.

21. Развитие классического психоанализа в работах Анны Фрейд

Анна Фрейд - дочь Зигмунда Фрейда - продолжила и развила классическую теорию и практику психоанализа. Получив педагогическое образование, она работала учительницей в школе для детей пациентов своего отца и с 1923 года начала собственную психоаналитическую практику. А.Фрейд - автор многих трудов о закономерностях развития ребенка, о трудностях, с которыми приходится сталкиваться при его воспитании и обучении; о природе и причинах нарушений нормального развития и путях их компенсации.

Следуя традиции классического психоанализа, А. Фрейд разделяет личность на ее устойчивые составные части: бессознательное или "Оно", "Я", "Сверх-Я". Инстинктивная часть, в свою очередь, делится на сексуальную и агрессивную составляющие (психоаналитический закон биполярности). Развитие сексуального инстинкта определяется, как и в классическом психоанализе, последовательностью либидонозных фаз (оральная, анально-садистическая, фаллическая, латентная, предпубертатная, пубертатная). Соответствующие фазы развития агрессивности проявляются в таких видах поведения, как кусание, плевание, цепляние (оральная агрессивность); разрушение и жестокость (проявление анального садизма); властолюбие, хвастовство, зазнайство (на фаллической стадии); дисоциальные начала (в предпубертатности и пубертатности). Для развития инстанции "Я" А. Фрейд также намечает приблизительную хронологию развития защитных механизмов: вытеснения, реактивные образования, проекции и переносы, сублимация, расщепление, регрессии и др. Анализируя развитие "Сверх-Я", А. Фрейд описывает идентификацию с родителями и интериоризацию родительского авторитета. Каждая фаза развития ребенка, по мнению А. Фрейд, есть результат разрешения конфликта между внутренними инстинктивными влечениями и ограничительными требованиями внешнего социального окружения. А. Фрейд считает, что, учитывая фазы, можно построить линии развития для бесконечного количества сфер детской жизни. Признанной заслугой А. Фрейд считается описание ею линии развития кормления от младенческой стадии до разумных привычек питания взрослых; линии развития опрятности от первоначальной воспитательной программы взрослого до автоматического овладения функциями выделения; линии развития физической самостоятельности, отношения к старшим и т. п. Особое внимание в психоанализе уделяется линии развития от инфантильной зависимости к взрослой половой жизни.

С точки зрения А. Фрейд, не только выявление уровня развития, достигнутого по соответствующей линии, но и соотношение между всеми линиями позволяют поставить диагноз и дать рекомендации для решения практических вопросов детского воспитания. При этом, подчеркивала она, несоответствие, дисгармонию между различными линиями не следует рассматривать как патологическое явление, так как рассогласования в темпе развития, наблюдающиеся у людей с самого раннего возраста, могут быть всего лишь вариациями в пределах нормы. Ступени от незрелости к зрелости, а не хронологический возраст, рассматриваются ею как показатели развития. Если рост происходит путем прогрессивного продвижения к более высокому уровню, то нормальное детское развитие, согласно взглядам А.Фрейд, идет скачками, не постепенно шаг за шагом, а вперед и снова назад с прогрессивными и регрессивными процессами в их постоянном чередовании. Дети в ходе своего развития делают как бы два шага вперед и один назад.

В отличие от классического психоанализа, изучающего прежде всего скрытые от сознания психические явления, А. Фрейд одна из первых в детской психоаналитической традиции распространяет основные положения 3. Фрейда на сферу сознания, изучая инстанцию "Я" личности. А. Фрейд рассматривает детское развитие как процесс постепенной социализации ребенка, подчиняющийся закону перехода от принципа удовольствия к принципу реальности.

Новорожденный, по ее мнению, знает лишь один закон, а именно -- принцип удовольствия, которому слепо подчинены все его проявления. Однако, для осуществления таких телесных потребностей ребенка, как голод, сон, температурная регуляция, младенец полностью предоставлен ухаживающему за ним взрослому. И если поиск удовольствия -- "внутренний принцип" ребенка, то удовлетворение желаний зависит от внешнего мира.

Мать исполняет или отвергает желания ребенка и благодаря этой роли становится не только первым объектом любви, но также и первым законодателем для ребенка. По мнению А.Фрейд, тот факт, что настроение матери оказывает на ребенка решающее влияние, принадлежит к самым ранним достижениям психоанализа, то есть основополагающим выводам исследований взрослых пациентов. Наблюдения за детьми вновь подтверждают, что индивидуальные пристрастия и антипатии матери оказывают существенное влияние на развитие ребенка. "Быстрее всего развивается то, что больше всего нравится матери и что ею оживленнее всего приветствуется; процесс развития замедляется там, где она остается равнодушной или скрывает свое одобрение",-- замечает А. Фрейд .

Несмотря на беспомощность, ребенку очень рано удается научиться проявлять определенные отношения к матери. Уже в этом раннем возрасте можно различать детей послушных, "хороших", легко управляемых, и детей нетерпимых, своевольных, "тяжелых", которые буйно протестуют против каждого требуемого от них ограничения.

Чем самостоятельнее становится ребенок в отношении еды, сна и т.д., считает А. Фрейд, тем более отходят на задний план телесные потребности, уступая место новым инстинктивным желаниям. Ребенок стремится к их удовлетворению с тем же рвением, как прежде стремился к насыщению при чувстве голода. И снова он сталкивается с ограничениями, которые налагает на него внешний мир. Ребенок, естественно, стремится осуществить свои инстинктивные цели безотлагательно, не учитывая внешних обстоятельств, но это может стать опасным для его жизни, поэтому взрослый, хочет он того или нет, вынужден ограничивать ребенка. В результате этого несоответствия между внутренним и внешним, стремлением к удовольствию и учетом реальности все дети этого возраста, по выражению А. Фрейд, "запутаны" в постоянных сложностях внешнего мира и, естественно, непослушны, невежливы и упрямы.

По мнению А. Фрейд, шансы ребенка остаться психически здоровым во многом зависят от того, насколько его "Я" способно вынести лишения, то есть преодолеть неудовольствие. Для некоторых детей совершенно непереносима любая отсрочка или любое ограничение удовлетворения желаний. Они отвечают реакциями гнева, ярости, нетерпения; ничто не может их удовлетворить, любые замещения отвергаются ими как недостаточные. У других детей те же самые ограничения не вызывают такого возмущения. Интересно, что подобные установки, возникая очень рано, сохраняются на долгие годы. А. Фрейд характеризует ребенка как незрелого до тех пор, пока инстинктивные желания и их осуществление разделены между ним и его окружением таким образом, что желания остаются на стороне ребенка, а решение об их удовлетворении или отказе -- на стороне внешнего мира. От этой моральной зависимости, которая для детства вполне нормальна, начинается длинный и трудный путь развития к нормальному взрослому состоянию, когда зрелый человек, становясь "судьей в своем деле", способен контролировать свои намерения, подвергать их рассудительному анализу и самостоятельно решать, нужно ли то или иное побуждение отклонить, отложить или превратить в действие. Такая моральная независимость -- результат многочисленных внутренних столкновений.

В раннем детстве принцип удовольствия господствует без внутреннего сопротивления. У более старших детей он все еще владеет такими сторонами психики, как бессозна-.ельная и, отчасти, сознательная жизнь фантазий, сновидений и др. Тот, кто находится под властью принципа удовольствия, руководствуется в своих действиях исключительно своим стремлением к удовлетворению желаний. Лишь принцип реальности создает, по словам А. Фрейд, пространство для отсрочки, задержки и учета социального окружения и его требований. На этом основании можно предположить, что принцип удовольствия и десоциальное, или асоциальное поведение сплетены так же тесно, как принцип реальности и состоявшаяся социализация. Но все это не так просто, как кажется на первый взгляд.

А. Айхорн первым заметил, что беспризорные дети и юные преступники могут достичь высокой степени развития принципа реальности, не используя его для социализации. Переход от принципа удовольствия к принципу реальности -- лишь предварительное условие социализации индивида. Продвижение к принципу реальности само по себе еще не дает никакой уверенности, что индивид будет следовать социальным требованиям.

По мнению А. Фрейд, почти все нормальные элементы детской жизни, особенно такие, как жадность, корысть, ревность, пожелание смерти -- толкают ребенка в направлении десоциальности. Социализация -- это защита от них. Некоторые инстинктивные желания вытесняются из сознания, другие переходят в свою противоположность (реакционные образования), направляются на другие цели (сублимация), сдвигаются с собственной персоны на другую (проекция) и т.д. С точки зрения А. Фрейд, между процессами развития и защитными процессами нет никакого внутреннего противоречия. Действительные противоречия лежат глубже -- они между желаниями индивида и его положением в обществе, поэтому невозможно гладкое протекание процесса социализации. Организация защитного процесса -- это важная и необходимая составная часть развития "Я".

Продвижение ребенка от принципа удовольствия к принципу реальности не может наступить раньше, чем различные функции "Я" достигнут определенных ступеней развития. Только после того, как начнет функционировать память, действия ребенка смогут осуществляться на основе опыта и предвидения. Без контроля реальности не существует различия между внутренним и внешним, фантазией и реальностью. Только приобретение речи делает ребенка членом человеческого общества. Логика, разумное мышление способствуют пониманию взаимосвязи причины и следствия, а приспособление к требованиям окружающего мира перестает быть простым подчинением -- оно становится осознанным и адекватным.

Становление принципа реальности, с одной стороны, и мыслительных процессов, с другой, открывает путь для новых механизмов социализации -- таких, как подражание, идентификация, интроекция, способствующих образованию инстанции "Сверх-Я". Формирование эффективного "Сверх-Я" означает для ребенка решающий прогресс в социализации. Ребенок теперь способен не только подчиняться моральным требованиям своего социального окружения, но и "сам принимает в них участие и может чувствовать себя их представителем". Однако, эта внутренняя инстанция еще очень слаба и долгие годы нуждается в поддержке и опоре со стороны авторитетного лица (родители, учитель) и может легко разрушиться изза сильных переживаний и разочарования в нем.

Подражание, идентификация, интроекция -- необходимые предварительные условия для последующего вступления в социальное сообщество взрослых. Далее должны быть сделаны новые шаги "наружу": из семьи в школу, из школы в общественную жизнь. И каждый из этих шагов сопровождается отказом от личных преимуществ, от "индивидуально-внимательного" отношения к себе. Так, внутри школьного класса существует одинаковый порядок для всех учеников, хотя они как личности отличаются друг от друга. В общественной жизни все люди равны перед законом. "Законы жестки и безличны, и их нарушение приводит к легальным санкциям, независимо от того, какие жертвы для индивида означает их применение, облегчает или осложняет эту жертву его характер и интеллектуальный уровень",-- подчеркивает А. Фрейд. Однако, от нормального человека не требуется, чтобы он знал все общественные предписания, принимал их и делал своими собственными; За исключением основополагающих правил морали от него ожидается, чтобы он признавал необходимость права и закона и в принципе был готов подчиняться им. В сравнении с нормой уголовный преступник похож на ребенка, который игнорирует авторитет родителей. Встречаются и такие люди, чьи моральные требования к себе самому строже и выше, чем от них ожидает окружающий мир. Их идеалы исходят из идентификации не с реальными родителями, а с идеализированным образом родителя. Как замечает А. Фрейд, такие люди ведут себя самоуверенно и морально превосходят своих ближних.

По глубокому убеждению А. Фрейд, о котором она неоднократно заявляет, негармоничное личностное развитие основывается на многих причинах. Это и неравномерный прогресс по линиям развития, и неравномерно длящиеся регрессии, и особенности обособления внутренних инстанций друг от друга, и формирование связей между ними, и многое другое. "При этих обстоятельствах не удивительно, что индивидуальные различия между людьми столь велики, отклонения от прямой линии развития заходят так далеко и определения строгой нормы так неудовлетворительны. Постоянные взаимовлияния прогресса и регресса приносят с собой бесчисленные вариации в рамках нормального развития",-- подчеркивала А. Фрейд.

Однажды на вопрос о том, что нормальный человек должен уметь делать хорошо, 3. Фрейд ответил: "Любить и трудиться". Позднее, как бы полемизируя с отцом, А. Фрейд пыталась ответить на вопрос о том, какое детское достижение заслуживает названия жизненно важного. Она писала: "Игры, учение, свободная деятельность фантазии, тепло объектных отношений -- все являются важными дляребенка. Однако по значению их нельзя сравнить с такими фундаментальными понятиями, как "способность любить" и "трудиться". Я возвращаюсь к более ранней гипотезе (1945) , когда я утверждаю, что только одна способность в детской жизни заслуживает этого положения, а именно способность нормально развиваться, проходить предписанные по плану ступени, формировать все стороны личности и выполнять соответствующим образом требования внешнего мира".


Дата добавления: 2015-04-21; просмотров: 10; Нарушение авторских прав







lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2021 год. (0.023 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты