Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



Поэма «Руслан и Людмила»: проблематика и поэтика.




Читайте также:
  1. Quot;Буковинська" дискусія: учасники, проблематика, наслідки.
  2. До третьих петухов» Шукшина: сказочная условность, социально-нравственная проблематика, сатирическая направленность
  3. Кому на Руси жить хорошо» как поэма-эпопея. Проблема счастья. Народные образы. Фольклоризм
  4. Коробейники» как поэма о народе и для народа
  5. Медный всадник»: проблематика и поэтика.
  6. Нравственная проблематика в «лейтенантской» прозе: Бондарев, Воробьев
  7. Нравственная проблематика «городской» прозы и ее осмысление в повести Трифонова «Обмен».
  8. ОСНОВНАЯ ПРОБЛЕМАТИКА ВЫСТУПЛЕНИЙ СОВЕТСКОЙ ПРЕССЫ В ГОДЫ ВОЙНЫ
  9. Поэма Твардовского «Теркин на том сете» как пример сатиры на сов бюр систему

Поэма писалась с 1817 по 1820. Ни одно произведение Пушкина, за исключением «Евгения Онегина» не писалось так долго. До этого Пушкин пробовал себя в поэме «Монах» и «Тень Фонвизина» - маленькие и незавершенные вещи. Пушкин начал ее еще в лицее, отдельные ее главы читались на вечерах Жуковского и Дельвига в Михайловском. В 1820 году Пушкин пишет знаменитый пролог к «Руслану и Людмиле», который содержит в себе энциклопедию русских сказочных сюжетов. В1814 году Жуковский пишет письмо Воейкову и говорит, что хочет написать поэму «Владимир», перечисляя все то, что Пушкин описал в прологе. Пушкин вспоминал в связи с поэмой Вольтера, который тоже, в свою очередь, прибегал к традициям рыцарской поэмы итальянского поэта Ариосто («Неистовый Роланд»), создавая свою поэму «Орландо». В то время уже были примеры сказочно-богатырской поэмы. «Елисей» Майкова, «Душенька» Богдановича. Были уже попытки литературной обработки устного народного творчества – «Русские сказки» Левшина. В связи с событиями начала века (и особенно 1812г) возникает потребность в противовес героическим поэмам классицизма, весьма мало связанных с русской действительностью, создать на материале национального фольклора романтическую поэму. Этому способствовало и недавнее опубликование «Слова о полку Игореве», и сборник «Древних русских стихов» Кирши Данилова. «Отеческую» поэму пытались написать Батюшков и Жуковский, но оба обломились. Что не вышло у них, сделал Пушкин. Поэтому Жуковский и написал потом на своем портрете, подаренном Пушкину в день окончания «Руслана и Людмилы»: «Победителю-ученику от побежденного учителя». В отличии от «Бове» (списанного с карамзинского «Ильи Муромца») «Руслан и Людмила» - оригинальное произведение. Поэма написана 4-стопным ямбом. Пушкин намерено берет эпизод двенадцати спящих дев у Жуковского и вступает в единоборство с «певцом таинственных видений». Он перемешивает «земное» и «небесное», мистику и эротику. Сказочная романтика Пушкина противопоставлена мрачной религиозно-средневековой романтики Жуковского. Поэма жизнерадостна и оптимистична. Добро в ней, естественно, побеждает зло. В поэму искусно вплетены эпизоды жизни Древней Руси – пир в гриднице Владимира и битва киевлян с печенегами.



Все персонажи у Пушкина – живые. Мы попадаем в мир живых людей, а не «тощих мечтаний любви идеальной», как у Жуковского. У Жуковского все туманно и таинственно. У Пушкина – ярко, жизнерадостно.

Пушкин значительно продвинулся на пути освобождения литературы от рационалистических жанровых схем, соединив обыденное и героическое, возвышенное и шутливое, драматическое и пародийное. Здесь есть образ автора-рассказчика, обращения к друзьям и красавицам – все это следы «легкой поэзии». Пушкин писал в традиции «нового слога» Карамзина, что делало его язык более живым и близким к народной фольклорной фигне, но отдаляло его от салонной дворянской этики, за что Александру Сергеевичу не раз прилетало по башке от критиков. Пушкин смешал «высокий» и «низкий штиль». Пушкин ломает систему Ломоносова (Ломоносов обижается) и перекладывает высокие слова на простонародный лад. Таким образом, демократизация литературы началась именно с поэмы Пушкина, которой он «расчищал дорогу» для «Бориса Годунова» и «Евгения Онегина». Арзамасцы считали, что Пушкин осуществил их мечту о сказочной поэме. Но поэму многие не приняли. В том числе и друг Карамзина – Дмитриев. Он ставил Пушкину в вину отсутствие целомудрия и называл его произведение «поэмкой». В «Сынах Отечества» Пушкина упрекали в грубости, простонародности и в отсутствие вкуса. Пушкин нарушил не только канон серьезной поэмы, но и шутливой. «Руслан и Людмила» проводил итоговую черту под поиском XIX века, какой должна быть поэма.



Поэма должна была стать формой национального самосознания. Ведь не могло сознание XIX века постоянно быть в античности Гомера, в колыбели человечества. А эпопея классицизма была застывшей, сухой и безжизненной. Появлялись жанры бурлески и травести (Херасков «Россиада») где серьезный сюжет выворачивался наизнанку («Елисей или Раздраженный Бах» Майкова). Еще был другой путь – сентиментальные средние жанры - повесть, лирическая медитация («Илья Муромец» Карамзина, «Двенадцать спящих дев» Жуковского, «Русалка» и «Рюрик» Батюшкова).

Мотив испытания Руслана. Здесь есть волшебные помощники, мотив сна и сказочные метаморфозы. Поэма построена на простых нравственных идеях: «любви и чести верен будь», «Настанет мир, погибнет злоба», «Со смехом ужас несовместен». Сюжет развивается линейно. Древний мотив украденной невесты и мотив пути. Сватоство Руслана – заимствование из былин о Владимире. Поэма – это пародия на унылую элегию, идиллию, высокую поэму, балладу…

 

19. Своеобразие романтизма Пушкина в поэмах «Южной ссылки»

Южный период – наиболее плодотворное время творчества Пушкина.

Это расцвет романтизма пушкинской лирики.

Южным поэмам придает оригинальность и стих. Четырехстопный ямб применен в них со всеми своими возможностями динамизма. Он энергичен и музыкален.

Основные темы «Южных поэм» - противоречия страстей, неудовлетворенность героев миром и поиск социальной гармонии.



Мотивы свободы, бегства. Пушкин идет от чистого жанра романтической поэмы к исторической – «Полтава» и к игровому быту - «Граф Нулин». Главная тема всех этих поэм – столкновение героя с силами судьбы. В этом плане, поэмы чем-то напоминают балладу, но написаны они более повествовательно.

«Кавказский пленник»

Поэма написана по свежим впечатлениям после пребывания на Кавказе. Родоначальник «пленников» и «узников» был Жуковский («Шеньонский узник»). Цикл Байрона: «Корсар», «Абидосская (кажется так) невеста», «Гяур» - восточные поэмы. Байроническая модель личности – личность сильная, демоническая, самоценная, более ценная, чем мир.

Главный образ в поэме «Кавказский пленник» - свобода. Конфликт между героем и неволей.

В отличие от «Руслана и Людмилы» первая «южная» поэма обращена к современности, к реальной действительности. Сам Пушкин подчеркивал не только глубокую лиричность поэмы, но и автобиографичность образа героя. Пушкин считал характер главного героя неудачным, плохо прорисованным и объяснял это тем, что действовал субъективно-лиричным методом и «списывал» характер героя с самого себя.

- Характер пленника неудачен, - говорил Пушкин, - доказывает это, что я не гожусь в герои романтического стихотворения.

За основу Пушкин взял образцы нового жанра (лиро-эпическая поэма-повесть) Байрона в его «восточных» поэмах. Они произвели огромное впечатление на Пушкина. Он даже принялся переводить первую из восточных поэм – «Гяур». Увлечение Байроном, основоположником теории новейшего романтизма, наложило отпечаток на поэта. Однако, при всем том, мы видим существенную разницу между «Кавказским пленником» и восточными поэмами, которые будут в дальнейшем только развиваться. У Байрона главное – глубоко личное, субъективное начало. В «Кавказском пленнике» помимо лиричного начала, есть внимание поэта к окружающей действительности. Пушкин хотел изобразить в пленнике преждевременную старость души и равнодушие к жизни, свойственное молодежи XIX века, т.е. ставит задачей отображение объективной действительности. Можно сказать, что кавказский пленник – это прообраз Онегина и Печорина. Если у Байрона главной темой была всегда любовь, а картины природы – просто фон, декорации, то у Пушкина несколько сложнее: любовь + социально-гражданский пафос.

Пушкин отрывает героя от привычной для него среды и помещает в необычную, экзотичную обстановку, надо полагать, для того, чтобы герой смог раскрыться. Когда появляется что-то необычное, появляется искренность. Т.е. Пушкин из всей жизни героя берет один, наиболее яркий эпизод, окутывая все остальное таинственностью, сознательной недосказанностью и намеками – типичный романтичный ход. Мы узнаем, что герой «изведал людей и свет», разочаровался и в том, и в другом, что в прошлом у него было какое-то «грозное страдание», что сердце его увяло, и он охладел ко всему. Он ищет только свободу. Романтический образ черкешенки, плена («Шеньонский узник» Байрона – романтические мотивы узничества) и смерти. Стиль поэмы – возвышенно-лирический, лишенный и тени иронии, какая была в «Руслане и Людмиле» и потом в «Графе Нулине».

Образ пленника

Пушкин считал, что «пленник зелен», а образ его недостаточно развит и «означен слегка».

Характерно, что пленник, как и черкешенка не имеют имени, т.е. в отличие от Байрона Пушкин рассматривает здесь не личность, а просто отвлеченные образы, типы людей. Но, с другой стороны, пленник обрисован противоречиво, а отсюда сложность и «реализм» его характера. То он бестрепетно глядит в лицо смерти, вызывая уважение черкесов, то он элегический страдающий герой, вянущий от неразделенной любви. Он не боится смерти. Это рисует его как сильного героя с железной волей. Но он не пытается спасти освободившую его черкешенку – черта совсем не героическая. Уже здесь сказывается начало того критического отношения к «байроническому» герою с его холодным эгоизмом, сосредоточенностью только на себе, на своих чувствах.

Характерно, что Пушкин и сам соглашался с тем, что было бы правильнее назвать поэму «Черкешенка», потому что ее образ получился более живым. Но автор исходил из других целей. Пушкин берет идею «Естественного человека» Руссо - уход от цивилизации обратно в лоно природы и тут же разрушает, опровергает эту романтическую иллюзию. В «Кавказском пленнике» Пушкин обрел источник романтики в самой действительности. Это гражданско-психологический романтизм.

О характере пленника

Некоторые критики считают, что пушкинские герои поэм как герои комедий Мольера - условны. Их характеризует только одна наиболее яркая черта характера. Они эскизны, схематичны. Герои показаны только одной своей чертой:

Пленник – разочарованностью (основной романтический мотив), черкешенка – страстной любовью и преданностью любимому, братья-разбойники – стремлением к свободе, Мария – духовностью, Зарема – чувственностью. Герои «южных поэм» оказываются в несвойственных для них условиях: человек из света попадает в плен диким черкесам, мирные труженики полей – в страну разбойников, польская княжна в татарский гарем. Это давало возможность подчеркнуть нравственно-волевую силу.

Бахчисарайский сарай

В предыдущих сериях:

Повествование начинается с того, что крымский хан сидит у себя во дворце и страдает.

Тут и выясняется, что во время одного из своих набегов на Польшу, он разграбил город, опустошил княжеское гнездо и похитил княжну Марию. Он влюбляется в нее, выделяет ей отдельные покои в гареме, холит и лелеет ее. А она не отвечает ему взаимностью. Мария тут – кроткая как овечка. Однажды к ней в покои приходит Зарема, бывшая самой любимой женой Гирея до появления Марии. Она просит Марию отворотить о себя Гирея, чтобы все стало как прежде.

Следующий эпизод: Гирей совершает очередной побег, а в это время в гареме Зарема убила Марию и за это ее утопили стражники. По приезду Гирей велит построить фонтан «слез» в честь Марии. Далее идут путевые заметки Муравьева-Апостола, который совершал путешествие в Крым и был у Бахчисарайского фонтана.

С 1823 по 1823 писалась поэма. Здесь установка на экзотику. В начале поэмы дается романтический портрет Гирея, страдающего от безответной любви. Если в «Руслане и Людмиле» старина была обличена в форму сказки, то здесь – легенда. Как и «Кавказский пленник» поэма связана с непосредственными, на этот раз крымскими, впечатлениями Пушкина.

Романтичность сюжета, яркая живописность образа разочарованного и мрачного хана, неистовая страсть Заремы и противопоставленная ей ангельская кротость Марии, композиция (поэма, как подчеркивает сам Пушкин, состоит из отдельных, бессвязных отрывков), нарочитая недосказанность – все это относит поэму к «байроновскому» типу. Сюжетные провалы заканчиваются легендой о фонтане. Чтобы немного нейтрализовать романтический пафос, Пушкин включает в поэму путевые заметки Муравьева-Апостола, путешествовавшего по Крыму и бывшего в Тавриде.

В отличие от «кавказского пленника» Пушкин пытается здесь дать не субъективно-лирическое, а объективно-драматическое изображение характеров. Пушкин сам позднее иронизирует над «мелодраматичностью» Гирея, но сцену разговора Марии и Заремы считает – по-настоящему драматической. Однако, отсутствие в этой поэме, как раннее в «Руслане и Людмиле» живой связи с современностью, видимо, не удовлетворяло поэта.

Гавриилиада

Поэма эта написана в 1821 году и являет собой самой дерзкое произведение, что появлялось против церкви в русской дореволюционной литературе. Эта поэма – прямой и задорный ответ на мистицизм, которому поддавались в те годы придворные круги и сам Александр I. Пушкин писал Вяземскому: «Посылаю тебе поэму в мистическом роде – я стал придворным». В марте 1826 в разгар следствия по делу декабристов был донос Бибикова на «Гавриилиаду», как на «бунтовские стихи».

Тут есть сходства с комической поэмой Вольтера «Орлеанская девственница». Единственное, стремясь осмеять клириков, Вольтер очерняет Жанну, возведенную в лик святых. А Пушкин мыслит более масштабно и, стремясь осмеять придворных, очерняет Марию, Гавриила и Бога.

Цыганы

В предыдущих сериях:

Однажды цыганка по имени Земфира приводит в свой табор чувака по имени Алеко. Она говорит, что он скрывается от закона и что хочет уйти от цивилизации «душных городов» и жить вольной жизней. Старик (отец Земфиры) соглашается разделить с ним кров, если тому некуда идти. Алеко некоторое время живет с цыганами. Зарабатывает тем, что водит ручного медведя на цепи. Между Земфирой и Алеко некоторое время была любовь. Но со временем цыганка охладевает к Алеко. Старик утешает Алеко, говоря, что она свободное создание и типа че хочет, то и творит. Однажды ночью Алеко застает Земфиру с любовником и убивает обоих. Наутро, увидев трупы, табор сворачивается и изгоняет убийцу.

1824 – заключительная поэма Южной ссылки. Это переломная поэма. Переход ото романтического миросозерцания к пониманию сил судьбы.

С точки зрения сюжета поэма напоминает «Кавказского пленника». Алеко тоже ищет свободу и уходит от цивилизации на лоно природы. Правда, в отличие от Пленника, по своей воле. Тут можно усмотреть теорию «Естественного человека» Руссо (типа цивилизация – это гнет, диктат, матрица, люди – батарейки, а вот золотой век человечества был тогда, когда люди еще с деревьев не слезли). Как и жизнь Пленника, жизнь Алеко до ухода к цыганам рисуется недосказано, туманно и рвано. Дальнейшая судьба Алеко после убийства любовников тоже не известна. Но психологизм здесь гораздо четче. В «Кавказском пленнике» о свободолюбии героя говорится в самых общих чертах. Не ясно, что подвигло Пленника искать свободу и в чем он видит неволю цивилизации.

В «Цыганах» все становится ясно после разговора Алеко и Земфиры. Алеко рассказывает ей про душные города, про людей, которые стыдятся своих чувств, торгуют собственной свободой, преклоняются перед идолами и «просят денег и цепей».

Свободные от оседлой жизни, от сковывающей земельной собственности, дома и связанных со всем этим «законов» цыгане являются романтическим образом свободы.

Есть еще одно отличие. В «Кавказском пленнике» герой был рабом среди вольных черкесов. В «Цыганах» Алеко живет среди вольных людей, как равный. Но внешний конфликт рабства здесь переносится внутрь. Отсюда большая глубина и драматичность. Алеко внутренне не свободен от всех тех законов и предрассудков, от которых он бежал к цыганам.

С помощью приемов романтического искусства поэт показал не только сильные, но и слабые стороны героя. Когда любовь Алеко наскучила Земфире, тот стал тюремщиком ее вольного сердца. Вот тогда и проснулись в нем страсти и все те инстинкты, которые успела заложить среда до его бегства. Свобода одного всегда ограничивается свободой другого. Требуя любви Земфиры, Алеко неволит ее. Проповедник вольности становиться собственником, рабовладельцем в душе. Это изнанка характера героя. Вот в чем разница между цыганами и Алеко. Те добиваются свободы для своего народа, а он – только для себя.

«Оставь нас, гордый человек», - говорит Старик. Гордый человек – это не только Алеко, это любой «байронический герой», это представитель молодежи XIX века. Речь идет не просто о гордости, тут целый комплекс наполеонизма: честолюбие, тщеславие, право судить и карать.

Поэма «Цыгане считается одной из наиболее зрелых «южных» поэм Пушкина.

Если черкесская песня в «Кавказском пленнике» едва ли имеет какое-либо отношение к фольклорным источникам, а «Татарская песня» в честь Заремы («Бахчисарайский фонтан») тоже служит только фоном и мало связана с содержанием, то песня Земфиры имеет прямое отношение к содержанию поэмы. Пушкин хотел даже предписать поэме эпиграф строкой старой молдаванской песни: «Мы люди смирные, девы наши любят волю – что тебе делать у нас…». В «Цыганах» почти отсутствуют черты портретной живописи. Но все ёмко, лаконично и красочно. Хотя Пушкин тут несколько раз лопухнулся: во-первых, образ старика явно идеализирован. А во-вторых, молдаванские цыгане в то время были крепостными. Но Пушкин – хренов гений, ему все можно.

 

20. Проблема героя и жанра в южных поэмах Пушкина. Поэма «Кавказский пленник» (1821) возникла из лирики Пушкина периода пребывания на Кавказе, в Крыму, в Кишинёве и Одессе. Пушкин явно проецирует на себя образ «пленника», общим для них являются «противоречия страстей»; однако неверно было бы полностью отождествлять их. «Кавказский пленник» построен так, что даёт основание видеть жанровые признаки поэмы: есть эпический сюжет (плен и бегство героя, самоубийство черкешенки), есть действующий герой — именно он находится в центре внимания. Поэма романтическая, насквозь пронизанная лирическим голосом автора. Близость автора и героя позволила Пушкину создать новую поэтическую форму. Которой доступны сложные психологические явления, трагические события, «противуречия страстей». Пленник часто говорит языком лирических стихотворений Пушкина. Пленник отличается от героя лирики Пушкина более сложным характером. Он не только сосредоточен на своей тоске, но вместе с тем обнаруживает родственность своих душевных устремлений и вольных нравов горцев. Пушкин создал более сложный и более психологически достоверный характер. Пленник не просто поддаётся романтическим настроениям, он в самом деле охладел к любви, окаменел душой, в самом деле разочарован и т.д. Пленник хладнокровно отнёсся к смерти «черкешенки», его спасительницы. Романтизм Пленника не в его настроениях, а в сути его характера, романтизм порождает не только романтические чувства и мысли, но и реальные поступки. Такой герой был новым и непривычным для читателя. Небольшая поэма «Братья-разбойники» (1822) является отрывком из незавершённой поэмы Пушкина о разбойниках, в которой сюжет задуман был такой: разбойники грабят купеческий корабль и похищают дочь купца, которая достаётся атаману, однако из-за этого наложницы атамана ревнуют, сходят с ума, умирают; атаман в итоге пускается во все злодейства, тогда некий есаул предаёт его. Замечателен сам замысел поэмы. Пушкин, создав в «Кавказском пленнике» характер романтического героя, теперь намеревался показать всю сложность взаимоотношений таких характеров. Однако преимущественно лирическое начало поэмы мешало решить такую задачу, поэтому появилась поэма «Братья-разбойники», которая показала уже знакомого нам романтического героя, хотя и в ином обличье. Стоит особо отметить образ прикованных друг к другу братьев, спасающихся, переплывающих вместе через реку. Пушкина критиковали за недостоверность этого образа, но совершенно напрасно — такой случай произошёл в 1820 году в Екатеринославе. Образ явился очередным этапом в раскрытии сложного. Противоречивого, трагического характера романтического героя.

Среди драматичных «южных» поэм Пушкина «Гавриилиада» (1821, ) выглядит странной, лишней, случайной («лежит в стороне от большой дороги романтических лет». Конечно, весёлое кощунство над библейскими сюжетами о грехопадении первых людей и о непорочном зачатии девы Марии далеко от трагических страстей «Братьев-разбойников». Вероятно, «Гавриилиада» нужна была Пушкину как повторение опыта поэмы-беседы «Руслан и Людмила» с её образом иронического автора. Кроме беспечных и хитрых персонажей поэмы (Мария и Гавриил) есть наивный повествователь-проповедник, всерьёз излагающий эту забавную историю, но есть и автор, иронизирующий и над героями. И над повествователем. Значение «Гавриилиады» следует искать не в образах героев (они заведомо шутливые), а в попытке создания новой поэтической формы. Поэма «Бахчисарайский фонтан» (1823; ) продолжает поиски Пушкина в жанре романтической поэмы. Романтическая тема в творчестве Пушкина получила два различных варианта: есть героический романтический герой («пленник», «разбойник», «беглец»), отличающийся твёрдой волей, прошедший через жестокое испытание бурными страстями, и есть страдающий герой, в котором тонкие душевные переживания несочетаемы с жестокостью внешнего мира. В «Кавказском пленнике» всё внимание было уделено «пленнику» и очень мало «черкешенке», теперь наоборот — хан Гирей фигура не более чем мелодраматическая, а действительно главным героем является женщина, даже две — Зарема и Мария. Найденное в предыдущих поэмах решение двойственности героя Пушкин использует и здесь: страдательное начало изображено в лице двух персонажей — ревнивой, страстно влюблённой Заремы и печальной, утратившей надежды и любовь Марии. Обе они являются двумя противоречивыми страстями романтического характера: разочарование, уныние, безнадежность и одновременно душевная пылкость, накал чувств; противоречие решается в поэме трагически — смерть Марии не принесла счастья и Зареме, поскольку они связаны таинственными узами. Так и в «Братьях-разбойниках» смерть одного из братьев навсегда омрачила жизнь другого. Моральная победа над Заремой не приводит к дальнейшим выводам и размышлениям… «Кавказский пленник» имеет ясное продолжение в творчестве Пушкина: и Алеко, и Евгений Онегин разрешают… вопросы, поставленные в первой южной поэме. «Бахчисарайский фонтан» такого продолжения не имеет…» Свойственный Пушкину в начале 1820х радикализм его общественной позиции сменяется глубоким духовным кризисом, вызванным событиями европейской и русской жизни. Пушкин тяжело пережил поражения революций в Европе ( « Кто, волны, Вас остановил..»). Вглядываясь в русскую жизнь, он не находил в ней возможностей для практической победы вольнолюбивых настроений. В его глазах в новом Свете предстали и « вожди», избранные, и « Народы». Пушкин осуждает и тех, и других, но постепенно главной его мишенью становятся именно люди, возомнившие себя избранными. Скептические ноты слышались в стихотворениях Пушкина и раньше 1823 года. Уже в послании Раевскому он отвергает просветительскую миссию поэта и господствующее мнение о цели поэтического творчества. Кризис 1823 года связан, прежде всего, с расставанием с просветительскими иллюзиями, касавшимися отношений « Личности и среды». В соответствии с этим происходит смешение и иных акцентов. Разочарование распространяется и на ведущую роль избранной личности в мире, которая не в состоянии оказалась исправить среду. Народ не пошёл за своими «просветителями», и, несмотря на все усилия остался непросвещенным. Разочарованию подверглись не только толпа, не только избранные, но и сами идеалы. Сказалось недовольство собой, самообманом. Особенно резко разочарование поэта выразилось в стихотворениях «Свободы сеятель пустынный…» и « Демон».

Поэма «»Цыгане» как этап творческой эволюции Пушкина. Пушкин работал над поэмой с января 1824 года до октября, то есть закончил уже в Михайловском. Герои и события во многом напоминают «Кавказский пленник». Такой же герой-европеец, попадающий в среду почти первобытного племени. И здесь вторжение его в жизнь этого племени влечёт за собой гибель героини. И здесь страсти героя — источник катастрофы. Но есть заметные различия и в системе персонажей (отец Земфиры), и в характеристике героев, и в их взаимоотношениях, но главным образом изменилась постановка проблемы и её трактовка. Герои. Алеко, как и Пленник, имеет сходство с автором, что подчёркнуто в имени героя, но и здесь, как в «Кавказском пленнике», задача автора не в самохарактеристике, а в изображении «героя времени». В отличие от Пленника Алеко не стремится бежать, так как изгнан из общества и возвращение невозможно, кроме того, именно здесь, в цыганском таборе, он нашёл свою свободу. О прошлом героя не сообщается, но воображение читателя намеренно возбуждается глухими намёками о страшной душевной драме. Алеко по сравнению с Пленником более эгоистичен, индивидуалистичен, мстителен, ревнив. Изменился характер героини. Идеальные черты черкешенки, пожертвовавшей собой ради любви, совершенно отсутствуют в образе Земфиры, гораздо более земной. Появился старый цыган — резонёр, если проводить аналогии с драмами XVIII века, хотя Пушкин придал ему некоторые психологические черт. Композиция. Членение поэмы не по песням или главам. Перед нами отрывки, никак не озаглавленные, по сути — сцены. Почти нет авторского голоса, нет рассказа о событиях; герои реализуют себя в драматических монологах, сценах. Конфликт. Пушкин показывает беглеца, который не хочет возвращаться! Ему хорошо с вольными цыганами. Пушкин изображает цыган именно в проявлениях их дикой вольности, то есть цыгане воплощают собой некую идею общественного устройства и поведения. Как и Алеко. Алеко показан с весьма неясным прошлым, зато точно известно, что он весь во власти страстей: В поэме противопоставлены мир страстей и идеальный первобытный уклад жизни. Представление о первобытном обществе строились более по поэтическому мифу о золотом веке. Эпоха просвещения, напротив, понималась как порочное общество людей. Разница двух миров не в том, что отношения в первобытном обществе строятся как война против всех, а в просвещенном обществе человек предаётся своим страстям, которые извращают здоровые инстинкты первобытных людей. Конечно, Пушкин не предлагает отказаться от образованного общества и двигаться истории вспять, он не ставит идеалом примитивное сознание. Он предлагает решение проблемы страстей — всё спасение в разуме, в мудрости, которая в поэме является в образе старого цыгана (ограничить безудержные страсти ясностью ума. Ср. подобное же решение темы свободы как сочетания воли и законов). Однако мудрость старого цыгана не спасла Алеко от трагического финала: он уходит. Вынужден уйти, его изгнали и отсюда. Так Пушкин показал трагическое положение современного человека, которому 1) невозможно жить в обществе «образованного разврата» и 2) невозможно бежать из этого общества, так как нигде он не сможет прижиться со своими необузданными страстями. «Цыганы» — не только последняя из «южных» поэм Пушкина, но и завершающая, самая зрелая. «Этой поэмой он исчерпал романтическую тему, доведя её до последнего выражения…» (Б.В.Томашевский) В итоге романтических поисков Пушкин пришёл к новому типу героя (уже не лирическому) — герой как персонифицированный образ некой «среды». Теперь пушкинский герой является не индивидуальным характером (как Пленник), теперь его поведение определяется более масштабным характером среды (как Алеко — «представитель» образованного общества, среды страстей; как Земфира — «представитель» дикого общества со здоровыми инстинктами). Однако всё ещё сохраняется главный герой, представляющий свою среду, но оторвавшийся от неё, и второстепенные герои, живущие в своей среде (герои лирические и эпические). Далее Пушкину предстояло уравнять главных и второстепенных героев, чтобы обнаружить столкновение не личностей, а самих «сред», исторических сил. Это началось в «Цыганах» и произойдёт в «Борисе Годунове

 

21. Особенности пушкинской лирики периода Северной ссылки.

В Михайловское Пушкин прибыл 9 августа 1824 года, но приезд домой был печальным, так как отец поэта взял на себя обязанности надзора за сыном; всё это вызвало ссору и отъезд из Михайловского отца, матери, брата и сестры поэта. Пушкин остался в одиночестве. После жизни на юге Михайловское стало прямо противоположным миром: вместо толпы знакомцев — одиночество, вместо «кочевого» образа жизни устоявшийся быт. Основная сфера деятельности поэта в этот период — литературное творчество.

Пушкин занимается изданием своих «Стихотворений Александра Пушкина», которые вышли в свет в январе 1826 г. (с эпиграфом из Проперция: «Юность поёт о любви — муж воспевает тревоги», цензура разрешила книгу 8 октября 1825 г., но после 14 декабря эпиграф приобрёл опасное звучание). Через месяц книгу раскупили. Творческая эволюция поэта, которую мы рассматривали на лекциях, была заметна и читателям. Пушкин-лицеист превратился в большого русского поэта, автора поэм, трагедии, сборника лирических стихотворений. Сами поясняющие эпитета Пушкин-лицеист, Пушкин-младший, Пушкин-племянник теперь исчезли, остался просто Пушкин (а В.Л.Пушкин теперь стал называться дядя Пушкина). Он стал признанным первым русским поэтом. А. Дельвиг в письме от 28 сентября 1824 года пишет Пушкину, называя его великим: «Никто из писателей русских не поворачивал так каменными сердцами нашими, как ты». В.А.Жуковский в ноябре 1824 г.: «Ты рожден быть великим поэтом <…> По данному мне полномочию предлагаю тебе первое место на русском Парнасе».

Пушкин понимал, что его новое положение в литературе накладывает на него новые обязанности, прежде всего организатора литературного процесса. Он задумывает издавать толстый журнал. Но возможности такой, находясь в Михайловском, не имеет. Много читает, пишет, формулирует, подводит итоги.

Одной из главных тем лирики этого периода становится тема поэта и поэзии: «К Языкову», 1824, «Разговор книгопродавца с поэтом», 1824, «Подражание Корану», 1824, «Клеопатра», 1825, «Храни меня, мой талисман…», 1825, «Люблю ваш сумрак неизвестный», 1826, «Пророк», 1826. Поэзия понимается как особый дар человеку, явный как талисман и столь же загадочный. Смыл поэзии Пушкин понимает как пророчество.

Тема дружбы: «19 октября», 1825, «Анре Шенье», 1825. Дружба понимается в романтическом стиле как таинственный союз («он как душа неразделим и вечен»).

Тема любви: «Я помню чудное мгновенье…», 1825, «Признание», 1826. Тема еще не утратила романтической тональности («гений чистой красоты»).

Пушкин ещё продолжает использовать прежние романтические формулы, но уже рождается и новая поэзия — философская лирика с внежанровыми лирическими стихотворениями: «Зимний вечер», 1825, «Зимняя дорога», 1826, «Няне», 1826. Новый образный строй (зима), новый стиль.

За время южной ссылки Пушкин прочно овладел романтическим стилем, который предполагает самонаблюдение; создавая вымышленные ситуации и героев, поэт какие-то моменты живёт их жизнью и постепенно срастается с литературной маской («пленник», «беглец», «разочарованный», «мечтатель»). Однако романтическое поведение Пушкина отличалось своеобразием — он менял такие «маски» (то «беглец», то «изгнанник», то «узник»). Эта его особенность привела к двум важным результатам. Во-первых, он получил возможность взглянуть на романтическую психологию извне, как на снятую маску и понять романтический характер. Во-вторых, оформился отказ от романтического эгоцентризма и появилась возможность учитывать чужую точку зрения. «Выработка игры стилями в жизни и игры стилистическими контрастами в поэзии имела общий психологический корень и общую цель — путь к простоте»

Пушкин учится смотреть на мир глазами другого человека, менять точку зрения на окружающих и меняться самому. Такой взгляд на жизнь позволял находить красоту, истину, радость там, где романтик видит заурядность, рутину, пошлость. Пушкин заново увидел мир — трезво, правдиво, безбоязненно.

Такое мироощущение вывело на первое место в творчестве Пушкина не столько лирику с её вынужденно индивидуалистичным лирическим «я», а эпические и драматические формы, где сталкиваются исторические силы. Литературные формы соответствуют пушкинскому ощущению себя не на границе мировых непостижимых стихий (как у романтиков), а в движении более реальных, но столь же мощных и неуклонных исторических сил.

Период романтизма завершился у Пушкина в Михайловском. Герои уже не являются рупором авторского голоса, если в «Кавказском пленнике» «уши» автора были видны в Пленнике, в «Цыганах» — в Алеко, в «Борисе Годунове» почти не видны, так как герои отделились от автора. Далее наше внимание к биографии поэта станет значительно слабее, но сильнее внимание к героям, к поэтическим формам.

 


Дата добавления: 2015-04-21; просмотров: 15; Нарушение авторских прав







lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2022 год. (0.054 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты