Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



Вопрос 14. В истории взаимоотношений В.Я




Читайте также:
  1. Акты международных организаций по экономическим вопросам.
  2. Акушерство в вопросах и ответах
  3. Акушерство в вопросах и ответах
  4. Акушерство в вопросах и ответах
  5. Акушерство в вопросах и ответах
  6. Акушерство в вопросах и ответах
  7. Акушерство в вопросах и ответах
  8. Акушерство в вопросах и ответах
  9. Акушерство в вопросах и ответах
  10. Акушерство в вопросах и ответах

В истории взаимоотношений В.Я. Шишкова с Максимом Горьким до сих пор остаются пробелы и необъясненные противоречия. Возможно, обращение к теме русского крестьянства в творчестве Шишкова, с одной стороны, и в письмах и публицистике Горького — с другой, поможет восполнить и прояснить некоторые из них.

Современниками и потомками Шишков воспринимался, в первую очередь, как «сибирский» писатель. Он оставался верным этой теме. Уезжая из Сибири, писатель отвечал на упреки Г.Н. Потанина: «…в Сибири я прожил двадцать лет, это вторая моя родина <…> я переполнен впечатлениями, которых хватит мне на всю жизнь…»[1]. Автор первой книги — очерка творчества Шишкова — М. Майзель связывал с «замкнутостью» на сибирской теме «слабый литературно-общественный резонанс» творчества Шишкова: даже к середине 1930-х годов критика не дала сколько-нибудь серьезного обзора творчества одного из известных и плодовитых писателей современности[2].

После революции второй магистральной темой в творчестве Шишкова становится деревенская тема. Однако современному читателю Шишков практически неизвестен как автор многочисленных произведений о русском крестьянстве в трагическую и переломную для его судьбы эпоху.

Началась она с заметок и очерков, публиковавшихся в эсеровской газете «Воля народа» (в основном, в 1917 г.), и небольших пьес, написанных Шишковым в 1919 — начале 1920-х годов. Пьесы «Мужичок», «Грамотеи», «Вихрь» были посвящены деревне. Действие пьесы «Старый мир» разворачивалось в сибирской глубинке.

В письме В. Бахметьеву 23 августа 1920 г. Шишков подробно рассказывал, как он «заделался драматургом»: «Очень занятное это ремесло, много веселей, чем беллетристика. Сочинишь камедь, а потом, Господи помилуй, перед тобой на сцене живые люди, рожденные не утробой матери, а твоей собственной головой. Да другой раз такое на сцене загнут, что от души хохочешь! Народ веселый. Мелодрама в 4-х действиях “Старый мир” <…> уже 5 раз шла в государственном Василеостровском театре, с большим успехом. На первом дважды вызывали автора. Пойдет еще в двух-трех петербургских театрах <…> Главный режиссер Саратовского городского театра увез пьесу к себе для постановки. Вторая вещь — “Мужичок” — в сущности, получила, неожиданно для меня сатирический оттенок, да настолько, что после 20 раз постановки в театрах здешних ее, матушку, сняли со сцены. Но все равно пойдет, она издана Государственным книгоиздательством и всюду распространяется. <...> И еще <...> начал писать пьесу из крестьянской жизни, где покажу всю подлую изнанку войны, что она сделала с деревней».



ость Шишкова-драматурга была столь активной, что в одном из писем Горький характеризует его именно в этом качестве. 30 декабря 1920 года Горький писал С.И. Грушевскому: «Обращаюсь к Вам с убедительнейшей просьбой передать комнаты Каплуна и Янковской в доме № 4 по Троицкой Вячеславу Яковлевичу Шишкову и Ксении Михайловне Жихаревой. В. Шишков — известный наш литератор, чья пьеса “Мужичок” идет с таким успехом в столицах и провинции, автор очень хорошей пьесы “Старый мир”, тоже имеющей крупный успех на сцене Василеостровского театра, — человек вполне заслуживающий внимания и литератор значительный. К.Жихарева — одна из лучших наших переводчиц…»[4]. Письмом Горький оказал семье Шишкова спасительную по тем временам бытовую помощь, о чем с благодарностью вспоминали и Шишков («Встречи»), и К.М. Жихарева, его вторая жена, талантливая переводчица.



Драматургом («слабым очень»[5], по собственной скромной оценке) Шишков стал с легкой руки Горького. Завершая воспоминания о Горьком «Встречи», Шишков писал о предложении Горького подключиться к написанию серии маленьких пьесок для народа. Шишков согласился написать «бытовую вещь», Горький «окрестил» его пьесу «Мужичок»

К.М. Жихарева вспоминала: «“Мужичок” очень понравился Алексею Максимовичу, он смеясь говорил, что Вячеслав Яковлевич его “подвел”, так как, читая рукопись и перейдя ко второму акту, изображавшему мнимый возврат царской власти, он испугался за автора: “Ошалел он, что ли?”»

В «Мужичке» сталкиваются в комическом конфликте «отцы» и «дети» (Вавилыч — и непокорные сын с дочерью), деревня и город. Конфликт подчеркнут композицией: первое действие происходит в городском общежитии, второе — в деревенской избе. Столкновение города и деревни, представленное у Шишкова в комическом варианте, — преобладающая идея Горького в первые послереволюционные годы. Конфликт «Мужичка», как и положено в комедийном жанре, благополучно разрешается: дети — самодеятельные актеры — разыгрывают перед отцом возвращение старой власти, несущей возмездие за неприкрытый грабеж бывших имущих классов, наглядно убеждая его в том, что новая власть, при которой он «обогатился», несравненно лучше.

Горькому, безусловно, импонировало сатирическое изображение духа стяжательства, инстинкта собственника в образе Вавилыча. В брошюре «О русском крестьянстве» (Берлин, 1922) он писал: «В 1919 году милейший деревенский житель покойно разул, раздел и вообще обобрал горожанина, выменивая у него на хлеб и картофель все что нужно и не нужно деревне. Не хочется говорить о грубо насмешливом, мстительном издевательстве, которым деревня встречала голодных людей города. Всегда выигрывая на обмене, крестьяне — в большинстве — старались и умели придать обмену унизительный характер милостыни, которую они — нехотя — дают барину, “прожившемуся на революцию” <…> деревня хорошо поняла зависимость города от нее, до этого момента она чувствовала только свою зависимость от города».[8] «Мужичок» содержит ряд ярких иллюстраций этих мыслей Горького. Мимоходом, как бы невзначай, Вавилыч забирает сапоги у сына и ситец у дочери, насмехаясь над ними, «горожанами». «Смесь избы и салона» — такая ироническая ремарка открывает второе действие пьесы Шишкова. Вавилыч, в ожидании новых «просителей», бахвалится своим положением. Шишков и посмеивается над невежеством и нравственной неразвитостью своего героя, и сострадает ему.



В марте 1920 года рецензенты отмечали сценичность, правдивость и художественную точность «Мужичка» — чем объясняли ее успех у зрителей: «И самая тема, и факты, приводимые в виде иллюстраций, всем знакомы и по устным и печатным рассказам <…> многое схвачено с натуры с поразительной верностью»

В середине двадцатых годов отношение критики к трактовке деревенской темы начинает меняться. Пьесы Шишкова оцениваются уже совсем в другом тоне. В. Луговской с едкой иронией называет «Мужичка» «неким шедевром», главное действующее лицо — «солидным мужиком, кулацкого типа» и, пересказав содержание пьесы в таком духе, делает характерный вывод: «Зачем нужна такая политически неграмотная галиматья — неизвестно?!»

Похожей была судьба маленькой пьесы-шутки «Грамотеи» — о ликвидации неграмотности на селе. Пьеса с успехом ставилась в деревенских клубах — при участии автора. Шишков писал Г.А. Вяткину 25 июня 1921 г.: «Мы только что с Ремизовым возвратились из деревни, ездили за Лугу, читали в народном доме и школах, я ставил свою маленькую двухактную пьесу “Ликвидация” [безграм<отности>] — как в деревнях старух и стариков грамотности обучают».

Впечатления от ее постановки легли в основу сюжета «Спектакль в селе Огрызове». И пьеса, и рассказ пользовались в 20-е годы неизменным успехом. Однако Луговской оценивает ее так: «“Грамотеи” того же Вячеслава Шишкова — шутка в 2 сценах, очень нудно рисующая насаждение грамотности на селе <…> неимоверная сусальность, неверный в принципе подход к теме делают эту пьесу прямо вредной».[12]

Другой жанровой формой, в которой Шишков разрабатывал крестьянскую тему, с 1917 года стал жанр очерка. Напечатанный в «Красной нови» цикл очерков Шишкова «С котомкой» очень понравился Горькому: «… такие, как Ваши, очерки современной деревни, замечательно своевременно и хорошо рисуют текущую жизнь»[13].

17 августа 1925 года на вопрос В.И. Нарбута, возглавившего издательство «Земля и фабрика», стоит ли переиздавать «Тайгу» «и издавать вообще Вяч. Шишкова?», Горький твердо отвечал: «Конечно — издавать. Это неплохой и грамотный писатель. <…> Я бы издал и “Тайгу” и “С котомкой” — очерки, которые он печатал в “Красной нови”»[14].

В середине 1920-х годов под влиянием многочисленных писем об изменениях в деревне Горький постепенно смягчает свое отношение к ней. В их числе — большое письмо Шишкова от 17 ноября 1925 г., в котором он в частности писал: «…Постепенно проясняется и советская наша жизнь: из хаоса, тумана постепенно рождаются радующие сердце факты нового строительства, внутреннего и внешнего. Я летами путешествую по деревням, в прошлом году в Костромской, нынче в Новгородской губернии, присматриваюсь, взвешиваю и вижу: делается новое, мужик стал цепким, локти врозь — стал зубастым, лезет на хутора, заводит многополье, сеет клевер, выращивает племенной скот, жрет самогонку и, в пьяном виде, конечно, поругивает советскую власть. Но в душе, конечно же, думает, что это власть всамделишная, она старается для мужика».[15]

30 декабря 1925 г. в письме Д.А. Лутохину Горький упоминает Шишкова среди писателей, свидетельствующих об изменениях деревенской жизни в лучшую сторону: «Иван Вольный пишет мне: “особенно радостно глядеть на деревню, которую болезненно люблю со всей ее дикостью и хамством. Старое — кончилось, старое злобно умирает. Туда ему и дорога”. Вот эти заявления о конце старого идут от самых разнообразных наблюдателей жизни: от Вяч. Шишкова, М.М. Пришвина, Акульшина, Клычкова и т.д. Не очень верю, — но невольно радуюсь».[16]

И пьесы, и очерки Шишкова тесно связаны по содержанию с его юмористическими («шутейными») рассказами 1920-х годов. Большая часть «шутейных рассказов» Шишкова также описывает — в сатирическом и юмористическом ключе — жизнь новой деревни. Об отношении Горького к этому обширному пласту творчества Шишкова 1920-х годов судить затруднительно. С одной стороны, известна его положительная оценка знаменитого рассказа Шишкова «Спектакль в селе Огрызове»[17]. Часто цитировалась и фраза, подчеркнутая Горьким в письме Шишкова и с одобрением повторенная им в ответном послании: «“Тянет на смешное, чтобы весело было читать”, — говорите Вы. Меня этот лозунг Ваш радует очень, на мой взгляд — это как раз то самое, что уже давно необходимо нам. Умный смех — превосходный возбудитель энергии»[18].

С другой стороны, в начале 1933 года Горький писал Е. Добину по поводу статьи Шишкова о приемах литературного творчества: «Очень жаль, что В. Шишков написал и напечатал «Шутейные рассказы», — ему, должно быть, неизвестно, что лет за 50-60 до наших дней такие грубые, глумливые рассказы фабриковал некий Миша Евстигнеев, что тогда эта “литература” называлась лубочной. Статейка, в которой Шишков сообщает молодым писателям о том, как он сочинял “шутейные”, вызвала у меня мрачное настроение, и я бы дружески посоветовал Шишкову уничтожить рукопись этой статьи, ибо она его, как литератора, серьезно компрометирует»[19]. Е. Добин спустя десятилетия недоумевал по поводу такой жестокой оценки. Он писал Н.Н. Яновскому 1 марта 1976 г.: «Шутейные рассказы очень мне понравились, и я заказал Вячеславу Яковлевичу для “Литературной учебы” статью о его опыте в этом жанре. Просил его остановиться подробней на приемах, вызывающих комический эффект. Вячеслав Яковлевич написал, на мой взгляд, отличную статью, и я послал ее Алексею Максимовичу с полной уверенностью, что он ее одобрит. Но… к моему крайнему огорчению, он прислал разносный (и несправедливый) отзыв».[20

Подобная оценка Горьким произведений Шишкова далеко не единственная. Холодный тон и резкость — неизменные спутники высказываний Горького о произведениях Шишкова в 1930-е годы. До сих пор вполне определенно не выяснено, что стало главной причиной или конкретным поводом резкой перемены в оценке Горьким творчества Шишкова. Вероятно, их было несколько. Рискнем предположить, что «крестьянский вопрос» сыграл здесь не последнюю роль.

Между «светлой» и «темной» полосой в отношении Горького к Шишкову было опубликовано произведение, которое можно назвать кульминацией и итогом развития крестьянской темы в творчестве Шишкова.


Дата добавления: 2015-04-21; просмотров: 3; Нарушение авторских прав







lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2021 год. (0.019 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты