Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



Поведенческие реакции и секреция АКТГ




Секреция АКТГ, ведущего к снижению числа лимфоцитов и эозинофилов в циркулирующей крови и к снижению концентрации аскорбиновой кислоты в коре надпочечников, возникает не только в ответ на разнообразные виды стресса, но и при раздражении определенных участков гипоталамуса; раздражение этих же участков гипоталамуса у ненаркотизированной крысы .вызывает оборонительные реакции. При раздражении других участков гипоталамуса возникают автоматические движения — крыса как бы «умывается» передними лапками. Раздражение этих областей не приводит к секреции АКТГ. Можно, следовательно, сказать, что вызываемая раздражением гипоталамуса секреция АКТГ связана с типом .поведения, имеющим отношение к борьбе и защите. Интересно, что раздражение вентральной области гипоталамуса вызывает интенсивный бег, но не приводит к изменению содержания аскорбиновой кислоты в коре надпочечников. Как пишут Лиш-.шак и сотр. [225, 585], секреция АКТГ определяется не .степенью моторной активности, а ее «эмоциональным зарядом», аффективным компонентом. Сходные наблю-


ГЛАВА XII

ден.ия были сделаны на обезьянах, у которых отмечалось беспокойство, настороженность и отказ от пищи при раздражении определенных областей гипоталамуса; такое же раздражение областей, не имеющих отношения к секреции АКТГ, не вызывало подобного эффекта [632].

Механизм секреции АКТГ

Мы уже указывали, что секреция АКТГ повышается ■У при раздражении гипоталамуса. v/У обезьян длительное слабое раздражение гипоталамуса (значительно ниже >—порога реакции ярости) вызывает максимальную секрецию АКТГ. Поскольку очаговые повреждения гипоталамуса резко снижают и даже блокируют действие различных форм стресса [612], можно предположить, что раздражители, вызывающие повышение секреции АКТГ, действуют на гипоталамус. Удаление полушарий не изменяет этой реакции, «о обонятельный мозг, ин-| тимная связь которого с гипоталамусом подчеркивалась / выше, влияет на ее интенсивность. Правда, отделение \ лобной доли от гипоталамуса приводит к усилению реак-\ ций на стресс; секреция АКТГ при этом была выше, чем. в контроле — при перерезке гипоталамических путей к другим участкам коры [585]. Было обнаружено, что раздражение гиппокампа снижает секрецию АКТГ при стрессе. Раздражение орбитальной поверхности лобной доли, напротив, вызывает уменьшение числа эозинофилов [719], что указывает на возможность активации механизма секреции АКТГ через кору головного мозга. Сходные наблюдения описал Лишшак [585], который обнаружил, что раздражение гиппокампа снижает секрецию АКТГ в ответ на боль или инъекцию гистамина и адреналина.

Значение гипоталамуса для секреции АКТГ видно не только из экспериментов по раздражению и повреждению, но и из наблюдений, касающихся развития гипо-таламо-гипофизарной системы у грызунов в онтогенезе. Лишшак [585] отметил, что в первые дни жизни ни раздражение гипоталамуса, ни различные условия, вызывающие стресс, не приводят к появлению признаков сек-


СТРЕСС И ЭМОЦИИ

пеции АКТГ, хотя кора надпочечников уже способна реагировать на этот гормон. Более того, экстракты из ткани гипоталамуса вызывали секрецию АКТГ у новорожденных животных, если экстракт был приготовлен из ткани взрослых животных, а не из бездействующего гипоталамуса новорожденных. Даже у взрослых животных, экстрагипоталамические влияния на секрецию АКТГ, очевидно, минимальны. Гипофиз, не испытывающий .влияния гипоталамуса в результате повреждения или перерезки ножки, продуцирует лишь следы АКТГ, а .различные виды стресса и гуморальные факторы оказываются практически неэффективными.

Подобные исследования были проведены и на обезьянах; индикатором высвобождения АКТГ служила концентрация адренокортикостероидов в плазме [629, 631]. Оказалось, что раздражение миндалевидного ядра вызывает максимальную секрецию АКТГ; раздражение гиппокампа почти не оказывает непосредственного влияния на уровень кортикостероидов в плазме, но спустя 24—48 час после такого раздражения .их содержание снижается; причем .в течение этого периода .влияние раздражения гипоталамуса на секрецию АКТГ было менее эффективным.

Влияние гиппокампа также проявлялось менее заметным образом. В секреции АКТГ существует суточный ритм, на что указывают изменения уровня стероидов плазмы, их концентрации в моче и числа эозинофилов в циркулирующей крови. Если путем перерезки свода устранить влияние гиппокампа на гипоталамус, то эти изменения исчезают. Цель данной работы дать новое подтверждение правильности концепции о том, что между лимбической корой, подкоровыми структурами и гипоталамусом существует тесная связь .и что, очевидно, именно эти пути подвергаются первичной активации в тех случаях, когда при эмоциональном возбуждении происходит активация гипоталамуса через кортикофугальные связи (см. также [282]).

Различные виды стресса вызывают возбуждение гипоталамуса рефлекторным путем или через кору, что ведет к увеличению секреции АКТГ передней долей гипофиза, если этот механизм не блокирован очаговыми


318 ГЛАВАХ!]

повреждениями гипоталамуса. При повреждении бугро-вой области гипоталамуса отмечается резкое уменьшение секреции АКЛТ в ответ на операционную травму или некроз ткани (.при введении формалина), а также на раздражения, вызывающие эмоциональное возбуж-• дение (боль, сильное звуковое раздражение). Однако экспериментальные данные показывают, что хотя конечный путь от ядер бугровой области к передней доле

/ гипофиза для всех видов стресса одинаков, только воздействия, связанные с эмоциональным .возбуждением, вызывают активацию этого механизма через задний

\ гипоталамус [844]. Этим объясняется тот факт, что повреждения в данной области гипоталамуса уменьшают или блокируют секрецию АК.ТГ в ответ на раздражения, связанные с эмоциональным возбуждением, но не в ответ на операционную травму и т. п. Более того, последняя группа раздражителей обычно вызывает у животных с повреждением заднего отдела гипоталамуса еще более выраженную стимуляцию секреции АКТГ, чем у неоперированных контрольных животных. Это можно объяснить высвобождением переднего отдела гипоталамуса в результате повреждения заднего отдела [310].

Эти данные свидетельствуют о том, что симпато-адреналовая система, активируемая лим.бическим мозгом и задним отделом гипоталамуса, играет ведущую роль в высвобождении АКТГ в условиях эмоционального стресса. Понятно поэтому, что раздражение чревных нервов, инъекция малых доз адреналина и такие состояния, как инсулиновая гипогликемия, повышающие секреторную активность мозгового слоя надпочечников, повышают и активность коры надпочечников. Однако влияние секретов мозгового вещества надпочечника на активность его коры не является непосредственным, поскольку адреналин не повышает секреторную активность коры надпочечников в опытах с перфузией изолированной железы. Хотя удаление мозгового вещества надпочечников не блокирует полностью секрецию АКТГ при стрессе, для того чтобы вызвать эту секрецию в подобных условиях нужны более интенсивные раздражители. Так, ярость, незначительное кровотечение и аноксия, вызывающие лимфопению у нормальных


стресс и эмоции

животных, не дают подобного эффекта после удаления \ / мозгового вещества надпочечников [306]. Было также \ установлено, что после перерезки спинного мозга на уповне верхних торакальных сегментов (скажем, Th3), болевые раздражения и воздействие холода не вызывают эозинопении, наблюдаемой в подобных условиях V контрольных крыс; дело в том, что при такой перерезке блокируется передача симпатических импульсов к мозговому веществу надпочечников. Возможно, что гормоны мозгового вещества надпочечников действуют на гипоталамус [182, 768, 793], но, быть может, они оказывают и непосредственное действие ,на ткани организма.

Следует заметить, что повреждения среднего мозга [657а] или перерезка мозгового ствола на этом уровне [628, 779] нарушают секрецию АКТГ при стрессе. Подобные повреждения снимают возбуждающее действие адреналина на задний отдел гипоталамуса [718]. Эти факты позволяют предположить, что поддержание возбудимости гипоталамуса со стороны ретикулярной формации играет существенную роль в увеличении секреции при эмоциональном возбуждении. Считают, что импульсы, поступающие в задний отдел гипоталамуса, при эмоциональном возбуждении являются следствием активации ретикулярной формации через кортикофу-гальные пути от новой и лимбической коры или рефлекторным путем [243].

Сейерс и Сейерс [794] обратили внимание на весьма важный факт: различные виды стресса (воздействие высокой и низкой температуры, введение гистамина, адреналина и др.) не вызывают уменьшения содержания аскорбиновой кислоты в коре надпочечников, если животным предварительно вводили гормоны коры надпочечников. Очевидно, именно наблюдаемое при стрессе снижение концентрации этих гормонов в крови и тканевой жидкости вызывает секрецию АКТГ передней долей гипофиза. Благодаря ее воздействию на кору надпочечников дефицит ее гормонов в крови восполняется. Очевидно, усиленное потребление гормонов коры надпочечников (и соответственно понижение их концентрации в крови) в результате повреждения тканей происходит даже после перерезки сенсорных нервов.


ГЛАВА XII

Считают, что именно таков механизм повышения секреции АКТГ после 'перелома конечности, утерявшей чув- J ствительность в результате сенсорной денервации. Но денервация, несомненно, ослабляет реактивную секрецию АКТГ.

Подводя итог изложенным фактам, можно сказать, I что при эмоциональном стрессе гипоталамус возбуждается через кортикофугальные пути. Это возбуждение усиливается гормонами мозгового 'Вещества надпочеч- j пиков, высвобождающимися при возбуждении гипота- 1 ламуса. Полагают, что они действуют непосредственно ? на гипоталамус, но вполне возможно, что они, кроме того, увеличивают потребление гормонов коры надпочечников -в тканях: последний механизм играет главную роль в повышении секреции АКТГ при повреждении тканей.

Наш анализ показал, что в основе повышения секре- ] ции АКТГ при различных видах стресса лежат следую- J щие механизмы: возбуждение гипоталамуса, действие гормонов мозгового вещества надпочечников, изменение концентрации гормонов коры надпочечников в крови и тканевых жидкостях, а возможно, и действие веществ (подобных гистамину), освобождающихся вследствие ' повреждения и омертвения тканей. Но это еще не все. Выше мы упоминали, что боль ,и эмоциональное возбуждение вызывают усиленную секрецию антидиуретического гормона вследствие возбуждения переднего I отдела гипоталамуса. Очевидно, этот 'Процесс связан с высвобождением АКТГ. У животных, у которых высвобождение АКТГ при стрессе блокировано различ- 1 ными способами (в том числе повреждением гипотала- I муса), введение антидиуретического гормона вызывает j его высвобождение [609]. Это позволяет предположить, I что антидиуретический гормон (или другие, близкие I ему вещества, экстрагируемые из гипоталамуса) играет 1 известную роль в высвобождении АКТГ. Интересно также отметить, что повышение уровня гормонов коры j надпочечников в циркулирующей крови блокирует высвобождение как АКТГ, так и антидиуретического гормона [611]. Физиологическое значение связи антидиуре- • тического гормона с АКТГ подтверждается наблюдения-

I !


СТРЕСС И ЭМОЦИИ

ми свидетельствующими о том, что при экспериментальном несахарном диабете нарушена секреция не только антидиуретического гормона, но и АКЛТ [610].

Эти исследования могут служить убедительным доказательством участия гипоталамуса в эмоциональном возбуждении и наличия в этих условиях глубоких и сложных изменений в эндокринной системе. За последние годы эти работы пополнились прямыми доказательствами увеличения активности коры надпочечников — повышением концентрации кортикостероидов в крови.

СЕКРЕЦИЯ АДРЕНОКОРТИКОСТЕРОИДОВ И ЭМОЦИИ.

Эксперименты на животных

Лишшак и Эидрочи [585] определяли концентрацию адренокортикостероидов в крови .вены надпочечника у кошек. Они обратили внимание на то, что у одних животных секреторная активность коры надпочечников была в 8—10 раз выше, чем у других. Эти животные отличались выраженной агрессивностью и неустойчивостью поведения; достаточно было весьма слабого раздражителя, чтобы вызвать у них реакцию ярости. Далее было установлено, что у собак, у которых предварительно выработанный условный слюноотделительный рефлекс затормаживался болевым раздражением, длительность этого торможения соответствовала интенсивности секреции адренокортикостероидов. В течение этого периода (длительностью 1 —14 дней) у собак наблюдались невротические явления (тремор, беспокойство). Эти наблюдения ясно показывают, что интенсивность секреции адренокортикостероидов может служить показателем эмоционального состояния и степени активности гипоталамуса и что эмоциональные расстройства также связаны с этой секрецией.

Опыты на обезьянах, в которых об интенсивности секреции адренокортикостероидов судили непосредственно по концентрации 17-оксикортикостероидов в плазме, показали исключительную чувствительность этого индикатора эмоциональной реактивности [632]. Перевод животного из клетки в экспериментальный станок, где его

11-517

-■ , I


:S22

ГЛАВА XII

движения были несколько ограничены, вызывал значительное повышение содержания гормона в плазме. Однако при >повторении экспериментов быстро наступала адаптация и степень повышения уровня гормона уменьшалась параллельно с ослаблением эмоциональной реакции. В этих опытах были установлены следующие .интересные факты: 1) секреция адренокорти-костсроидов выше у тех животных, которые имели возможность наблюдать из клетки за другими животными, чем у лишенных этой возможности; 2) выведение гормонов с мочой уменьшалось в субботу и воскресенье, когда при том же режиме кормления обстановка в помещении, где находились животные, была менее беспокойной; 3) уровень адренокортикостероидов плазмы был выше у обезьян, живущих совместно с другими особями, чем у содержащихся в индивидуальных клетках. Сходные результаты наблюдались в опытах на мышах [143], в которых о секреторной активности коры надпочечников судили по шир.ине .пучковой и сетчатой зон. Гиперплазия этих зон возрастала с увеличением плот-кости популяции животных одного пола. (Интересно, что эмоциональная реакция на присутствие других особей не захватывает всего гипоталамуса. Напротив, го-надотропные функции в условиях сообщества ослабляются.).

Большой интерес представляет вопрос о влиянии выработки условных рефлексов на секрецию адренокортикостероидов [634]. Были поставлены две серии опытов, в которых использовалась реакция страха при включении электрического тока. В первой серии у животного вырабатывали реакцию нажатия на рычаг при пищевом подкреплении. Затем вырабатывали условную эмоциональную реакцию в ответ на щелчки; это осуществляли повторными нанесениями электрического удара в конце 5-минутного действия щелчков. Поведенческим выражением эмоции было частое мочеиспускание и дефекация, пилоэрекция, дрожание, усиленная двигательная активность и прекращение реакции нажатия на рычаг. Во второй серии вырабатывали реакцию избегания электрического удара путем нажатия на рычаг. Затем интервалы между нажатием на рычаг и включением тока сокраща-


CTI-ECC И ЭМОЦИИ 323

принуждая животное тем самым более часто нажи-Л ть на рычаг, чтобы избежать удара. По мере уменьшения интервалов стресс усиливался, и параллельно увеличению частоты нажатия на рычаг повышалась сек-пеиия адренокортикостероидов. Если в первой серии опытов электрический удар был неизбежен, а эмоциональная реакция явной, то во второй внешнее поведение животных не изменилось, а между тем секреторная активность коры надпочечников изменилась аналогичным образом. Ясно, что внешнее выражение эмоционального возбуждения не является надежным индикатором возбуждения гипоталамуса.

Ранее упоминалось, что реакция коры надпочечников на новую ситуацию быстро угасает. Эта же реакция в экспериментах с условными рефлексами удерживается в течение многих месяцев. Хотя повышение секреции АКТГ, вызываемое с гипоталамуса, имеет место в обоих случаях, степень и, возможно, механизм гипоталамиче-ской активации различен.

Секреция адренокортикостероидов и эмоции у человека

Ссылаясь на ряд косвенных данных, таких, как эо-зинопения и повышение содержания адренокортикостероидов в моче, многие авторы [473, 474, 477, 478, 4801 отмечают, что и у человека эмоции связаны с активацией гипоталамуса и секрецией АКТГ передней долей гипофиза. Телесные повреждения (ожоги) или ожидание операции оказывают такое же влияние. Что касается двигательной активности, то оказалось, что не сама по себе физическая нагрузка, а лишь сочетание с условиями эмоционального возбуждения вызывает v человека адре-нокортикальную реакцию [282, 464, 475]. Дальнейшие исследования показали, что фрустрация сопровождается повышением содержания 17-кетостероидов, степень которого тем больше, чем более .выражено расхождение между надеждами и их реализацией [57, 441]. Возраст и эмоциональность также влияют на секрецию кортикосте-поидов при стрессе [464]. Интересно, что даже оживленная беседа больного с психиатром сопровождается


ГЛАВА XII

отчетливым повышением секреции адренокортикостерои-дов [456, 464]. Аналогичные результаты наблюдались у здоровых испытуемых перед тяжелыми экспериментами с лишением сна. Соответствующие изменения отмечались у членов экипажа военного самолета перед выполнением сложного задания [632]. В течение недели перед длительным беспосадочным полетом члены экипажа жили вместе тремя отдельными группами. Интересно, что содержание адренокортикостероидов в моче было совершенно одинаковым у членов каждой группы; причем между группами наблюдались резкие различия. Этим подтверждается важная роль общения с другими людьми в определении степени эмоциональной реактивности и интенсивности гипоталамо-гипофизарных разрядов.

В недавно проведенных тщательных исследованиях Перски и др. [705] обнаружили прямую зависимость между степенью выраженности эмоционального ответа и содержанием гидрокортизона в крови. Не вдаваясь в подробности, укажем, что содержание АКТГ или близких ему веществ в крови повышалось при состоянии тревоги [706]. Было показано, что различные другие эмоции (предвкушение, гнев, подавленность и даже эйфория) также вызывали эти реакции.

Ряд моментов требует особых разъяснений. Было показано, что такие различные воздействия, как серьезные телесные повреждения (например, сильные ожоги), с одной стороны, и доверительная беседа, с другой, оказывают сходное влияние на организм; и то и другое влияет на гипоталамо-гипофизарную систему; и то и другое повышает секрецию АКТГ. Опыты Масона [633], в которых сравнивалось влияние искусственно введенного АКТГ с действием АКТГ, выделяющегося в экспериментах по выработке условных рефлексов, показали, например, что звук, сигнализирующий опасность, способен вызывать максимальную секрецию АКТГ. В свете этих данных возникает вопрос, можно ли рассматривать эмоциональные реакции, возникающие в различных ситуациях у человека и в опытах по выработке условных рефлексов у животных, как стресс, т. е. как условие, при


рЕСС И ЭМОЦИИ

:з2й

котором на гипоталамус действуют сверхсильные разд-пажители. На этот вопрос нужно ответить утвердительно При эмоциональных пробах раздражитель вызывает активацию гипоталамуса посредством кортикофугальных импульсов. Эксперименты подтверждают существование положительной обратной связи между гипоталамусом и корой. Можно думать, что это и есть механизм, ответственный за мощное влияние эмоционального возбуждения на нисходящий разряд гипоталамуса. Хотя эта концепция развивалась на основе изучения взаимоотношений неокортекса и гипоталамуса [309]. ее уместно распространить и на лимбическую кору [680], влияние которой на эмоциональную реактивность гипоталамуса обсуждалось в этой главе.

Результаты различных исследований, описанных нами выше, позволяют сделать вывод, что в условиях, когда возбудимость гипоталамуса варьирует в широких пределах, гипоталамо-кортикальный разряд происходит параллельно с нисходящим разрядом. Эти исследования подтверждаются описанными в этом разделе наблюдениями, а именно уменьшением эмоциональной и адре-нокортикальной реакции в процессе угашения. То же наблюдается и при действии фармакологических препаратов. Под действием резерпина у обезьян одновременно уменьшились условнооефлекторная реакция беспокойства и секреция [633]. В работе Перски и сотр. [705, 706] показано, что и у человека высвобождение АКТГ коррелирует с интенсивностью эмоционального нарушения. Следовательно, предложенная интерпретация приложима и к человеку.

Взаимоотношения гипоталамуса и коры надпочечников в условиях стресса вообще и эмоционального стресса в частности рассмотрены более подробно, так как эта область изучена лучше, чем вопросы влияния стресса на другие тройные гормоны передней доли гипофиза. Необходимо, однако, подчеркнуть, что влияние эмоций на гипоталамо-гипофизарную систему носит более сложный характер, чем это можно себе представить на основании опытов с АКТГ. Селье еще в одной из своих первых работ утверждал, что стресс-состояние ведет к подавлению Функции половых желез. Поскольку- исследованиями


ГЛАВА XII

последних лет убедительно показано, что функциональная активность и анатомическая целостность половых желез зависят от импульсов из гипоталамуса [169], снижение интенсивности и блокада сперматогенеза после тяжелой психической травмы [872] подтверждает, что в этих условиях имеет место торможение определенных отделов гипоталамуса. Однако механизм этого явления пока неизвестен.

Возможно, что дальнейщие результаты остроумных опытов Рихтера [754] внесут большую ясность в эту проблему. Рихтер .показал, что длительное плаванье вызывает у крыс глубокие нарушения двигательной активности, веса, а также функции яичников. У нормальных крыс наблюдается 4—5-дневный цикл спонтанной двигательной активности, совпадающий с фазами активности яичников. Максимум обоих видов активности приходится на время течки, когда наблюдается ороговение слизистой влагалища. После истощающего плавания наблюдаются характерные изменения: животное начинает потреблять значительно больше пищи и жиреет, как при разрушении определенных отделов гипоталамуса, В это же время уменьшается двигательная активность и циклическая активность яичников и возникает своего рода «мнимая беременность» продолжительностью 11— 17 дней. Гиперфагия, нарушение овариального цикла одновременно с гипертрофией надпочечников и атрофией лимфатических узлов (обнаруживаемой при аутопсии) позволяют предположить, что состояние тяжелого стресса прежде всего сказывается на гипоталамусе. Такое предположение подтверждается тем, что вслед за острым стрессом наступает каталепсия и полидипсия — состояния, обусловленные разрушением заднего и переднего отделов гипоталамуса соответственно.

Аналогичные явления можно вызвать у диких крыс путем кратковременного воздействия яркого света, который вызывает, как известно, усиленную активность гипоталамуса. Однако стресс, вызываемый воздействием «внешних» факторов, не является единственным состоянием, при котором наблюдается усиление активности гипоталамуса. Секреция «тройных» гормонов передней долей гипофиза регулируется не только импульсами из


стресс и эмоции

гипоталамуса, но и содержанием в крови гормонов соответствующих желез внутренней секреции. Уменьшение концентрации того или иного гормона стимулирует секрецию, возможно через посредство гипоталамуса. Поэтому, если в результате удаления щитовидной железы или по какой-нибудь другой причине концентрация ти-реоидных гормонов в крови снижается, то тот отдел гипоталамуса, который ответствен за регуляцию секреции тиреотропного гормона, переходит в состояние напряженного функционирования. Рихтер показал, что при этих условиях у крыс возникают такие же нарушения овариального цикла, как и в условиях пробы с истощающим, плаванием.

Эти исследования значительно расширили наши представления о механизмах действия стресса на организм. Причем внешние и внутренние стресс-факторы в этом отношении в равной мере эффективны.

Изменения, вызванные снижением концентрации ти-реоидного гормона в крови, не только стимулируют секрецию тиреотропного гормона, но и вызывают изменения веса тела, двигательной активности и функции половых желез. Очевидно, в этих условиях изменяется активность гипоталамуса в целом; нередко после острого стресса наблюдаются патологические сдвиги в поведении.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

■В четвертой части мы обсуждали три различных явления: экспериментальные неврозы, влияние ограничения ceHcqpHoro притока и влияние стресса. Несмотря на кажущиеся различия, они имеют по крайней мере два общих свойства. Они находятся «а границе между физиологией и патологией и характеризуются изменением активности гипоталамуса и эмоциональным возбуждением. В зависимости от интенсивности и длительности раздражений, вызывающих экспериментальный невроз, нарушения поведения могут быть либо незначительными и кратковременными, либо серьезными и стойкими. В последнем случае даже у низкоорганизованных животных нарушается индивидуальное и социальное поведение и


ГЛАВА XIJ

возникают состояния, подобные психическим заболеваниям у человека. Об этом неоднократно писал Павлов. Ограничение сенсорного .притока даже на несколько часов вызывает психические нарушения типа галлюцинаций. Эмоциональный стресс вызывает усиленную секрецию адренокортикостероидов; эксперименты Вудбери [960] и многочисленные клинические случаи осложнений при применении кортикостероидов .в терапевтических целях свидетельствуют об исключительной чувствительности мозга к этим гормонам. Необходимо добавить, что стероиды, выделяемые половыми железами, оказывают глубокое влияние на поведение. Это можно обнаружить при изучении материнского инстинкта и инстинкта гнездования. Недавно было показано, что стероиды изменяют возбудимость гипоталамуса и лимбической системы [524, 525]. Это позволяет считать, что в основе эмоциональных расстройств могут лежать и изменения внутренней среды. Однако исследования Хогленда [473, 475, 478], пытавшегося обнаружить качественные или количественные различия в секреции адренокортикостероидов при психических расстройствах, не дали результата.

Наш анализ подтверждает, что в основе симптомов экспериментального невроза лежит нарушение равновесия систем гипоталамуса, возникающее при интенсивном раздражении. Исследование стресса показывает, что изменение активности гипоталамо-гипофизарной системы в условиях сильного эмоционального возбуждения может играть важную роль, изменяя реактивность мозга в целом и гипоталамическои системы в частности. Следует напомнить, что по данным Рихтера .влияние чрезмерного эмоционального возбуждения не ограничивается корой надпочечников, а распространяется и на другие эндокринные- железы (щитовидную, половые).

Тенденция к сильным эмоциональным, «взрывам», наблюдающаяся при переводе животных, содержавшихся в условиях ограничения сенсорного притока, в нормальную обстановку, требует дальнейших разъяснений. Поскольку подобное поведение обычно наблюдается в случаях снижения корковой регуляции (аноксия, опьянение, наркоз), одним из факторов, ответственных за наруше-


рЕСС И ЭМОЦИИ

ние поведения в состоянии ограниченного сенсорного притока, может быть отсутствие или снижение кортико-гипоталамических импульсов. Координированная функция этих путей обеспечивает интеграцию соматических и вегетативных процессов при раздражении, а также при физиологической активации тех или иных зон коры. В таких условиях симпатическая система не функционирует как целое, а обнаруживает ограниченную активность адаптивного характера. Раздражения, поступающие из окружающей среды, видимо, играют первостепенную роль в развитии кортико-гипоталамических функциональных связей, лежащих в основе иптегративных актов, равно как и созревания гипоталамо-гипофизарнои системы. Необходимо, однако, допустить, что нарушения эмоций и восприятий, наблюдаемые у человека после нескольких часов ограничения сенсорного притока, отличаются по своему происхождению от симптомов, наблюдавшихся у экспериментальных животных при ограничении сенсорного притока в течение многих месяцев и лет.


ЧАСТЬ ПЯТАЯ

ЭМОЦИИ, НАРУШЕНИЕ РАВНОВЕСИЯ СИСТЕМ ГИПОТАЛАМУСА И СОМАТИЧЕСКИЕ РАССТРОЙСТВА


 


ГЛАВА XIII

НЕЙРОФИЗИОЛОГИЧЕСКИЕ МЕХАНИЗМЫ ГИПЕРТОНИИ

РОЛЬ БУФЕРНЫХ НЕРВОВ

Барорецепторы сино-аортальной зоны оказывают тоническое тормозное действие на симпатические центры через свои афферентные «буферные» нервы. Следовательно, при денервации этой области симпатические центры освобождаются от тормозного влияния и, подвергаясь возбуждению, вызывают повышение кровяного давления.

Для выяснения роли нейрогенного фактора в патогенезе гипертонической болезни проводилось тщательное изучение .повышения кровяного давления в остром опыте [458]. С этой же целью проводились наблюдения над животными с перерезанными буферными нервами в условиях хронического опыта. Существуют, однако, серьезные основания к тому, чтобы поставить под сомнение вопрос о приложимости этих данных к проблеме гипертонии у человека. В этих опытах гипертония была нестойкой; через различные промежутки времени уровень кровяного давления возвращался к норме. Не исключена возможность, что это является результатом неполной денервации сино-аортальной зоны в хроническом опыте. Следует иметь в виду, что у лабораторных животных (за исключением кролика) нервные волокна, проводящие импульсы от барорецепторов аорты к центральной нервной системе, идут в составе ваго-симпатических стволов. При попытке денервации сино-аортальной зоны экспериментатор может либо разрушить эфферентные волокна системы блуждающего нерва, что влечет за собой смерть от аспирационной пневмонии, либо, не полностью денервировав аорту, создать условия, при которых восстановление нормального кровяного давления


ГЛАВА XIII

осуществляется за счет сохранившихся депрессорных (буферных) нервов аорты. Более того, следует напомнить, что даже полная денервация сино-аортальной зоны не исключает влияния буферных нервов, так как ба-рорецепторы существуют в области легких и брыжейки [412, 457]. (Недавно было опубликовано сообщение о развитии стойкой гипертонии при двухстороннем сужении области каротидного синуса, хотя каротидный нерв оставался интактным [921]. Однако Кэзди [531а] не удалось подтвердить эти результаты.)

КЛИНИЧЕСКАЯ И ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНАЯ ГИПЕРТОНИЯ

Было показано, что изменения со стороны сердечнососудистой системы при экспериментальной «нейроген-ной» гипертонии отличаются от тех изменений, которые наблюдаются в клинике. После денервации сино-аортальной зоны кровяное давление становится лабильным, заметно ускоряется сердечный ритм, возрастает минутный объем сердца; при клинической гипертонии (а также при экспериментальной почечной гипертонии) минутный объем не меняется, а .возрастает сопротивление периферических сосудов току крови.

Очевидно, что клиническая, так называемая эссенци-альная, гипертония отличается от экспериментальной нейрогенной гипертонии и скорее напоминает экспериментальную почечную гипертонию. Это, однако, не исключает важной роли барорецепторных механизмов в клинической гипертонии. Нужно добавить, что облегчение симпатического разряда при перерезке буферных нервов оказывает прямое влияние на почечный кровоток. Такая перерезка вызывает гипертонию у собак даже после симпатэктомии, но при условии, что симпатические нервы почек и надпочечников не повреждены. Если же у такого симпатэктомированного животного перерезать и почечные нервы, уровень кровяного давления восстанавливается [408]. На основе наблюдавшегося в эксперименте выраженного сужения сосудов почек после сино-аортальной денервации можно заключить, что снижение активности барорецепторов каротидного синуса


нейрофизиологические механизмы гипертонии 335

сопровождается ишемией почек, ведущей к почечной гипертонии.

Хотя при анализе нейрогенной гипертонии мы не рассматривали функциональных сдвигов, характерных для почечной гипертонии, ряд опытов из этой области исследования имеет отношение к нашей проблеме — функционирование барорецепторов. Важно.знать количественные характеристики их активности в условиях гипертонии независимо от вызвавшего ее механизма. Регистрация потенциалов действия каротидного нерва при ритмичных колебаниях давления в сонной артерии, имитирующих нормальную пульсацию, выявила существенные различия между контрольными собаками и собаками с гипертонией. Как показано на фиг. 34, предельная величина кровяного давления, при которой начинают функционировать барорецепторы, в состоянии гипертонии смещена кверху по сравнению с контрольными животными. У животного с гипертонией при давлении 60 мм рт. ст. активность барорецепторов не регистрируется, тогда как у контрольного животного при той же величине давления наблюдаются отчетливые разряды барорецепторов. Видно также, что при 240 мм рт. ст. активность барорецепторов у контрольных собак носит непрерывный характер, тогда как у животных с гипертонией она ограничена только периодом систолы. Поскольку частота разрядов и число активных элементов по мере повышения давления внутри синуса возрастают, сдвиг порогового давления и уменьшение активности при данной величине давления (например, 120 мм рт. ст. на фиг. 34) ясно показывают, что гипертония связана с пониженной реактивностью барорецепторного механизма. Порог раздражения барорецепторов увеличивается, но они продолжают функционировать, особенно при высоких показателях кровяного давления, которые характерны для гипертонии [533, 613].

Мы попытаемся в дальнейшем оценить роль барорецепторов в патогенезе гипертонии у человека, но сначала необходимо обсудить другие нейрогенные механизмы, которые могут играть роль в возникновении гипертонии. Если высвобождение симпатической системы от сдерживающего влияния буферных нервов, идущих от сино-


Фиг. 34. Иейрограммы каротидного синуса у «>бак с нормальным (Л) и повышенным (б) давлением [613].


НЕЙРОФИЗИОЛОГИЧЕСКИЕ МЕХАНИЗМЫ ГИПЕРТОНИИ 337

аортальной зоны, нельзя считать достаточно убедительным объяснением механизма гипертензии у человека, то необходимо, по-видимому, исследовать, не могут ли играть определенной роли в этом заболевании другие формы возбуждения симпатических центров. Такое исследование оправдано с точки зрения повседневного опыта, свидетельствующего о значительном влиянии эмоционального возбуждения на сердечно-сосудистую систему. Существует ряд физиологических данных, подтверждающих предположение о том, что эмоциональное возбуждение может вызвать довольно стойкое повышение кровяного давления с соответствующими патологическими изменениями в различных тканях организма.

Аудаогенная гипертония

Отмечали, что длительное воздействие звуковых раздражителей приводит к гипертонии; правда, ряду авторов не удалось воспроизвести эти результаты. Ротлин и др. [771] показали, что успех эксперимента зависит не только от соответствующего раздражителя, но и от чувствительности животного. Так, у инбредных крыс звуковое раздражение не вызывает столь ■выраженного повышения давления, как у гибридных (самец — дикая норвежская крыса, самка — лабораторная крыса). Хотя возникающая при этом гипертония постепенно исчезает, она все же длится более двух месяцев после прекращения раздражения —довольно большой отрезок жизни крысы. Генетические факторы, очевидно, также оказывают существенное влияние на эмоциональную реактивность. О роли этих факторов свидетельствуют опыты с пробой на сосудосуживающее действие холода (повышение кровяного давления при опускании руки в ледяную воду). Повышенные сосудистые (симпатические) реакции наблюдаются не только у больных гипертонией, но и у их детей. У 95% людей, родители которых страдают гипертонией или дают повышенную сосудистую реакцию (по сравнению с контролем), отмечается положительная реакция на холодовой тест. Кроме того, при гипертонии У обоих родителей в 90% случаях развивается гипертония у детей [468]. Вместе с тем описан случай развития


ГЛАВА XIII

гипертонии только у одного из лары однояйцевых близнецов; очевидно, это объясняется более сильным эмоциональным стрессом, выпавшим на долю одного из генетически идентичных близнецов [955].

Сначала звуковое раздражение вызывает у крыс явные двигательные проявления сильного страха; но спустя 1—2 недели этот соматический симптом исчезает. Вегетативные же реакции сохраняются и через несколько месяцев приводят к гипертонии. Очевидно, в этом случае, так же как и при экспериментальных неврозах, возникшие под влиянием эмоций гипоталамические реакции сохраняются после исчезновения внешних проявлений эмоций. Важно подчеркнуть, что после, казалось бы, полного исчезновения аудиогенной гипертонии повторное звуковое раздражение оказывается более эффективным — гипертония развивается быстрее, чем в первый раз. Предварительное введение животным препаратов спорыньи (гидергин), подавляющих активность симпатических центров и устраняющих периферическое действие адреналина, значительно снижает эффективность гипертензивного действия звукового раздражения. Хотя этих данных недостаточно для того, чтобы доказать возможность развития стойкой гипертонии в результате сильного эмоционального возбуждения, они тем не менее свидетельствуют об определенном влиянии этого фактора на кровяное давление. Результаты этих работ можно сопоставить с клиническими наблюдениями, касающимися возникновения длительной, но не постоянной гипертонии под влиянием сильных эмоций.

ПОВЫШЕННАЯ РЕАКТИВНОСТЬ СИМПАТИЧЕСКОЙ СИСТЕМЫ И ГИПЕРТОНИЯ

Шанк[811] использовал в своих опытах естественное эмоциональное возбуждение: он помещал кошек на несколько месяцев вблизи лающих собак. У 50% животных возникла гипертония, причем у некоторых наблюдалось, кроме того, увеличение сердца с гипертрофией левого желудочка. Эти исследования подтверждают предположение, что усиленное возбуждение симпатического


НЕЙРОФИЗИОЛОГИЧЕСКИЕ МЕХАНИЗМЫ ГИПЕРТОНИИ 339

отдела гипоталамуса может играть важную роль в патогенезе гипертонии. Наблюдавшиеся у этих кошек гистологические изменения в передней доле гипофиза (ба-зофилия) свидетельствуют о повышении гипоталамо-гипофизарной активности. Кроме того, отмечалась гипертрофия коры надпочечников (расширение пучковой зоны). Эти эксперименты необходимо повторить, чтобы доказать воспроизводимость этих результатов. Интересно, что при таком же эмоциональном возбуждении (присутствие лающих собак) у кошек отмечали ишемию почек [68]. Введенная внутривенно китайская тушь обычно равномерно распределяется в корковом слое почек; у кошек, бурно реагировавших на встречу с собакой, тушь в корковом слое почек либо вовсе отсутствовала, либо ее было значительно меньше. Не исключена возможность, что сужение сосудов под влиянием эмоционального возбуждения может привести к возникновению анатомических и гуморальных сдвигоз, характерных для почечной гипертонии [384].

Ранее упоминалось, что экспериментальный невроз возникает .при конфликтной ситуации, например если на фоне осуществления условного пищевого рефлекса применяется электрический удар, вызывающий защитную реакцию. Применение этого и сходных методов на обезьянах приводит к развитию гипертонии, которой предшествует гипотензивная фаза ([605], см. также [709]). К сожалению, мы не знаем, наблюдалась ли в этих случаях постоянная гипертония, но интересно отметить возникновение коронарной недостаточности, приводящей к инфаркту. Другой успешный способ создания экспериментальной гипертонии — это изоляция обезьяны от остальной группы, которая продолжала находиться в ее поле зрения. Особенно сильное эмоциональное возбуждение наблюдалось лри кормлении остальной группы на глазах у изолированного животного.

На основании этих и других экспериментов [949] можно сделать вывод, что: 1) различные виды эмоционального напряжения вызывают временное или постоянное повышение кровяного давления, которое может сопровождаться глубокими изменениями со стороны сердечно-сосудистой системы; 2) важную роль в этом про-


ГЛАВА ХШ

цессе играет не только интенсивность и частота эмоционального возбуждения, но и индивидуальная чувствительность животного, которая в значительной мере определяется генетической конституцией [771, 873]. Так, известно, что у некоторых пород собак, отличающихся особой возбудимостью, возникает длительная гипертония после денервации сино-аортальной зоны; у других собак этого не наблюдается [810].

Клинические работы, и в том числе работа Вольфа и др. [954], подтверждают эти выводы. Было замечено, что психическое напряжение при беседе с психиатром вызывает у больных гипертонией более выраженные функциональные сдвиги, чем у здоровых людей. Хотя при гипертонии наблюдаются некоторые характерные особенности психики — навязчивые состояния, неуверенность [65, 406, 809], один и тот же человек может реагировать на такую беседу в разное время по-разному. В случаях беспокойства или необходимости подавить свои эмоции повышение кровяного давления связано с увеличением ударного объема; периферическое сопротивление сосудов при этом остается неизменным. Вместе с тем при таких эмоциях, как негодование и гнев, а также при явных признаках общих эмоциональных расстройств кровяное давление повышается главным образом за счет увеличения периферического сопротивления; ударный объем при этом остается без изменений.

Установлено, что в зависимости от характера эмоций пульсовое давление может либо возрастать, либо уменьшаться, а систолическое давление в обоих случаях возрастает [904]. При этом, естественно, возникает вопрос, каким образом один и тот же конечный результат —повышение кровяного давления — достигается при разных эмоциональных состояниях с помощью различных механизмов. Ответом отчасти может служить тот факт, что хотя при обоих видах эмоций наблюдается повышение симпатической активности, тем не менее при состоянии негодования возрастает выведение с мочой норадренали-на, а при состояниях тревоги — выведение адреналина [835]. Адреналин вызывает сужение сосудов вомногих органах и тканях, за исключением скелетной мускулату-


нейрофизиологические механизмы гипертонии 341

ры и печени, где под влиянием адреналина сосуды расширяются. Следовательно, адреналин вызывает лишь незначительное повышение периферического сопротивления, а иногда даже его падение, поэтому гипертонию, вызванную адреналином, можно отнести в основном за счет увеличения работы сердца. Норадреналин, напротив, вызывает сужение не только тех сосудов, которые суживаются под действием адреналина, но и сосудов печени и скелетной мускулатуры, поэтому общее периферическое сопротивление при действии норадреналина значительно возрастает.

Одного этого достаточно для повышения кровяного давления; неудивительно поэтому, что в соответствующих экспериментах не наблюдалось увеличения ударного объема сердца. Нужно добавить, что как при «тревоге», так и при «негодовании» почечный кровоток уменьшается; этого не наблюдают только у больных, перенесших симпатэктомию.

Доверительная беседа с психиатром вызывает активацию симпатической системы, аналогичную той, которая наблюдается при выполнении сложного задания, при болевом раздражении или при введении гистамина (в последнем случае, очевидно, происходит рефлекторное раздражение симпатических центров за счет снижения кровяного давления). Это ведет к уменьшению времени свертывания крови, повышению вязкости и увеличению объема эритроцитов [805].

Оказалось, что выработать симпатический условный рефлекс у человека довольно легко. Используя сужение сосудов при погружении руки в холодную воду в качестве безусловной реакции и сочетая ее с условным сигналом (зуммер, свет или словесный раздражитель), можно заметить, что последний вскоре тоже начинает вызывать сужение сосудов. Особенно интересно, что спустя 30— 60 дней интенсивность условной реакции становится выше, чем непосредственно после выработки условного рефлекса, хотя на протяжении этого интервала безусловное подкрепление не применялось. У некоторых испытуемых даже воспоминание или мысль об условном сигнале вызывала сужение сосудов [639]. Из этого ясно, что любой фактор, связанный с эмоциональным стрес-


ГЛАВА ХШ

сом, может вызвать симпатическую реакцию спустя много времени! Частое повторение симпатических эмоциональных реакций создает соответствующую основу для процессов суммации, которые могут постепенно вызывать усиление активности симпатической системы.

Обычными признаками повышения симпатической реактивности у больных гипертонией в эмоциональных ситуациях являются: усиленное потоотделение, тахикардия и вазомоторная неустойчивость, характеризующаяся заметными колебаниями кровяного давления и сердечного ритма в сочетании с гиперемией лица. Шредер [809] обозначил эту поразительную эмоциональную реакцию термином «гипертензивный диэнцефальный синдром»; он указал, что при наличии повышенной чувствительности эту реакцию легко вызвать подкожным введением гистамина. Наблюдения показывают, что у больных, предрасположенных к гипертонии, эмоциональные расстройства связаны с более продолжительными симпатическими разрядами, чем у здоровых людей, а патогенное действие этих разрядов определяется индивидуальными особенностями и внешними факторами (степень и частота эмоционального стресса). В свете данных о роли гипоталамуса в эмоциональных состояниях можно предположить, что усиленные симпатические разряды в гипоталамусе играют основную роль во включении процессов, приводящих к гипертонии. Одним из таких примеров может служить ишемия почек, вызванная путем воздействия на симпатическую систему.

Возражения, часто приводимые против такой роли симпатической системы в патогенезе гипертонии, не кажутся убедительными. Среди них можно указать на следующее. Наличие сужения периферических сосудов после симпатэктомии; это может быть вызвано необратимыми анатомическими изменениями и повышением фонового тонуса (увеличение «автоматизма») гладкой мускулатуры стенок денервированных кровеносных сосудов [592]; нужно также учитывать изменение самих симпатических волокон. Симпатэктомия не устраняет гипертензивного влияния словесных эмоциональных раздражителей на кровяное давление. Дело в том, что эмоциональное возбуждение вызывает не только симпа-


НЕЙРОФИЗИОЛОГИЧЕСКИЕ МЕХАНИЗМЫ ГИПЕРТОНИИ 343

хические разряды в гипоталамусе, но и стимулирует активность передней доли гипофиза и нейрогипофиза. Антидиуретический вазопрессорный гормон ' обнаруживается в крови в большом количестве [653] и, несомненно, играет роль в возникающих при эмоциях гипертепзив-ных реакциях у симпатэктомированных больных. Этой интерпретации не противоречит тот факт, что удаление задней доли гипофиза не приводит к снижению кровяного давления ни в норме, ни при гипертонии [526]. Следует напомнить, что секреция этих гормонов в гипоталамусе продолжается после удаления нейрогипофиза [64, 460]. В этой связи интересно отметить, что экстракт задней доли гипофиза (питрессин), так же как и эмоциональный стресс, вызывает гипертонию в большом кругу кровообращения, не влияя на давление в легочной артерии [683]. Кроме того, следует отметить, что при клинической и экспериментальной гипертонии содержание антидиуретического гормона в моче возрастает. Старые клиницисты строили догадки о роли вегетативной нервной системы в патогенезе гипертонии. Так, Мюллер и Фольгар [670] предполагали, что развитию эссенциалыюи гипертонии предшествует «сосудистый невроз». Мы предпочитаем рассматривать начальную стадию гипертонии как выражение повышенной реактивности симпатического отдела гипоталамуса. Эта повышенная реактивность в значительной степени определяется генетическими факторами и проявляется в психической сфере определенными чертами характера, а в физиологической сфере — симпатотонией в условиях покоя [180]. В норме состояние равновесия вегетативной нервной системы характеризуется преобладанием симпатического отдела. Поэтому симпатическая реакция на эмоциональную конфликтную ситуацию должна считаться физиологической нормой. Этот небольшой перевес симпатической системы развивался в филогенезе параллельно развитию реакций страха и бегства, выполняя, как показал Кэннон, важную физиологическую роль в

* * * *

1 Антидиуретическим и сосудосуживающим действием обладает полипептид, выделенный из задней доли гипофиза [439].


ГЛАВА XIII

трудных ситуациях. Именно повышенная реактивность симпатической системы лежит в основе предрасположения к гипертонии.

РАЗДРАЖЕНИЕ ГИПОТАЛАМУСА, РЕАКТИВНОСТЬ СИМПАТИЧЕСКОЙ СИСТЕМЫ И ГИПЕРТОНИЯ

В свете нашего утверждения о роли повторных разрядов гипоталамуса в возникновении гипертонии представляют интерес физиологические опыты с повторными раздражениями этой структуры, при которых наблюдаются значительные сдвиги равновесия вегетативных

Фиг. 35. Временная суммация в симпатической системе.

У кошки под нембуталовым наркозом раздражали задний отдел правого

гипоталамуса (3,5 в, 139 имп/сек, 1,6 нсеК, 10 сек с интервалами 12 сек).

I — сокращение третьего века; II — кровяное давление; /// — пульс;

IV — раздражение гипоталамуса.

центров. При раздражении симпатического отдела гипоталамуса с определенными интервалами на «периферии» наблюдались характерные признаки преобладания симпатической системы: сокращение третьего века, повышение кровяного давления и ускорение сердечного ритма (фиг. 35). Возможны и более выраженные изменения. Повторное раздражение может нарушить равновесие внутри вегетативной системы, а именно повысить реактивность и частоту разрядов симпатической системы и реципрокно понизить активность парасимпатического отдела [315]. Это явление иллюстрирует фиг. 36: повторные раздражения гипоталамуса вызывают прогрессирующее повышение кровяного Давления и частоты сердечных сокращений, тогда как феномен «отдачи» в парасимпатической системе (замедление сердечного рит-


НЕЙРОФИЗИОЛОГИЧЕСКИЕ МЕХАНИЗМЫ ГИПЕРТОНИИ 345

ма с увеличением амплитуды пульсовых колебаний) уменьшается. Существенные изменения реактивности и нарушение равновесия в вегетативной системе лежат в основе усиления симпатических разрядов, а длительное воздействие подобных сдвигов, вероятно, определяет возникновение гипертонии или постепенное развитие болезни Рейио, при которых довольно часто проявляются эмоциональные расстройства.

Фиг. 36. Временная суммация в симпатической системе с уменьшением активности парасимпатической системы.

У кошки под нембуталовым наркозом раздражали задний отдел правого

гипоталамуса (1,5 е, 5,1 имп/сек, 0,8 мсек, 10 сек с интервалами Ш сек).

/ — кровяное давление; // — пульс.

ПОВЫШЕННАЯ ЭФФЕКТИВНОСТЬ ГИПОТЕНЗИВНЫХ ВЕЩЕСТВ ПРИ ГИПЕРТОНИИ

Наконец, нам хотелось бы рассмотреть в свете экспериментальных данных, обсужденных в этой главе, влияние гипотензивных веществ и изменения положения тела при гипертонии.

Такие вещества, как ацетилхолин и мехолил, вызывают более резкое падение давления у больных гипертонией, чем у здоровых людей [325, 840], В свете данных, описанных в гл. V, это может быть следствием либо резкого снижения реактивности симпатического отдела гипоталамуса, либо ослабления влияния барорецепторов, так как известно, что после денервации сино-аортальной зоны действие гипотензивных веществ усиливается и Длительность его возрастает. Поскольку и клинические и экспериментальные данные убедительно свидетельст-


ГЛАВА XIII

вугот о повышении симпатической реактивности' при гипертонии, установленным фактам соответствует только предположение о пониженной активности барорецеп-торов. В пользу этого объяснения свидетельствуют и результаты исследования влияния положения тела на кровяное давление при гипертонии и нормотонии [877а].

В этой работе было установлено, что у лиц с гипертонией кровяное давление падает значительно более резко, чем у здоровых людей. Это можно объяснить следующим образом: при гипертонии активность барорецепто-ров, а соответственно и их понижающее влияние на кровяное давление постоянно понижены по сравнению с нормой, поэтому влияние снижения их активности в результате соответствующего изменения положения на падение кровяного давления оказывается меньше, чем в норме; вследствие этого давление падает значительно более резко. Столь резкое падение давления при нормальной активности барорецепторов вело бы к значительному высвобождению высокореактивных симпатических центров из-под их тормозного рефлекторного влияния. Следовало ожидать, что это вызовет значительно более выраженное повышение выведения норадреналина с мочой, чем наблюдаемое у лиц с нормальным давлением. Однако содержание норадреналина в моче не изменялось! Более того, при дальнейших исследованиях было обнаружено, что в этих же условиях повышенная концентрация норадреналина в венозной крови обнаруживается не при гипертонии, а у людей с нормальным давлением [418а]. Отсюда ясно, что патологически резкое падение кровяного давления, наблюдаемое при соответствующем изменении положения тела, у лиц с гипертонией лучше всего объясняется пониженной чувствительностью барорецепторов. Ранее уже упоминалось, что подобное понижение чувствительности барорецепторов наблюдается и при экспериментальной гипертонии. Гистологические исследования показали, что при гипер-

* * * *

1 Речь идет о более выраженном повышении давления при психическом стрессе [500] и при холодовой пробе [496].


НЕЙРОФИЗИОЛОГИЧЕСКИЕ МЕХАНИЗМЫ ГИПЕРТОНИИ 347

тоиии в барорецепторах наблюдаются дегенеративные изменения, которые могут быть ответственны за ослабление барорецепторных рефлексов [461].

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Предполагается, что эмоциональное возбуждение ведет к усилению симпатических разрядов и повышению кровяного давления. Сила, частота и длительность этих разрядов связаны, видимо, с определенными индивидуальными особенностями и зависят как от внешних условий, так и от генетических факторов. И те и другие отражаются на активности симпатического отдела гипоталамуса и, возможно, на степени тонических симпатических разрядов '. При эмоциональном возбуждении повышается гипоталамо-гипофизарная активность; вместе с ишемией почек, вызванной симпатическими влияниями, эта активность приводит к изменениям во внутренней среде организма, которые могут служить объяснением повышенной чувствительности к норадреналипу, наблюдаемой при гипертонии [404]. Повышенная чувствительность к норадреналипу обусловлена также анатомическими изменениями [155]. При гипертонии у людей активность барорецепторов не исчезает, а уменьшается из-за повышения кровяного давления — вначале кратковременного, а затем все более стойкого [531].

В опытах на обезьянах [750] развитию гипертонии предшествовал период гипотонии, что свидетельствует о начальном усилении буферных рефлексов. Подобной ги-перреактивиостью, если она длится неделями, можно объяснить медленное развитие гипертонии и связанное с истощением окончательное падение активности барорецепторов, способствующее возникновению гипертонии [7501.

Опустив подробное обсуждение важного факта — развития гипертонии при пережатии почечных артерий,—

* * * *

Индивидуальными различиями можно объяснить, по-видимому, "т факт, что повышенное выведение норадреналина [917] наблюдается только в 30% случаев гипертонии-


ГЛАВА XIII

подчеркнем, однако, что симпатические разряды гипоталамуса при эмоциональном стрессе ведут к резкому сужению почечных сосудов с развитием ишемии. Отсюда легко предположить, что возникновение гипертонии у людей с симпатотонией связано с усиленными симпатическими разрядами, хотя на более поздних этапах в процессе начинают принимать участие изменения почечного метаболизма. На этих стадиях изменения в почках не зависят более от нейрогенных разрядов. Доказательством этого служит гипертензивное влияние ишемизи-рованного трансплантата почки, лишенного иннервации ([67], см. также [710, 809]).

Авторы полностью отдают себе отчет в том, что данное объяснение не решает проблему гипертонии, но надеются, что оно может оживить интерес к важному, но забытому аспекту экспериментальных исследований в этой области.


ГЛАВА XIV

ФИЗИОЛОГИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ЯЗВЕННОЙ БОЛЕЗНИ

Со "Времен классических исследований Павлова известно, что влияние так называемых «психических» факторов на желудочную секрецию осуществляется через блуждающий нерв.

Вид или запах пищи стимулирует выделение желудочного сока. Этот процесс можно изучать количественно, если изолировать часть желудка и снабдить ее фистулой, благодаря которой можно определить величину секреции и состав желудочного сока. Такие «изолированные желудочки» разной формы с сохраненным кровоснабжением довольно широко использовались при изучении физиологии желудочно-кишечного тракта и патогенеза язвы желудка. Пережевывание пищи сопровождается секреторной активностью желез изолированного желудочка; если иннервирующие желудок блуждающие нервы перерезаны, подобная секреция не наблюдается. При нормальном пищеварении эта «психическая» фаза возникает рано; об этом можно судить по результатам наблюдения над больными с непроходимостью пищевода. Во время психической фазы выделяется приблизительно 20% всего желудочного сока. За этой фазой следует вторая, «желудочная», начинающаяся с момента контакта пищи со слизистой оболочкой привратника, выделяющего специфический гормон гастрин.

ТЕОРИЯ ПАТОГЕНЕЗА ЯЗВЕННОЙ БОЛЕЗНИ

Считалось, что язва двенадцатиперстной кишки возникает в результате усиленной секреции желудочного сока и разрушающего действия содержащейся в нем кислоты. Другая гипотеза — о циркуляторном механизме возникновения язвы — была быстро отвергнута


ГЛАВА XIV

из-за невозможности вызвать язвенную болезнь у экспериментальных животных путем воздействия на кровоснабжение желудка [196, 197], тогда как теория повышенной кислотности получила дополнительное подтверждение в многочисленных экспериментальных и клинических работах.

Дрэгстедт показал, что при язвенной болезни 'ночная секреция в 4—20 раз выше, чем в норме. При пересечении блуждающих нервов на уровне диафрагмы эта секреция, оставаясь все же выше, чем в норме, снижалась на 50% и более. Для получения соответствующего эффекта пересечение должно быть полным или почти полным, так как известно, что импульсы, поступающие по блуждающему нерву, распространяются через мей-снерово сплетение на весь желудок, так что незначительное число волокон блуждающего нерва может влиять на секрецию обширных областей слизистой желудка. Операции, проведенные более чем на 1000 больных по поводу язвы двенадцатиперстной кишки, в 90% случаев были удачными — прекращались боли и рубцевалась язва.

Представление о роли повышенной желудочной секреции в патогенезе язвы двенадцатиперстной кишки подтверждается опытами на животных: длительная стимуляция желудочной секреции приводит к появлению язвы. В этих опытах можно использовать гистамин— мощный стимулятор желудочной секреции; содержащие гистамин пилюли из пчелиного воска имплантируют в мышцы животного. Из таких пилюль гистамин освобождается постепенно. Ежедневная имплантация таких пилюль, как правило, ведет к появлению язвы [433]. Поскольку ваготомия ослабляет влияние гистамина на секрецию, можно думать, что в возникновении данной формы язвенной болезни играет роль рефлекторная стимуляция секреции через блуждающий нерв.

Эти наблюдения подтверждаются экспериментами, в которых длительную стимуляцию секреции осуществляли другими способами. Известно, что мнимое кормление собак с (пистулой пищевода вызывает появление язвы желудка. В основе этого эффекта лежит стимуляция «психической» фазы секреции [506].


ФИЗИОЛОГИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ЯЗВЕННОЙ БОЛЕЗНИ 351

Кроме «психической» фазы секреции, существует так называемая «желудочная» фаза, во время которой слизистая привратника выделяет специфический гормон гастрин. Для стимуляции активности этого физиологического механизма были проведены сложные операции на собаках. При этом «изолированный желудочек» (с сохранением иннервации и кровоснабжения) создавали почти из всего желудка, за исключением привратника. Привратник соединяли с кардией так, чтобы пища в желудке не скапливалась. Изолированная часть, закрытая с проксимального конца, открывалась в двенадцатиперстную кишку таким образом, чтобы исключить попадание щелочных соков печени и поджелудочной железы. Уменьшение вместимости желудка в результате операции вынуждало собаку есть в течение многих часов малыми порциями, что и приводило к увеличению продолжительности секреции в изолированном желудочке. Более того, длительный контакт пищи с областью привратника создавал оптимальные условия для стимуляции секреторной активности гастрином. В результате у 100% собак возникли язвы желудка. У другой группы собак удаляли привратник и соединяли кардиальную часть с двенадцатиперстной кишкой. У этих животных гормональная фаза исключалась, но Удлинения психической фазы оказалось достаточным Для того, чтобы в 45% случаев возникли язвы. Когда в этом опыте произвели перерезку блуждающих нервов, то язва возникла лишь у одной собаки из 21 (5%). Эти остроумные эксперименты показывают, что физиологические условия, вызывающие усиленную желудочную секрецию, ведут к образованию язв; причем частота их появления зависит от кислотности [790]. Более того, в эксперименте установлено, что устранение влияния блуждающего нерва путем ваготомии или фармакологического воздействия (атропин, бантин) предотвращает появление язв [13].

ЭМОЦИОНАЛЬНОЕ НАПРЯЖЕНИЕ И ЯЗВЕННАЯ БОЛЕЗНЬ

Имеются достаточные основания для предположения 0 том, что эмоциональное напряжение определенным °бразом влияет на желудочную секрецию и возпикнове-


ГЛАВА XIV

ние язвенной болезни. У собак вырабатывали условно-рефлекторную реакцию страха. В определенной части проб зуммер сопровождался сильным болевым раздражением, наносимым с различными интервалами. У животных развивались симптомы постоянного страха. Они сопровождались усиленной желудочной секрецией и ускорением опорожнения желудка; язвы не возникали [618]. Очевидно, нужно было усилить или продолжить состояние напряжения или же проводить эксперименты на более реактивных животных, так как известно, что у собак уравновешенного типа экспериментальные неврозы, а возможно, и другие психосоматические нарушения не развиваются даже в наиболее тяжелых условиях [686]. У крыс в аналогичных условиях наблюдали возникновение язв. Животных помещали в ящик, где на пути к пище и воде располагалась решетка, которая находилась под током в течение 47 час из 48. Любая попытка добраться до пищи или воды сопровождалась болевым раздражением. У экспериментальных животных развивались язвы, и многие из них погибали от желудочного кровотечения, тогда как у контрольных животных, не получавших ни пищи, ни воды в течение 47 час из 48, язвы не возникали [791, 937].

У здоровых и больных людей эмоциональный стресс вызывает повышение желудочной секреции. Это установлено у студентов во время экзаменационной сессии [618] и у больных, у которых беседа с врачом вызывала беспокойство, гнев или возмущение [957].

Нужно добавить, что при подобных обстоятельствах довольно легко образуются условные связи. Так, если у больного несколько раз при беседе с психиатром отмечалось повышение желудочной секреции, то оно наблюдается с наступлением обычного для беседы времени, даже если беседа не состоялась [877],— время как бы само становится условным сигналом. Эксперименты показывают, что многие факторы, связанные с возникновением эмоций, могут вызывать условнорефлекторное повышение желудочной секреции на длительное время, способствуя таким образом развитию язвенной болезни. У больных с язвой желудка в ночь перед операцией наблюдается более высокий по сравнению с предыду-


ФИЗИОЛОГИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ЯЗВЕННОЙ БОЛЕЗНИ 353

щими ночами уровень желудочной секреции [199]. Влияние разных видов эмоционального стресса на желудочную секрецию у здоровых люд


Дата добавления: 2015-05-08; просмотров: 8; Нарушение авторских прав





lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2022 год. (0.011 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты