Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



Глава 5. «Ни одно доброе дело не остается безнаказанным»

Читайте также:
  1. Акцизы. (Глава 22).
  2. Вводная глава
  3. Водный налог (глава 25.2).
  4. Вопрос 14. Изменение и расторжение договора (глава 29, ст. 450— 453 ГК РФ).
  5. Вопрос 2.11 Глава государства. Президент РФ в системе государственного управления.
  6. Вопрос № 31. Глава муниципального образования: понятие, порядок замещения должности, основные полномочия, взаимоотношения с другими органами местного самоуправления.
  7. Вопрос. Глава местной администрации общая характеристика. Порядок замещения должности глава местной администрации.
  8. Вторая глава
  9. Глава ͺ1. ͺОбщественная ͺопасность ͺмошенничества
  10. Глава ͺ2. ͺРазвитие ͺзаконодательства ͺпо ͺборьбе ͺс ͺмошенничеством

 

 

«Ни одно доброе дело не остается безнаказанным»

Томас Брукс

 

После двух суток, за которые спала, в лучшем случае, часа три, Инка продрала ясны глазоньки только глубоким вечером, и то не по собственной воле – кто‑то очень хотел её услышать, названивая на мобильный.

‑ Ну? – спросонья девушка была несколько заторможена, а оттого невежлива.

‑ Добрый вечер. Инна Власова?

Красивый мужской голос был ей смутно знаком, но кто это, Власова не смогла бы сказать даже под угрозой расстрела.

‑ Да, ‑ приоткрыв один глаз, она посмотрела на часы. Девять часов вечера. И ведь приспичило же кому‑то позвонить, такой приятный сон перебили…

‑ Это Константин Эрмидис, помните такого?

От этих слов дрема слетела с неё, как шелуха с семечки. Помнит ли она?! Да все девчонки их института не только помнят, но и рыдают в подушки по ночам при одной только мысли о молодом, но перспективном во всех смыслах преподавателе! Жаль только, что у них он ничего не вел…

‑ Да, конечно… ‑ от потрясения она понизила голос и перешла на шепот.

‑ Простите, что так поздно, хотел с вами поговорить на занятиях, но не нашел, поэтому звоню лично.

‑ Просто я сессию уже закрыла, ‑ затараторила Инна, пытаясь оправдаться, чтобы, не дай Бог, он не подумал, что она прогуливала. Параллельно девушка пыталась пальцами разодрать спутанные волосы, но потерпела полное фиаско.

‑ Да, я знаю и хотел поговорить совершенно по другому вопросу. Дело в том, что вы, наверное, слышали об обмене студентами с Техническим университетом Мюнхена? Так вот, у вас, как у отличницы учебы, есть шанс попасть в их число. Но нужно до выходных написать заявление и подать некоторые документы. Насколько знаю, немецким вы владеете?

‑ Дддда, ‑ она так и замерла, сидя на кровати в теплой пижаме и шерстяных носках. Сказать что‑либо более вразумительное Инна пока не могла, разве что восторженно завизжать, но вряд ли это будет правильно расценено.

‑ Вот и хорошо. Значит, завтра, часика в три подойдите в учебную часть, решим все вопросы и уточним нюансы. Хорошо?

‑ Конечно. Спасибо большое, Константин Дмитриевич!



‑ Пока не за что. Всего доброго.

Инка пару минут посидела среди заградительного вала из подушек и одеяла, а потом с восторженным писком начала скакать по кровати. Пружины матраса протяжно и жалобно застонали, не разделяя искренней радости хозяйки. Почему‑то она никогда не задумывалась об участии в этом проекте. Да, слышала, но все пропускала мимо ушей, а тут…

Ещё раз счастливо взвизгнув, девушка, бодрая и совершенно проснувшаяся, вскочила. Какой тут сон, когда такие новости! На фоне этого даже проблема с Женькиными вещами и этим подозрительным Сергеем отошла куда‑то на второй план.

Поскользнувшись в коридоре и ударившись коленкой о косяк, Инна, уже чуть подрастерявшая щенячий восторг, приковыляла на кухню и заглянула в холодильник. Верная своей навязчивой идее похудеть, вчера после занятий девушка из продуктов купила только три кило яблок, потому, не имея особого выбора, захрустела сочной антоновкой и задумалась.

В любом случае, даже если она воспользуется предложением института, пока будут оформляться документы, виза, утрясаться всякие мелочи, которых в последний момент вылезет целый ворох, разобраться с проблемами брата она успеет. Напутствовав себя подобными мыслями и поняв, что сон ей полностью и окончательно перебили, Инна снова засела за детище, над которым трудилась всю ночь. Результат превзошел все её ожидания – программа не просто работала, Власова, зная алгоритм, и сама не с первого раза смогла правильно подобрать пароль. Но что‑то её все‑таки смущало, а вернувшееся вдохновение подсказало ещё одну, даже более пакостную, чем уже осуществленная, идею. А что, если не просто защитить данные, но и поставить что‑то вроде сторожевой собачки? Конечно, раньше она такими вещами не занималась (во всяком случае, признаваться в подобном не собиралась), но ради правого дела…



О том, что брат может быть замешан в левом деле она предпочитала не думать, вот вернется Женька из своей командировки, она из него всю душу вынет, а пока нужно придержать грызущее любопытство. Одно плохо – за работой снова придется провести всю ночь, а завтра при встрече с Эрмидисом хотелось выглядеть, как можно лучше. Хотя, часиков шесть для работы у неё есть…

Но в шесть она не уложилась, угробив на воплощение коварного замысла почти восемь, зато даже сама, не терзаясь ложной скромностью, могла сказать, что получилась не прога, а конфетка. Хотя, это, конечно, смотря с чьей стороны. От идеи хранить информацию все на той же микроSD Инна отказалась сразу – слишком просто, кроме того, для правильной работы системы безопасности нужно, чтобы карта все время была в устройстве, а обеспечить это было бы проблематично. Хотя, и тут у неё была одна задумка, касательно того, что прятать нужно или на видном месте, или там, где просто не станут искать, потому как только идиоту может прийти в голову такое решение относительно хранения важных данных в условиях жесткой конкуренции. Но мысль захватывала Власову все больше, и она не стала окончательно отказываться от такой идеи. Правда, провернуть все это будет довольно проблематично, но если подойти к проблеме с фантазией…

Утро у неё началось ближе к полудню, и, впервые за долгие месяцы, Инна почти все время, остающееся до судьбоносной встречи, провела в метаниях между зеркалом и шкафом, сопровождающимися сакраментальным женским:

‑ Мне нечего надеть!

Перемерив большую часть гардероба, включая летние наряды, она остановилась на строгих черных брючках, бледно‑зеленой рубашке мужского кроя и серой жилетке, скроенной так, чтобы подчеркнуть все, что нужно, и ненавязчиво увести нескромный взгляд от линий, нуждающихся в шлифовке посредством занятий в спортзале. Волосы Инна стянула в такой тугой пучок, что уголки глаз уползли куда‑то к вискам, а сама девушка стала похожа на замаскировавшуюся азиатку.

Конечно, встреча по поводу учебных вопросов не особо располагает к романтике, но Власова решила, что это судьба. Вопросом, на кой черт ей вообще сдался Константин Дмитриевич, если сама она по нему вздыхала больше из женской солидарности, Инка не задавалась, но не могла позволить себе выглядеть на оценку ниже, чем «хорошо».

В последний раз критически осмотревшись и посидев на дорожку – зачем, не поняла, но, на всякий случай, плюхнулась на пуфик в прихожей – девушка, замотавшись в шаль, выскочила из дома.

За почти двое суток, в течение которых она не показывалась на улице, здесь существенно потеплело – минус пятнадцать после двадцати пяти казались чуть ли не предвестниками весны. Зато вместо яркого солнышка по улицам гуляла пока ещё несильная вьюга, заметая мелкими колкими снежинками оставленные следы, заглядывая во все подворотни и топорща перья нахохлившимся воронам, сидящим на ветках дворовой липы. Натянув поглубже капюшон и опустив глаза вниз, чтобы их не залепило снегом, Инна, полная хороших предчувствий, заторопилась на остановку, не обратив внимания на мужчину, который, при виде неё отвернулся, делая вид, что очищает щеткой лобовое стекло…

 

 

Эта зараза окопалась в квартире, как хомяк в норе, и покидать её не собиралась. Сидение в машине под окнами Инны ему уже осточертело, но лезть в дом, пока там находится хозяйка, совсем нагло, положение ещё не до такой степени отчаянное. Чем она занималась вчера, так и осталось невыясненным, но из дому не показывалась, да и свет в её окнах зажегся только поздно вечером. Значит, либо спала, либо была у кого‑то из соседей, потому что на улицу Власова не выходила.

Женька больше не звонил из соображений безопасности, чтобы случайно не выдать себя, потому даже высказать свои нелицеприятные мысли по поводу его сестры было некому. За те несколько часов, пока он караулил возле подъезда, парень успел устать, обозлиться и захотеть есть, но самым большим желанием было подняться наверх и хорошенько тряхнуть рыжую, чтобы та отдала карту памяти. Пока этот порыв удавалось сдерживать, но терпение уже было на исходе.

Неизвестно, кто именно услышал его молитвы, но, когда он вышел из машины, чтобы размять ноги, подъездная дверь скрипнула, и на улице показалась царица его грез. Во всяком случае, Сергей все чаще мечтал удушить девушку, похерившую им такой план. Хотя пробежала Инна в нескольких метрах от него, она явно не узнала парня, что не могло не порадовать. Конечно, тот уже морально готовился к блицкригу в отношении завоевания доверия рыжей, но лучше ей не знать, что он караулил её во дворе…

На лестнице Сергей никого не встретил, что, безусловно, радовало, хотя, если подумать, кому захочется просто так выбежать на улицу в метель? С ключом от тамбура тоже особых проблем не возникло – жильцы проявили завидную наивность, поставив там замок, который откроет даже ребенок при помощи отвертки. А вот со входной дверью пришлось бы немного повозиться, если бы парень заранее не разжился ключами у друга. Причем, никакого криминала – Женька как‑то оставлял у него связку перед культурным отдыхом, понимая, что может по нетрезвому делу их потерять, а забрать забыл. С тех пор прошло уже больше года, но Власов об этом так и не вспомнил, зато Сергей ещё раз похвалил себя, что не выкинул их за ненадобностью.

Уже в самом коридоре он споткнулся обо что‑то, при ближайшем рассмотрении оказавшееся женским тапком с помпоном, и счел это дурным знаком. Почему‑то Серый был уверен, что ничего он здесь не найдет, ну, не внушала ему Инна доверия. Причем, дело даже не в коварстве, присущем всем представителям прекрасной половины, складывалось у него впечатление, что рыжая не так проста, как кажется.

Темнота прихожей сменилась тусклым, слегка размытым светом, льющимся в коридор через открытую дверь кухни, который позволял передвигаться, не калечась о попадающиеся под ноги предметы. В квартире было тихо и сумрачно, только слегка пахло чем‑то химическим. Зацепившись взглядом на стоящий на тумбочке флакон лака для волос, Сергей даже понял – чем именно.

Но времени, чтобы изучать быт Инны у него не было, потому парень сосредоточился на поисках сумки для ноутбука. Ни в комнате девушки, ни в гостиной, ни в закрытой спальне, как он понял, родителей, её не было, потому пришлось искать более тщательно. В шкаф он не полез из опасения увязнуть в женских шмотках – из опыта он знал, что там, под стопкой старых свитеров, которые никогда никто уже не наденет, хранятся все самые страшные девичьи секреты, типа фотографий с пьянки, на которых хозяйку помещения можно увидеть в весьма фривольном виде и пикантной позе.

Осторожно проверяя ящики рабочего стола, в которых царил подозрительный порядок, Сергей не сразу обратил внимание, что стоящий на прикроватном столике открытый ноутбук не выключен, а находится в спящем режиме. Выдавал работающую технику только едва слышный гул вентилятора. Присев на застеленную клетчатым пледом постель, Серый тронул пальцем тачпад и выругался сквозь зубы. Хотя его непосредственная деятельность все же не была напрямую связана с программированием и прочими IT чудесами, но что означают символы на экране, прекрасно знал.

Форматирование жесткого диска завершено.

‑ И что же ты прячешь? – произнесенный вслух вопрос к разгадке не приблизил, зато напомнил ему о первоначальной цели визита. Конечно, при желании можно восстановить информацию даже после форматирования, но как‑то сомнительно, что Инна об этом не знает, потому, скорее всего, предприняла определенные меры, и, убив на возвращение содержимого винчестера немало времени и сил, Сергей имеет все шансы полюбоваться на какую‑нибудь полную коллекцию фильмов о вампирах в блю‑рей.

Проверив адаптер и не обнаружив искомую карту памяти, парень оставил её Мас в покое, сосредоточившись на насущной проблеме. А вот в одной из шкатулок, притулившейся на туалетном столике, его ожидал сюрприз – целая коллекция флешек и микроSD. Угробив на их проверку больше получаса, Сергей отобрал две, похожие на потерянную по объему и виду, но содержание которых было защищено паролями, он, наконец‑то, заметил сумку, задвинутую в щель между столом и стеной. Но тут его постигло разочарование – кроме документов на уже почивший Женькин ноутбук и пары установочных дисков, там ничего не было. Значит, девчонка карту памяти уже нашла. Остается надеяться, что одна из тех, которые он у неё стащил, и есть искомая…

 

Ни метель, с каждой минутой, все активнее поднимающая плотное снежное марево, ни холодный ветер, от неё только усиливающийся, не смогли испортить Инне настроение. Даже когда из‑за очередного отключения электричества троллейбус встал за пару остановок до той, на которой нужно было выходить девушке, Власова бодро сбежала по ступенькам, правда, слегка притормозив от брошенной в лицо охапки снежинок.

Прохожие такой погоде не особо радовались, но ей было все равно – мало того, что впереди маячила вполне реальная перспектива обучения в лучшем ВУЗе Германии, так предстояло ещё и рандеву с Константином Дмитриевичем. Вот Ленка удивится! Ой, она же подруге не позвонила... Но потом, подумав, решила, что не стоит делать этого сейчас – вдруг сглазит, зато вечером обязательно поделится. Нужно только не забыть положить деньги на телефон, а то утром пришла смк‑ка, что там меньше пятнадцати рублей…

С трудом отыскав мобильник в сумке, Инна поняла, что по времени вполне успеет пополнить счет, тем более, что тут буквально через несколько десятков метров салон сотовой связи. Прибавив шагу, девушка подбежала к стеклянным дверям под желтой вывеской, рядом с которыми две девочки лет десяти гладили съежившегося на куске картона котенка.

‑ Тетенька, а вам котенок не нужен? – одна из них подняла глаза на Инну, продолжая чесать серовато‑коричневый комок уже замерзшей ладошкой.

‑ Нет, спасибо, ‑ Власова улыбнулась юным защитницам животных и забежала в пропахшее специфическими ароматами пластика помещение. После улицы здесь было жарко и одуряющее душно, так что Инна поспешила сделать то, зачем, собственно пришла, но её ждал облом – автомат по приему платежей не работал, пришлось платить через кассу. Потом выяснилось, что у них нет сдачи, и пришлось ждать минут пять, пока кассирша вернется из подсобки. За это время владевшая Инкой эйфория если не пропала, то значительно потускнела, а сама девушка успела вспотеть под несколькими слоями одежды и начать задыхаться в почти лишенном притока кислорода магазине. Получив, наконец, сдачу, она выскочила на улицу, как никогда радуясь и холоду, и снегу. Девочек там уже не было, а вот котенок так и остался на своем месте, сжавшийся в клубок, чтобы сохранить хоть немного тепла. Оглянувшись по сторонам и не увидев его чесальщиц, Инна поморщилась, но вернулась в салон связи.

‑ Извините, там возле двери котенок. Не знаете, может, потерял кто‑то?

Девушка‑консультант переглянулась с мужчиной, на бейдже которого было написано «Старший продавец» и пожала плечами:

‑ Нет, я не видела, ‑ и, поняв, что покупать Инка у них больше ничего не собирается, отвернулась, делая вид, что занята раскладыванием рекламных буклетов. – Наверное, подбросили.

‑ Понятно…

Мелкий кысь никуда не делся, только все сильнее съеживался, тщетно пытаясь согреться. Власова опустилась рядом на корточки и погладила его по худенькой спинке, не снимая варежку.

‑ Котик, я не могу тебя взять. Мне уезжать скоро, а мамы с папой не будет ещё пару месяцев… Ну, с кем я тебя оставлю? ‑ Котенок никак не отреагировал на слова, но подполз, прижимаясь к чуть кусачей шести варежки, и едва слышно хрипловато мяукнул, разевая маленький розовый ротик. – Извини, но мне нельзя…

Она торопливо встала и быстро, не оглядываясь, пошла к уже виднеющемуся над покрытыми инеем ветками парковых деревьев корпусу института. Радовавший ещё десять минут назад снег теперь раздражал, жаля щеки и попадая в глаза. Месиво из кусочков льда, песка и соли мешало переступать, а прохожие, казалось, специально задевают спешащую девушку, задерживая и не давая пройти. А ведь Константин Дмитриевич очень пунктуален, это она слышала от его студентов. За опоздание может и не пустить на занятия.

Дойдя до пешеходного перехода, Инна остановилась, ожидая, когда загорится зеленый, и шмыгнула носом. Ну вот, только соплей и не хватало. А все эта дурацкая погода! Этот ветер, и снег, и холод…

‑ Ну, мне же нельзя, ‑ вслух прошептала она, отчего стоящий рядом импозантный мужчина покосился на разговаривающую саму с собой девушку и сделал пару шагов в сторону. – Нельзя…

Инна прикрыла веки, смаргивая горячую влагу, от которой перед глазами все плыло, и глубоко вдохнула, пытаясь успокоиться. Это же глупо, невозможно помочь всем. И если бы кто‑то захотел сделать статистику кошачьей жизни…

‑ Вы собираетесь идти? – Власова вздрогнула от грубого тычка в спину и, испуганно распахнув глаза, повернулась. Оказывается, цвет светофора уже сменился, и стоящая позади неё необъятная бабища, укутанная в несколько теплых платков, решила таким образом подбодрить задумавшуюся девушку. – Ну, долго будешь стоять?! Мне из‑за тебя весь день тут мерзнуть?! – она все повышала голос, причем, с таким воодушевлением, словно только и искала повод, чтобы поскандалить.

‑ Нет, идите, ‑ Инна отступила, пропуская женщину, которая, презрительно фыркнув, ещё долго что‑то недовольно бормотала. Власова оглянулась на двери института, до которых осталась сотня метров и быстро пошла обратно. Постепенно переходя на бег, поскальзываясь и извиняясь перед теми, кого в спешке задевала руками или сумкой. Пусть это ничего не изменит статистически и совершенно лишено логики и здравого смысла, но девушке было все равно. Последние несколько метров она почти пролетела и, не обращая внимания на парадные брючки и то, что тротуар, никогда не радовавший чистотой, сегодня был особенно грязным, встала на колени рядом с картонкой.

Он все так же лежал, скорее всего, не пошевелившись за эти несколько минут.

‑ Ты прости меня, ‑ Инна торопливо сняла варежки и осторожно взяла в ладони худенькое замерзшее тельце. – Прости, пожалуйста, ‑ она подышала на мелко вздрагивающий комок меха, пытаясь согреть. – Будешь со мной жить? ‑ Котенок чуть развернулся, прижавшись холодным носиком к её ладони, и затрясся ещё сильнее. – Вот и договорились.

Вытерев мокрые щеки варежкой, девушка обернула ею котенка и попыталась придумать, как его нести. Не в сумку же посадить – там холодно, да и неудобно. В карман тоже не положишь…

‑ Надеюсь, блох у тебя нет, ‑ прошептала Инна расстегивая верхние пуговицы пуховика. Холод тут же принялся покусывать обнажившуюся шею, но девушка, ежась и передергиваясь, дернула застежку потайной «молнии». – Вот тут и сиди, ‑ она устроила котенка в варежке на своей груди и аккуратно, стараясь не придавить, привела в порядок одежду, пряча живность и собственное уже начавшее замерзать тело.

Рядом с ней, поскользнувшись, выругался, какой‑то мужчина, с трудом удержав равновесие на покрытом льдом тротуаре, но Инна была поглощена попыткой поудобнее устроить в декольте звереныша. На секунду посмотрев в витрину, как в зеркало, чтобы оценить урон, нанесенный внешнему виду, Власова встретилась взглядами с той самой девушкой‑консультантом, которая улыбнулась ей и продемонстрировала поднятый вверх большой палец. К чему именно это относилось, Инна не поняла и вопросительно кивнула, прося уточнить. Продавец воровато оглянулась и метнулась к двери.

‑ Вы котенка себе возьмете? – девушка выскочила, как была, в тонкой блузке и брючках, потому сразу обхватила себя руками, оказавшись на холоде. Ветер подхватил и распушил темные волосы, едва прикрывающие уши, отчего она сразу стала похожа на хулиганку.

‑ А что?

‑ Просто нам старший продавец не разрешил занести внутрь, я ждала, пока он за сигаретами уйдет, хотела в подсобке спрятать, а потом домой забрать. Так вы его оставите?

Предложение было заманчивым и решило бы многие проблемы, вот только она обещала. Пусть только котенку, но слово нужно держать всегда.

‑ Да, ‑ Инна прижала ладонью завозившегося у неё под одеждой зверька.

‑ Хорошо, ‑ девушка улыбнулась и поманила за собой. – Идите сюда.

Власова не совсем поняла, зачем её зовут, но прошла через раздвижную дверь, оказавшись все в том же торговом зале.

‑ Что‑то ещё? – ей не хотелось показаться невежливой, но время поджимало.

‑ Подождите секундочку! – девушка метнулась за дверь с надписью «Служебное помещение», но, как и обещала, вернулась почти сразу. – Держите, ‑ она протянула Инне бумажную салфетку и кивнула на зеркальную витрину. Власова охнула, когда увидела потекшую тушь и распухший нос.

‑ Спасибо, ‑ на устранение случившейся косметической катастрофы ушло некоторое время, но с покрасневшим носом ничего сделать было невозможно.

‑ Да не за что, ‑ пока Инна вытирала последствия плача, темноволосая, присев перед ней на корточки, как могла, щеткой отчистила испачканные брюки. – Вот теперь – все. Это вам спасибо.

‑ Не за что, Алена, ‑ Власова прочла имя на бейдже, приколотом к блузке кареглазой консультантки. ‑ Я – Инна. Всего хорошего.

‑ И вам. Приятно было познакомиться, ‑ девушка улыбнулась и мгновенно сделала серьезное лицо, услышав звук открывающейся двери.

‑ Какие‑то проблемы? – вошедший мужчина снял теплую куртку и оказался тем самым старшим продавцом.

‑ Нет, Олег Николаевич, просто девушка потеряла варежку, вот, теперь вернулась. К сожалению, нет, наверное, вы забыли её в другом месте, ‑ Алена сочувственно покачала головой и, пользуясь тем, что начальство отвлеклось, подмигнула Инне.

‑ Да, наверное, ‑ Власова прижала голую ладонь к груди, потому что немного отогревшийся котенок начал там активно возиться, и бочком поползла на выход. – Но все равно спасибо.

‑ Приходите ещё, мы будем вам рады, ‑ теперь улыбка кареглазой была сугубо профессиональной, и девушка сразу потеряла часть того обаяния, которое притягивало к ней взгляд.

Старший удовлетворенно хмыкнул и отвернулся, а Алена, сверкнув ямочками на округлых щеках, уже гораздо более тепло кивнула Инне и жестами показала на часы.

Немного потерявшаяся во всей этой суете Власова, поняв, что до назначенного времени осталось меньше десяти минут, охнула и, махнув на прощание Алене рукой, вприпрыжку помчалась в институт.

 

 


Дата добавления: 2015-05-08; просмотров: 14; Нарушение авторских прав


<== предыдущая лекция | следующая лекция ==>
Глава 4. «Жизнь – это то, что с вами случается как раз тогда, когда у вас совсем другие планы» | Глава 6. «Лед тронулся, господа присяжные заседатели!»
lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2019 год. (0.022 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты