Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



Люди цвета индиго




Читайте также:
  1. А сейчас я хочу поведать вам одну маленькую историю о своем сыне Индиго.
  2. Альтернативное обучение Детей Индиго
  3. Божественные цвета
  4. Внутренний Ребенок — и Ваши Дети Индиго
  5. Воспитание Индиго
  6. Глава 1. КТО ТАКИЕ ДЕТИ ИНДИГО?
  7. Глава 3. ДВА ДРАКОНА ЦВЕТА ЧЕРНОГО, СИНЕГО И ЖЕЛТОВАТОГО, КАК ПОЛЕ
  8. Глава 5. ЗДОРОВЬЕ ДЕТЕЙ ИНДИГО
  9. Глава 7. НА СИНЕ-ФИОЛЕТОВОМ ПОЛЕ ДВА АНГЕЛА ОРАНЖЕВОГО ЦВЕТА ДЕРЖАТ В РУКАХ СВИТКИ
  10. Глава XVIII. Человек, с глазами разного цвета.

Во мне, как заноза, все эти месяцы сидел некий бесенок противоречия, который постоянно тихонько зудел по поводу ошибочности моего интереса к феномену индиго. Столько авторитетных людей – против! Столько умных специалистов и ученых считают это байками журналистов, отмахиваются от детей «икс» как от бредятины, недостойной обсуждения! Но другой упрямец во мне услужливо напоминал, что против когда-то были и сторонники плоской Земли, и противники падения камней с неба… Нет, не все однозначно было на тернистых путях человеческого познания.

Вот почему я много внимания уделил вопросам о загадочном феномене, интересуясь этим непосредственно у детей индиго. В частности, у Лоры.

Она охотно поддерживала эти наши обсуждения.

– Об этой теме, Геннадий Степанович, я могу долго говорить. И ответы будут неоднозначные, поскольку тема многогранная, – заговорила она, по своей манере, неспешно, после длительной паузы. – Индиго есть, и они появляются, конечно, неспроста. Их миссия велика и достойна их. Они призваны, чтобы творить добро на Земле, порой даже применяя жестокость. А главное – для того, чтобы учить людей. Если откровенно, то у меня огромные ожидания по этому поводу, и я жду, когда наступит время для собственного участия. Я себя уже давно подготовила к борьбе, подготовила к колоссальным потерям, в том числе и близких мне людей, к перемене образа жизни… – я подготовила себя ко всему. Во мне огромный потенциал лидера, только он пока спит. Но он, безусловно, проснется – осталось ждать недолго. Моя жизнь просто не может быть бездарной, я не имею на это право. Моя судьба будет полна событий, переживаний, побед, не обойдется и без поражений. Но в целом я буду счастлива, моя жизнь пройдет не без пользы как для меня, так и для множества людей.

– Лора, но так заявляют многие из юных индиго, – возражал я. – Чуть ли не все «звездные» дети рождаются с ощущением их грандиозной миссии на Земле, но время идет, а в правительства всех стран как попадали ушлые и алчные прохиндеи, так они и продолжают вершить дела на планете. Их цели, по большому счету, – только власть и личная нажива. Куда пропадают гениальные и просвещенные индиго?

– Нас еще мало, и мы разобщены… Против нас уже началась борьба… – продолжала она. – Могу сказать одно: эти люди не станут адаптироваться к этому миру, потому что он полон лжи, грязи и пороков. Индиго здесь, чтобы очищать мир, а не притираться к нему. Они никогда не привыкнут к лицемерию и обману, никогда не привыкнут к серости и обыденности. Каждый человек вправе сам решать, верить ли ему в появление детей новой формации, не верить ли. Доказывать существование таких детей я не собираюсь, поскольку это пустая трата времени. Как говорится: по вере вашей да будет вам. Если верите, значит, это есть, а, если не верите, значит, никто не сможет вас заставить поверить, пока сами не захотите. Но если говорят про то, что дети индиго – это вредное явление для общества, то так говорят люди, которые все-таки предполагают существование индиго на Земле. И они либо боятся за свою шкуру (типа вот пришли какие-то ультрамариновые и сейчас сделают чего-нибудь с нами), либо те, для кого даже лишнее телодвижение является вредным явлением. В общем, плохого от индиго я еще не замечала, а если по большому счету, то именно людям-индиго нужно в первую очередь давать молоко за вредность, ведь они-то больше всех и страдают.



– Ну так объединяйтесь! Кто вам мешает?!



Лариса погрустнела:

– Я сама не раз думала, что детей индиго надо объединять, чтобы им не было так одиноко, грустно, чтобы они могли общаться в кругу своих. Но все же пришла к выводу: дети индиго очень свободные, они – индивидуалисты, они не могут находиться в компании долгое время. Да, поначалу безумно интересно повидать подобных себе, послушать их мысли, поделиться опытом, но через некоторое время все исчезает. Создается образ огромной армии бойцов специального назначения. Эти люди такие же, как все, ходят по городу, выполняют обычные обязанности, работают, учатся, но они – бойцы спецназа. Никто про это не знает, а они время от времени встречаются, чтобы передать друг другу информацию, расспросить о новостях – и… расходятся. По прошествии определенного времени они снова встречаются, обмениваются опытом – и снова расходятся…

– Я про себя назвал вас, индиго, «звездный десант» – вы словно засланы сюда, чтобы изменить общество…

– Возможно, хотя я про звезды не могу вспомнить. Я общаюсь с иными мирами, но это не звезды. Скажу, что произошло со мной. Я нашла людей индиго, мы общались, обменивались опытом, но, получив нужную информацию, либо сознательно не возобновляли контакты, либо через определенное время снова встречались. И здесь не было ничего сверхъестественного, хотя никто ни с кем не договаривался. Поэтому детей индиго объединять не стоит. У меня такое впечатление, что все люди индиго соединены между собой особой связью, интуитивной. Им не нужно персонального соединения, насильного. Если будет такая необходимость, они сами найдут друг друга. И еще: этим людям не надо давать какую-то особую свободу, они и без предоставления таковой уже свободны, просто им нужно обычное человеческое понимание и приятие.



– Но вас обвиняют в создании тоталитарных сект…

– Вот это мне наиболее странно! Скорее всего, нехватка знаний о детях индиго заставляет людей делать ложные выводы. Как можно назвать детей индиго сектой? Если секту организуют, то это только лжеиндиго! Поймите, детям индиго не за чем создавать секты. Они в состоянии бороться с миром в одиночку. Команда для большинства из них неприемлема. Каждый из индиго – лидер. Когда существует команда, там присутствует один лидер – авторитет, а такого индиго допустить не может. Я предполагаю следующую возможность: один лжеиндиго собрал вокруг себя кучку ребят, которым внушил, что они являются индиго и их ждет особая миссия, которую они должны исполнить. Миссия, конечно же, принадлежит одному лидеру, а группа будет ее исполнять. Вот это может являться сектой.

Позже в электронном письме она чуть конкретизировала свою мысль про сектантство:

«Здравствуйте, Г.С.! Дополню наш разговор по поводу того, что дети индиго – это секта. Я не понимаю, какая это может быть секта? Появление детей индиго – процесс физиологический и необратимый. Он идет вне и помимо желания общества. Смысл понятен: старая формация уйдет в небытие, а новая будет возрождать чистоту и гармонию в обществе.

Вы хотели бы, чтобы наука занялась изучением феномена индиго. Но лично я не уверена, нужно ли этих детей изучать или нет. Если да, то только затем, чтобы знать, что это за люди, как с ними надо обращаться, какие методики воспитания и образования применять, чтобы облегчить жизнь родителям и педагогам. Еще раз хочу подчеркнуть, что для детей индиго старые методы воспитания не подходят и, если родители удивляются, почему же их дети выросли не такими, как обещают в книгах по воспитанию за вторую половину двадцатого века – в этом лично для меня нет ничего удивительного.

Позволю себе несколько советов родителям детей индиго:

1. Будьте честными со своими детьми даже в мелочах.

2. Считайтесь с мнением детей, давайте им свободу выбора.

3. Расширяйте круг возможностей своих детей (ведь для них даже невозможное возможно, если не доказать им обратное).

А самим детям индиго, если они будут читать вашу книгу, совет такой:

1. Будьте такими, какие вы есть, а не такими, какими вас хотят видеть окружающие. Но… учитывайте одно – вы живете в обществе, а не на острове.

2. Выдерживайте все тяготы жизни с гордо поднятой головой.

3. Помните о важной миссии, которая есть у каждого из вас.

До свидания. Счастья, любви и благодарности.

Лора».

Так она обычно заканчивала свои письма. Я тотчас откликнулся, подкинув моей блистательной знакомой ряд острых вопросов из серии обвинений детям индиго.

Вот ответы Лоры:

«Являются ли дети индиго шизофрениками? Нет, они не сумасшедшие. Им просто не подходят рамки этого мира, а когда они пытаются выйти в более широкое пространство, их принимают за сумасшедших. Но, чтобы такому ребенку выжить в этом мире, ему периодически нужна помощь психолога и, безусловно, подготовленные родители. В отсутствии этих двух компонентов с ребенком могут произойти необратимые процессы, которые приведут к психологическим проблемам. Однако, в любом случае, ребенок не будет являться сумасшедшим.

«Способны ли дети индиго убить?»

«Способны. Еще как способны! И для некоторых из них это не является чем-то очень уж запредельным, а жаль… Знаете, почему они относительно легко относятся к убийству? Потому что, чтобы убить человека, им порой достаточно об этом подумать или захотеть. Да и не только. Существует достаточно способов убить человека, не совершая этого собственноручно, не причиняя ему физической боли. Отношусь я к такой возможности спокойно. Но я боюсь за тех людей, которые мне сильно не понравятся, я уже сейчас боюсь за них. Поэтому, если случается что-то плохое в моей жизни, я стараюсь по возможности забыть это событие или задавить в себе ту смертельную силу, которая сразу начинает во мне бурлить. Но знаете, какой парадокс? Я могу спокойно убить мыслью, но лично я не могу нанести даже удара человеку. Если меня будут бить, я, скорее всего, буду стоять, не пошевелившись.

Приведу пример. Когда я ходила на рукопашный бой, чтобы хоть немного воспитать в себе умение защищаться, я стояла в паре с одной девочкой. Когда была моя очередь бить, я делала только имитацию удара, но чаще всего я ее даже не касалась. А когда наступала ее очередь, она меня долбала по полной программе, но я и виду особо не подавала, что мне было жутко больно. Я давала ей возможность учиться на мне, я была ее грушей, я хотела, чтобы она умела защищаться, но сама я боялась причинить ей боль. Сейчас я в мыслях воспитываю свой боевой дух. Я думаю, что еще пару лет таких мысленных занятий, и я буду более-менее готова к бою».

«Рассказать про одиночество индиго…»

«Эта тема вызывает у меня определенный интерес. Дети индиго – это люди с качественно отличным сознанием. Сама база сознания остается, но качество ее в корне меняется. Поэтому такие люди воспринимают мир по-иному, они живут своей жизнью, еще не освоенной остальными. То есть они живут интересной, насыщенной жизнью, только не все способны это заметить. К таким детям нужен специальный подход с самого рождения. Нужно сразу же понимать, что перед вами не ребенок, а маленький взрослый. Этот человек понимает все, что вы говорите, более того, он знает даже то, что вы утаиваете от него. Он способен видеть скрытый подтекст и абсолютно правильно его расшифровывать. Поэтому главное с такими детьми – предельная честность, ПРЕДЕЛЬНАЯ. Если они замечают хоть малейшую каплю лжи или неискренности у своего собеседника, тот сразу перестает для них быть авторитетом. Для людей-индиго не подходит такая ситуация, знакомая большинству из нас, когда два человека абсолютно точно знают, что оба неискренни, но делают вид, что ничего не замечают и продолжают общаться в дружелюбной игривой форме. Такое с индиго не пройдет. Он либо скажет собеседнику в лицо, что тот лжет, либо прекратит разговор и уйдет. В любом случае, он не поведется на подобные уловки.

Индиго – это не свободолюбивые, а свободные люди. Поэтому, при возможных трениях они готовы спокойно покинуть поле боя, не борясь за территорию и какие-то права. То есть, если вы с индиго нечестны или не можете сойтись, он уйдет, возможно, не сказав вам ни слова. У него своя философия жизни, своя правда и правила, которым он следует. Возможно, какое-то время на него давят общественные нормы и стереотипы, но он вполне в силах их побороть. Таких людей не запугать вышестоящими органами, нормами и так далее, этим вы тем более не сможете индиго удержать.

У родителей детей индиго есть одна возможность – обеспечить гармоничное развитие ребенка в семье. И подготовить его к предстоящей жизни, объяснить ему многое, что не говорят детям (обеспечить его чем-то вроде военной подготовки), поскольку эти дети – борцы. Хотите вы этого или нет, они будут бороться, с вашего согласия или без него. Так что лучше бы вам, родителям, заранее позаботиться о подготовке ребенка к жизни.

Из этого становится понятно, почему индиго становятся изгоями. Потому что они другие, чужаки, а чужое, если принимается, то с очень большим трением. На собственном опыте могу сказать, что я никогда не была изгоем, в смысле – козлом отпущения, «чучелом». Но меня можно назвать чужим среди своих, белой вороной. Не стала я изгоем только благодаря моему характеру и умению поставить себя в коллективе на достойное место. Будь я немного другой, я бы стала настоящим изгоем. Но в коллективе всегда меня ценили и ценят до сих пор. Люди прислушиваются к моему мнению, спрашивают совета, учатся от меня многому, они ценят мою индивидуальность и независимость. Можно сказать, что я им интересна. Но я никогда не могу полностью слиться с коллективом. Я знаю, что сейчас в моем коллективе 11 человек, я учусь с ними, у нас совместные занятия, одна аудитория для занятий, я понимаю, что я постоянно с ними, но я отдельно от них. Я – часть группы, но не с ней. И как бы мне ни хотелось что-то в себе поменять, как-то пересмотреть свои взгляды, у меня не получается. И я понимаю почему: у меня КАЧЕСТВО сознания другое.

Любопытно, но дали мне такое название – «индиго» – мои сокурсники. Был такой случай: я с тремя девочками ехала в автобусе, и с нами разговорилась женщина средних лет. Мы ехали долго, и она успела рассказать много интересного про свою жизнь и о том, что ее заставило обращать внимание на развитие детей нынешнего времени. Она сказала, что существуют такие дети, их называют «индиго», и изложила суть данной проблемы. После чего девочка, с которой я общалась более тесно, подошла и сказала мне: «Теперь я знаю, как ты называешься. Ты же индиго!» До этого я что-то слышала о неуправляемых детях, запоминала признаки, чтобы потом учитывать эти знания в своей будущей работе. Но когда меня в открытую назвали «индиго», я более серьезно стала задумываться над всем этим...

После индиго…

 

Иногда Лора сама, по своей инициативе обращалась ко мне, и, как правило, ее заботы не были пустячными. Я всегда дорожил такими спонтанными посланиями от нее, пытался в ответных письмах чем-то помочь, разъяснить какие-то проблемы с высоты опыта «взрослого» человека. Наверное, что-то в моих сентенциях ее успокаивало, что-то не удовлетворяло.

Таким было и недавнее послание, которое чуть позже привело к интересному признанию со стороны девушки-индиго.

«…Меня не оставляет в покое одна мысль уже очень давно, несколько месяцев подряд. И все это, как Вы понимаете, об «индиго». Дело в том, что название «индиго», которое было придумано и считается до сих пор удачным (поскольку не происходит сопротивления), нам не совсем подходит. Я в беседах с собой, да и в обычных размышлениях никогда не называю себя так, и мне не хочется, чтобы другие меня такой считали. Я числю себя просто человеком нового времени, человеком нового сознания, стремящимся к духовному совершенствованию. Термин «индиго», говорят, появился на основании ведущего цвета ауры детей – темно-синего цвета. Но, как известно, аура может менять свои цвета в тот или иной момент времени – все зависит только от стремлений человека и его развития (не умственного, а эволюционного). А поскольку в моей ауре присутствует только малая часть синего цвета, то я с полным правом могу отойти от этого определения «индиго». Это неудачное определение, в котором я чувствую долю пренебрежения со стороны общества, тривиальное стремление сгрести под одну гребенку всех людей нового времени. Поэтому я Вам советую, Геннадий Степанович, попробовать внести некую ясность в сознание людей и попытаться внедрить новый взгляд на данный термин – конечно, если это находит отражение в Ваших мыслях.

В последние месяцы лично я стала причислять себя к «кристаллическим» людям. «Кристаллы» – это люди, идущие после индиго. Во мне есть черты индиго, но, кажется, больше от кристаллов. Они появились позже и основывались на знаниях людей-индиго. У них знание интуитивное, не воспринимающееся как нечто особенное ни окружающими, ни ими самими. Я ощущала, что я не совсем индиго, так как мне не присущи некоторые качества, которыми обладают большинство индиго. И один человек, когда недавно анализировал мою ауру, подтвердил мои подозрения. Он сказал, что я индиго, близкая к кристаллам.

Однако все это простая формальность – названия, ярлыки, индиго, не индиго, кристаллы, обычные люди… Все это не более чем упрощенная классификация, чтобы облегчить ученым и исследователям работу. Для меня не важно, как меня назовут. Для меня важно то, что люди воспринимают меня как ЖИВОГО человека, способного радоваться любым добрым проявлениям, желающему дарить радость окружающему миру. На самом деле, для меня всего важнее свобода, свобода самовыражения, самопроявления, а не то, каким термином меня назовут. Да хоть вообще никаким! Вот, если кто-то скажет: «Да она самый обычный человек!» А кто сказал, что я необычный? Конечно, обычный, обычнее всех остальных, но… свободный человек. Ведь дали мне такое название – «индиго» – мои сокурсники, а не я. Позднее назвал меня «кристаллом» другой человек, тоже не я. Мне безразлично то, как меня называют, поэтому я не хочу никому ничего доказывать. Говорю я сейчас это потому, что когда люди встречаются с чем-то необычным, сразу требуют доказательств. А кто они такие, чтобы я кому-то что-то доказывала? Что они сами из себя представляют? Я отнюдь не требую особого признания.

В конце концов, это воля людей – верить мне или нет, признавать мои слова правдой или нет. Я говорю искренне, а люди пусть рассуждают, что выдумка, а что ложь. Ведь людей хлебом не корми, дай посплетничать и покопаться в поисках понятной им “истины”».

Разумеется, я сразу попытался выяснить, а какой Лора видит ауры других людей, и видит ли вообще? Вскоре от нее пришло очередное послание, которое я вынужден привести в сокращенном виде, поскольку наше повествование все ширится и ширится.

«Что касается ауры. Ауру как цвет я стала видеть сравнительно недавно, может, два года назад или чуть больше. Раньше я ощущала общий энергетический фон, не переводя его в цвета, чего мне вполне хватало, да и сейчас этим руководствуюсь. Я просто сканирую внешнюю оболочку человека и понимаю для себя, положительный это человек или отрицательный, есть ли у него проблемы или нет, каково его эмоциональное состояние в отношении меня.

С цветом мне пришлось столкнуться, когда мне пришлось помогать моей родственнице. Она постоянно болеет, я хотела выяснить, где именно у нее проблема. Я взяла ее фотографию, положила на стол, освободилась от всех мыслей, представила ее в жизни, представила ее доминирующее настроение. Мои руки находились примерно на расстоянии пяти сантиметров от фотографии, я закрыла глаза и минуты три так их держала, пока мне стали четко видны все слои. Они были разноцветными, я даже картинку на компьютере нарисовала, чтобы не забыть. Так вот, у этой родственницы были все цвета хорошие, четкие, чистые, и лишь с одного края был черный зазор в ауре. Я поняла, что именно там находится проблема. Она несколько раз оперировалась, но не до конца избавилась от болезни. Вот тогда я пришла к использованию цветов ауры.

Я не знаю почему, но лично у меня нет особой тяги к видению цветов, мне это не кажется важным. Чаще, чтобы увидеть ауру, мне приходится расфокусировать взгляд, рассеять внимание и освободиться от мыслей, то есть дать доступ к получению абсолютно любой информации. Тогда происходит все наиболее достоверно. Но после этого мне нужно собраться снова, что нередко занимает несколько минут. Знаете, когда это будет автоматически? Когда я этого захочу. Точнее, когда мое подсознание скажет, что это необходимо. Так всегда бывает. Если подсознание «понимает», что именно нужно, оно автоматически появляется. Раз мне не нужно пока видеть ауру, я и не вижу. Я стараюсь сейчас активировать другие способности и возможности, а на это энергию не тратить».

В другой раз Лариса написала:

«А еще я поняла, что могу принимать быстрые решения. Раньше я обычно сравнивала себя и норму и иногда, подчиняясь норме, думала, что мое решение вообще какое-то запредельное. Так люди не делают… Правильно! Не делают, но оно оказывалось самым верным, а то и гениальным. Теперь, когда на меня не давит ни норма, ни правила, ни авторитеты, я делаю то, что приходит мне первым в голову. А потом радуюсь, что мне выпала такая возможность сделать то, на что другой не осмелился бы или струсил.

Меня моя голова давно уже не подводит (сказала голова, потому что сама не разобралась еще, что тут задействовано – мое сознание, подсознание или еще что-то). Я всегда все делаю быстро, и правильным оказывается решение, которое первым мне пришло в голову. Я могу привести примеры, и могла бы больше их дать, если бы это знали только я и Вы, Геннадий Степанович. Но это слишком личное…

Однажды самое верное решение я приняла, когда падала в возрасте шести-семи лет с железной штуковины, высотой с четырехэтажный дом. Падение мое длилось считанные секунды, но я в голове мгновенно провернула логические операции: после того, как я два раза сделала в воздухе сальто, я просчитала расстояние до земли и поняла, что если я сейчас не доберусь до горизонтальной трубы, я упаду как раз вниз головой на землю. Все мои усилия были положены на то, чтобы достичь трубы. Я это сделала. После этого я ухватилась за трубу так, чтобы не потерять вертикального положения, и удачно приземлилась на землю на корточки. Но в то время, когда я летела, я видела, как моя сестра с подружкой хохочут-заливаются над тем, как я падала вниз головой и вообще надо мной, даже не пытаясь хоть как-то меня поймать или смягчить посадку. Мне было очень обидно, и я убежала домой.

Были у меня еще другие примеры, но о них я Вам могу рассказать потом, при личной встрече, только, чтобы Вы об этом знали – и всё».

По моей просьбе, Лора попыталась сформулировать ответ-подсказку Надежде Тепловой по поводу ее ребенка-индиго. Возможно, ее советы помогут и другим родителям.

«Я прочитала то, что пишет Ваша знакомая. Мне кажется, что эта женщина обращается со своим ребенком, как с «обычным», а не с индиго. Да, я понимаю, что слово «обычный», может быть, не очень подходящее, но это для облегчения рассуждений.

Во-первых, если она хочет добиться взаимопонимания и послушания, она должна быть примером для подражания. Но это уже может не получиться, так как если в возрасте 10 лет мальчик не слушает маму, поставить ее на пост Авторитета будет сложно (поскольку ребенок – индиго). Возможно, маме следует обратиться к психологу (только к квалифицированному), чтобы он подсказал техники воспитания такого ребенка. Чтобы объяснил, как наиболее эффективно приспособить ребенка к некоторым правилам. Я так говорю, хотя не поддерживаю эту точку зрения. Я сама против этих дурацких правил. Я тоже в школе лучше знала, как и что мне делать... Но, тем не менее, я понимаю, как важно показать ребенку жизнь, и потом уже дать ему право выбирать, стоит ли соблюдать правила жизни или нет (я придерживаюсь второй точки зрения).

Итак:

1. Нужно обратиться к психологу за помощью.

2. Самой пересмотреть свои взгляды на воспитание и лучше бы встать на сторону ребенка (если она отвернется сейчас от него, он не захочет потом принимать ее к себе назад). Нужно объяснить, сказать, что она понимает, как сыну не хочется выполнять правила, что она уважает его мнение, но, тем не менее, было бы лучше, если бы он сделал задание, как попросили в учебнике. Пусть мальчик представит, что он просит друга смастерить самолетик, а друг делает ему кораблик... Ведь это ему не понравится, точно так же и учителю не понравится, если мальчик неправильно сделает задание.

3. Если ситуация сложная, я бы перевела ребенка на домашнее обучение (опять же с участием психолога).

А насчет его будущей взрослой жизни – пусть мама не волнуется. Помочь она ему ничем не сможет. Он будет делать то, что считает нужным. Он будет выполнять свой долг. Сейчас же нужно уделить больше внимания развитию положительных качеств у ребенка – и все.

Я добралась до своего возраста, считаю, более менее успешно, потому что у меня большую роль играло в жизни самообразование и наличие во мне гуманности, которая управляла такими качествами, как честность, открытость и т.д. А также то, что я не совсем индиго, а что-то от «кристаллов» – ну, в общем, что-то есть, что отличает меня от большинства индиго».

– Отчего у детей индиго часто бывают депрессии? – однажды спросил я Лору.

– Депрессии возникают потому, что индиго многие не понимают. Каждому хочется понимания, принятия, а не отторжения и циничного скептицизма. А когда постоянно виден только отпор, опускаются руки, не знаешь, что делать. Идеи кончаются от того, что их никто не стимулирует, а цель как простая самоцель уже не привлекает. А еще индиго очень доверчивые, даже чересчур. Если они встретили отрицательную реакцию у одного, они пойдут к другому. И даже если их никто так и не поймет, они не перестанут доверять людям, они будут постоянно в поиске родственной души. Редко найдется такой индиго, который больше никому не верит. Это, наверно, над ним хорошо поиздевались… Индиго всегда открыты, и они не понимают, почему другие люди так закрыты, почему они носят маски на себе и никогда их не снимают. Индиго прямолинейны и могут высказать все, что угодно, а люди – нет. Они говорят как-то двусмысленно, завуалировано и думают, что это красиво – говорить со вторым смыслом. Это все так странно. Такое несоответствие окружающего мира и внутреннего мира индиго приводят его к диссонансу с окружающей средой и вводит в депрессию.

– А с Евгением Зубковым ты всегда находишь понимание? Он же вроде из племени индиго?

– В Волжском у меня нет людей моего возраста или чуть старше, с которыми я бы ХОТЕЛА общаться, как хочу с Женей. Я общалась с одной девушкой, называющей себя «индиго». Но я поняла, что не хочу с ней дальше иметь ничего общего. У нее несостоявшаяся жизнь, у нее куча проблем, которые она валила на меня. А я реально не могу отказать человеку, нуждающемуся в помощи. Я видела, что ей нужна помощь, я оказывала ее, как могла. Но там моей помощи недостаточно, ей необходим квалифицированный психолог, а я таковым пока не являюсь. И эта песня была про белого бычка. Конечно, не бывает людей без слабостей, но нужно не терять чувство самообладания и вовремя помогать себе, если это необходимо. Поэтому я прекратила контакты с ней. Я просто ушла, не сказав ни слова. А с Женей я готова гулять часами, особенно когда свободна. Мы с ним обсуждаем такие темы, которые я ни с одним человеком не могу обсудить на равных. «На равных», я имею ввиду – с одинаковым качеством сознания, восприятия, мышления. Нам всегда есть о чем поговорить. А когда мы молчим, у нас даже тишина набита информацией, будто мы мысленно перекидываем ее из одной головы в другую…

Не так давно я познакомил Ларису с материалами о юном художнике Никите Лаврентьеве и вообще-то не просил делиться мнением по этому поводу. Но она ответила…

«Я прочитала про Никиту. Конечно, все очень интересно, и я не могу оставить рассказ о нем без комментариев.

Когда я читала про мальчика, моему удивлению не было предела – удивлению сходства. Я читала и думала: «Ё-моё! Бывают же совпадения!..» Только с Никитой немного другая ситуация: его родители подхватывают его начинания, направляют, прислушиваются к нему, а в моем случае совершенно иначе… Его хотят направить в нужные области, сферы деятельности, круги общения, а меня молча пытаются забить, забить мою душу. Все, что в пределах Нормы – допускается, любые отклонения – это бред. Ему просто больше повезло при распределении родителей.

Его мама – очень хороший человек, подготовленный к воспитанию Никиты. В их доме всегда играет «духовная» музыка, висят картины и образа, что очень хорошо сказывается на духовном развитии мальчика. Но сходства меня просто поразили. Это наталкивает меня на некоторые мысли, которые нужно еще обработать…

Познакомившись с историей Никиты, я еще больше убеждаюсь, что новые дети способны абсолютно на все, что многим даже во сне не приснится. История каждого ребенка – это целая книга, которая интересна и увлекательна. Потому что их жизнь состоит из сплошных запоминающихся моментов, которые у остальных происходят лишь несколько раз в жизни. Я благодарна, что Вы поделились такой интересной информацией».

Как и чем сегодня живет Лора? Меня поразило и очень обрадовало то, что с октября 2006-го года она поступила в один из Петербургских университетов на специальность «психология» – на заочное отделение. Думается, что эта специальность ей куда ближе по характеру, нежели специальность учителя. К тому же со своими необычными задатками она может оказаться очень эффективной в этой области знаний о человеке. Лора уже писала курсовую работу на тему психологических взаимодействий ученика и учителя, и этой было ей очень интересно.

Она отлично закончила сессию 2007-го года, на каникулах собиралась дописать исследовательскую работу, отправить для зачета работы по психологии, поучить испанский (третий язык в ее биографии!), прочитать «кучу книг»… Может, это юношеский максимализм, но она по-прежнему идет только вперед, как неукротимый жюль-верновский капитан Гаттерас из романа «Трагедия капитана Гаттераса». Но там мужественному путешественнику помешала стихия. А какие стихии могут воспрепятствовать здесь, и чего нам ждать от этих странных индиго?..

Завершу этот мой рассказ провидческой констатацией из Живой Этики, к которой я все чаще обращаюсь, поскольку именно там нахожу отклик на сегодняшние события на Земле.

«Люди, носящие в себе братское сотрудничество, могут быть наблюдаемы от раннего детства. Обычно они резко отличаются от всего окружающего. Наблюдательность их высока и впечатлительность сильна. Они не удовлетворяются посредственностью и являются одинокими среди общепринятых удовольствий. Можно заметить, что они в себе как бы несут какую-то внутреннюю задачу. Они могут многое видеть и замечать в сознании своем. Они обычно милосердны, как бы помня ценность этого качества. Они негодуют при грубости обращения, как бы припоминая всю низость такого свойства. Они сосредоточены в любимых предметах, но окружаются завистью и недоброжелательством, как не понятые и чуждые среде люди. Не легко жить при повышенном сознании, но не может оно удовлетвориться среди отрицания всего ведущего к Свету.

Не всегда встречаются такие избранные. Они не часто узнаются. У них есть издалека принесенная мечта, которая для других людей будет иногда граничить с безумием. Из древности дошло название о священном безумии. Мудрость нередко величалась, как безумие. Так же люди называют и каждое повышенное сознание. Не будем считать эти аксиомы общеизвестными, ибо именно они остаются в небрежении целые века» [25].

 

 

Глава 13 (34 стр.)

 

 


Дата добавления: 2015-09-13; просмотров: 3; Нарушение авторских прав







lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2021 год. (0.018 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты