Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



ISBN 5-04-006298-2 5 страница

Читайте также:
  1. ACKNOWLEDGMENTS 1 страница
  2. ACKNOWLEDGMENTS 10 страница
  3. ACKNOWLEDGMENTS 11 страница
  4. ACKNOWLEDGMENTS 12 страница
  5. ACKNOWLEDGMENTS 13 страница
  6. ACKNOWLEDGMENTS 14 страница
  7. ACKNOWLEDGMENTS 15 страница
  8. ACKNOWLEDGMENTS 16 страница
  9. ACKNOWLEDGMENTS 2 страница
  10. ACKNOWLEDGMENTS 3 страница

 

-60-


ГЛАВА 2. НЕКОТОРЫЕ ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНЫЕ АКСИОМЫ

Опираясь на аксиому, сформулированную в 2.34, о том, что у каждой коммуникации есть аспекты, свя­занные с содержанием и взаимоотношением, мы на­деемся убедиться в том, что два вида коммуника­ции не только сосуществуют в сообщении, но и до­полняют друг друга. В дальнейшем мы намерены пока­зать, что содержательный аспект передается цифро­вым способом, в то время как аспект, касающийся взаимоотношения, оказывается по своей природе пре­имущественно аналоговым.

2.54. Проблемы перевода из одного вида коммуникации в другой

Этим соответствием определяется прагматичес­кая важность различий между цифровой и аналоговой видами коммуникации, которую мы здесь рассмотрим. Для того чтобы эти различия стали более понятными, нам следует вернуться к представлению цифрового и аналогового видов коммуникации в искусственных коммуникативных системах.

Эксплуатационные качества, точность и много­сторонность двух видов компьютеров — цифрового и аналогового — крайне различны. Аналогии, использу­емые в последних вместо существующих величин, не более чем приближения к реальным значениям, что приводит к увеличению неточности во время протека­ния самих компьютерных операций. Нельзя сделать зуб­цы, шестеренки и трансмиссии идеальными, и даже если создатели аналоговых машин полностью полага­ются на постоянную силу электрического тока, на ста­бильность электрического сопротивления, реостаты и тому подобное, эти аналоги все еще остаются меха­низмами, в которых происходят виртуальные, некон­тролируемые колебания. С другой стороны, следует за­метить, что цифровая машина в реальности округляет любые результаты, в которых больше цифр, чем она может сохранить в памяти. Любой, кто имел дело с логарифмической линейкой (прекрасный пример ана-

 

-61-


ПРАГМАТИКА ЧЕЛОВЕЧЕСКИХ КОММУНИКАЦИЙ

лотового компьютера), знает, что он может получить лишь приблизительный результат, в то время как каль­кулятор даст точный результат, если необходимые циф­ры не превосходят максимум, который калькулятор может сохранить.

У цифрового компьютера есть огромное преиму­щество, т. к. он не только арифметическая, но и логи­ческая машина. Мак-Куллок (McCulloch) и Питтс (Pitts) (101) показали, что функции 16-го порядка логических исчислений могут быть представлены ком­бинацией из все-или-ничего членов, так что, напри­мер, сумма двух импульсов представляет логическое «и», взаимное исключение — логическое «или», им­пульс, подавляющий работу элемента, — отрицание и т. д. Ничего даже отдаленно похожего невозможно в аналоговых компьютерах, поскольку они работают только с конечными положительными величинами и не способны представить какой-то негативный смысл, включая отрицание как само по себе, или какую-то другую функцию.



Характеристики компьютеров применимы к че­ловеческой коммуникации: цифровое сообщение об­ладает более высоким уровнем сложности и абстрак­ции по сравнению с аналоговым материалом. Анало­говая коммуникация не сравнима с логическим син­таксисом цифрового языка, например, в аналоговом языке не существует эквивалентов для таких жизнен­но важных элементов речи, как «если — то», «либо — либо» и многих других, при этом выражение абстракт­ных понятий очень сложно, а подчас невозможно, т. к. каждое понятие даже в примитивном рисунке должно иметь физическое сходство. Более того, аналоговый язык отличает отсутствие простого отрицания, напри­мер, выражение для «нет».



В человеческой коммуникации слезы могут быть вызваны сожалением или радостью, сжатый кулак со­общать об агрессии или напряженности, улыбка мо­жет выражать симпатию или презрение, сдержанность

 

 

-62-


ГЛАВА 2. НЕКОТОРЫЕ ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНЫЕ АКСИОМЫ

может быть истолкована как тактичность или равно­душие. Возникает вопрос: может быть, все аналоговые сообщения обладают удивительно неоднозначным ка­чеством, напоминающим Gegensinn der Unvote (прямо противоположное значение примитивных слов)? Ана­логовая коммуникация не обладает ни ограничителя­ми, определяющими одно из двух противоречивых зна­чений, ни индикаторами, различающими прошлое, настоящее или будущее*.

Эти ограничители и индикаторы присутствуют в цифровой коммуникации, но ей не хватает адекватно­го словаря для описания взаимоотношения.

Человек, соединяющий эти два языка, и как от­правитель и как получатель вынужден постоянно пере­водить с одного языка на другой, что порождает лю­бопытную дилемму, которая будет детально рассмот­рена в главе, посвященной патологической коммуни­кации (3.5). В человеческой коммуникации сложность перевода присутствует всегда. Перевод с цифрового вида на аналоговый невозможен без огромной потери ин­формации (смотри в 3.55 о формировании истеричес­кого симптома), но и обратный перевод также очень сложен: чтобы говорить о взаимоотношении, необхо­димо адекватно переводить с аналогового в цифровой вид коммуникации. Когда же эти два вида должны со-

* Теперь понятно, что сходство, существующее между ана­логовым и цифровым видами коммуникации, соотносится с пси­хоаналитическими понятиями первичных и вторичных процессов соответственно. Если фрейдовское описание Ид перенести из ин-трапсихической is межличностную систему, то оно, фактически, станет эквивалентом аналоговой коммуникации:

«Законы логики прежде всего, закон противополож­ности — не распространяются на процессы, происходящие в Ид. Импульсы противоположности сосуществуют, не устра­няя Друг Друга. В Ид нет ничего такого, что можно было бы сравнить с отрицанием, и мы бы удивились, обнаружив воз­ражение филоеофскому утверждению о том, что простран­ство и время — необходимые формы наших ментальных дей­ствий» (49, р. 104, курсив наш)-

 

 

-63-


ПРАГМАТИКА ЧЕЛОВЕЧЕСКИХ КОММУНИКАЦИЙ

существовать, возникают тс же проблемы, как отмс­тил Хейли (Haley) в блестящей главе «Терапия брака» («Marriage Therapy»):

«Когда мужчина и женщина примяли решение, что их связь должна быть официально оформлена (уза­конена), перед ними возникает проблема — что после­дует за браком: поженившись, они остаются вместе, по­тому что они этого хотят или потому что они должны?» (60, р. 119).

В свете вышесказанного нам бы хотелось заме­тить, что как только наиболее аналоговая часть их вза­имоотношений (период ухаживания) пополняется циф­рами (брачный контракт), недвусмысленная ясность их взаимоотношений становится весьма спорной*.

2.55. Формулировка аксиомы

Подведем итоги: Люди общаются как цифровым, так и аналоговым способами. У цифрового языка более сложный и мощный логический синтаксис, но ему недо­стает адекватной семантики в области взаимоотноше­ний, в то время как у аналогового языка есть семантика, но нет адекватного синтаксиса для недвусмысленной характеристики природы взаимоотношений.

2.6. СИММЕТРИЧНЫЕ И КОМПЛИМЕНТАРНЫЕ ИНТЕРАШИИ

2.61. Схизмогенезис

В 1935 году Бейтсон (6) сообщил об интеракци-онном феномене, который он наблюдал в племени Ятмул в Новой Гвинее и детально описал в книге «Naven» (10), опубликованной год спустя. Он назвал этот феномен схизмогенезисом и определил его как

' По тем же причинам можно утверждать, что развод будет переживаться как прояснение, если получение постановления о разводе будет сопровождаться аналоговым ритуалом окончатель­ного раздела имущества.

 

-64-


ГЛАВА 2. НЕКОТОРЫЕ ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНЫЕ АКСИОМЫ

процесс дифференциации норм поведения личности в результате накопления интеракций между людьми. В 1939 году Ричардсон (Richardson) (125) использовал это понятиепри анализе войны и иностранной поли­тики; с 1952 года Бейтсони другие наглядно показа­ли его пригодность в области психиатрических ис­следований (сравните 157, р. 7—17, также 143). Это понятие, обладающее эвристической ценностью во многих дисциплинах, было развито Бейтсоном сле­дующим образом:

«Если наша дисциплина определяется впонятиях реакций человека на реакции со стороны других людей, становится очевидным, что мы должны рассматриватьотношения между двумя людьми как изменяющееся время от времени, даже без воздействия извне. Мы дол­жны рассматривать не только реакции А на поведение В, но и думать о том, как они повлияют на дальнейшее поведение В и его влияние на А.

Самый поверхностный анализ обнаруживает, что многие системы взаимоотношений между людь­ми или группами людей уже содержат в себе тенден­цию к прогрессивному изменению. Если, например, один из аспектов культурного поведения, соответству­ющий личности А, обозначить как напористость, а поведение В — подчинение, то последнее будет под­стрекать к дальнейшему напору, а то, вспою оче­редь, будет требовать дальнейшего подчинения. Та­ким образом, это потенциально прогрессирующее положение дел, за исключением факторов, ограни­чивающих чрезмерность напористого и подчиняюще­гося поведения, иповедение А должно по необходи­мости становиться все более и более напористым, в то время как поведение В — все более и более подчи­няющимся. Это постепенное изменение возникнет независимо от того, являются ли Л И В отдельными личностями или группами людей.

Постепенное изменение такого рода мы описыва­ем как комплиментарный схизмогенезис.Существует вместе с тем иной паттерн взаимоотношений между людьми или группами людей, который также содер­жит в себе зачатки прогрессирующего изменения. Если

3 Прагматика человеческих коммуникаций

 

-65-


ПРАГМАТИКА ЧЕЛОВЕЧЕСКИХ

считать хвастовство культурным паттерном поведения одной группы и другая группа отвечает на это также хвастовством, то может возникнуть конкурентная си­туация, в которой хвастовство приведет к еще боль­шему хвастовству и т. д.».

Этот тип прогрессирующего изменения мы назы­ваем симметричным схизмогенезисом (10, р. 176—177).

2.62. Определение симметричности и комплиментарности

Два описанных выше паттерна обычно просто обозначаются как симметричная и комплиментарная интеракции. Они описываются как взаимоотношения, основанные или на сходстве, или на различии. В пер­вом случае взаимоотношения отражают поведение друг друга, и, таким образом, их интеракция может быть обозначена симметричной. Слабость или сила, доброта или злобность здесь нерелевантные, т. к. равенство со­храняется в любой из этих областей. Во втором случае один паттерн поведения дополняет другой, что фор­мирует поведенческий гештальт иного рода, который и называется комплиментарным. Симметричная инте­ракция характеризуется сходством и минимизацией различия, в то время как комплиментарная основыва­ется на максимизации различия.

В комплиментарном взаимоотношении выделяют­ся две различные позиции. Один партнер занимает высшую, важнейшую или «ведущую» позицию, а дру­гой — подчиненную, вторичную или «ведомую». Эти понятия значимы до тех пор, пока не приравниваются к «хорошему» или «плохому», «сильному» или «слабо­му». Комплиментарное взаимоотношение может быть обусловлено социальным и культурным контекстом (в случае матери и ребенка, врача и пациента, учителя и ученика), своеобразным взаимоотношением особен­ной диады. В любом случае, взаимоотношения соеди­нены тем, что непохожие поведения вызывают друг друга. Один партнер не навязывает комплиментарного

 

 

-66-


ГЛАВА Н. НЕКОТОРЫЕ ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНЫЕ АКСИОМЫ

взаимоотношения другому, скорее каждый ведет себя так, как предполагает, и в то же самое время подразу­мевает поведение другого — и их определения взаимо­отношения (2.3) совпадают.

2.63. Метакомплиментарность

Предлагаемый третий тип взаимоотношений — это «метакомпдиментарный», в котором А позволяет или заставляет В руководить собой. Можно обозначить его как «псевдосимметричный тип взаимоотношений», в котором А позволяет или заставляет В быть симметрич­ным. Однако этого потенциально бесконечного умозак­лючения от следствия к причине можно избежать, если вспомнить о различии, упоминавшемся ранее (см. 1.4), между наблюдением за поведенческой избыточностью и предлагаемыми объяснениями в виде мифов; т. е. нам интересно как пара ведет себя, когда ее не отвлекают и оба верят, что они себя сами так ведут. Если же люди вовлечены в выгодную для себя коммуникацию на раз­личных уровнях (см.2.22), то могут возникнуть парадок­сальные результаты, имеющие прагматическую важность (5.41, 6.42, пример 3, 7.5, пример 2d).

2.64. Формулирование аксиомы

Следующая глава посвящена потенциальной па­тологии (эскалация (расширение, усиление) симмет­рии и ригидность (неподатливость) комплиментарно-сти) этих типов коммуникации. Сейчас же мы можем сформулировать нашу последнюю экспериментальную аксиому: Все коммуникативные взаимообмены или сим­метричны, или комплиментарны, в зависимости от того, основаны на сходстве или на различии.

2.7. РЕЗЮМЕ

Принимая выше рассмотренные аксиомы в це­лом, необходимо оговориться. Во-первых, аксиомы предложены на основании экспериментального матс-

 

-67-


ПРАГМАТИКА ЧЕЛОВЕЧЕСКИХ КОММУНИКАЦИЙ

риала, определены неформально и являются скорее подготовительными, нежели исчерпывающими. Во-вто­рых, сами по себе они достаточно разнородны, пото­му что получены при наблюдениях за коммуникаци­онными феноменами. Они объединены не по проис­хождению, а по своей прагматической важности, ко­торая, в свою очередь, основывается не столько на их деталях, сколько на их межличностных (а не монад-ных) отношениях. Бсрдвистел (Birdwhistell) даже по­шел дальше, высказав следующее предположение:

«Человек не общается; он участвует или становит­ся частью коммуникации. Он может двигаться или шу­меть... но он не общается. Точно так же он может видеть, может слышать, обонять, пробовать на вкус или чув­ствовать — но он не общается. Другими словами, он не порождает коммуникацию; он в ней участвует. Комму­никация как система — не просто модель действия и реакции, хотя и сложно сформулированная, она долж­на быть понята на транзактном уровне» (28, р. 104).

Таким образом, неизбежность делает все ситуа­ции с участием двух или более человек мехашчност-ными, коммуникативными; кроме того, аспект ком­муникации, касающийся взаимоотношения, указы­вает на то же самое. Прагматичная, межличностная важность цифрового и аналогового вида заключается не только в гипотетическом смешении содержания и взаимоотношения, но и в той неизбежной и значи­тельнойнеопределенности, возникающей как у от­правителя, так и у получателя при переводе с одного вида на другой. Проблемы пунктуации основываются на метаморфозе классической модели «действие—ре­акция». Наконец, симметрично-комплиментарная модель наиболее близка к математической концеп­ции функция, поскольку полагает, что возможности индивида просто изменяются в зависимости от бес­конечности возможных ценностей, чьи значения не абсолютны, но возникают только во взаимоотноше­ниях друг с другом.

 

 

-68-


J лава 3 ПАТОЛОГИЯ В КОММУНИКАЦИИ

3.1. ВВЕДЕНИЕ

Каждая из описанных аксиом предполагает есте-ртвенныеследствия, некие патологии, которые здесь Идутрассмотрены. К тому же, на наш взгляд, прагма-шческие эффекты этих аксиом лучше всего иллюст­рируются нарушениями, возникающими в человечес­кой коммуникации. Поэтому, используя определенные принципы коммуникации, мы изучим, каким образом и и какой последовательности они могут искажаться. Поведенческие последствия этих искажений часто co­in метствуют различным психопатологиям личности, Поэтомуприведенные примеры нашей теории мы до­полним другими, в которых поведение обозначается к;п< симптомы психического заболевания. (Патологии каждой аксиомы будут обсуждаться в той же последо-илюльности, что и во второй главе, за исключением некоторых неизбежных совпадений, иначе наш мате­риал станет еще более запуганным.)"

3.2. НЕВОЗМОЖНОСТЬ НЕ ОБЩАТЬСЯ

Уже упоминаемая (2.23) шизофреническая дилем-мм подразумевает, что пациенты, больные шизофре­нией, ведут себя так, словно пытаются отрицать свое

" Расшифровки вербальных взаимообменовсущественно уп­рощаютматериал, что нежелательно, потому что они передают не ми много больше, чем лексическое содержание, и лишены самого .налогового материала, например, модуляции голоса, скорости |н-чи, пауз, эмоциональных подтекстов, содержащихся всмехе, Идохе ит. д. Например, Вацлавик (157) сделал подобный анализпримеров интеракции, записав все происходящее на бумагу и на мигнитофон.

-69-


ПРАГМАТИКА ЧЕЛОВЕЧЕСКИХ КОММУНИКАЦИЙ

общение, и затем отрицают и то, что их отрицание является коммуникацией. Возможно, что пациент выг­лядит желающим общаться, но при этом отвергает обя­зательства, свойственные всем коммуникациям. Напри­мер, молодая женщина,больная шизофренией, во время первого приема влетает в кабинет психиатра и непринужденно заявляет: «Моей матери пришлось выйти замуж, и теперь я здесь». Потребовались неде­ли, чтобы стали понятны некоторые смыслы, которые исключали друг друга и не вязались с ее неожиданным юмором и живостью. Как оказалось, с первого шага она сообщала терапевту, что:

1. Она — незаконнорожденная дочь.

2. Этот факт каким-то образом связан с ее психо­
зом.

3. «Пришлось выйти замуж» — эта фраза означа­
ет или то, что Мать не следует порицать, по­
тому что только социальное давление застави­
ло ее вступить в брак, или то, что Мать возму­
тилась принудительной природой ситуации и
обвинила в этом рождение пациентки.

4. «Здесь» означает как кабинет психиатра, так и
существование пациентки на земле, что под­
разумевает, с одной стороны, что Мать довела
се до сумасшествия, а с другой стороны, она
была в извечном долгу перед матерью, кото­
рая согрешила и в муках ввела в мир.

3.21. Отрицание коммуникации в шизофрении

«Шизофренический язык» — это язык, позволя­ющий слушателю выбирать из многих возможных зна­чений не только различающиеся, но даже несовмести­мые друг с другом. Таким образом, можно отрицать любой или все аспекты сообщения. Если попытаться получить у пациентки ответ на вопрос, что она имела в виду своим замечанием, она могла бы, вероятно, от­ветить: «Не знаю, должно быть, я сошла с ума». Если же попросить разъяснить какой-то аспект беседы, она,

 

 

-70-


ГЛАВА Э. ПАТОЛОГИЯ В КОММУНИКАЦИИ

возможно,ответила бы: «Нет, я совсем не то имела в виду...» Ноесли говорить коротко, то ее внезапное признание — это убедительное описание парадоксаль­ной ситуации, в которой она оказалась, а замечание «Я, должно быть, сошла с ума» необходимый самооб­ман, чтобы приспособиться к этому парадоксальному миру. Если читателя заинтересовала тема отрицания коммуникации вшизофрении, предлагаем ему обра­титьсяк работе Хейли (60, p. 89—99), где представле­ны впечатляющие примеры коммуникаций вклини­ческих субгруппах больных шизофренией.

3.22. Обратное утверждение

Ситуация, изобилующая обратными утверждени­ями, описана в книге Л. Кэрролла «Сквозь зеркало и что там увидела Алиса, или Алиса в Зазеркалье»,ког­да непосредственная коммуникация Алисы испорчена «промыванием мозгов» со стороны Черной и Белой Королев. Обе утверждают, чтоАлиса пытается что-то отрицать, и приписывают это состоянию ее ума:

«Я совсем не думала...» — началабыло Алиса, но Черная Королева нетерпеливо прерваласе:

«Вот это мне не нравится! Ты должна была поду­мать! Как по-твоему,нужен кому-то ребенок, который не думает? Даже в шутке должна быть какая-то мысль, а ребенок, согласись сама, вовсе не шутка! Ты нас в этом не разубедишь, как ни старайся, хоть обеими руками!»

«Я никогда никого не разубеждаю руками!» -возразила Алиса.

«Никто и не говорит, что ты разубеждаешь ру­ками! — сказала Черная Королева. — Я и говорю: ру­ками нас не разубедишь».

«Она в таком настроении, — прибавила Белая Королева, — когда обязательно нужно с кем-то спо­рить. Неважно с кем — только бы спорить!»

«Злобный, отвратительный нрав», -- заметила Черная Королева

И на минуту или на две наступила неловкая пауза*.

* Перевод Н. М. Дсмуроиой. — Прим. пер.

-71-


ПРАГМАТИКА ЧЕЛОВЕЧЕСКИХ КОММУНИКАЦИЙ

Можно только восхититься интуицией автора в постижении прагматических эффектов такого типа ало­гичной коммуникации, потому что после еще такой промывки мозгов он наконец позволяет Алисе поте­рять мужество.

3.23. Более широкие смыслы

Однако обсуждаемый феномен встречается не только в сказках или шизофренической коммуника­ции. Его участие в интеракциях между людьми намно­го шире. Попытки не общаться могут возникнуть в любом другом контексте, в котором происходит избе­гание обязательств, присущих всем коммуникациям. Типичная ситуация этого рода — это встреча двух не­знакомых людей,один из которых хочет поговорить, а другой не расположен, например, два пассажира са­молета, соседи по креслам*.

Пусть пассажир А — это тот, кто не хочет об­щаться. Он не может сделать двух вещей: он не может физически покинуть поле действия, и он не может не общаться. Таким образом, прагматика этого коммуни­кационного контекста сводится к всего лишь несколь­ким возможным реакциям:

3.231.«Отказ» от общения.Пассажир А может, так или
иначе, прямо дать понять, что он не заинтересован в
общении, для чего ему потребуется мужество, посколь­
ку правила хорошего тона этого не позволяют, тогда
возникнет напряженная и растерянная тишина. Фак­
тически, избежать взаимоотношения с В не удается.

3.232.Принятие общения.Пассажир А может согласить­
ся на общение, проклиная себя за собственную сла­
бость и соседа, но это нас не касается. Важнее для нас

Следует подчеркнуть еще раз, что соответствующие мо­тивации двух людей находятся в рамках обсуждаемой темы — ана­лиза коммуникации.

 

-72-

 


ГЛАВА 3. ПАТОЛОГИИ В КОММУНИКАЦИИ

то,что вскоре он поймет мудрость армейского правила: «если вас захватят в плен, сообщите только имя, звание и личный номер», потому что пассажир В не остано­витсяна полпути и попробует узнать об А все, включая его мысли, чувства и убеждения. Если А начнет отве­чать, то В будет безумно сложно остановить; факт хо­рошо известный благодаря «промывке мозгов».

3.233. Исключение общения.Л может защитить себя с помощью техник исключения, т. е. сводя на нет соб­ственные коммуникации или коммуникации других. Исключение включает огромное число феноменов коммуникации, такие как самоопроверженис, несов­местимость, изменение тем разговора, отклонение от тем, незавершепие предложений, недопонимание, не­вразумительная речь, буквальная интерпретация ме­тафор и метафорическая интерпретация сухих заме­чаний и т. д.*

Превосходный пример этого типа коммуникации предложен в первой сцене фильма «Лолита»,когда Куильти, напуганный вооруженным пистолетом Гум-берта, начинает нести вздор, вто время как его про­тивник тщетно пытается четко изложить свое посла­ние: «Смотри, я собираюсь тебя застрелить!» (Поня­тие мотивации вряд ли поможет разобраться, является ли это явной паникой или же умной защитой.) Дру­гой пример такого очаровательного логического нон­сенса предложен Льюисом Кэрролом в стихотворении, которое прочитал Белый Кролик:

При нем беседовал яс нею О том, что он и ей, и мне

Итальянцы ВСТАВЛЯЮТв спою речь неподражаемое «та...», которое is устной речи имеет точное значение «но», хотя его мож­но использовать для выражения сомнения, согласия, несогласия,недоумения, индифферентности, критики, презрения, гнева, по­корности, сарказма, отрицания и, возможно, дюжины других ве­щей и, следовательно, в конце концов ничего, что касалось бы содержания.

 

-73-


ПРАГМАТИКА ЧЕЛОВЕЧЕСКИХ КОММУНИКАЦИЙ

Сказал, что я же не умею Свободно плавать на спине.

Хоть я запутался — не скрою, -Им ясно истина видна; Но что же станется со мною, Когда вмешается она?

Я дал ей семь, ему же десять, Он ей — четыре или пять. Мы не успели дело взвесить, Как псе вернулись к нам опять*.

И так дальше еще два четверостишья. Отрывок беседы с добровольным абонентом, очевидно испы­тывающим дискомфорт из-за вопросов, которые зада­ет ему интервьюер, но считающим, что он должен на них отвечать, содержит, очень похожую как по фор­ме, так и по недостаточности содержания коммуника­цию:

Интервьюер: Как вам удается, мистер Р., жить в одном городе и с родителями, и со своей семьей?

А: Ну, мы пытались, я имею в виду... я хотел бы, чтобы Мэри (его жена) руководила ими, а не мои руководили Мэри. Мне нравится навещать их, но я стараюсь это делать не очень часто... они точно знают, что... так было всегда, еще до того как мы познакоми­лись с Мэри, и это принималось как факт — и нашей семье я — единственный ребенок, и они предпочитали никогда, для собственного блага, не вмешиваться. Я не думаю, что... в любом случае, я думаю, что всегда, rs любой семье есть что-то лежащее в основе, мне все равно, в наше семье или любой другой. И это то, что Мэри и я чувствуем, когда мы... мы оба весьма требо­вательны к совершенству. И хотя опять, мы очень... мы... мы строгие и... мы ожидаем, что дети, как нам кажется, что если бы вам пришлось остерегаться — я имею в виду, если... у вас было препятствие в виде родни со стороны жены или мужа, мы чувствуем, нам приходилось видеть это у других, и мы... э"то то, что моя семья пыталась защитить, но... и, как здесь ~-

* Перевод В. Набокова. — Прим. пер.


Дата добавления: 2015-09-13; просмотров: 5; Нарушение авторских прав


<== предыдущая лекция | следующая лекция ==>
ISBN 5-04-006298-2 4 страница | ISBN 5-04-006298-2 6 страница
lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2018 год. (0.026 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты