Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



ISBN 5-04-006298-2 12 страница




Читайте также:
  1. ACKNOWLEDGMENTS 1 страница
  2. ACKNOWLEDGMENTS 10 страница
  3. ACKNOWLEDGMENTS 11 страница
  4. ACKNOWLEDGMENTS 12 страница
  5. ACKNOWLEDGMENTS 13 страница
  6. ACKNOWLEDGMENTS 14 страница
  7. ACKNOWLEDGMENTS 15 страница
  8. ACKNOWLEDGMENTS 16 страница
  9. ACKNOWLEDGMENTS 2 страница
  10. ACKNOWLEDGMENTS 3 страница

Точно также, кажется, что Джордж и Марта на­столько охвачены своей войной взаимоотношений, что не принимают содержание оскорблений в отношении себя (в действительности, Марта не позволит Нику ни называть Джорджа теми словами, какими она сама его награждает, ни мешать их игре); создается впечатле­ние, что они уважают друг друга внутри системы.

5.23. Системы и субсистемы

Основной фокус этой пьесы и комментарий со­средоточены на диаде Джордж-и-Марта. Однако эта диада — «открытая система», поэтому здесь уместно понятие иерархической структуры. Каждый из них об­разует субдиаду с Ником, и в меньшей степени с Хани. Ник-и-Хани -- конечно же, другая диадная система, более того состоящая в замечательных отношениях с ПРАГМАТИКА ЧЕЛОВЕЧЕСКИХ КОММУНИКАЦИЙ

диадой Джордж-Марта, благодаря совершенно проти­воположной комплиментарное™. Джордж, Марта и Ник образуют треугольник из смешенных диад*. Чет­веро как целое являются абсолютно очевидной систе­мой драмы, хотя структура целого не ограничена пред­ставленными ролями, но подразумевает, и при случае вызывает, невидимого сына, отца Марты и среду кам­пуса. Поставленные цели не допускают исчерпываю­щую классификацию и анализ всех вероятностей дей­ствия, и мы остаемся с тем, что Лоуренс Даррелл (41) назвал «рабочим смыслом» — фактической бесконеч­ностью поворотов и новых взглядов на то, как разра­батываются другие аспекты структуры: например, свое­образная комплиментарность Ника и Хани; агрессив­ная наглость Марты, соответствующая нарциссизму Ника; натянутое восстановление дружеских отноше­ний между Джорджем и Ником1*.

И последний комментарий относится к тому, что Олби работает почти исключительно с наиболее мел­кими единицами, с наиболее непостоянными диадами в треугольнике или (в аспекте мужчины против жен­щин, возможно притворно) двое против двоих. Види­мо, использование трех или четырех единиц одновре­менно было бы слишком сложно.

5.3. СВОЙСТВА ОТКРЫТОЙ СИСТЕМЫ

Общие характеристики системы могут быть ил­люстрированы, исходя из понятий системы Джорджа и Марты, в противоположность индивидуальным под­ходам.

" В котором любые два являются единицей против третьего, например, когда Марта и Ник танцуют или имеете высмеивают Джорджа, или Джордж и Марта объединяются против Ника.



" Которое дает интеракционное значение названию «Валь­пургиева ночь», в которой Джордж показывает Нику оргию, как Мефистофель — Фаусту); соперничество Джорджа и Марты за ее отца и т. д.

 

 

-158-


ГЛАВА 5. ПЬЕСА -КТО БОИТСЯ ВИРДЖИНИЮ ВУЛЬФ?»

5.31. Целостность

Мы умозрительно опишем гештальт неожидан­но появившихся особенностей этого типа характеров. Их взаимоотношения — нечто больше и нечто другое, чем то, что индивиды привнесли в них. Индивидуаль­ности Джорджа или Марты не объясняют, что их объе­диняет и каким образом. Чтобы разбить эту целост­ность на личные особенности или структуры, необхо­димо отделить их друг от друга и тем самым отрицать, что у их поведения имеется определенный смысл в контексте этой интеракции,т. е. паттерн увековечен­ной интеракции. Выражаясь другими словами, целос­тность — это изображение совпадающих триадных це­почек «стимул—реакция—подкрепление», описанное Бейтсоном и Джексоном (19) и обсужденное в 2.41. Вместо того, чтобы фокусировать внимание на моти­вации предполагаемых индивидов, можно на ином уровне описать систему как реальную, выделяя инди­видов, чье поведение соответствует этой системе. Все выводы первой главы — подход Черный Ящик, созна­тельное по сравнении с бессознательным, настоящее в сравнении с прошлым, кругообразность и относи­тельность «нормального» и «ненормального» — вес это нужно держать в памяти как следствия принципа це­лостности системы.



Критики почти единодушно односторонне рас­сматривают эту диаду, считая «любимца» Джорджа жер­твой ситуации. Но единственным различием между вза­имными обвинениями Джорджа и Марты является то, что он обвиняет ее в силе, в то время как она его — в слабости. Если критики и признают его участие в сра­жении, то Джордж кажется вынужденным отвечать на сильную провокацию. С нашей точки зрения, это -система взаимных провокаций, которые ни одна сто­рона не в состоянии прекратить. Однако очень слож­но описать такую стабильную кругообразность, что объясняется, главным образом, отсутствием адекват­ного словаря для описания взаимно каузальных взаи-

 

-159-


ПРАГМАТИКА ЧЕЛОВЕЧЕСКИХ КОММУНИКАЦИЙ

моотношений , и тем, что если круг искусственно ра­зорван, то можно найти точку старта.

Поскольку оскорбления Марты очевидны и без­ошибочны, и она вполне соответствуют стереотипу «старой карги», то здесь стоит обратить внимание на поступки Джорджа. Конечно, не просто перекладыва­ние ответственности, ответственность — это не про­блема; скорее Марта и Джордж сделали ее вклад оче­видным; фактически, это их различающееся упорядо­чивание — она активна, а он -- пассивен (хотя они по-разному оценивают активность и пассивность, на­пример, Джордж считает себя сдержанным, а Марта называет это слабостью). Но это тактика их игры, глав­ное — это то, что они играют в игру вместе.



Но это особое подчеркивание кругообразности также остается без внимания, даже больше, чем по­верхностное упоминание об их индивидуальных поло­жительных качествах, хотя оба достаточно яркие и вос­приимчивые, оба по возможности проявляют сочув­ствие и оба кажется сознают, по разным основаниям, пугающую деструктивность их игр и явно хотят их прекратить.

5.32. Обратная связь

Обратная связь в этой возможно упрощенной си­стеме совершенно точно соответствует симметрии (по­зитивная, отклоняюще-нарушающая равновесие обрат­ная связь) и комплиментарности (негативная, стаби­лизирующая обратная связь). «Все, что ты сможешь сделать, я смогу сделать лучше», таков формат сим­метричной конкуренции, который неумолимо ведет к той же конкуренции. Наоборот, изменение комплимен­тарности в этой системе — одобрение, согласие, смех, иногда даже бездействие — обычно приводят к пре­кращению прений и, по крайней мере, к временной передышке в сражении.

Маруяма (Maruyama) придумал понятие «многосторон­ние взаимные одновременные каузальные взаимоотношения» (100).

 

-160-


 


ГЛАВА 5. ПЬЕСА «КТО ВОИТСЯ ВИРДЖИНИЮ BVHbcD?»

Существуют, однако, исключения из общего пат­терна. Темп нарастает как в «желчности», так и в раз­мере цикла (от краткого, едва сыгранного добродуш­ного подшучивания до более важного и большого пат­терна, такого как «Громи гостя»), поэтому необходи­мы циклы отклонение—коррекция, чтобы нейтрали­зовать эту тенденцию, и как демонстрируют Джордж и Марта, их искусство в примирении заметно уступа­ет их мастерству в бою. Метакоммуникация, возмож­ный стабилизатор, подчиняется тем же правилам сим­метрии (5.43), и, вместо того, чтобы остановить пожа­рище, разжигает его сильнее. Когда комплиментар-ность в угоду симметрии (5.41) приводит к парадоксу и в дальнейшем мешает их разрешению, возникает еще больше проблем.

В 5.42 миф о сыне будет рассмотрен как четко контролируемая парадигма их системы с выстроенным гомеостатическим механизмом различного вида.

5.33. Эквифинальность

Рассматривая систему как что-то созданное за период времени, достигшее определенного состояния или перешедшее из одного состояния в другое, возни­кают два различных способа объяснить существующее состояние. Обычный способ — наблюдать или, что еще более необходимо при изучении человека, делать вы­воды о начальных условиях (этиология, прошлые при­чины, история), которые, по-видимому, привели к на­стоящим условиям. В интеракционной системе, такой как Джордж и Марта, этими начальными условиями могут быть или переживания каждого во время ухажи­вания, или ранний брак, или, даже ранее, они могут быть индивидуальными личными паттернами, закреп­ленными в детстве каждого или обоих. Что касается последнего, каузальная роль может быть приписана, например, случайному нокауту Джорджа Мартой, о котором она сказала: «Это, кажется, наложило отпе­чаток на всю нашу жизнь. Правда, правда! Во всяком

 

-161-

ПРАГМАТИКА ЧЕЛОВЕЧЕСКИХ КОММУНИКАЦИЙ

случае, так у нас считается» [стр. 104|; или менее по­верхностным обстоятельствам, окружающим это со­бытие, включая провал Джорджа как «наследника» отца на пост президента; или потере невинности Мар­той и/или ее алкоголизму (от «самых дамских напи-точков» до «чистого алкоголя»[стр. 84]), который дол­гое время терпит Джордж; или другим подобным про­блемам, относящимся к ранней истории их брака. Что касается индивидуальных «начальных условий», то ве­роятные объяснения еще более расходятся*.

Джордж может выглядеть скрытым гомосексуа­листом, презирающим Марту, использующим и ис­кусно ободряющим ее любовную связь с красивым молодым человеком (и, по-видимому, другие связи) для своего собственного удовлетворения. Или Марта и Джордж с придуманным сыном, или Ник в класси­ческой эдиповской ситуации, когда попытался пере­спать со своей матерью и обнаружил себя импотен­том, неспособным нарушить табу, также взрослый сын, убитый своим отцом точно таким же образом, как Джордж, будучи мальчиком, косвенно убил своего отца [сравните стр. 125 и стр. 201], кроме того, его пародий­ное убийство Марты из игрушечного ружья [стр. 104] повторяет то, каким образом, по его словам, он за­стрелил собственную мать [стр. 125]. Это только лишь предположения возможных направлений анализа, в каждом из которых интеракция выглядит обусловлен­ной предыдущими, часто индивидуальными, услови­ями, которые таким образом лучше всего объясняют эту интеракцию.

Сделанные ранее концептуализации (1.2, 1.63, 3.64) о природе и использовании данных анамнеза, а также тенденция к более сложной, чем взаимоотно­шения один на один между прошлым и настоящим, были прокомментированы в предыдущей главе (4.33).

' Но они также определенно суммативиые, без точных объяс­нений, каким образом другой приспосабливается к ситуации.

 

-162-


ГЛАВА 5. ПЬЕСА «КТО БОИТСЯ ВИРДЖИНИЮ ВУПЬШ?"

Здесь достаточно отметить, в качестве критики выше­описанных исторических подходов, что в этом случае, как и во многих — а возможно в большинстве — дру­гих, в изучении человека прошлое выступает лишь как сообщение в настоящем и поэтому не обладает безуп­речным содержанием, но в то же время несет, имеет аспект взаимоотношений. Появляясь в актуальной интеракции в настоящее время, прошлое-как-описа-ние может быть также материалом для существующей игры. Правдивость, отбор и искажения менее важны для понимания существующей интеракции по сравне­нию с тем, как этот материал используется и какой тип взаимоотношений он определяет. С этой точки зре­ния, наша цель в том, чтобы изучить в какой степени каждый параметр системы — правила и ограничения, наблюдаемые в поведенческой интеракции - - может быть причиной стабилизации и изменения системы*.

5.4. ПОВЕДЕНЧЕСКАЯ ИНТЕРАШИОННАЯ СИСТЕМА

На этой стадии, для того чтобы проиллюстриро­вать, что подразумевается под настоящей интсракци-ей, предлагается набросок правил и тактик интерак-ционной игры Джорджа и Марты, и тогда можно бу­дет рассмотреть некоторые специфические аспекты поведенческих взаимоотношений.

5.41. «Игра» Джорджа и Марты

Их игра может быть описана как симметричное усиление (3.61), которую каждый друг с другом поддер­живает или пытается превзойти другого, в зависимос-

На нынешней стадии развития науки, эта проблема не является дихотомичной, должен быть сделан выбор между абсо­лютной зависимостью или абсолютной независимостью от началь­ных условий. Проще детально изучить силу взаимных поведенчес­ких последствий коммуникационной системы, такой как семья, а вопрос: Могут ли они остановиться, важнее как они начали?

 

-163-


ПРАГМАТИКА ЧЕЛОВЕЧЕСКИХ КОММУНИКАЦИЙ

ти оттого, чье упорядочивание принимается. Эта борьба возникает уже в самом начале, когда Джордж и Марта бегло обмениваются несколькими быстрыми колкос­тями, как будто разминаясь, «просто... упражняемся», как заявляет Джордж [стр. 90], Содержание в каждом случае отличается, но их структура всущности иден­тична, и кратковременная стабильность достигается обидим смехом. Например, когда Марта говорит свое­му мужу: «Блевать тянет», Джордж относится к этому с шутливой отрешенностью:

Так говоритьне очень прилично, Марта. Марта. Что не очень? Джордж. ...Не очень прилично так говорить [стр. 79|.

Марта упорствует менее элегантно:

Люблю когда ты злишься. Большевсего, ка­жется, я люблю в тебе... твою злость. Эх ты... недотепа! У тебя эта... как ее... тонка...

Джордж. ...кишка?

Марта. Фразер! (Пауза.) [стр. 79].

Затем они оба смеются — возможно, над их об­щей работой — и круг замкнулся. Смех является сиг­налом к принятию и, таким образом, обладает гомеос-татичным, стабилизирующим эффектом. Но тут же ста­новится понятно насколько они симметричны, по­скольку даже необременительное указание одного ус­коряет дальнейшую борьбу, в то время как другой не­медленно платит тем же самым, чтобы восстановить свое равноправие. Марта просит Джорджа положить больше льда в ее бокал, и Джордж, уступая, сравнива­ет ее с коккер-спаниелем, потому что она тоже посто­янно грызет лед своими «большими зубами», и они опять начинают:

Марта. Большие зубы... они у меня свои... Джордж. Некоторые, да... Некоторые свои. Марта. У меня своих зубов больше, чем у тебя. Джордж. На два зуба. Марта. Нучтоже, надвабольше — этонемало [стр. 79].

 

 

-164-


ГЛАВА 5. ПЬЕСА .КТО БОИТСЯ ВИРДЖИНИЮ ВУЛЬФ?»

И Джордж быстро ударяет по известной болевой точке:

Да, пожалуй. И пожалуй, это явление ред­кое... принимая во внимание твой возраст.

Марта. Прекрати немедленно! {Пауза.) Сам не моло­денький.

Джордж {с мальчишеским увлечением... нараспев). Я на шесть лет моложе... Всегда был моложе, все­гда моложе буду.

Марта {угрюмо). А ведь ты... ты начинаешь лысеть.

Джордж. И ты тоже. {Пауза. Оба смеются.) Привет, детка.

Марта. Привет. Поди сюда ко мне и подари своей мамочке крепкий, сочный поцелуй [стр. 79].

И начинается новая эскалация. Джордж саркас­тически отказывается ее поцеловать:

Видишь ли, дорогая, если я тебя поцелую, это меня взволнует... я потеряю над собой власть и возьму тебя силой, вот здесь в гостиной.

Марта. Свинья! Джордж (надменно). Хрю-хрю!

Марта. Ха-ха-ха! Налей мне еще... возлюбленный мой [стр. 80).

Теперь предмет разговора переместился на ее пьянство, эскалация становится едкой и ведет к борь­бе за то, кто откроет дверь гостям, которые тем време­нем появились и продолжают звонить в колокольчик.

Отметим здесь, что никто не принимает инициа­тиву или команду от другого, а только сами команду­ют или контролируют. Марта не говорит: «Ты мог бы положить мне чуть больше льда», намного реже «Мож­но?..», а «Эй! Положи мне еще льда в стакан, и по­больше» [стр. 79]; подобным образом она приказывает ему поцеловать себя и открыть дверь. Она не просто груба и с плохими манерами, вести себя подобным образом — значит изначально оказаться в невыгод­ном положении, которое Джордж позже и раскрывает своим гостям в игре с изысканными манерами после того, как Марта открыто высмеяла его:

 

-165-


ПРАГМАТИКА ЧЕЛОВЕЧЕСКИХ КОММУНИКАЦИЙ

Джордж (с огромным усилием воли сдерживает себя... потом, будто Марта сказала всего лишь бе­зобидное; «Джордж, милый», обращается к ней). Да. Марта! Тебе чего? Принести что-нибудь?

Марта (с удовольствием вступает в эту игру). Хм... Да... Если угодно, можешь дать мне закурить.

Джордж (прикидывает, что ему делать, потом отхо­дит от Марты). Нет... всему есть границы. Другими слонами, человек терпит столько, сколько можно терпеть, а дальше он скаты­вается на одну-две ступеньки по этой пре­словутой лестнице эволюции... (Быстро в сто­рону Ника.) Это по вашей части... (Потом снова Марте.) Скатывается на дно, Марта. А лестница эта — любопытная штука... подняться по ней обратно нельзя... раз уж скатился, кон­чено твое дело. (Марта заносчиво посылает ему воздушный поцелуй.) Я готов подержать тебя за руку, когда ты боишься страшного буки, вынесу ночью бутылки из-под джина, чтобы никто не видел, сколько ты выпила... но давать тебе прикуривать я не намерен. И как говорится, на этом ставим точку. (Корот­кое молчание.)

Марта (театральным шепотом): Господи боже! [стр. 1001.

Когда Джордж вежлив или же занимает позицию снизу. Марта или называет его бесхребетным, или, слег­ка смущаясь, подозревает ловушку.

Тактика является частью игры; хотя стили обще­ния Джорджа и Марты сильно различаются, они в об­щем — то совместимы и, что более важно, их тактики искусно соединены с одной стороны, Марта — грубая, откровенно оскорбляющая и очень непосредственно, едва не физически, агрессивная. Ее язык — груб, ее оскорбления не слишком изысканы, но всегда честные. Даже ее наиболее болезненный выпад («Хами хозяи­ну») сводится к простому публичному разоблачению.

С другой стороны, Джордж ловко ставит капка­ны, используя в качестве оружия пассивность, уклон-

 

-166-


ГЛАВА 5. ПЬЕСА «КТО GDHTCR ВИРДЖИНИЮ ВУЛЬШ?>

чивость и цивилизованную сдержанность. В то время, как Марта оскорбляет его привычным образом (вуль­гарными эпитетами, или высмеивает его за професси­ональный провал), он взывает к утонченным ценнос­тям, недвусмысленно оскорбляя ее и в то же время контролируя себя, но намного чаще дает понять, что ее оскорбительное поведение не прошло не замечен­ным. Для этого он использует ее поведение против нее же как в зеркале, искусно переворачивая как выше: «Так говорить не очень прилично, Марта» или с яв­ным подстрекательством, когда он передразнивает хихикающую Хани:

Хи-хи-хи-хи.

Марта (кидается к Джорджу). Молчи, говнюк... Сию же минуту прекрати.

Джордж {обруган ни за что ни про что). Марта на каждом шагу сквернословит. Любимое ее за­нятие [стр. 83].

Это было бы эффективно, если бы Марта ниче­го не ответила, а вместо этого позволила бы Джорджу проявить грубость. Но она не использует его такти­ку, и он это знает и искусно этим пользуется. Оче­видно, что поведение каждого основывается на пове­дении другого, так что оскорбления Марты превра­щаются в колкие замечания, что делает ее завывания громче*.

Таким образом, они сражаются на совершенно разных уровнях, так что объединение или разрешение проблемы не допускается: тактики сами по себе предназначены не только для того, чтобы осуществ­лять игру, но и сохранить ее навсегда.

' Здесь можно вспомнить о «садомазохистском симбиозе», но существуют две несоразмерности: во-первых, кругообразность их паттерна создаст сложность и условность решения того, какая роль закреплена за каким партнером. Во-вторых, такой ярлык -это размышление на тему зачем, но он не является достаточно наглядным, он даже не намекает на то, как работает диада, потому что это, конечно же, суммативная формулировка.

 

 

-167-


ПРАГМАТИКА ЧЕЛОВЕЧЕСКИХ КОММУНИКАЦИИ

В таком положении дел есть что-то, соответству­ющее нестабильности. Марта может и иногда выходит за некие поддающиеся управлению рамки. Тогда Джордж может перевести это на уровень Марты, как он делает в экстремальном случае, набрасываясь на нес, после ее откровений по поводу его очевидных случайных матерс- и отцеубийств в «Хами хозяину»:

Джордж (кидается на нее). Убью! (Хватает ее за гор­ло. Она отбивается.)

Ник. Стойте! (Пытает см разнять их.)

Хани (в упоении). Драка! Драка (Джордж, Марта и Ник борются... /ерики и т. д.)

Марта. Это случилось со мной! На самом деле! Со мной!

Джордж. Дьявол! Сукина дочь!

Ник. Хватит! Перестаньте!

Хан и. Драка! Драка! (Те трое борются. Джордж сжи­мает Марте горло. Ник хватает его, отрыва­ет от Марты, валит на пол. Джордж лежит на полу, Ник стоит, наклонившись над ним. Марта стоит сбоку, держит руку на горле.) (стр. 147).

Поскольку он не может выиграть на этом уров­не, то он должен усилить свой ответ в своем стиле, что он и показывает во время временного затишья, кото­рый следует за этой атакой:

Так... так... хорошо... Теперь вес спокойно...

у нас все будет спокойно.

Марта (вполголоса, медленно покачивая головой). Убий­ца. Убий... да.

Ник (вполголоса Марте). Хватит... довольно. {Ко­роткое молчание. Чувствуя неловкость, все трое ходят по комнате туда-сюда, точно бор­цы, оправляющиеся после падения.)

Джордж (как будто овладел собой, но с заметным на­пряжением в голосе). Ну-с, так. В одну игру сыграли. А что будем делать дальше? Хм? (Марта и Пик отвечают ему нервным смеш­ком.) Ну давайте что-нибудь придумаем. Игра называлась «Хами хозяину»,.. В нее уже сыг­рали... А дальше ею что?

 

 

-168-


ГЛАВА 5. ПЬЕСА «КТО БОИТСЯ ВИРДЖИНИЮ BVHbcp?»

Ник. Да ну... Слушайте...

Джордж. Да ну, СЛУШАЙТЕ! (Подвывает.) О-о-о! Слу-шай-те! (Живо.) Я говорю, давайте что-нибудь придумаем! Мы же народ тертый; об­разованный...должны знать разные игры... не кончился же на этом... наш словарный за­пас |стр. 148].

И он немедленно предлагает вариацию, которая займет их вплоть до финальной развязки. Это — «Гро­ми хозяйку», игра в коалицию, которая требует участия Ника. Теперь, в дополнение к третьей части и без того запутанной интеракции, значительно возрастает слож­ность игры. Предыдущее использование гостей оказа­лось лишь квазикоалицией, в которой они выступали в качестве предметов дляуколов Джорджа и Марты*.

Однако в этом предпоследнем раунде третий уча­стник (Ник) прямо вовлечен. Поскольку последний сперва не в состоянии справиться с игрой, Джордж проводит с ним огромную подготовительную работу, в виде игры «Громи гостей», после чегоНик готов:

Ник (Джорджу, идя в переднюю). Вы еще об этом пожалеете.

' Огден Нэш сделал вклад в формализацию этого метода в своей поэме «Не жди, ударь меня сейчас!»:

Вот формула, в которой присутствие третьей персоны — весьма необходимый дополнительный ингредиент...

Предположим, ты думаешь, что тиой Грегори слишком час­то танцует в клубе с мисс Лимбворти, ты же не скажешь ему пря­мо: «Грегори, я отшлепаю тебя, если ты не отстанешь от этой платиновой потаскушки». Нет, ты ждешь, пока зайдет подруга, и затем, взглянув на Грегори, скажешь ей: «Не забавно ли, какими дураками становятся мужчины среднего возраста из-за какой-ни­будь блондинки. Ты можешь себе представить, как кто-нибудь трез­вый и в ясном уме смог бы дважды посмотреть на Лимворти. Но тогда, конечно, ты, дорогой Грегори, вчера вечером был не трезв, не так ли?»

Это для Грегори посильнее Шекспировских страстей.

Потому что не существует защиты против карамболей...

Потому что прямой удар несравним с рикошетом смерто­носной неопровержимости» (110, р. 99—101).

 

 

-169-


ПРАГМАТИКА ЧЕЛОВЕЧЕСКИХ КОММУНИКАЦИЙ

Джордж. Весьма возможно. О чем только мне не при­ходилось жалеть.

Ник. Обо всем пожалеете! Я об этом позабочусь!

Джордж {вполголоса). Не сомневаюсь! Поставите меня в безвыходное положение?

Ник. Я так и буду разыгрывать эти шарады... По вашему сценарию... я стану таким, каким вы меня изобразили.

Джордж. Вы уже давно такой... только еще не знаете этого [стр. 154].

Однако наиболее замечательным аспектом про­исходящих событий является соответствие основных правил Джорджа и Марты тактикам. Каждый старает­ся вывести из равновесия другого: Марта с помощью страшных оскорблений и нескрываемого адюльтера, Джордж фактически устраивает это, а затем опять на­вязывает ей поведение невыгодное для нее же самой. Таким образом, вместо того, чтобы оказаться вместе с ней в очередной симметричной эскалации, он внезап­но не только соглашается (комплиментарность) с ее угрозой изменить ему с Ником, но даже предлагает, чтобы она продолжала в том же духе и вела себя со­гласно ситуации. Это не просто и не безболезненно для Джорджа [стр. 168].Марта готова для новой эска­лации, но не для такого типа коммуникации (которая будет рассмотрена в деталях в 7.3 с подзаголовком «Предписывание симптома»), который делает ее без­защитной и, как отмечает Олби, она его воспринима­ет с «необъяснимой яростью» [стр. 165]. Перед лицом ее угрозы, Джордж спокойно сообщает, что собирается почитать книгу:

Марта. ЧЕМ займешься?

Джордж (негромко, четко выговаривая каждое слово). Я займусь чтением. Буду читать книгу. Чи­тать. Читать! Слыхала, чем иногда люди за­нимаются? (Берет книгу.)

Марта (стоя). То есть как это читать? Ты что? [стр. 165].

-170-


ГЛАВА 5. ПЬЕСА «КТО ВОИТСЯ ВИРДЖИНИЮ ВУЛЬШ?"

Теперь Марта сталкивается с альтернативой ос­тановиться или продолжить для того, чтобы посмот­реть насколько серьезен Джордж. Она выбирает вто­рое и начинает целоваться с Ником. Джордж погру­жен в чтение:

Марта. Джордж, ты знаешь, что я делаю?

Джордж. Нет, Марта... А что ты делаешь?

Марта. Я развлекаюсь. Развлекаю одного из гостей.

Обнимаюсь с одним из наших гостей [стр.

166].

Но Джордж не принимает вызов. Марта израсхо­довала вызовы, которые обычно могут втянуть Джор­джа в игру. Она пытается еще раз:

Марта. ...Я сказала, что обнимаюсь с одним из на­ших гостей.


Дата добавления: 2015-09-13; просмотров: 7; Нарушение авторских прав







lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2021 год. (0.042 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты