Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



ISBN 5-04-006298-2 15 страница




Читайте также:
  1. ACKNOWLEDGMENTS 1 страница
  2. ACKNOWLEDGMENTS 10 страница
  3. ACKNOWLEDGMENTS 11 страница
  4. ACKNOWLEDGMENTS 12 страница
  5. ACKNOWLEDGMENTS 13 страница
  6. ACKNOWLEDGMENTS 14 страница
  7. ACKNOWLEDGMENTS 15 страница
  8. ACKNOWLEDGMENTS 16 страница
  9. ACKNOWLEDGMENTS 2 страница
  10. ACKNOWLEDGMENTS 3 страница

6.41. Парадоксальные предписания

Хотя парадокс Барбера (Barber) почти всегда изла­гается в вышеупомянутой форме, однако существует, по крайней мерс, одна несколько отличная его версия. Она использована Рейчспбахом (Rcichenbach) (123), и в ней, очевидно, лишь по частной причине парикмахер заменен солдатом, которому приказано его капитаном стричь только тех солдат роты, которые не стригутся сами. Конечно, Рейченбах приходит к единственно ло­гичному заключению, «что парикмахера вопределен­ном смысле в роте нет». Независимо от авторской при­чины, по которой эта история была представлена в та­кой, отчасти необычной форме, она является примером

 

-199-


ПРАГМАТИКА ЧЕЛОВЕЧЕСКИХ КОММУНИКАЦИЙ

преимущественно прагматического парадокса. В конце концов, нет причины, почему такой приказ не мог быть отдан в действительности, вопреки его логической аб­сурдности. Основные составляющие этого непредвиден­ного обстоятельства следующие:

(1) сильные комплиментарные взаимоотношения (офи-

цер и подчиненный);

(2)в пределах этого взаимоотношения, приказ отда­
ется так — что ему необходимо подчиниться, но
нужно и ослушаться, чтобы быть подчиненным (со­
гласно приказу, солдат стрижет себя, если и только
если он не стрижет себя и наоборот);

(3)человек, который занимает в этих взаимоотноше-

ниях ведомую позицию, не способен выйти за рам­ки этих взаимоотношений и, таким образом, раз­решить парадокс, критикуя приказ, т. с. метаком-муникатируя о нем (это было бы расценено как нарушение «субординации»).

Человек, попавший в такую ситуацию, находит­ся в незащищенной позиции. Таким образом, хотя, с чисто логической точки зрения, приказ капитана ли­шен смысла и парикмахера в роте нет, логическая си­туация выглядит отличной от реальной жизни. Праг­матические парадоксы, особенно парадоксальные пред­писания, встречаются в действительности намного чаще, чем кто-то склонен в это верить. Как только мы начинаем искать парадокс в интеракционном контек­сте, явление перестает быть просто предметом охоты логика и философа науки и становится делом совер­шенно практической важности для нормальной пси­хики коммуникаторов, будь они индивидами, семьей, обществом или нацией. Предлагаем рассмотреть сле­дующие примеры, взятые из литературы и родствен­ных ей областей и из клинических случаев.



6.42. Примеры прагматических парадоксов

Первый пример. Синтаксически и семантически правильно написать: Чикаго — это населенный город, и было бы совершенно неправильно написать: Чикаго

 

 

-200-


ГЛАВА 6. ПАРАДОКСАЛЬНАЯ КОММУНИКАЦИЯ

это трехсложное слово, т. к. в этом случае должны быть использованы знаки цитирования: «Чикаго» — это трехсложное слово. Различия в этих двух упот­реблениях слов заключаются в том, что в первом ут­верждении слово определяется как объект (город), в то время как во втором утверждении то же слово опреде­ляется как имя (которое является словом) и, следова­тельно, само себя. Два употребления слова «Чикаго» являются, следовательно, различными логическими типами (первое утверждение сделано на языке объек­та, второе — в метаязыке), и знаки цитирования фун­кционируют как маркеры логического типа (сравните 108, стр. 30-31)*.

Позвольте нам сейчас предположить странную возможность, когда кто-то объединяет два утвержде­ния о Чикаго в одном (Чикаго населенный город и трехсложное слово), диктуя его своему секретарю и угрожая ей увольнением, если она не сможет или не захочет написать его до конца правильно. Конечно, она пс сможет (да и не смогла бы, как мы знаем из пред­шествующего). Чем же тогда является поведенческий эффект такой коммуникации? — ибо это вопрос праг­матики человеческой коммуникации. Бессодержатель­ность настоящего примера не умаляет его теоретичес­кой значимости. Не может быть сомнений в том, что коммуникация этого рода, создает не состоятельную ситуацию. Т. к. поручение парадоксально, любая реак-



' Здесь надо отдать уважение математику Фриджу (Fregc), который еще в1893 году писал:

«Возможно частое употребление кавычек будет казать­ся странным: с их помощью я различаю случаи, в которых я говорюо самом знаке с теми случаями, вкоторых я говорюоб ах смысле. Хотя, возможно, это кажется педантичным, тем не менее, я придерживаюсь ЭТОГОпо необходимости. Ин­тересно, как неточная манера речи или письма, которая воз­можно использовалась первоначально только ради удобства и краткости, с полной осведомленностью о ее неточности, может в конце концов спутать мысль, после того как эта ос­ведомленность исчезла» (48, стр.4, курсив наш).

 

-201-


ПРАГМАТИКА ЧЕЛОВЕЧЕСКИХ КОММУНИКАЦИЙ

ция на него в пределах области, установленной пору­чением, должна быть в равной степени парадоксаль­на. Просто невозможно вести себя последовательно и логически в пределах противоречивого и алогичного контекста. Пока секретарь находится в пределах, уста­новленных ее нанимателем, в ее распоряжении только две альтернативы — попытаться исполнить приказ и, конечно, не исполнить, отказавшись дописать пред­ложение до конца. В первом случае она может быть обвинена в некомпетентности, во втором — в наруше­нии субординации. Следует подчеркнуть, что первое обвинение касается интеллектуальной недееспособно­сти, второе — слабоволия. Вес это не слишком далеко от типичных обвинений в сумасшествии и непригод­ности, приведенных в предыдущих главах. В любом слу­чае, секретарь вынуждена реагировать эмоционально, например закричать или рассердиться. Всему этому можно возразить, что никакой человек в здравом уме не будет вести себя подобно этому воображаемому боссу. Это, однако, не всегда так. По крайней мерс, в теории или с секретарской точки зрения -- существует две причины такого поведения: либо босс хочет найти причину, чтобы уволить ее, и использует эту ситуа­цию для этой цели, или он не в своем уме. Заметим, сумасшествие и непригодность опять кажутся един­ственными объяснениями.



Возникает совершенно иная ситуация, если сек­ретарь не остается в рамках служебных инструкций, комментируя ситуацию, другими словами, если она не реагирует на содержание диктовки босса, но ком­ментирует его сообщение. Она, тем самым, выходит из контекста, созданного боссом, и, таким образом, избегает дилеммы. Однако это непросто. Одна причи­на (эта причина уже несколько раз иллюстрировалась в предыдущих главах) заключается в том, что трудно общаться по поводу коммуникации. Секретарь должна была бы указать, почему ситуация несостоятельна и как она воздействует на нее, однако само по себе это

 

 

-202-


ГЛАВА Б. ПАРАДОКСАЛЬНАЯ КОММУНИКАЦИП

не означало бы разумного завершения. Другая причи­на -- метакоммуникация — это не простое решение, потому что босс, используя свою авторитарность, мо­жет легко отказаться принимать се коммуникацию на метауровне и отметить это как еще одно доказатель­ство се неспособности или дерзости".

Второй пример. Парадоксальные самоопределе­ния типа Лжеца весьма часты, по крайней мерс в нашем клиническом опыте. Их прагматическое значе­ние является наиболее очевидным, если мы вспом­ним, что эти утверждения не только передают логи­чески бессмысленное содержание, но определяют вза­имоотношение себя с другими. Поэтому для взаимо­отношений, представленных в человеческой интерак­ции,не так важно, является ли содержание (переда­ча) бессмысленным, в то время как аспект взаимо­отношений (командный) может быть ускользающим или понятным. Следующие вариации на тему этой проблемы взяты почти наугад из недавно опублико­ванных бесед:

(а) Интервьюер: Чтобы вы сказали, мистер X, об ос-
новной проблеме в вашей семье?

Этотопыт блокирования метакоммуникации, чтобыпо­мешать кому-то выбраться из несостоятельной ситуации, был хо­рошо известен ЛьюисуКэрроллу. Вернемся к Алисе,которую Черная иБелая Королевы довелисвоими вопросами до отчаяния (см. 3.22); они обмахивали ее ветками до тех пор, пока она не попросила их перестать. Затем промывка мозгов опять продолжилась:

—Ну, вот теперь она вне опасности, — сказала Чер­
пая Королева. — А Языки ТЫ понимаешь? Как по-француз­
ски «фу ты, ну ты»?

—А что это значит? — спросила Алиса.

—Понятия не имею.

Алиса решила, что па этот раз ей удастся выйти из затруднения.

- Если вы мне скажете, что это значит, — заявила
она, — я нам тут же переведу на французский.

Но Черная Королева гордо выпрямилась и произнес­ла:

- Королевы так не поступают! (курсив наш)(перс-
вод Н. М. Демуровой)

 

 

-203-.


ПРАГМАТИКА ЧЕЛОВЕЧЕСКИХ КОММУНИКАЦИЙ

Мистер X: Мой вклад в нашу проблему заключается втом, что я — обычный лжец... масса лю­дей используют выражение ...м-да... не­правда, или преувеличение, или проти­воречие, многое другое... но в действи­тельности это ложь...

У нас есть основание полагать, что этот человек никогда не сталкивался с парадоксом Лжеца и что у него не было обдуманной попытки морочить интер­вьюера. Однако он это сделал, но как можно говорить в лицо такие парадоксальные вещи?

(б) Семья, состоящая из родителей и их полного двадцатилетнего сына, у которого имеются все при­знаки задержки интеллектуального развития (олиго­френия), вместе интерпретируют пословицу: «Катящий­ся камень не обрастает мхом», как часть структуриро­ванного семейного интервью (159):

Отец: Эта пословица для нас означает, для мамы и для меня, что если мы заняты делом и активны, как катящийся камень, он, ты знаешь, движется, тогда... мы не собираемся быть такими — жир­ными, и ты собираешься быть более проворно умственно..

Сын: Действительно?

Мать: Теперь ты понял?

Сын: Я понимаю.

Мать (почти одновременно): Ты понял?

Сын (почти одновременно): ДА.

Отец (почти одновременно): ...что это будет ХОРО­ШО для...

Сын (перебивая): Умственная задержка.

Отец (продолжая): ...занятия делом...

Мать: Ох... кажется, что для тебя это «катящийся ка­мень...»

Сын (перебивая): Ну, это означает преодоление ум­ственной задержки.

Мать: Ну...

Отец (перебивая): Ну, занятие делом было бы ПО­МОЩЬЮ, т. е. я думаю так правильно.

Как поступят его родители или специалист по олигофрении, который говорит о способах преодоле-

 

-204-


ГЛАВА В. ПАРАДОКСАЛЬНАЯ КОММУНИКАЦИЯ

ния умственной задержки и даже использует такой тер­мин?*

Подобно лжецу, перепрыгивает границысвоего диагноза, доводя его до абсурда совершенно шизоф­реническим образом. Использование термина исклю­чает состояние, которое обозначает термин.

(в) Во время супружеской психотерапии, обсуж­дение сексуальных отношений и индивидуальных проявлений различного сексуального поведения,сви­детельствует о дискомфорте, испытываемого мужчи­нами в процессе мастурбации. Один из мужчин ска­зал «совершенно откровенно», что хотя ему прихо­дится часто мастурбировать из-за отказа жены, он боится, что это ненормально и грешно (муж был ка­толиком и полагал, что мастурбация — это смертель­ный грех). Терапевт ответил, что он не может что-либо сказать по поводу греха, но что касается ненор­мальности или отклонения, то многочисленные обзо­ры показали, что среди католиков более низка частота этого явления по сравнению с другими религиозными группами, хотя и среди католиков это распространено все-таки больше, чем ожидалось. Муж прореагировал на это замечание, сказав: «Католики всегда лгут о сексе».

Третий пример. Возможно наиболее частой фор­мой, в которой парадокс проявляет себя в прагматике человеческой коммуникации, является предписание, требующее специфического поведения, которое по своей природе может быть только спонтанным. Следо­вательно, прототипом такого сообщения является «Будь

' Этот пациентбыл повторно продиагностированс помо­щью психологических тестов и получил IQ примерно 50—80 бал­лон. Он отказалсяучаствовать втестировании, как раз предше­ствующему этому интервью, на том основании, что он не спосо­бен понять, что его будут спрашивать. В дальнейшем, вкурсе тера­пии он был редиагносцированкак больной шизофренией; его выздоровлениепротекало удовлетворительно, иего осведомлен­ность во многих областях далеко превышала тестовые ожидания.

 

 

-205-


ПРАГМАТИКА ЧЕЛОВЕЧЕСКИХ КОММУНИКАЦИЙ

спонтанным!». Любой, кто противостоит этому пред­писанию, находится в несостоятельной позиции, по­тому что для того чтобы подчиниться, ему приходится быть спонтанным в пределах области согласия — не­спонтанности. Предлагаем некоторые варианты этого типа парадоксальных предписаний:

(а) Вы должны любить меня...

(б) Я хочу, чтобы ты мне приказывал (требование жены

к своему пассивному мужу).

(о) Вы должны радоваться, играя с детьми, как это делают другие отцы.

(г) Не будь таким покорным (требование родителей к

своему ребенку, который по их мнению слишком от них зависит).

(д) Вы знаете, что вы вольны уйти, дорогая; не пере­
живайте, если я начну кричать (из романа У. Стай-
рона (W. Styron) (150, стр. 33).

Постоянные посетители суперборделя в пьесе «Балкон» Женэ (Genet) сталкиваются с той же дилем­мой. Они платят девушкам за то, чтобы они исполня­ли комплиментарные роли, необходимые для того, чтобы клиенты могли реализовать свои сокровенные грезы, но остается и притворство, потому что клиен­ты все-таки знают, что грешник — это «ненастоящий» грешник, вор — это «ненастоящий» вор и т. д. Подоб­ным образом такая же проблема есть и у гомосексуа­листа, который стремится к напряженным взаимоот­ношениям с «настоящим» мужчиной только для того, чтобы обнаружить, что последний - - всегда должен быть другим гомосексуалистом. Во всех этих случаях другой в наихудшем случае откажется подчиниться, а в наилучшем — сделает что-то правильное по плохой причине, и тогда «плохая причина» уступит сама. В понятиях симметрии и комплиментарное™ эти пред­писания парадоксальны, потому что они требуют сим­метрии в области отношений, определенных как ком­плиментарные. Спонтанность расцветает при свободе и исчезает под давлением.

 

 

-206-


ГЛАВА В. ПАРАДОКСАЛЬНАЯ КОММУНИКАЦИЯ

Четвертый пример. Идеологи особенно подвер­жены путанице, существующей в дилеммах парадок­са, особенно если их метафизика проявляется в анти­метафизике. Мысли Рубашова, героя романа Кестлера «Слепящая тьма», являются примером в этом отноше­нии:

Партия не признавала человека личностью, отри­цала его право на свободную волю — и требовала доб­ровольного самопожертвования. Отрицала способ­ность человека выбирать — и требовала выбора пра­вильных решений. Отрицала, что человек способен от­личать правду от лжи, добро от зла, -- и постоянно твердила про виновность и предательство. Индивидуу­мом управляли экономические законы, он был безли­ким винтиком механизма, на который совершенно не мог влиять, — так утверждала партийная доктрина, но партия считала, что безликие винтики должны восстать и перестроить механизм. В логических выкладках таи­лась ошибка: задача изначально не имела решения*.

Природа парадокса заключается в том, что «вы­равнивание», основанное на нем, не срабатывает. Там, где парадокс оказывает влияние на человеческие от­ношения, возникает болезнь. Рубашов понял симпто­мы, но не может найти лекарство:

Наши принципы, безусловно, верны — почему же партия зашла в тупик? Общество поразил жестокий недуг. Применяя точнейшие научные методы, мы ус­тановили сущность недуга и способ лечения: хирурги­ческое вмешательство. И однако наш целительный скальпель постоянно вызывает новые язвы. Наши по­буждения чисты и ясны — нас должны любить. Но нас ненавидят. Почему к нам относятся со злобой и стра­хом?

Почему, когда мы говорим правду, она неизмен­но звучит как ложь? Почему провозглашенную нами свободу заглушают немые проклятия заключенных?

* Перевод А. Кистяковского. — Прим. пер.

 

 

-207-


ПРАГМАТИКА ЧЕЛОВЕЧЕСКИХ КОММУНИКАЦИЙ

Почему разговоры о светлом будущем мы всегда пере­межаем угрозами'.

Пятый пример. Если это сравнить с автобиогра­фическим записками больного шизофренией (15), мы заметим, что его дилемма существенно напоминает дилемму Рубашова. Из-за своих «голосов» пациент ока­зывается в ужасных ситуациях, а затем его обвиняют в том, что он хитрит или уклоняется, когда он не нахо­дит в себе силы уступать их парадоксальным предпи­саниям. Его рассказ исключителен, потому что он был написан почти 130 лет назад, задолго до появления современной психиатрической теории:

Меня измучили требования того, который, как я полагаю, был Снятым Духом, говорить некоторые вещи, что я часто и пытался. В начале меня упрекали моим собственным голосом и чужим голосом, который мне не дан. Эти противоречивые требования сейчас, как и прежде, были причиной непоследовательности моего поведения, а эти фантазии в конце концов явились основными причинами моего общего психического рас­стройства. Т. к. мне приказывали говорить, возникала боль из-за ужасных мучений, из-за гнева Святого Духа и от ощущения вины за неблагодарность; и в то же иремя, каждый раз, когда я пытался говорить, меня резко и оскорбительно упрекали за то, что я не ис­пользую изречения Духа, посланные мне, а когда я снова пытался, мой голос начинал звучать резче; когда же я внутренне умолял, что я знаю, что не должен де­лать то, что я делаю, меня проклинали за лень и хит­рость и за нежелание делать то, что мне приказывают. Тогда я потерял всякое терпение и начал говорить то, что от меня требовали — это была какая-то мешанина, и я это делал, чтобы показать, что это не было ни стра­хом, ни проявлением воли, которое мне мешало. Но когда я это сделал, то как и прежде, почувствовал, про­износя слова, боль в нервах неба и гортани, что убеди­ло меня в том, что я бунтую не только против Бога, но и против природы, и я снова предался агонизирующему смыслу безнадежности и неблагодарности.

' Перевод А. Кистяковского. — Прим. пер.

-208-


ГЛАВА G. ПАРАДОКСАЛЬНАЯ КОММУНИКАЦИЯ

Шестой пример. Когда в 1616 году японская власть начала преследование новообращенных в христианс­кую веру, она предлагала своим жертвам выбор между смертью и отречением, процедурой, которая была на­столько сложной, насколько парадоксальной. Это от­речение было в виде клятвы, о которой сообщил Сан-сон (Sancom) в работе по изучению интеракции евро­пейских и азиатских культур. Он пишет:

При отказе от христианской веры каждый отступ­ник должен был повторить причины своего неверия в предписанной формулировке. Отречение — это неволь­ная дань могуществу христианской веры для новообра­щенных, отрекающихся от своей религии (в общем, под принуждением) Самос курьезное было то, что они кля­лись могуществом тех, от которых отрекались: Отцом, Сыном и Святым Духом, Девой Марией и всеми Анге­лами... если я нарушу эту клятву, то навсегда потеряю благоволение Господа и окажусь в положении Иуды И с кар йоте ко го. Далее, вне всякой логики, следовали клятвы Будде и Синто (134, стр. 176).

Следствия этого парадокса стоит проанализиро­вать подробно. Японская власть поставила перед со­бой задачу изменить веру части населения, что приве­ло к известным трудностям, вызванных тем, что лю­бая религия могущественна и непостижима. Они дол­жны были понимать с самого начала, что методы убеж­дения, принуждения или подкупа совершенно неадек­ватны, потому что эти методы могут вызвать неиск­ренние словоизлияния, но всегда остается сомнение в том, что мышление бывших новообращенных «действи­тельно» изменилось. И, конечно, это сомнение не ис­чезнет, даже несмотря на торжественные заявления, потому что не только искренне отказавшиеся, но и любой, кто хочет спасти свою жизнь, а также сохра­нить в своем сердце веру, будет вести себя подобным образом.

Столкнувшись с этой проблемой «действитель­ности» изменений в мышлении людей, японская власть

 

-209-


ПРАГМАТИКА ЧЕЛОВЕЧЕСКИХ КОММУНИКАЦИИ

решила прибегнуть к клятве; конечно же для них было очевидно, что поскольку речь идет о новообращенных, то такая клятва свяжет их только в том случае, если они будут присягать Христу, так же как Будде и Син­то. Но это «решение» непосредственно привело их к не способности принять решения по поводу рефлек­сирующего утверждения, Формула, предписанная клят­ве отступников, предполагала удержать их от покло­нения своим божествам, от которых они должны были отречься. Другими словами, она была сделано внутри определенной системы координат (Христианской веры), которая сказала что-то об этой системе и, сле­довательно, о самой себе, а именно то, что она отри­цает систему координат и с ней, разумеется, и саму клятву. Теперь стоит уделить особое внимание двум словам, а именно внутри и об. Пусть С — это класс всех утверждений, которые могут быть сделаны в рамках Христианской веры. Тогда любое утверждение о С мо­жет быть названо метаутверждением, т. е. утверждени­ем о предмете утверждения. Теперь можно видеть, что клятва является членом С, поскольку включает и Тро­ицу, и в то же время и — метаутвержденисм, отрица­ющим С — следовательно, о С. Однако это ведет в хорошо известный логический тупик. Ни одно утверж­дение, сделанное внутри рамок данной системы коор­динат, не может в то же время, как говорится, выйти за рамки и отрицать себя. Это дилемма человека, стра­дающего ночными кошмарами: ничего, чтобы он не пытался сделать в своем сне, не приносит пользу".

Обратимся опять к книгеЛьюиса Кэрролла «Алиса в За­зеркалье», которая (как и«Алиса в Стране Чудес») является ско­рее примером проблем в логике,чем детской книжкой. Траляля и Труляля говорят о спящем Черном Короле:

—Ему снится сон! — сказалТраляля. — И как по-
твоему, кто ему сниться?

—Не знаю, — ответила Алиса. — Этого никто сказать
не может.

—Ему снишьсяты\ — закричал Траляля и радостно

 

 

-210-


ГЛАВА В. ПАРАДОКСАЛЬНАЯ КОММУНИКАЦИЯ

Он может прервать свой кошмар, только проснув­шись, что означает выйти из сна. Но пробуждение — это не часть сна, оно — это иная система координат, это -- не сон. Теоретически, ночной кошмар может исчезнуть навсегда, как это происходит у некоторых больных шизофренией, страдающих ночными кошма­рами, ибо внутри рамок ничто не имеет силу, чтобы отрицать их. Но это — mutatis mutandis — именно то, что предписывала совершить японская клятва.

Поскольку наше историческое знание не распо­лагает данными о влиянии клятвы ни на новообра­щенных, ни на власть, то на эту тему не сложно рас­суждать. Для новообращенных, давших клятву, дилем­ма — достаточно очевидна. Произнеся клятву, они ос­таются в рамках парадоксальной формулы и, таким образом, находятся в парадоксальной ситуации. Ко­нечно, они с трудом верят в то, что смогут преодолеть эту ситуацию. Но ввиду того, что их заставили при-

захдопал is ладоши. — Если бы он не видел тебя во сне, где бы интересно, ты была?

- Там, где я и есть, конечно, — сказала Алиса,

-- Л вот и ошибаешься! — возразил с презрением Траляля.— Тебя бы тогда вообще не было! Ты просто снишь­ся ему во сне.

- Если этот Король вдруг проснется, — подтвердил
Труляля, — ты сразу — фьють! — потухнешь, как свеча!

- Ну, нет, — вознегодовала Алиса. — И вовсе я не
потухну! К тому же, сели я только сон, то кто же тогда вы,
хотела бы я знать?

- То же самое, — сказал Траляля.

- Самое, самое, — подтвердил Труляля.

Он так громко прокричал эти слова, что Алиса ис­пугалась.

- Ш-ш-ш, — прошептала она. — Не кричите, а то вы
его разбудите!

- Тебе-то что об этом думать? — сказал Труляля. —
Все равно ты ему только снишься. Ты ведь не настоящая!

- Нет, настоящая! — крикнула Алиса и залилась сле­
зами.

(Перевод Н. М. Демуровои)

-211-


ПРАГМАТИКА ЧЕЛОВЕЧЕСКИХ КОММУНИКАЦИЙ

нять клятву, новообращенные оказывались перед ужас­ной личной религиозной дилеммой. Оставив в сторо­не само насилие, зададимся вопросом — имела ли их клятва силу или нет? Если они хотели остаться хрис­тианами, не имеет ли эта клятва силу и не отлучает ли их от церкви? Но если они искренне хотели отречься от Христианства, не клятва ли теперь связывает их с Христианством? При окончательном анализе становит­ся понятно, что парадокс в данном случае посягает на метафизику; сущность клятвы в том, что она не толь­ко связывает того, кто принес клятву, но также и взы­вает к божеству. В опыте новообращения не был Сам Господь, и если это так, то кто же в целом мире может найти решение?

Но парадокс должен также оказывать влияние и на самих гонителей. Нельзя даже и представить, что они не знали, что клятва ставит христианских божеств выше их собственных богов. Таким образом, вместо очищения душ новообращенных от «Отца, Сына и Святого Духа, Девы Марии и всех Ангелов», они воз­водят их на престол собственной религии. Следователь­но, в конце концов они поймут, что запутались в соб­ственной выдумке, которая отрицает то, что она ут­верждает, и утверждает то, что она отрицает.

Давайте коснемся с этой точки зрения темы про­мывания мозгов, которая в целом основана на праг­матическом парадоксе. История человечества показы­вает, что существует два типа разумных вождей: те, кто считают физическое уничтожение своих оппонен­тов удовлетворительным решением проблемы и поэто­му больше не заботятся о «реальности» мыслей своих жертв, и тех, кто из схоластических соображений по­лагают, что есть основания, как можно больше о них заботиться. Можно предположить, что последние склонны обвинять первых в удручающем отсутствии духовности. В любом случае, второй тип в первую оче­редь стремится изменить мышление людей, и только во вторую — его исключить. О'Брайсн, палач из книги


Дата добавления: 2015-09-13; просмотров: 8; Нарушение авторских прав







lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2021 год. (0.027 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты