Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АстрономияБиологияГеографияДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника


Личностный язык метапрограмм и пример его свойств




Среди всех языков, которыми владеет наше я, некоторые используются длятого, чтобы управлять метапрограммным уровнем. Самометапрограммистосуществляет управление посредством личного метапрограммного языка. Этоязык, который управляет самим биокомпьютером, действует и функционирует вкачестве интегрального целого. Каждый человеческий компьютер обладает личнымязыком управления своими уникальными сохраняемыми в памяти программами,метапрограммами и самометапрограммами. Этот язык не исчерпывает общую для всех область обычного разговорногоязыка, приобретенного в детстве. Язык управления биокомпьютером может быть изменен, как только новоепонимание управления позволит по-новому управлять. Язык управления имеетаспекты, которых нет у вербального языка и которые могут быть и болееэмоциональными, и более математизированными, и больше, чем вербальные,соответствовать лингвистическим требованиям. В этой главе мы специальновыделяем некоторые "лингвистические" аспекты языка управления и некоторыеневербальные переживания, которые имеют прямое отношение к математике. Наобщепринятом языке, ввиду его ограниченности, это выразить невозможно. Эксперименты были спланированы так, чтобы можно было найти решенияотдельных личных проблем в биокомпьютере. Это базовые проблемы наличияпарадоксальных и противоречивых метапрограмм. Некоторые из них возникают науровне сверхличностных метапрограмм, а некоторые на уровне самометапрограммили метапрограмм. Один из таких экспериментов после приема ЛСД-25 был связансо спонтанным появлением фразы, которая несла в себе элементы юмора и аспект" как бы великого открытия ". В личной метапрограмме автора управляющейкомандой стала фраза: "Ключ больше не ключ". Во внешней реальности стимулом для этого заявления явилась связкаключей, которые экспериментатор носил с собой в течение нескольких лет.Внезапно он осознал, что у него в жизни много замков и поэтому он былвынужден носить много ключей. Временами эти ключи ощущались как физическое иментальное бремя, которое замедляло эффективное течение его жизни. Это былиаспекты фразы < Ключ больше не ключ", связанные с реальными ключами,Реальными замками от реальных дверей и реальными комнатами в реальныхучреждениях и т.д. В тот конкретный момент это казалось конспектомсовременной цивилизации: имеются двери, имеются замки на этих дверях, иимеются привилегированные персоны, которые владеют ключами, чтобы открыватьэти двери. Далее экспериментатор перешел от значений в "метапрограммах внешнейреальности" к другому уровню, в который он погрузил картину дверей, комнат,замков и ключей. Он визуализировал собственные антитезисные метапрограммыкак существующие в комнатах, разделенных дверьми и замками в них. Он искалключи, чтобы открыть двери. По мере того, как эти внутренние комнаты, пространства, категории,проблемы воплощались в воображаемую проекционную метафору закрытой двери,экспериментатор начинал проходить через метапрограммные хранилища памяти,ища ключ, чтобы открыть следующую дверь в следующих закрытых комнатах.Двигаясь, он увидел, что двери были обозначены как двери его собственнымбиокомпьютером. Задержки определялись как замки, а ключи определялись какнеобходимость открыть эти замки. В момент прозрения он увидел, что определенные ограничения (двери,стены, потолки, полы, замки сами по себе и ключи к ним) были удобнойметапрограммой, разделяющей знание и управляющие механизмы на части неким "искусственным и субъективным " образом. Он исследовал многие пространства с различными видами знания,заключенными в комнатах. В результате аналитической работы некоторые стеныначали медленно растворяться, таять и растекаться. Однако все еще оставалиськомнаты с прочными дверьми, закрытыми довольно многочисленными потайнымизамками, некоторые ключи к которым были потеряны. Большинство из гипотетических построений внутри его ума теперь, однако,превратились в пространства со свободным доступом к информации, лишенныепрежних стен между произвольными "пространствами категорий". Оставшиесянедоступными комнаты, замки и ключи стали основанием для разработкирассматриваемой индивидуальной самометапрограммы. Некоторые из упомянутых комнат, как оказалось, были созданы в детстве вответ на ситуации, над которыми самометапрограммист не имел контроля. Этипомещения содержали идеи и системы мышления, которые вызывали уэкспериментатора интенсивный страх или гнев, как только он приближался тудас намерением открыть двери. Замки на этих дверях не поддавались лобовомуштурму, и оказалось весьма трудным установить содержание этих комнат с тем,чтобы привести его во взаимодействие с остальным содержаниемметапрограммного уровня. Экспериментатор предпринял неистовый и ошеломляющий поиск ключей кзамкам от этих твердостенных комнат. Он попеременно становился то злым, тоиспуганным. Он предпринял несколько нападений на стены, двери, потолки иполы этих закрытых комнат, но без особого успеха. Не выдержав, он ушел прочь от этих комнат в другие вселенные и в другиепространства и оставил биокомпьютер вырабатывать решение на подсознательномуровне. Позднее, пополнив свои запасы энергии из источников более высокоймотивации и освежившись благодаря переживаниям в других сферах,экспериментатор вернулся к проблеме замка, дверей и комнат. На этот раз была предпринята попытка подойти к замкнутым комнатам сиспользованием "математических трансформаций". Концепция ключа, подходящегок замку, и необходимость отыскания ключа были оставлены. Вместо этого былвыбран подход к комнатам как к "топологическим головоломкам". Теперь вмногомерном познавательном и визуальном пространстве манипулированиекомнатами осуществлялось без использования идеи ключа и замка. Используя переходную концепцию, что замочная скважина -- это отверстиев двери, можно направить усилие для топологической трансформации и обратитькомнату в топологическую форму, отличающуюся от закрытой коробки. Врезультате комната была вывернута наизнанку через замочную скважину, а еесодержимое выдавлено наружу для использования самометапрограммистом. Этотуправляющий "ключ" будет работать в автоматическом режиме, пока не достигнетсвоих собственных пределов. Использованная здесь разновидность " интеллектуального подспорья"позволила перейти в совершенно новые области основных допущений. Большинствоиз пространств-комнат с большими мощными стенами, дверями и замками, преждеказавшиеся неприступными, окончили свое существование, как пустые баллоны.Тщательно охраняемое содержание этих комнат во многих случаях обернулосьотносительно тривиальными программами и эпизодами из детства, значениекоторых было чрезвычайно завышено и чрезмерно высоко оценено даннымчеловеческим компьютером. Сюда можно отнести, например, девальвацию свойстваосновной цели человеческого компьютера как имеющего универсальноеназначение. В детстве многие эпизоды вели к тому, чтобы самометапрограммистпереставал быть универсальным и становился все более ограниченным и"специализированным". В описываемых экспериментах было открыто несколькосверхличностных метапрограмм, заложенных в детстве. С математической точки зрения, операция, осуществленная вбиокомпьютере, состояла в движении энергий и информационных массивов,переданных с уровня сверхличностных метапрограмм на уровень самометапрограмми ниже. В то же время было известно, что материалы программы перемещались со"сверхличностной позиции" в "позицию", управляемую на уровне программнепосредственно "я". Все эти изменения накапливались в метапрограммнойпамяти под названием "Ключ больше не ключ". В результате эксперимента был сделан вывод, что нужно бы занятьсявопросом о необходимости в замках и ключах в реальном мире. Был период, вовремя которого экспериментатор даже хотел выбросить все свои ключи и держатьвсе реальные двери, имевшие отношение непосредственно к нему, незамкнутыми.Эта попытка была недолгой и закончилась кражей. Это сразу же сделалоочевидным факт, что программой внешней реальности не должны управлятьсамометапрограммисты. Поэтому в сверх личностной метапрограмме должныоставаться некоторые правила руководства человеческим компьютером во внешнейреальности. Должно остаться определенное небольшое количество реальногосверхличностного контроля и серьезного отношения к части сверхличностнойметапрограммы, отвечающей за внешнюю реальность. Во многих местах уже говорилось (Лилли, 1956, Лилли и Шерли, 1961), что"область ума -- это единственная сфера, в которой то, во что верный., как вистинное, либо истинно, либо становится истинным в пределах, которые можно инужно определить экспериментально". Данный экспериментатор увидел, что "ключбольше не ключ" является индивидуальной фразой языкасамометапрограммирования и не приложима ни к метапрограмме внешнейреальности, ни к другим человеческим биокомпьютерам (по крайней мере безспециального рассмотрения их способностей и сверхличностных метапрограмм).Ведь способность использовать упоминавшиеся топологические трансформации подконтролем самометапрограммиста могли бы еще не развиться у другой личности.Феноменология, проявившаяся в случае одного человеческого компьютера (какэто было, например, с управляющей фразой "Ключ больше не ключ"), может неиметь никакого отношения к другому. С метатеоретической точки зрения, вышеизложенная операция может бытьповторена данной индивидуальностью, переработана и использована в другихкоординатах. Для тех, кто хотел бы попытаться провести такие эксперименты,мне хотелось бы добавить еще, что необходимо исследовать все аспекты своеговоображения, относящиеся к телу, все аспекты своего реального тела вразличных состояниях и со специальными стимулами в добавление к тем, чтоисходят от самого тела, а также области детских эмоций. После такогоисследовательского тренинга можно осуществить топологические трансформации,результатом которых станут обоснованные изменения в метапрограммировании и вметапрограммах самих по себе. Предубеждение, предвзятость и непримиримость в определенных областяхрассматриваются как неадекватные, негативные сверхличностные метапрограммы.Главные изменения не произойдут до тех пор, пока не появится способностьпроизводить глубоко мотивированные трансформации математического типа всфере управляющих метапрограмм. Вышеизложенный сжатый итог рассматриваемых экспериментов иллюстрирует,как лингвистически можно выразить некоторые математические операции. Этосвоеобразная стенограмма, предложенная человеческому компьютеру.Лингвистические символы могут использоваться для отображения целых областейопераций в биокомпьютере. "Ключ больше не ключ" -- это символ фактическипроизводимых операций. Так мог бы сказать ребенок на языке, сохранившемся стех пор, когда он первоначально был введен в память еще юного биокомпьютера.Действительные операции, "производимые в зрелом возрасте, закодированныефразой "ключ больше не ключ", являются сложным воспроизведением болееразвернутых идей, некоторые из которых цикличны, другие представляют собойтопологические трансформации, а третьи связаны с использованием многомерныхматриц. Конкретный человеческий компьютер ограничен в своих действияхприобретенной концепцией математического аппарата, ставшего частью егосверхличностных метапрограмм. Максимальный контроль над метапрограммнымуровнем со стороны самометапрограммы достигается не прямо, "один к одному"передачей команд и инструкций с одного уровня на другой. Управление основанона использовании многомерных пространств и отыскании ключевых точек, черезвоздействие на которые возможна трансформация. Эта трансформация сначалапроизводится в относительно небольших областях, имеющих решающее значение, адалее это может вылиться в крупномасштабные преобразования. (Такой подходнапоминает то, что предлагает Эшби в книге "Конструкция мозга", 1954, вкоторой огромный "гомеостат", стимулированный воздействием в одном месте,осуществляет в себе широкие корректирующие сдвиги для компенсацииизменения). Одним из ключей к интеллекту является обнаружение своеобразных разрывовв структуре мышления, указывающих на существование критической точки,позволяющей вызывать трансформацию во всем прилегающем районе при помощиконцентрации в ней энергии эмоций. Разгадкой "ключа в замке" является детская программа, содержащаяся вчеловеческом компьютере. В этом изложении "замок" трансформировался вn-мерную точку выбора, в которой нужно сосредоточить соответствующееколичество энергии, связанной с пространствами соответствующих размерностей,заставить ее действовать в соответствующих направлениях в этих размерностяхи найти возможность радикальной трансформации всех метапрограмм в этом местекомпьютера. В трехмерной "геометрической" модели таких операций (для которойчисло размерностей уменьшается так, что их можно визуализировать в привычномпространстве) будут, например, представлены "резиновые" оболочки-мембраныстранной формы, связанные с линиями и точками, и простирающиеся надогромными областями. Эти оболочки будут надуты в разной степени, и в нихбудет поддерживаться разное давление. Они разных цветов и различные части ихпо-разному светятся, а целое представляется пульсирующим и меняющим форму,но не меняющим контакта между поверхностями, линиями и точками. Можновообразить себя движущимся сквозь эти сложные поверхности. И нужно найтитакую зону, в которой можно сконцентрировать максимальное количество усилийдля перераспределения взаимодействующих энергий в точке, вдоль линии или наповерхности. Можно также сосредоточить максимум усилий на различиях движенийв пространстве, связанном с каждой из поверхностей в местах ихсоприкосновения. После некоторого изучения этой модели обнаруживается, что точкиконтакта между мембранами не фиксированы, как это представлялось при первомвзгляде. То, что было отмечено в начале, являлось замороженным вопределенный момент и распространенным на продолжительный отрезок времени,как если бы модель была статична. Неожиданно понимаешь, что точки контактаявляются общими частями этих поверхностей вдоль линий, отвечающихфиксированным моментам, и что имеющиеся связи тоже изменяются. Кроме тогонеожиданно открывается, что цвета перемещаются по оболочкам и меняютграницы. Эта отдельная модель -- лишь маленькая область в громаднойвселенной, заполненной такими оболочками, секциями и пространствами междуними. Обнаруживается также, что источники света располагаются внутриразличных стенок, просвечивая сквозь них и подсвечивая другие, и что толщинастенок и интенсивность свечения меняются согласно некоторым локальнымправилам. Если экспериментатор выходит из модели, то он может увидеть, что оназаполняет всю "вселенную". Он может вернуться назад внутрь модели исосредоточиться на какой-нибудь из упомянутых оболочек. По мере того, какструктура оболочки проясняется, обнаруживается, что внутри нее есть свойкругооборот на молекулярном и атомарном уровне. Есть энергии, движущиеся поопределенным путям во многих направлениях внутри оболочки, и иногда этодвижение случайно и надоедливо. В промежутках между стенками возможныстолкновения -- электроны, мезоны, протоны, нейтроны, нейтрино и т. д.движутся от одной стенки к другой в разных направлениях. Непосредственнопримыкающие слои воспринимаются так, как будто они осуществляют механическиедвижения с очень высокой скоростью. Пересечения между секциями видны теперькак внутримолекулярные переключающие линии, поверхности и точки. Таким образом обнаруживается, что фраза "Ключ больше не ключ"перерастает в новую концепцию биокомпьютера. Этот биокомпьютер внутри самогосебя полностью постигает, что нет замков, нет запрещенных переходов, нетобластей, в которых данные нельзя свободно передать из одной зоны в другую.На границах биокомпьютера, однако, они еще есть, как если бы они были"категорическими императивами". Теперь проблемой становятся границы невнутри биокомпьютера, а вне его. Под "вне" я подразумеваю не только наружныеграницы реального тела, но имею в виду также другие источники влияния,помимо проходящих через нижний базовый слой внешней физико-химическойреальности. Чтобы обозначить эту проблему, сомнение относительно границбиокомпьютера и влияний, отличающимися от приходящих через физико-химическуюреальность, над сверхличностными метапрограммами предполагается линия,пространство над которой обозначается как "неизвестное". В уме экспериментатора неизвестное должно быть обозначено. Онорасположено над сверхличностными метапрограммами и содержит некоторые целичеловеческого компьютера. Исследование внутренней реальности предполагает,что она содержит многие неизвестные, заслуживающие внимания. Однако, чтобыприступить к ним необходимо: 1) осознать их существование и 2) подготовитьсвой биокомпьютер для исследования. Если вы намерены исследовать"неизвестное", то следует использовать минимальное количество теоретическогобагажа и не перегружать себя концептуальным аппаратом, который не может бытьпереориентирован, чтобы работать с "неизвестным". Следующая стадия работыдля тех, кто имеет мужество и необходимый аппарат, -- это исследование вглубинах "внутреннего неизвестного". Для решения этой задачи экспериментаторнуждается в максимально эффективном способе мышления, доступном человеку. Мыустраняем и, если нужно, перепрограммируем доктринерские, идеологизированныеподходы к этим проблемам. Желательно оставаться скептиком даже в такой формализациибиокомпьютерного подхода. Выбранный подход не должен переоцениваться. Дляисследовательских целей проверяются альтернативные подходы. Находится способбыть свободным от слишком жесткого подчинения сверхличностным программам, ноэто должно быть согласовано с присутствием других человеческих компьютеров,участвующих в проведении эксперимента и ведущих наблюдение заэкспериментатором. Для такого исследования необходимо глубокоевзаимодействие между выбранными для проведения эксперимента человеческимикомпьютерами. Необходима разработка концепции думающей машины с помощьюлучших умов, способных выполнить такую задачу. Можно сказать, что здесь мывпервые создаем исследователей в этой области. Метапрограммирование в случае фиксированных невротических программ(мигрень): примеры восприятия и взаимодействия допущений Рассмотрим особый случай, когда в ЛСД-состоянии были проведенынекоторые эксперименты по перепрограммированию специфического состояниябиокомпьютера, связанного с наличием мигрени. В особых обстоятельствах возникла необходимость программироватьнекоторые тенденции восприятия и проецировать их в визуальное поле дляизучения. К таким обстоятельствам относится, например, реальное присутствиево время эксперимента других лиц. Здесь не имеется в виду просто вера вреальность этого присутствия. До тех пор, пока вы намеренно не усилили этуверу, вы не можете определить, что такое присутствие имеет место во внешнейреальности. Включение метапрограммы безопасности приводит к признанию того,что рассматриваемое присутствие существует только в уме, даже если кажется,что оно существует вне тела. Можно задать вопрос: существуют ли подобные программы постоянно нижепорога сознания или они создаются заново в ЛСД-состоянии? Современныепсихоаналитические и психиатрические теории утверждают, что эти программысуществуют в "бессознательном" и извлекаются из этой сферы биокомпьютераблагодаря ЛСД-состоянию. Все, что мы можем сказать по этому поводу, сводитсяк тому, что вполне вероятно существование обеих возможностей. И некоторые изэтих подпороговых программ обнаружены в ЛСД-состоянии. В сильномотивированном состоянии их можно обнаружить сразу. Даже без ЛСД-25 можнодостигнуть необходимой стимуляции таких программ и вытолкнуть их на уровеньвыше порога осознания. Так, в случае экспериментатора, проводившего данное исследование,наличие мигрени было использовано в качестве побуждения и показателяпродвижения в процессе самоанализа. В этом случае имела место асимметрияпространственных полей апперцепции. Правая сторона визуального поля сильноотличалась от левой стороны. Эти отличия проявлялись в цвете, устойчивостисохранения образов, в возникновении скотомы (затемненных полей) во времяприступов мигрени и т.д. (Как хорошо известно из клинической литературы,такие симптомы часто встречаются после сорока лет). Среди этих асимметрийнаблюдались пространственные искажения визуальной системы. В этом особомслучае правый глаз оказался более чувствительным и показал в общем болеенизкий порог фотофобии и боли. Восприятие и кожные ощущения с правой стороныголовы воспринимались как менее приемлемые и более интенсивные, чем слева.Приступ мигрени ограничивался правой стороной головы. Иногда эффективного программирования в ЛСД-состоянии можно достигнутьтем, что упомянутые различия можно усилить, исследовать и спроецировать.Воспоминания и переживания прошлого опыта, связанного с детством, указываютна травмы правой стороны головы. В ЛСД-состоянии был пережит сильныйфизический удар с правой стороны головы, когда пришлось резко отпрянуть отисточника, а зажмуренный правый глаз скосился к левому, и последовалакороткая "потеря сознания". Это пример долгосрочной "встроеннойбессознательной программы". Это переживание не было бы извлечено изподсознания без помощи ЛСД-состояния и классического психоанализа. Все, чтоможно было обнаружить из проявления этой программы в обычном состояниибодрствования -- это асимметрия восприятия. Эта отдельная программа в ЛСД-состоянии привела к появлению"присутствия нереального, но воспринимаемого как реальное". Когда благодарясоответствующему метапрограммированию этот эффект был поднят выше порогасознания, упомянутое присутствие было воспринято как некие существа-тени илиличности, приходящие из темноты с правой стороны визуального поля. Создаетсявпечатление, что пространственное поле восприятия искажается таким образом,что присутствие связывается с искаженным полем. При обдумывании этого эффекта экспериментатор создал теорию по поводутаких проекций, "как если бы это не было проекцией". Экспериментатор считал,что это "существа из других размерностей, проникающие через дыру между их инашей вселенными". Этот вид объяснений не имеет смысла, если он недопускается по умолчанию. Когда уровень веры в эту схему снижается,критический порог искажения перцептуального поля становится очевидным ипроцесс бессознательного программирования проекции становится доступным дляобнаружения. Искусственные существа больше не являются таковыми, они всеголишь искажения визуального поля вследствие особых нарушений в нервнойсистеме. Драматическое привнесение "внешних существ " определилосьсобственными внутренними нуждами, связанными с необходимостью облегчитьпереживания, вызванные одиночеством и изоляцией. Неосознаваемое одиночестводало толчок к созданию этих "существ" в пределах своей личности.Последовательный анализ обнаружил в сознании этих "существ" необходимость впроецировании собственных страхов и гнева экспериментатора. После такого переживания изучение упомянутых феноменов в одиночестве иизоляции без ЛСД показало, что искаженное поле может быть обнаружено принекотором уменьшении концентрации внимания с использованием свободныхассоциаций на краях пространств восприятия. При этом в качестве энергиипроецирования используется любая случайная последовательность стимулов. БезЛСД-25 "существа" не появляются и не возникает чувство "присутствия".Связанная с этим причина воспринимается лишь как особые искаженияпространства перцепции. По-видимому, именно эти искажения ответственны запроекцию "существ". Экспериментатор создает эффект "чуждого присутствия" изискаженно воспринимаемых шумов при помощи принятой программы. Суммированныепаттерны шума, проходящие через искажающие пространства и модифицирующиеполя воспринимающего аппарата дали возможность творческого конструированияфигур, которые удовлетворяли текущим потребностям. Эти искажения поля не статичны. Эффекты (с максимумом справа)рассматриваются в качестве функций, переменных во времени. Имеется не толькоочевидный геометрический фактор, привязанный к координатам тела, но ипеременный набор факторов. В данном случае мы имеем набор факторов, закрытыхдля восприятия бессознательной программой. Исход извлечения этих программ вЛСД-состоянии определяется "допущениями", содержащимися в метапрограммеэксперимента. Пациент может считать, что эффект присутствия появляется какбы извне по отношению к нему и памяти его программ. Тогда соответствующиеметапрограммные команды используются в компьютере для того, чтобысконструировать и преобразовать любой явный выход с тем, чтобы создать такоеприсутствие и в то же время расположить это присутствие вне самогобиокомпьютера. Таким образом, эти приказы используются дважды: 1) дляконструирования основного допущения относительно внешней реальности,связанного с эффектом присутствия и 2) для отображения, котороедемонстрирует результаты расчетов, использующих это допущение дляинтерпретации сигналов, приходящих из неопределенных или искаженныхисточников. Без ЛСД-25 экспериментатору было бы трудно, если не невозможно,программировать такие проекции. Он не смог бы использовать принятые основныедопущения в противовес мощным программам внешней реальности. Для неговозможно использование этого допущения без ЛСД-состояния в некоторых другихэкспериментальных условиях, например, таких, как наличие белого шума большойинтенсивности, погружение в сон со сновидениями или гипнотический транс. Экспериментатор может сказать: "В случае дневного летнего освещения илиинтенсивного искусственного света в квартире, в случае стимуляции со стороныдругих людей, в случае интенсивных звуковых воздействий со стороны внешнейреальности я могу не (или не хочу) программировать чуждое присутствие,относимое к внешней реальности, потому что я обнаружил и проанализировалистоки такой активности". В большинстве случаев бессознательное программирование используется длятого, чтобы проецировать свои собственные допущения и "эффект присутствия"на других людей из внешней реальности. Это самый простой для осуществления итруднейший для обнаружения путь. Обнаружение затруднено вследствие: 1)похожести одного человека на другого; 2) очевидно бессмысленных "шумовых"сигналов, которые другие люди излучают всегда; 3) обоюдных тесных отношенийс обратной связью между вами и лицами из внешней реальности или иллюзорной,но все же эффективной реальностью, творимой телефоном, радио, телевидением,кино, книгами и т. д. Таким образом, экспериментаторы могут иметь доказательство, может бытьи ложное, реальности своих допущений относительно другого лица. Это почтитак же, как если бы вы могли распространить свой собственный мозг-компьютерна другую личность с помощью обратной связи и за счет этого использоватьдругого как актера, играющего роль, назначенную на основании вашихсобственных допущений. Естественно, исполнение может быть несовершенным. Если роли принимаются другими и исполняются в качестве новогопрограммирования бессознательно, вам будет нелегко отследить эти процессы.Когда другая личность утверждает себя и противодействует назначенным ролям,вы имеете возможность исследовать эти процессы в себе самом. Вы можете сделать следующие допущения относительно вышеперечисленныхисточников информации в экспериментах с изоляцией в ЛСД-состоянии: 1) онинаходятся внутри вашей собственной головы, 2) связаны с другими существами,не гуманоидами, 3) связаны с разумами из внешнего пространства и др. Если вы допускаете "трансцендентную" программу, биокомпьютер создает еев соответствии с вашими правилами относительно "трансцендентного".Программирование принимается, как если бы оно исходило от вашего "я", откаких-нибудь гуманоидов или негуманоидов. Современная наука исходит из того,что информация приходит только изнутри, т. е. из памяти, находящейся целикомв пределах человеческого компьютера. Заметки относительно потенциально летальных аспектов некоторыхбессознательных предчеловеческих программ выживания Эмпирически было установлено, что определенные аспекты некоторыхпрограмм несут возможность разрушения биокомпьютера, или, по крайней мере,могут приводить к потенциально разрушающему действию. Использование ЛСД-25 всамоанализе позволяет быстро обнаруживать такую скрытую летальность, однакопри таком использовании этой техники мы советуем соблюдать осторожность. Дотех пор, пока такие бессознательные программы не найдены, не исследованы совсей возможной тщательностью и не поняты в терминах метапрограммногобудущего, рекомендуется персональный профессиональный контроль. Его следуетпроводить на протяжении всего периода исследований и во всем объеме ондолжен иметь место до, в течение и после сеанса по крайней мере несколькодней. Некоторые инстинктивные схемы поведения, разбуженные в процессесеанса, должны быть проявлены настолько, чтобы их можно было проверить,понять и соответственным образом собрать в метапрограммы для планов будущейработы индивидуума. Эта фаза таит в себе опасности. Состояния раскрытия глубоко внедренных программ могут включать стадии,связанные с детством, и те, которые, как можно предположить, ведут Человека(как эволюционирующего примата) к цивилизации, и, в конце концов, в будущеечеловечества. Некоторые предчеловеческие программы выживания могут появитьсяв начале ЛСД-экспериментов. Эти программы включают проявления повышенной сексуальности,прожорливости, паники, гнева, переполняющей вины, садистско-мазохистскихдействий, фантазий и суеверий. Может иметь место удивительная сила и мощьэтих программ по отношению к самометапрограмме. Многое из этого материала"не выражается словесно". Существующий в эмоционально-чувственных мотивацияхв памяти компьютера, он обычно имеет весьма слабое представительство ввербальных отделах моделирования и ясного мышления. ЛСД-25 позволяет прорвать барьеры между эмоционально-бессловеснымисистемами и построенными на словах системами моделирования с открытиемканала несдерживаемого чувства и действия. (Это один из путей, чтобы сделатьсознательным бессознательное, и иногда довольно быстро). В случае достаточносильных моделирующих систем можно получить мощные потоки эмоций, идти вместес ними, и, наконец, создать строгую действующую модель, созвучную идеальнымжелаемым метапрограммам, но со встроенной энергией эмоциональности. Еслисамометапрограммист не достаточно силен, он может быть временно поглощенпредчеловеческими программами выживания. При выходе на эти программы следует быть еще более осторожным.Самометапрограммист должен быть достаточно сильным, чтобы на собственномопыте испытать эти феномены и не сделать ошибок, которые трудно исправить наэтапе перепрограммирования или устранить их при новых столкновениях свнешним миром. Это область человеческой деятельности для наиболее опытных,сильных людей, прошедших соответствующую подготовку. Я не рекомендуюиспользовать эти методы, кроме как при полностью контролируемых и изученныхусловиях, в близком к идеальному, насколько это возможно, окружении, смаксимально адекватной помощью овладевших мастерством психоанализа приработе в паре, с обязательной взаимной симпатией. Благополучие экспериментатора в текущий момент времени и его хорошеесостояние в предшествующем периоде должно выражаться в действиях, речи,межличностных отношениях в каждой паре участвующих людей на бессознательноми сознательном уровнях.
Поделиться:

Дата добавления: 2015-09-13; просмотров: 64; Мы поможем в написании вашей работы!; Нарушение авторских прав





lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2024 год. (0.008 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты