Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



Научение и приобретенное мастерство




Читайте также:
  1. БОЕВОЕ ОРУЖИЕ И МАСТЕРСТВО
  2. В конец. Песнь. В научение. Асафа.
  3. Детство - научение эмоциям
  4. Детство — научение эмоциям
  5. Из программы «Режиссура и мастерство актера» ПЕРВЫЙ КУРС
  6. Из программы «Режиссура и мастерство актера»ПЕРВЫЙ КУРС
  7. ИНСТИНКТ ОВЛАДЕНИЯ МАСТЕРСТВОМ
  8. ИНСТИНКТ ОВЛАДЕНИЯ МАСТЕРСТВОМ 1 страница
  9. ИНСТИНКТ ОВЛАДЕНИЯ МАСТЕРСТВОМ 10 страница
  10. ИНСТИНКТ ОВЛАДЕНИЯ МАСТЕРСТВОМ 2 страница

Научение, память и деятельность взаимосвязаны. Исследуя память, мы делаем акцент на том, как информация хранится, а затем извлекается для использования. При исследовании процессов научения акцент перемеща-



13. Научение и приобретенное мастерство


ется на приобретение информации, а при исследовании действий — на ее использование.

Научение позволяет воспринимать новые мысли и использовать опыт. Научение — не какой-то единообразный процесс. Оно происходит во многих формах. Вы узнаёте что-то новое, когда читаете, что полиция в Новом Орлеане бастует и поэтому не будет масленичного карнавала. Вы чему-то научаетесь, когда встаете на более длинные лыжи и пробуете приспособиться к ним. Вы чему-то учитесь, когда читаете эту книгу.

Что это значит, когда вы говорите, что научились чему-то? На это может быть несколько ответов в зависимости от того, как вы понимаете этот вопрос. В большинстве случаев научение тесно связано с пониманием. Вы научились играть в шахматы, когда поняли ходы,, цель и основную стратегию игры. Когда вы учитесь вести машину или ходить под парусом, вы узнаёте кое-что-о механике ситуации, знакомитесь с правилами движения и, что важнее всего, усваиваете связь между вашими действиями и реакцией машины или лодки. С точки зрения постороннего человека, научение тесно связано с действиями. Вы можете считать, что поняли шахматную игру, но если вы не сможете сыграть партию в турнире, я скажу, что вы не освоили шахматы по-настоящему. Вы можете понимать, как водить машину, но если вам трудно припарковаться и вы срываете сцепление, то я скажу, что вы пока все еще учитесь водить.

Умелые действия требуют значительных знаний. Однако люди иногда могут производить такие действия поразительно хорошо, не понимая их, и наоборот (в чем большинство из нас, к своему огорчению, убедились), хорошие знания или хорошее понимание не обязательна приводят к умелому выполнению. Хорошему выполнению научаются, но форма научения, которая превращает знание в умелое применение этого знания, еще не совсем понятна. Позднее мы обсудим различные аспекты научения и выполнения задачи и покажем, как некоторые из наблюдаемых явлений могут объясняться приобретением и развитием схем. А сейчас посмотрим, что= это за явления: во-первых, умелое выполнение без пони-




13. Научение и приобретенное мастерство



мания, затем понимание без умелого выполнения и, наконец, некоторые общие феномены.

Бывают ситуации, когда хорошее выполнение не обусловлено пониманием. Встречаются «гениальные ядиоты» — люди, которые потратили всю свою жизнь, упражняясь в технике запоминания или счета. Но, по определению, они далеки от совершенства (или даже отстают), когда речь идет об обычной деятельности в повседневной жизни. Они знают правила вычисления, знают множество фактов, но лишены глубокого понимания того, что делают. Однако выполнение ими определенных действий поразительно. Задайте подходящий вопрос, и вы получите мгновенный ответ:

— Чему равен квадратный корень из 529 374?

— Давайте посмотрим... 727,5... гмм...8...1—сколько десятичных знаков вы хотите получить?

Точно так же некоторые люди могут перечислять, как попугаи, исторические факты и даты или математические формулы, понимая в них только то, что нужно для их применения в стереотипной ситуации. «Есть три основных закона электроники, — сказал мне однажды опытный электронщик. — Первый: омы равны вольтам, деленным на амперы; второй: амперы равны вольтам, деленным на омьц третий: вольты равны омам, помноженным на амперы». Он с гордостью сообщил, что его обучили этому во флоте — ему было приказано запомнить все три закона. Так что выполнение и понимание — разные вещи.



Наряду с выполнением без понимания бывает и понимание без выполнения. Недостаточно знать что-либо. Это знание должно быть в нашем распоряжении в нужный момент. Кроме того, оно должно быть представлено в форме, пригодной для специальных нужд данного момента. Рассмотрим три простые инструкции, каждая из которых иллюстрирует определенный аспект связи между знанием и выполнением.

1. При нырянии со скубой: если вы попадете в беду, сбросьте утяжеляющий пояс.


88 13. Научение и приобретенное мастерство

2. При управлении самолетом: приблизившись к аэродрому, перед посадкой выпустите шасси.

3. В машине по дороге на работу: проезжая мимо почтового ящика, опустите эти письма.

Три разных предписания, три разные ситуации. В каждом случае нужно выполнить действие, которому легко научиться, которое легко кодируется в памяти. «Что вы сейчас усвоили?»:— спрашивает инструктирующий, и вы повторяете правило или задание без особых усилий. Это примеры того, что я называю схемами «условие—v действие». Иными словами, для таких ситуаций схема должна иметь форму: «Когда условие наступило, производите действие».

Но и при наличии нужного знания действие иногда не выполняется правильно. Ныряльщики со скубой тонули у самого берега без видимых признаков каких-либо особых происшествий (вероятно, они были переутомлены или замерзли). Во многих таких случаях все их снаряжение было в целости и совершенно исправно, но утяжеляющий пояс не был сброшен: на теле по-прежнему было укреплено 7—9 килограммов свинца. Возможно, эти люди не утонули бы, если бы только освободились от груза, т. е. совершили действие, о котором должны были знать, потому что во всех школах подводного плавания этому обучают и это специально внушают (этот вывод подкрепляется сообщениями ныряльщиков, оставшихся в живых).



Пилоты иногда пытаются приземлиться, не выпустив шасси (обычно в последнюю минуту они получают экстренное предупреждение с диспетчерской вышки или от второго пилота, но в некоторых случаях завершают посадку и разбиваются). Почему они не поступили так, как были обучены?

А что сказать о письмах, которые надо было опустить? Сколько раз вы возвращались домой примерно с такой-мыслью: «Опустил я письмо? Опять забыл...!».

Все эти три случая — примеры знания без действия: знание было надежно запрятано в такой форме, что не гарантировало его применения, когда это было важно. Обратите внимание на странность — теперь помнишь то,


Л


13. Научение и приобретенное мастерство



что тогда было забыто. А между тем система памяти осталась неизменной. Во всех трех примерах бездействие объяснялось не отсутствием знания, а тем, что информация не была извлечена из памяти.

Неудача возможна и по иным причинам. Иногда действие производится плохо, несмотря на наличие и применение нужного знания; помешать может даже излишнее внимание к использованию надлежащей информации.

Вообразите, что вы играете в теннис. Подумайте о том, как ударить по мячу. Представьте себе, как надо держать ракетку, под каким утлом, какова должна быть траектория взмаха. Держите локоть в нужном положении, следите за кистью руки. Теперь, соблюдая все нужные условия, следите за мячом, компенсируйте его вращение, учтите характер площадки (не забудьте об углублении около сетки), направление ветра. Не бейте в направлении удара слева для вашего противника... Все хорошо, теперь отбейте эту подачу. Как вы справились бы с этим в настоящей игре? Гарантирую вам, что вы бы совсем не справились, ибо нет лучшего способа загубить действие, чем одновременно думать о деталях его выполнения.

Принято считать, что человеческий ум прекрасно рассуждает; полагают, что он способен избирать правильный образ действий, когда перед ним предстает какая-либо ситуация. Что может быть более убедительным сви детельством интеллекта, чем глубокие размышления, раскидывание умом так и этак, испытание* различных альтернатив, обстоятельное рассмотрение возможных способов действия? Но такое мнение преувеличенно. Сознательная мысль движется медленно, шаг за шагом, с остановками и повторами, и ей очень мешает ограниченность рабочей памяти.

Умелым людям нет нужды сосредоточиваться на своих действиях. Они так хорошо обучились своему делу, что могут выполнять его, уделяя минимум сознательного внимания своей задаче; их действия автоматичны. А новичок старается изо всех сил, он сконцентрирован на выполнении дела. Задайте ему вопрос, и в результате он запутается и в задаче, и в ответе. Начинающему водителю кажется, что вождение автомобиля требует больше


90 13. Научение и приобретенное мастерство

умения, чем способен проявить один человек. А опытный водитель редко испытывает напряжение.

Опытные машинистки, весело выстукивающие пь 100 слов в минуту, могут в это время разговаривать. По словам пианистов-профессионалов, разученная вещь у них настолько «сидит в пальцах», что, если мысль отвлечется, пальцы продолжают играть без всяких колебаний, иногда к удивлению самого пианиста. «Однажды во время концерта я вдруг забыл, какое место играю, и мне пришлось прислушаться к своей игре, пока я не понял, где я», — сказал мне один профессиональный музыкант.

Ходьба и разговор — это две из наиболее сложных задач, выполняемых людьми, и обе они требуют умения, которое еще не расшифровано наукой. Пока еще не создана машина, которая могла бы ходить на двух ногах так же, как человек, не говоря уже о прыжках, скачках или танце. Нет машины, которая могла бы говорить или понимать речь естественным образом (хотя за последние годы в этой области достигнуты очень большие успехи). А люди ходят и говорят; они даже могут проделывать то и другое одновременно. Наш разговор и ходьба обычно выполняются автоматически. (Впрочем, люди, которые раздумывают во время ходьбы, нередко останавливаются, когда их мысли становятся сложными.) Для некоторых людей произнесение слов настолько независимо от сознательного мышления, что иногда они удивляются тому, что написали или сказали. Были даже случаи, когда я прерывал лекцию, услышав, что говорю нечто интересное, и делал себе заметки о своей собственной лекции.

Практикуясь в выполнении задачи, люди все время продолжают совершенствоваться. На рис. 13-1 представлено одно из классических наблюдений — наблюдение над изготовлением сигар. Сравните новичка (который сделал всего лишь 10 тысяч сигар) с работником, изготовившим их 100 тысяч, миллион или десять миллионов. Скорость изготовления возрастает по мере удлинения сроков работы. В данном исследовании сравнивали работников с различным стажем, вплоть до 10 лет.

А как обстоит дело с простыми арифметическими действиями? У всех у нас большой опыт в этом занятии, и сложение происходит в уме автоматически. Поупраж-



13. Научение и приобретенное мастерство 91

Рис. 13-1. На графике показана неуклонно возрастающая быстрота ручного изготовления сигар по мере увеличения опыта работника. Даже после 10 лет работы и, вероятно, 20 миллионов изготовленных сигар все еще заметно небольшое улучшение. (По Crossman, 1959).

няйтесь как следует еще — проделайте, скажем, 10 тысяч сложений — и проследите за тем, как вы совершенствуетесь (см. рис. 13-2). Попрактикуйтесь в задаче на время реакции: зажигаются некоторые из 10 лампочек, и вы должны как можно скорее нажать пальцами на клавиши, образующие такую же пространственную фигуру. (Всего 10 клавиш, каждый палец лежит на одной клавише, руки занимают удобное положение.) С 10 лампочками можно составить 1023 различные комбинации. По мере упражнения человек нажимает быстрее, по крайней мере в период первых 75 тысяч проб (после которых эксперимент был прекращен).

В лаборатории трудно прослеживать, как обучается опытный работник. Что вы можете измерить? Чем действия самых лучших профессионалов отличаются от действий средних профессионалов? Сравните пилота, который летает больше 30 лет и налетал 40—50 тысяч часов, с хорошим пилотом, у которого 300 часов летного времени. Сравните чемпионов по теннису с лучшими местными игроками. Как вы охарактеризуете различия между ними? Если бы мы могли измерить все стороны действий


Рис. 13-2. Улучшение навыка может продолжаться даже после огромного числа тренировочных проб. А. Результаты эксперимента (Blackburn, 1936), в котором время сложения в уме у двух испытуемых сокращалось даже после 10 000 проб. Б. Опыт (Seibel, 1963), в котором испытуемые должны были нажимать на клавиши в различных комбинациях. Скорость выполнения задачи продолжала возрастать даже после 75 000 проб.


13. Научение и приобретенное мастерство 9$

пилотов, пианистов или игроков в теннис, как мы определили бы различия между большим мастером и средним, специалистом? Такие исследования были проведены. Получены видеопленки, компьютерные записи, киноленты, проведены многочисленные физиологические измерения. Без специальных исследований мы совсем не знали бы, как охарактеризовать различия. Лучшие пилоты говорят, например, что становятся «частью» самолета, предвосхищают, «летят впереди самолета». Менее искусные пилоты «держат голову в кабине». Как построить науку на основе таких наблюдений? Изучение проблемы еше только начинается.

Работа большого мастера отличается от просто очень хорошей в нескольких отношениях. Исследователи навыков рассматривают пять главных характеристик: 1) плавность; 2) автоматизм; 3) умственное усилие; 4) влияние стресса; 5) интерпретация задачи. Эти характеристики связаны между собой. Я думаю, когда психологи, поймут наконец природу навыков и их выработки, окажется, что все пять особенностей обусловлены каким-то одним общим комплексом процессов.

1. Плавность. Плавность — это видимая легкость, с которой действует профессионал. Он как будто бы не спеша, плавно и изящно переходит от одного действия к другому. Понаблюдайте за хорошим спортсменом-любителем и за хорошим профессионалом; иногда любитель кажется более быстрым, более активным. Именно любитель делает стремительный выпад, явно прилагает усилие. Профессионал движется медленнее, и иногда создается впечатление, что он вообще не делает ничего особенного. Профессионал может выполнить задачу с такой видимой легкостью, что .неискушенный зритель решит, что любитель играет лучше.

2. Автоматизм. По мере того как умение совершенствуется, кажется, что задача выполняется все более плавно, с меньшим усилием. Кроме того, как я уже говорил, настоящий мастер действует автоматически, не сознавая, что именно он сделал. Спросите опытных машинисток, как они делают пробелы — всегда большим пальцем одной и той же руки или же меняют пальцы в зависимости от того, какие слова приходится печатать? Мно-


94 13. Научение и приобретенное мастерство

гие машинистки не знают, как они это делают. Для ответа на этот вопрос им нужно мысленно представить себе свою работу и «понаблюдать» за тем, как они пользуются клавишей пробела (большинство опытных машинисток всегда нажимают на эту клавишу большим пальцем одной и той же руки, обычно правой, но многие из них думают, что пользуются обеими руками).

3. Умственное усилие. По мере улучшения навыка умственное усилие уменьшается. Задача кажется более легкой, умственное утомление становится меньше, уже нет нужды так тщательно следить за каждым действием Мастера своего дела могут разговаривать с другими людьми, одновременно выполняя свои сложные задачи. Однако психические ресурсы, по-видимому, ограниченны, как если бы пользоваться можно было только небольшой их частью. Какой-то данной задаче в данное время может быть уделено лишь определенное количество сознательного внимания. Объем первичной памяти строго лимитирует возможности действия. Исследованию таких ограничений посвящена целая область психологии — изучение избирательного внимания. Но, когда человек достигает такого умения, что задача выполняется автоматически, требования к сознательным средствам снижаются. Это сокращение требований ведет к уменьшению необходимого умственного усилия (и соответственно меньшей умственной усталости после выполнения задачи).

4. Влияние стресса. По выполнению задачи в условиях особого напряжения можно быстро отличить любителя от профессионала. Стресс лишает человека психических ресурсов, и задача выполняется плохо. Не требующие сознательного контроля автоматизированные навыки не нарушаются в напряженных условиях до такой степени, как навыки, меньше закрепленные практикой. Почему это так, не известно, но это, вероятно, связано с автоматизированным поведением и меньшим умственным усилием. Психические ресурсы сберегаются. Реакции на напряженную ситуацию могли быть уже заученными, отработанными и, возможно, даже стали автоматическими.

5. Интерпретация задачи. Когда вы ходите, вы думаете не о том, как ставить ноги, а о том, куда вы хотите пойти. Так же управляет самолетом или машиной опыт-


14. Миссионеры и каннибалы



ный летчик или шофер. Когда вы учились водить, вы были сосредоточены на том, как двигать руками и ногами. Потом вас занимала плавность ваших действий. Наконец, вы достигли такой точки, когда просто думали о поворотах, а ваши действия совершались сами собой. Но даже и эта стадия миновала. Опытный водитель проста едет куда-нибудь — в магазин, домой, в банк. Опытный ходок решает пойти в другой конец комнаты. Опытный пилот больше не занят рычагами управления и не следит за приборами, он просто летит — не «управляет самолетом», а «летит». Человек летит, едет или идет; самолет, автомобиль или ноги — это для него лишь подходящие в том или ином случае орудия его действий.


Дата добавления: 2015-09-13; просмотров: 10; Нарушение авторских прав







lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2021 год. (0.008 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты