Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АстрономияБиологияГеографияДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника


Глава 22. Джейна вывела «крестокрыл» из штопора, оказавшись точно на хвосте вражеского СИД-истребителя




 

Джейна вывела «крестокрыл» из штопора, оказавшись точно на хвосте вражеского СИД-истребителя. Чисто рефлекторно она выпустила ракету, и на месте истребителя распустился красный цветок взрыва. В следующую секунду она расстреляла ведомого СИДа, а ее эскадрилья разделалась с оставшимися тремя.

Сквозь Силу она почувствовала, что вражеские пилоты связаны боем с «Дюжиной» Кипа и абсолютно не подозревают о ее существовании.

– Правый борт, шестьдесят градусов, «Близнецы», – приказала она, – Три, два, один…

Ее три звена, по четыре истребителя в каждом, совершили маневр с исключительной точностью.

– Увеличить скорость, – приказала Джейна, добавив энергии на двигатели. Она выбрала цель и сообщила Кипу через боевое слияние в Силе, что она здесь.

Ответную мысль Кипа можно было перевести как «Если тебе так хочется поучаствовать в истреблении этой жалкой кучки ублюдков, то пожалуйста».

Боевое слияние было очень сильным из-за присутствия большого количества джедаев: было похоже, как будто участвуешь в разговоре с множеством собеседников. Хотя противник превосходил по численности эскадрилью Кипа, не похоже, чтобы «Дюжине» угрожала большая опасность.

Было странно снова чувствовать противника в Силе. Йуужань-вонги привлекали к эскорту конвоев и охране тыловых объектов наемников и силы Бригады Мира. Пилоты, защищавшие сейчас Дуро, «присутствовали» в Силе, и часто Джейна знала, что собирается делать вражеский пилот еще до того, как он сам это знал.

Джейне не приходилось чувствовать врагов в Силе со времени рейда на Илизию несколько недель назад. Расположенный там штаб Бригады Мира защищали в основном предатели из граждан Новой Республики перешедших на сторону йуужань-вонгов. С ними было легко сражаться, но рейд прошел неудачно по другим причинам: плохая работа разведки, ошибочный план операции, просто неудачное стечение обстоятельств.

Этот рейд должен был пройти успешно.

Следующими целями Джейны были «Ревуны» I-7, что частично объясняло пренебрежение Кипа к противнику. Джейна приказал каждому пилоту своей эскадрильи выбрать цель, уничтожить ее и после этого собраться на другой стороне зоны боя для перегруппировки.

От ее выстрелов из фюзеляжа «Ревуна» вырвалось пламя, и ужас пилота послышался отдаленным вскриком в Силе. Другие пилоты ее эскадрильи также успешно уничтожали свои цели, и Джейна приказала перегруппироваться и атаковать снова, когда голос Кипа в Силе сообщил, что ей придется искать другого противника, чтобы пострелять.

В этот момент в Силе обозначилось присутствие Джейсена, и Джейна каким-то образом узнала, что он нашел для нее новую цель и хочет, чтобы она использовала теневые бомбы.

– Принято, – сказала Джейна.

 

Джейсен находился на мостике флагманского корабля адмирала Кре’фэя – ботанского ударного крейсера «Ралруст». Отдых на Мон Каламари продолжался три недели, после чего Люк сказал, что Джейсен может выбрать – работать в проекте «Великая Река» или вместе с Джейной и другими джедаями поступить в распоряжение командования флота.

Вероятно, Люк был немного удивлен выбором Джейсена.

Он улетал с Мон Каламари с легким сожалением. Он наслаждался этим коротким отдыхом от войны, обществом своих родителей, Люка и Мары, и Данни Куи, но он, как и Люк, знал, что сейчас не время отдыхать.

Когда он прилетел к Кре’фэю на Кашийик, опыт Джейсена в использовании боевого слияния на Миркре помог ему наверстать те недели тренировок, что он пропустил. Вскоре стало ясно, что его талант относился скорее не к тактике, а к видению боя. С помощью Силы, через объединенные разумы всех джедаев он мог видеть картину всего поля боя. Он чувствовал, где наиболее необходимы подкрепления, где лучше атаковать, а где – подождать с атакой или отступить. И сейчас, пользуясь чувствами других джедаев, он почувствовал необходимость переместить эскадрилью «Близнецы» сюда, в арьергард. Он не мог сказать, откуда он знал это, он просто знал.

Если он сосредотачивался на боевом слиянии, он мог чувствовать тех, кто его составлял: Корран Хорн с его упрямой решительностью; Кип Дюррон, сдерживавший свою ярость; холодную расчетливость Джейны, чей разум был занят вычислениями.

Для Джейны боевая эффективность была всем. Она превратила себя в оружие – Меч Джедаев – не оставив больше места ни для чего. Когда Джейсен пытался поговорить с ней о чем-то кроме службы, кроме войны и выживания, она просто не реагировала. Как будто большая часть ее личности временно отключилась.

Джейсену было мучительно это видеть. Он мог бы обидеться на нее, если бы не был так обеспокоен вредом, который она этим наносила своей душе.

Сейчас. Он почти слышал, как Сила говорит прямо в его ухо, и он приказал Сабе Себатайн и ее «Диким Рыцарям» атаковать вражеский крейсер.

Два месяца постоянных рейдов и стычек показали, что Джейсен приносит наибольшую пользу не в кабине истребителя, а на мостике флагмана, где он помогал координировать действия целого флота. Кре’фэй с радостью взял его на борт «Ралруста».

И сейчас, когда сверкали вспышки турболазеров и ракеты взрывались в дефлекторных полях, он почувствовал наилучшее место на поле боя для Джейны и ее эскадрильи.

А потом, в этой вертящейся мешанине кораблей и эскадрилий, Джейсен почувствовал что-то еще, угрозу, скрывавшуюся во тьме, готовую напасть…

– Эскадрилья «Ятаган», – приказал он, – Приготовьтесь…

 

– Эскадрилья «Близнецы», – объявила Джейна, – курс к Дуро по моей команде. Три, два, один…

«Солнца-Близнецы» исполнили еще один безукоризненный маневр, развернувшись так, что диск планеты теперь был прямо по курсу. В первый раз Джейна видела эту планету с тех пор, как в начале войны Дуро была захвачена йуужань-вонгами. Тогда Джейна проходила лечение в полевом госпитале после ранения – она ослепла, нуждалась в помощи других, на планете, оказавшейся под ударом йуужань-вонгов… Ее воспоминания о Дуро отнюдь не были приятными.

Но сейчас Дуро была другим миром. Джейна помнила планету серо-коричневой сожженной пустыней, но сейчас диск планеты был зеленым. Йуужань-вонги терраформировали отравленную мертвую планету для своих целей, и тем самым сделали ее живой и цветущей.

Когда истребитель Джейны приблизился к Дуро, она увидела вспышки смертоносной энергии на фоне диска планеты. Три йуужань-вонгских крейсера пытались не позволить главным силам Кре’фэя приблизиться к группе больших транспортов, и, хотя вдвое уступали республиканской эскадре в численности, сражались очень упорно. Пилоты их авиагрупп были не сбродом из Бригады Мира на кое-как починенных машинах, но опытными йуужань-вонгскими воинами на грозных живых истребителях «йорик-эт». Это было заметно из того, как они сражались, демонстрируя высокую степень тактического мастерства, несмотря на то, что сигналы их йаммоска глушились республиканскими постановщиками помех.

Джейна увидела, что один из вражеских крейсеров взорвался вихрем пламени и обломков, и почувствовала в Силе удовлетворение Сабы Себатайн от той роли, которую сыграли «Дикие Рыцари» в этой атаке.

«Атаковать следующий крейсер», приказал в Силе Джейсен, и Джейна мысленно подтвердила приказ.

– Первое звено начинает атаку, – объявила она, – Второе идет следующим. Третье звено прикрывает нас, пока мы не отбомбимся, а потом делает свой заход.

Лубакка и Тизар подтвердили полученные приказы.

– Бомбы пошли!

«Теневые бомбы» – протонные торпеды, снаряженные вместо топлива дополнительным зарядом ВВ, вышли из пусковых установок ее «крестокрыла». С помощью Силы Джейна толкнула их вперед, слегка снизив скорость истребителя, чтобы ускорить их сброс. Телекинезом она направила их в корму вражеского крейсера, после этого приказала звену атаковать обычными торпедами и ракетами, и лазерным огнем, выводя своих пилотов на цель под немного другим углом, чтобы обмануть защитные довины крейсера, которые могли поглотить ракеты и торпеды, не обнаружив менее заметные «теневые бомбы».

Пространство перед ее истребителем было светлым от вспышек турболазерного огня, выстрелов плазменных пушек, взрывов ракет и торпед, и горящих кораблей. Джейна знала, что впереди самая опасная часть атаки – полет между крупными кораблями, стреляющими друг по другу с ближней дистанции. Ее мог уничтожить выстрел одного из своих крейсеров.

Но она каким-то образом знала, что сейчас ей не угрожает реальная опасность. Она чувствовала Силу более ясно, чем ракеты и турболазерный огонь, и она знала, что Сила в этот раз не оставит ее.

Выстрелы ее лазерных пушек вонзились в йорик-коралловую броню крейсера. Довины поглотили ее самонаводящиеся ракеты и одну из «теневых бомб», но две другие бомбы попали в крейсер, и Джейна увидела, как из его кормы взметнулся гейзер огня. Она развернула истребитель, уходя от цели, когда бомбы второго звена полетели в этот ад.

Второе звено под командованием Лубакки атаковало через шесть секунд после первого, добившись еще нескольких попаданий. Хотя крейсер противника не был уничтожен, он уже больше не мог эффективно защищаться, и залпы республиканских крейсеров попадали в него один за другим. Йуужань-вонгский корабль был обречен.

– Первое звено! Второе звено! «Прыгуны» у вас на хвосте! – раздался голос Тизара, на этот раз не в Силе, а в наушниках.

– Луви, маневр «ножницы»! – приказала Джейна, – Я вправо!

Используя этот маневр, одно звено должно было уйти вправо, другое влево, а после этого менялись местами, стряхивая противника с хвостов друг друга.

– Близнец-1, отменить маневр! – раздался в наушниках другой суровый голос. Это был голос, которому Джейна привыкла верить.

Позади нее пространство осветилось вспышками взрывающихся йуужань-вонгских истребителей.

– Спасибо, полковник Харона, – сказала она в комлинк, когда А-образные истребители эскадрильи «Ятаган» пролетели мимо нее.

– Не благодарите меня, – сказал Харона, – Джейсен Соло сказал, что вам здесь может понадобиться помощь.

Джейна подумала, что ее брат иногда бывает просто сверхъестественным.

Второй вражеский крейсер превратился в пылающий обломок, он уже не мог ни стрелять, ни защищаться. Таким образом остался только один действующий йуужань-вонгский крейсер против шести крейсеров Кре’фэя. Три из них сконцентрировали огонь на одиноком противнике, а остальные три и большая часть малых кораблей атаковали йуужань-вонгские транспорты. Около трети транспортов пытались приземлиться на поверхность Дуро, но были уничтожены еще до того, как успели войти в атмосферу. Остальные бросились в разные стороны, и республиканские силы догоняли и уничтожали их одного за другим.

После того, как последний йуужань-вонгский крейсер и все транспорты были уничтожены, корабли Кре’фэя вышли на низкую орбиту над Дуро и начали бомбардировку, выжигая все, похожее на военные объекты, космопорты или фабрики.

Джейна не знала, одобряет ли она идею орбитальной бомбардировки, и чувствовала в Силе, что Джейсен решительно против этого. Хотя она понимала преимущества уничтожения противника без риска для себя, бомбардировка противоречила тому чему ее учили в Академии Джедаев – что нужно действовать более точно и не допускать случайных жертв.

Несмотря на отрицательное отношение джедаев, орбитальная бомбардировка была частью стандартных приказов адмирала Кре’фэя, ответом на его «главный» вопрос: «Какой вред я могу причинить вонгам сегодня?»

– Помните, – говорил Кре’фэй, – Они уничтожали целые миры, заражая их чуждыми формами жизни с орбиты. Не забывайте, что они сделали с Итором. То, что делаем мы – по сравнению с этим просто верх милосердия.

«Верно», думала Джейна, «Если сравнивать с этим…»

– Эскадрилья «Солнца-Близнецы», перегруппироваться и приготовиться к возвращению в ангары, – приказала она.

Ее истребители строились в формацию. В Силе Джейна чувствовала гордость своих пилотов, их удовлетворение победой. Ее неумолимая настойчивость в их обучении и боевая практика приносили свои плоды. За три месяца, прошедшие после ее визита на Мон Каламари, три месяца, наполненных непрерывными рейдами и боями, ее эскадрилья не потеряла ни одного пилота. Три «крестокрыла» были уничтожены или повреждены так, что их пришлось списать, но пилоты всегда успевали катапультироваться, и их всегда удавалось потом подобрать.

Ее шесть бывших новичков сейчас могли с гордостью называться ветеранами, у них всех на счету было уже много побед. Несколько недель назад Джейна очень удивила свою ведомую – дурозианку Вейл, тем, что в столовой присела к ней за столик и завела разговор не на тему тактики или недостатков Вейл как пилота.

Вейл и другие новички доказали свою ценность.

Но хотя сейчас Джейна относилась к ним дружелюбнее, чем раньше, она все же избегала настоящей дружбы. Ее решительность не уменьшилась за эти месяцы. Она знала, что рейды по тылам йуужань-вонгов тщательно спланированы, чтобы использовать момент временной слабости врага. Эти бои проводились против уступающего в силах противника, с использованием элемента внезапности, и прерывались, если противник оказывался сильнее, чем ожидалось. Часто силам Кре’фэя противостояли второсортные войска – части Бригады Мира, наемники, или мобилизованные йуужань-вонгские рабочие, прошедшие ускоренную военную подготовку и впадавшие в растерянность, как только глушились сигналы их йаммоска. Новички получали опыт побед, как и требовал Акбар.

Но Джейна знала, что не всегда ее эскадрилье придется сражаться в таких благоприятных условиях. Рано или поздно противник начнет новое наступление, и тогда «Солнцам-Близнецам» будут противостоять йуужань-вонгские пилоты первой линии, и у противника неминуемо будет огромное численное превосходство. Тогда те бои, в которых набирались опыта ее пилоты, покажутся просто дракой на детской площадке.

Знание того, что новое наступление врага неизбежно начнется, держало Джейну на грани. Если дела идут хорошо, это не повод расслабляться. На самом деле, она должна быть еще более жесткой, чтобы не позволить своим пилотам стать самоуверенными, а затем мертвыми.

К счастью, некоторые вещи помогали Джейне не взорваться от напряжения. Сильное и удивительно стабилизирующее присутствие Кипа. Потустороннее спокойствие Джейсена. Постоянные весточки от ее родителей, от Люка и Мары… и от Джага Фэла.

Его эскадрилья продолжала охотиться на вонгов на Хайдианском Пути, и он разделял с ней разочарование ветерана, которому приходится тренировать новичков.

Она была немного растеряна из-за того, что позволила Джагу что-то значить для нее. Она боялась, что если он войдет в ее жизнь, она потеряет свою сосредоточенность. Но были моменты, когда она скучала по его объятиям, его поцелуям…

«Хорошо, что мы сейчас не вместе», решила она. Если бы Джаг был сейчас с ней, беспорядок мыслей и чувств ошеломил бы ее.

Но какая-то часть ее очень хотела этого.

Ее сердце дрогнуло, когда вспыхнули экраны сенсоров. Оперативная группа йуужань-вонгов только что вышла из гиперпространства. Семь кораблей основных классов, и все они сейчас выпускали эскадрильи «прыгунов». Йуужань-вонги, защищавшие Дуро, вероятно, запросили помощи, но она прибыла слишком поздно…

Наступил момент напряженного ожидания. Две эскадры были приблизительно равны по силам. Крейсеры Кре’фэя получили в предыдущем бою незначительные повреждения, и было потеряно лишь несколько истребителей. Боевое слияние джедаев давало преимущество, которому противник ничего не мог противопоставить. Республиканские силы только что одержали победу почти без потерь, и их боевой дух был исключительно высок. Если бы Кре’фэй приказал, его флот атаковал бы врага, будучи полностью уверен в победе.

Кре’фэй мог выиграть два боя в один день. Он должен был знать это.

– Крейсерам перегруппироваться для отступления, – пришел приказ по командному каналу, – Истребителям вернуться в ангары.

Джейна почувствовала, что напряжение покидает ее… вместе с торжеством. Кре’фэй решил не рисковать.

«Возможно, он прав», подумала она. Это могло быть не единственное соединение противника, направленное на помощь Дуро.

Но Джейна чувствовала и разочарование. Сила была с ней сегодня. А в следующем бою такого могло и не быть…

 

– Полагаю, я нашел место для нашей ловушки, – сказал Акбар, – Ловушки, которая приведет к гибели йуужань-вонгов.

Он плавал в бассейне в своем доме, а Люк, Кэл Омас и адмирал Сиен Совв сидели в плюшевых креслах у края бассейна. Рядом стояла Винтер с голографическим проектором.

Она включила проектор, и в воздухе над головой Акбара появилась звездная карта. По плотности, с которой располагались звезды, Люк догадался, что это какой-то участок Ядра, но в остальном расположение звезд было незнакомым.

– Переход-1-15-В, – сказал Акбар, когда одна из звезд замигала, – старая звезда на внешней границе Глубокого Ядра, абсолютно ничем не выделяющаяся. Если наложить сюда карту наших официальных гиперпространственных маршрутов, – на проекции появилась узкая золотая лента, гиперпространственный маршрут, ведущий к мигающей звезде, – видно, что Тресков – это тупик. Но если добавить сюда секретную карту имперских гиперпространственных маршрутов, которую принцесса Лейя доставила нам с Бастиона… – на карте появились четыре маршрута, обозначенных красным и расходящихся от звезды Тресков, – видно, что эти гиперпространственные пути ведут дальше в Ядро. Один из них, – указанный маршрут замигал, – ведет к секретной имперской базе под кодовым названием Клык Таркина. В конце Гражданской Войны эта база была закрыта и эвакуирована, но ее сооружения остались неповрежденными, и их можно использовать и сейчас. Кроме того, там остались значительные склады, которые Империя планировала использовать в случае возобновления войны.

– А вот Клык Таркина как раз тупик, – указал Сиен Совв, – Если мы заведем наш флот туда, противник сможет заблокировать его там, перерезав маршрут у Трескова.

– Согласен, – сказал Акбар, – И надеюсь, что противник тоже с этим согласится.

Проекция сменилась, показав увеличенное изображение звезды Тресков и ее системы. Подсветилась мигающим светом пятая планета, газовый гигант, испещренный белыми и зелеными полосами.

– Это Эбак, газовый гигант с одиннадцатью лунами. На одной из них, Эбаке-9, Горнодобывающая Корпорация «Глубокое Ядро» добывала бронзиум. Месторождения бронзиума были там открыты вскоре после прихода к власти Палпатина. Во время Гражданской Войны имперцы устроили там наблюдательный пост и склады для экстренного снабжения флота, но сейчас луна пуста.

Акбар опустил голову под воду, чтобы освежиться, потом вынырнул и отряхнулся.

– Я предлагаю занять Эбак-9 и использовать его как приманку для нашей ловушки. Мы сделаем его целью, которую йуужань-вонги не смогут игнорировать. И когда флот противника начнет атаку, мы закроем выход из системы Тресков и она станет могилой для йуужань-вонгского флота.

Акбар повернулся к Совву.

– Адмирал, вы будете командовать силами, назначенными для уничтожения йуужань-вонгов.

Потом Акбар повернулся к Люку, и Люк почувствовал, что мурашки побежали у него по спине.

– Мастер Скайуокер, – сказал старый адмирал, – Вы и ваши джедаи должны будете обеспечить приманку.

 

– Я созвал заседание Верховного Совета по двум причинам, – заявил Кэл Омас, – Во-первых, мы должны будем обсудить план адмирала Акбара. Во-вторых, у директора разведуправления Скаура есть сообщение чрезвычайной важности.

Кэл выглядел непривычно мрачным. Обычно он расслаблялся на заседаниях, сидел слегка ссутулившись и шутил. Сегодня он был очень прямым и серьезным. Явно произошло что-то важное.

Сегодня здесь не было так тесно, как на первом заседании, хотя сидели в том же помещении, за тем же слишком большим столом. Присутствовало меньше народу: Кип Дюррон и Саба Себатайн были на фронте со своими эскадрильями, и доверили свои голоса Силгэл и Люку соответственно.

– Я не собираюсь сообщать Совету детали плана адмирала Акбара, – сказал Кэл, – Его успех зависит от секретности, и в любом случае эти детали не относятся к вопросу, который меня интересует. Дело в следующем: для реализации данного плана потребуется привлечь значительную часть сил нашего флота, а это означает, что необходимо будет задействовать и те соединения, которые сейчас развернуты для обороны наших планет. И если йуужань-вонги решат начать наступление, защищать эти планеты будет нечем…

– Если наш флот начнет наступление, – сказал Трибакк, – йуужань-вонгам будет не до атаки наших планет.

– Сэр, через шесть стандартных месяцев будет закончена постройка множества новых кораблей, и они пополнят наш флот, – сказал своим мягким голосом Тал’аам Рант, – Возможно ли отложить наступление до того времени? Ведь тогда у нас будет достаточно сил, чтобы проводить наступление, не ослабляя оборону?

– Я согласна с моим коллегой-готалом, – сказала Релеки А’Кла, – Возможно, лучше отложить наступление, пока мы не пополним флот?

– Для плана адмирала очень важно время, – сказал Люк, – сейчас у нас есть некоторое технологическое преимущество перед противником. Но мы не знаем, сколько времени мы еще будем им располагать, поэтому адмирал хочет действовать как можно быстрее.

– Кроме того, отложить наступление на шесть месяцев, – добавил Сиен Совв, – означает, что война продлится на шесть месяцев дольше. Еще шесть месяцев смертей, страданий и неопределенности, – он повернулся к Тал’ааму Ранту, – Тысячи планет под угрозой. Флот все равно не сможет защитить их все, даже через шесть месяцев, когда получит новые корабли.

– Аргументы моего коллеги очень убедительны, – сказал Тал’аам Рант, – Я признаю, что наступление сейчас вполне обоснованно.

– Если позволите, – сказал Диф Скаур, – я хотел бы сделать… важное сообщение. Возможно, эта информация повлияет на решение начинать наступательную операцию или нет.

Люк внимательно посмотрел на этого истощенного человека. Когда Акбар впервые представил свой план, Скаур очень хотел узнать точное время его реализации. Это вызвало у Люка подозрения, и эти подозрения подтвердились на заседании Совета. У Скаура явно были какие-то свои планы.

Скаур смотрел то на одного члена Совета, то на другого.

– Сейчас я могу сообщить вам о существовании секретного отдела в составе разведки Новой Республики под названием «Альфа-Красный». Им руководит Джои Айкрот, ксенобиолог, ранее служившая в отделе «Альфа-Синий». После начала войны отдел «Альфа-Красный» проводил секретные исследования биологии йуужань-вонгов при содействии ученых-чиссов.

«Значит, вот оно что…», подумал Люк. Работа над чем-то важным и очень секретным проводилась последние два года, без всякой утечки информации. При таком ненадежном правительстве, как у Борска Фей’лиа, это было большим достижением.

«Если, конечно, Фей’лиа сам не знал об этом», подумал Люк.

– Почему чиссы? – изумленно спросил Сиен Совв.

– Пространство чиссов находится в очень удаленной части Галактики, далекой от коридора вторжения йуужань-вонгов, – сказал Скаур, – Было весьма маловероятно, что противник мог внедрить к ним своих агентов.

«Это значит», подумал Люк, «Что Скаур уже когда-то имел дело с чиссами и знал, что может рассчитывать на их помощь»

– Наши ксенобиологи и генетики расшифровали генетический код йуужань-вонгов, – продолжал Скаур, положив свои тонкие бледные руки на стол, – И обнаружили уникальный ген, общий для всех живых существ, используемых йуужань-вонгами – растений, животных, живых кораблей, зданий, оружия, и самих йуужань-вонгов. Такого гена ни у одного растения, животного, бактерии или вируса в нашей Галактике.

– И вы разработали оружие, – сказал Тал’аам Рант. Люк почувствовал удивление других членов Совета, за которым последовало опасение и мрачное предчувствие.

– Да, – лицо Кэла было мрачным, – У нас есть оружие.

– Биологическое оружие, – сказал Диф Скаур, – Оно будет действовать только на существ, обладающих этим уникальным йуужань-вонгским геном. Если это оружие эффективно распылить на планетах, оккупированных вонгами… Мы подсчитали, что в этом случае с угрозой йуужань-вонгов будет покончено максимум через четыре недели – возможно, за три.

– Что значит «покончено»? – спросила Силгэл.

– Это значит, что вонги умрут, – ответил Скаур, – И все живые существа, которых йуужань-вонги привезли с собой – все растения, животные, здания и корабли, – он пожал плечами, – Может быть, где-то в удаленных мирах останутся выжившие, но они заразятся, как только попадут на зараженные планеты, а если не попадут, их легко будет уничтожить обычным путем, – он снова посмотрел на каждого из членов Совета.

– Биологическое оружие, как известно, очень капризно, – продолжал он, – В обычных условиях я никогда бы не стал рекомендовать распылять его на планетах, но от его применения ожидается такая эффективность, что я готов сделать исключение из правил. Вонги не смогут спастись от него. Оно ориентировано на их генетический код. Инкубационный период составляет четыре или пять дней, в течение которых не будет проявляться никаких эффектов, но в это время вирус продолжает размножаться и заражать все, с чем соприкасается его разносчик. После этого начнется разрушение на клеточном уровне – живые ткани начнут растворяться, превращаться в жидкость, и даже эта жидкость будет заразна. Они будут заражаться от своих кораблей. От своего оружия. От своих домов. От своей еды. Все в их окружении будет источником инфекции. Зараженный йуужань-вонг умрет через три или четыре дня после начала действия вируса.

Люк почувствовал, что его затопляет ужас. За ужасом пришел гнев. Он вспомнил слова Вержер: «Гнев может быть полезной эмоцией». И повернулся к Кэлу Омасу:

– Вы давно знаете об этом?

– С того момента, как вступил в должность.

– Почти три месяца.

Кэл обратился к Люку:

– Мастер Скайуокер, я очень сожалею, но секретность этого проекта была первостепенна.

– Я понимаю ваши доводы, – сказал Люк.

«И я не согласен с ними», холодно подумал он. «Потому, что если бы я знал об этом заранее, я приготовил бы достойные аргументы против этого. А сейчас я могу только надеяться, что такие аргументы придут мне в голову, и что Сила будет со мной»

Он взглянул на Дифа Скаура.

– Вы намерены использовать «Великую Реку» для распространения этого вируса, не так ли?

Скаур кивнул.

– Это было бы весьма удобно.

Люк встряхнул головой.

– Джедаи не будут иметь дела с этим. Я прошу вас не требовать этого от нас.

Скаур не был этим удивлен.

– Ваша «Великая Река» не является жизненной необходимостью для нашего проекта. У нас есть своя сеть агентов на оккупированных территориях. Флот может использовать боеприпасы, снаряженные «Альфой-Красной» против вражеских кораблей, орбитальных станций или планет. А ботаны сочли это оружие весьма подходящим для своей священной войны – ар’край. Шпионская сеть ботанов известна своей эффективностью, и «Альфа-Красная» наилучшим образом подходит для достижения целей, поставленных ими в этой войне, – он пожал своими тонкими плечами, – Йуужань-вонги сами сделают большую часть работы по распространению вируса, когда их зараженные корабли будут осуществлять перевозки зараженных грузов и живой силы в оккупированном пространстве.

Тал’аам Рант обратил свои красные глаза на Люка.

– Мастер Скайуокер явно против этого плана. Я хотел бы, чтобы он предоставил объяснения.

Люк оглядел собравшихся.

– Джедаи существуют, чтобы сохранять и защищать жизнь. Такое уничтожение целой расы противоречит нашим принципам, – он вздохнул, призвав Силу и понадеявшись, что она сделает его доводы такими убедительными, какими они должны быть.

– Позвольте мне сказать, что йуужань-вонги не являются абсолютно непохожими на нас. Они разумны и способны к обучению. Если воспитать ребенка их расы согласно нашим принципам, он не будет в моральном плане отличаться от нас. Зло не является врожденной чертой их расы. Их тираническое правительство и религия, проповедующая ненависть, сделали их агрессивными, и нашей задачей должно быть нанести поражение этому правительству и религии, но не истреблять весь народ, у которого нет выбора, кроме как следовать приказам своих лидеров.

– Йуужань-вонги делали это с нашими мирами, – напомнил Айддар Ниликирка, – Они заражали наши планеты микроорганизмами, которые убивали все живое на планете.

– Это еще один довод против использования вашего биологического оружия, – заявление Тал’аама Ранта удивило всех за столом, – Если мы начнем его широкомасштабное применение, йуужань-вонги могут в ответ использовать Серую Чуму. На многих наших планетах может быть истреблено все живое.

– «Альфа-Красная» послужит защитой против биологического оружия противника, – заявил Диф Скаур, – Она уничтожит все микроорганизмы, которые могут быть распылены вонгами.

Трибакк издал рычание, после которого за столом установилась тишина.

– Я знаю кое-что о науке, – сказал он, – Я знаю, что новое оружие может иметь неожиданный побочный эффект для того, кто его использует, – он посмотрел на Дифа Скаура, – Вы планируете распылять «Альфу-Красную» на планетах, оккупированных вонгами. Миллионы миллионов миллионов живых организмов – бактерий или вирусов, или что она там собой представляет – будут выпущены в живые экосистемы, – он встряхнул своей мохнатой головой, – Вы не можете обещать, что «Альфа-Красная» не мутирует. И вы не можете обещать, что эта мутация окажется безвредной для нас. Этот побочный эффект может убить нас всех.

– Чиссы заверили меня, что это в высшей степени маловероятно, – сказал Диф Скаур.

– Маловероятно, – сказал Люк, – Но не невозможно.

Скаур пожал плечами.

– Если это беспокоит вас, то мы можем подвергнуть зараженные планеты карантину, пока не удостоверимся, что они безопасны. Беженцы, конечно, могут быть огорчены, что им нельзя вернуться домой немедленно, но их должно утешить то, что победа, наконец, достигнута.

Скаур предвидел каждый аргумент против своего плана. У него были месяцы, чтобы подготовиться. У Люка же были только эти секунды.

– Вы не говорили о биологических возможностях йуужань-вонгов, – сказал Люк.

Скаур поднял брови.

– Не понимаю, мастер Скайуокер.

– Йуужань-вонги располагают исключительными познаниями в области биологии. Все, что они производят, основано на биотехнологиях. Откуда вы знаете, что они не ожидают такой формы атаки и не готовы к ней? Откуда вы знаете, что они, убедившись, что мы готовы начать геноцид и экоцид, не ответят нам тем же?

В первый раз за время заседания Скаур на момент растерялся.

– К нам не поступало никакой информации об этом.

– Вы не знаете многого о йуужань-вонгах, – сказал Трибакк, – Думаю, вы располагаете лишь поверхностными знаниями об их иммунной системе. Что, если они готовы к биологической войне?

Скаур ответил не сразу.

– У нас нет свидетельств, что они готовы.

– Вы проверяли? – спросил Люк.

Скаур казался раздраженным.

– Конечно. Мы проверяли захваченное оборудование формовщиков, захваченные корабли, у нас есть вся необходимая информация об оружии, которое они могут использовать против нас.

– Наши знания о противнике все же недостаточны, – сказал Тал’аам Рант, медленно поворачивая свою рогатую голову влево и вправо, сканируя своими сенсорными рогами сидящих за столом, – Было бы нелогично приступать к исполнению этого плана сейчас.

Кожа на лице Дифа Скаура натянулась, усиливая этим его сходство с черепом мертвеца.

– Оружие полностью протестировано, в том числе и на живых существах, – он поднял руку, чтобы не дать Люку выразить протест, – На пленных вражеских воинах. После того, как мы их захватили, нам пришлось все время держать их без сознания, потому что сразу как только они приходили в себя, они пытались совершить самоубийство. Мы заразили некоторых из них «Альфой-Красной». Оружие… – он вздохнул, – оружие полностью работает. Я сожалею о необходимости делать это, но требовалась проверка, и смерть пленных была настолько безболезненной, насколько мы могли это обеспечить, – он положил руки на стол перед собой, – Я уверяю вас, что «Альфа-Красная» очень эффективна и сработает именно так, как я обещал.

– Это бессовестно, – сказал Люк. Никогда еще до этого он не чувствовал такой холодной ярости, – Так мог бы поступить и Палпатин.

Скаур бросил на него свирепый взгляд.

– Нет, Палпатин поступил бы не так! Он испытывал бы свое оружие на населении целой планеты, и использовал бы его для устрашения, подавления и захвата. Я очень прошу вас, мастер Скайуокер, избегать подобных сравнений.

На какое-то время наступила тишина, которую нарушил Кэл:

– Полагаю, мы должны проголосовать. Кто за применение «Альфы-Красной»?

Первым поднял руку Скаур. Потом Ниликирка. Потом, немного помедлив, Сиен Совв.

Люк голосовал против, также поступили и все джедаи.

– Саба Себатайн доверила мне свой голос, и я использую его против применения, – сказал он.

– А я – голос Кипа Дюррона, – добавила Силгэл.

– Большинство против, – подвела итог Релеки А’кла.

Кэл Омас повернулся к Люку. В его глазах было сожаление.

– Я очень сожалею, Люк, – сказал он, – но в войне, которую мы проигрываем, мы не можем отказываться ни от какого оружия. Особенно от такого, которое может закончить эту войну, и с ней – страдания миллионов граждан Новой Республики.

Он повернулся к Дифу Скауру.

– Этот Совет является лишь совещательным органом, но не законодательным. Я, как глава государства, приказываю вам продолжить работу над проектом «Альфа-Красная».

Люк был ошеломлен. Диф Скаур смотрел на свои руки, чтобы скрыть холодное торжество в глазах.

Выражение лица Кэла было печальным.

– Это трагедия в любом случае, – сказал он, – Но мы сейчас можем выбирать только между нашей трагедией и чужой. И я предпочитаю, чтобы трагически окончилась история йуужань-вонгов, но не наша.

Он взглянул на Дифа Скаура.

– Когда ваше оружие будет готово к применению?

– Пока существует только небольшое количество «Альфы-Красной», экспериментальный образец, – сказал Скаур, – Нам необходимо производить гораздо больше – как минимум тонны. Наша секретная лаборатория не приспособлена для промышленного производства, – он повернулся к Кэлу, – На орбите Мон Каламари есть старый фрегат класса «Небулон-Б», используемый как госпитальный корабль. Если перевести пациентов с него в госпиталь на поверхности, мы могли бы использовать такие его преимущества, как стерильность и приспособленность для работы с биологическим материалом. Если мы развернем производство там, я думаю, через две недели у нас будет достаточно «Альфы-Красной», чтобы начать ее распространение.

Кэл обратился к остальным:

– В таком случае мы отложим осуществление наступательного плана адмирала Акбара. Мы будем продолжать обороняться, пока «Альфа-Красная» не покончит с противником. Разумеется, никто из вас не должен говорить об этом до конца войны.

Он объявил заседание оконченным, бросил печальный взгляд на Люка и быстро вышел. За ним последовал Диф Скаур.

Люк, чувствуя себя постаревшим на сто лет, медленно поднялся из-за стола. Трибакк и джедаи тоже встали и подошли к нему.

– Что мы можем сделать? – спросила Силгэл.

Люк пожал плечами.

– Попытаться переубедить Кэла. По крайней мере, у нас есть на это пара недель.

– Если я могу как-то помочь… – Трибакк оставил фразу недосказанной.

Люк встряхнул головой.

– Благодарю вас за предложение, но нет.

«Если я что-то сделаю, я должен делать это сам, и сам нести за это ответственность…»

Но он знал, что если он что-то сделает, он может разрушить все, над чем он трудился в течение всей своей долгой и трудной жизни.

 

Люк вернулся домой после заседания Верховного Совета, страх и гнев кипели в его душе. В таком состоянии невозможно сделать ничего разумного, поэтому он уселся на пол и начал успокоительную медитацию, возвращая мысли и эмоции под контроль.

Он почувствовал присутствие Мары в Силе до того, как она вошла в квартиру. На секунду она остановилась перед дверью, ее мягкое присутствие в Силе словно обняло его, потом она закрыла дверь, положила портфель, который принесла с собой, и присела к нему на пол. Она положила руки ему на плечи и начала массировать напряженные мускулы. Люк наслаждался ее прикосновениями, позволяя ее пальцам размягчать мускулы. Его дыхание вошло в ритм с ее дыханием. Наконец Мара прижалась к его спине, обняла его и положила подбородок на его плечо.

– Плохие новости? – спросила она.

Люк ответил не сразу, но он знал, что Маре можно доверять, да и ужас был слишком велик, чтобы держать его в себе. Он рассказал ей об «Альфе-Красной».

Мара некоторое время обдумывала проблему.

– Что мы можем сделать?

– Попытаться переубедить Кэла, – ответил Люк.

Она снова опустила подбородок на его плечо. Ее голос дышал ему в ухо:

– А если нам не удастся переубедить его?

Люк тяжело вздохнул.

– Я не знаю… Мы могли бы попытаться саботировать проект, но пока мы не убьем ученых, они будут продолжать свою работу. И даже если бы мы убили их или похитили, работать над проектом начали бы другие ученые. Проблема в том, что теперь стало известно, что такое оружие возможно, и все, кто располагает соответствующим оборудованием и научной базой, могут производить его.

Он встряхнул головой.

– Я всю жизнь трудился над тем, чтобы возродить Орден Джедаев. Сейчас у нас есть правительство, которое готово сотрудничать с нами, которое позволило нам войти в свой состав, которое восстановило Совет Джедаев, и которое мы поклялись поддерживать. Как я могу обратиться против Новой Республики в такое время? – он взял Мару за руку, – Это будет означать конец для джедаев. Мы окажемся вне закона. Мы станем тем, чем нас считает Фиор Родан.

Мара посмотрела на него с беспокойством.

– То, о чем ты говоришь, не остановит проект, а лишь в лучшем случае временно задержит его. Но можем ли мы просто сидеть и ждать, пока «Альфа-Красная» начнет действовать?

– Мы можем протестовать. Мы можем отказываться помогать в его осуществлении. Это все, что мы можем…

– Да, протестовать. Но насколько публично?

Снова Люк покачал головой.

– Если слишком публично, то йуужань-вонги узнают об этом и нанесут удар, используют свое биологическое оружие. И это будет катастрофа…

– Ты сказал, что Трибакк знает. И Тал’аам Рант поддержал тебя.

– Да.

-Ты можешь связаться с ними. А они, возможно, смогут повлиять на других членов Совета.

Люк кивнул.

– Секретная политическая кампания. Диф Скаур застал меня врасплох, и у меня не было убедительных аргументов, – он поцеловал Мару, – Спасибо тебе.

– Всегда пожалуйста.

Она встала на ноги и помогла подняться ему.

– Кам Солюзар прислал новые голографические записи Бена. Хочешь посмотреть?

– Конечно.

Наблюдая, как Бен ползает по ковру, Люк снова испытывал смесь радости и печали, но его настроение все же улучшилось. Он пошел принять душ и переодеться перед обедом, но вдруг застыл, увидев кучу перьев в запасной комнате.

Вержер. Она была в квартире все это время. Она сидела в комнате в позе медитации, склонив голову.

В ужасе Люк вернулся к Маре.

– Вержер в своей комнате! Я не почувствовал ее в Силе, когда пришел.

Зеленые глаза Мары расширились.

– Я тоже. Она снова замаскировалась в Силе.

– Думаешь, она слышала нас?

Мара задумалась.

– Все-таки мы не кричали. Мы разговаривали а нескольких сантиметрах друг от друга, практически шептали. Как она могла слышать?

– Я не хочу, что она знала хоть что-то об этом.

Взгляд Мары стал жестким.

– И я тоже.

– Мы должны следить за ней очень внимательно. Пока… как ты думаешь, надо сказать Ниликирке, чтобы он снова посадил ее под замок?

– И дать ей шанс устроить эффектный побег? А если она не захочет возвращаться в тюрьму, тогда что? Драться с ней?

– Тогда будем просто следить за ней, – решил Люк, – Очень внимательно.

 


Поделиться:

Дата добавления: 2015-09-13; просмотров: 66; Мы поможем в написании вашей работы!; Нарушение авторских прав





lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2024 год. (0.008 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты