Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АстрономияБиологияГеографияДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника


Часть 2 2 страница




- Но это хорошие новости, - сказал Джейсен.

Она встряхнула головой.

- Я бы так не сказала. Он в коме, и врачи не надеются, что он выживет.

 

***

 

Мать Энакина пришла встретиться с Тахири за день до того, как "Сокол Тысячелетия" должен был вылететь на миссию по восстановлению коммуникаций в пространстве Галактического Альянса. Джейсен и другие улетели за два дня до этого, оставив неожиданную пустоту в жизни Тахири. Она знала, что должна была участвовать в этой миссии, и поэтому чувствовала себя так, будто бросила друзей в беде. Она никак не помогала выиграть войну, валяясь в лазарете, это точно. Джейна приходила, когда могла, но она была слишком занята подготовкой "Двойных Солнц" к миссии, чтобы тратить время на больную. Хотя Джейна говорила, что время для нее не проблема, Тахири все равно чувствовала себя виноватой. Она уже и так доставила Джейне достаточно проблем.

Поэтому когда медсестра-каламари объявила, что пришла принцесса Лейя, Тахири была очень удивлена и смущена.

- Как ты себя чувствуешь? - Лейя присела в кресло рядом с постелью Тахири. Солнце Мон Каламари бросало сверкающие отблески на ее лицо. На ее лице были морщины, но сейчас они были вызваны улыбкой доброты и участия. Было легко понять, почему Хэн Соло любит ее. Она все еще была очень красивой женщиной, и особенно необыкновенными были ее глаза. И когда Тахири смотрела в ее глаза, ей казалось, что оттуда на нее смотрит Энакин.

- Хорошо, спасибо, - солгала Тахири, стараясь сдержать слезы. Лейя укоризненно нахмурилась.

- Ладно, - призналась Тахири. - Я знала и лучшие времена, согласна. Но сейчас я чувствую себя больше уставшей, чем больной. Почему-то даже прогулка до "Нефритовой Тени" отняла у меня все силы. - Она пожала плечами. - В остальном, можно сказать, что я в порядке.

- Не надо спешить, - сказала Лейя. - сейчас важно, чтобы ты восстановилась. Силгэл сказала мне, что ты немного поправилась, это хорошие новости. Она полагает, что слабость вызвана истощением. Как только ты решишь, что готова вернуться в строй, тебя выпишут. - Лейя остановилась, позволяя Тахири высказаться. Когда она ничего не сказала, Лейя спросила:

- Ты готова выписаться сейчас?

Тахири не знала, что ответить. Она знала, что может дойти до двери и выйти, но не знала, что будет дальше. Кошмары не покидали ее. Они даже стали хуже. И если она уйдет сейчас, они будут грызть ее снова, и она опять вернется в лазарет, все еще не в силах объяснить, что с ней случилось.

Она не хотела уходить. Она чувствовала здесь себя в безопасности, но она не могла оставаться здесь всегда. Лазарет был предназначен для больных, а она...

Что с ней было? Она не знала, и в этом была вся проблема.

Лейя взяла ее за руку, и Тахири вспомнила, что она еще не ответила на вопрос.

- Я хочу взять тебя с нами, когда мы отправимся на миссию, - сказала Лейя.

Тахири неожиданно почувствовала ужас.

- Нет... вы не можете мне серьезно это предложить...

- Почему?

Тахири отчаянно искала слова, которые могли придать смысл тому, что случилось с ней, но ничего не приходило в голову. Вместо этого она могла лишь оправдываться.

- Я же далеко не лучший пилот, и уж тем более не политик!

- Но ты рыцарь джедай, Тахири, - сказала Лейя. - А это уже немало.

- У вас есть Джейна! - отчаянно пыталась объяснить Тахири.

- Она офицер, и у нее и так очень много обязанностей.

Тахири не знала, что сказать. "Ты рыцарь джедай". Эти слова только усилили ее вину и укрепили ее чувство в том, что она предала друзей. Хуже того, она предала память Энакина.

"Испытывал ли он когда-нибудь такие сомнения?", подумала она.

Вряд ли такое было возможно. Никто из семьи Соло не был обременен такой позорной слабостью. Они всегда точно знали кто они и что должны делать. Они были самыми уверенными людьми, которых она когда-либо встречала.

Кроме Джейсена. Он испытывал сомнения. Она знала, что он не сформировал своего отношения к Силе и Совету, который создал Люк Скайуокер. Возможно, она должна была поговорить с ним, когда была такая возможность. Но сейчас было уже слишком поздно. Он был в совсем другой части Галактики, и кто знает, когда он вернется?

- Иногда мы все сомневаемся в себе, - сказала Лейя, и Тахири испугалась, поняв, что она опять слишком глубоко задумалась. - Это часть того, что делает нас разумными существами, Тахири. Сомнения заставляют нас проверять себя и то, что мы делаем. И без этой способности мы недалеко ушли бы от животных. Я сомневалась, когда я присоединилась к Восстанию, и я сомневалась, когда выходила замуж за Хэна. Но вряд ли Гранд Мофф Таркин сомневался, когда приказал уничтожить Альдераан. Не стыдись сомнений, Тахири, это естественное чувство для всех, кто обладает разумом.

Тахири была удивлена, увидев, что в темных глазах Лейи блестят слезы, и она не была уверена, что они относились к воспоминаниям об Альдераане. Потом Лейя протянула руку коснувшись руки Тахири.

- Я думаю, - сказала Лейя, - что тебе нужна возможность понять, кто ты есть, Тахири Вейла, и я рада дать тебе такую возможность. Что ты скажешь?

"Возможность понять, кто ты есть..." На мгновение Тахири замерла, думая, что Джейсен рассказал все матери. "Это какая-то игра?" Но когда она посмотрела в глаза Лейи, она увидела мягкость и симпатию. Это не было игрой.

Джейсен написал: "Ты всегда будешь членом нашей семьи". Упоминание семьи произвело на нее огромное впечатление. Ее родители были убиты во время нападения Песчаных Людей на Татуине, когда она едва научилась ходить. Ее подобрали тускены и воспитывали, пока она не попала в Академию Джедаев. Во всей Вселенной у нее никого не было, кроме...

"Нет!", сказала она себе, преодолевая тьму, которая поднималась внутри нее. "Я не буду думать об этом!"

Она кивнула Лейе.

- Спасибо вам, - сказала она. - Я постараюсь не быть всем вам в тягость.

Лейя улыбнулась и пожала ей руку.

- Ты всегда будешь ценностью для нас, Тахири. Большей, чем ты можешь представить.

Когда Лейя ушла, часть ее тепла осталась с Тахири, но ненадолго. Наступила ночь, и из окна потянуло холодным воздухом. Тахири закрыла его и, испытывая дрожь, забралась под одеяло. Шрамы на ее лбу болели, как будто ее голову сдавливали тисками. Она чувствовала, что в комнате есть кто-то кроме нее. Но ей было страшно поднять голову и посмотреть...

 

***

 

- Расскажи мне еще, - сказал Ном Анор. Он пристально смотрел на И'пана, сидевшего напротив него. Свет от огня отблескивал на измученном лице Опозоренного.

И'пан кивнул и продолжил рассказывать:

- Когда они подошли к концу своего поиска, Опозоренный Вуа Рапуунг и джиидаи Энакин Соло были остановлены другой группой воинов - еще большей, чем предыдущая. Когда-то эти воины служили под командованием самого Вуа Рапуунга, пока он не стал Опозоренным. Они вызвали на бой Рапуунга и спросили его, почему он сражается вместе с неверным. Рапуунг ответил:

"У меня нет грехов, которые надо было бы искупить!"

Воины сказали:

"Мы знаем твои требования".

"Вы верите, что я проклят богами?"

"Кто бы ты ни был, проклят ты или нет, ты явно безумен. Ты сражаешься вместе с неверными против своей расы!"

Вуа Рапуунг понял, почему его считают безумным - он сам бы так думал, если бы увидел йуужань-вонга, сражающегося на стороне неверных. Но обстоятельства не оставляли ему выбора. Только так он мог доказать, что он прав, и вернуть себе честь. Так он принял вызов чтобы сражаться с воинами в одиночку, без помощи джиидаи, и доказать, что он не потерял чести.

Ном Анор прищурил глаза.

- Разве ты не сказал до этого, что он сражался без амфижезла?

И'пан кивнул, встав в театральную позу, чтобы сделать свой рассказ более выразительным.

- Да, он сражался голыми руками. Один из воинов сказал: "Возьми амфижезл, Вуа Рапуунг. Мы не хотим сражаться с безоружным". Но Рапуунг решительно отказался: "Я победил уже многих, сражаясь без оружия. Если бы боги ненавидели меня, разве бы они позволили такому случиться?" Воины не могли ответить на это, как не смогли и победить его, и с благословения джиидаи Вуа Рапуунг победил их всех.

Ном Анор слушал с таким же восхищенным вниманием, что и все остальные из маленькой группы, собравшейся здесь. Эта история случилась на оккупированном Йавине 4, героем ее был бывший воин Вуа Рапуунг, считавшийся Опозоренным и проклятым богами потому, что импланты не приживались в его теле. Сам он считал, что этой болезнью его заразила его бывшая любовница, формовщица Межань Кваад, и был намерен отомстить ей. Так получилось, что он встретился с джедаем Энакином Соло, который помогал ему в его поиске и научил Рапуунга ереси джедаев. Хотя и с трудом, джедаю удалось обратить бывшего воина в новую веру, к ужасу тех, кто прежде знал Вуа Рапуунга. Даже Опозоренные не отвергали богов.

Что случилось дальше, было неизвестно Ном Анору, хотя он провел много времени, расследуя причины появления ереси. Межань Кваад вместе со своей подчиненной молодой формовщицей Нен Йим пыталась изменить разум девушки-джедая и поставить ее на службу йуужань-вонгам. В конечном счете эксперимент провалился, Межань Кваад и командир Цаак Вуту были убиты во время спасения девушки-джедая. Это было все, что знал об этой истории Ном Анор. У него были записи, сообщавшие о тех событиях, о которых рассказывал И'пан. Как-то ему даже пришлось встретиться с Энакином Соло в системе Йаг'Дхуль. Но бывший Исполнитель никогда не слышал о таких подробностях, которые сообщались в рассказе И'пана.

- Продолжай, - сказала Ниириит Эш, бывший воин, управлявшая маленькой группой подземных изгоев.

И'пан снова присел, чтобы закончить рассказ, и все, не мигая смотрели на него, ожидая продолжения. Он был хорошим рассказчиком, и явно был в своей стихии, повествуя о приключениях Вуа Рапуунга и джедая.

- На посадочной площадке командир Цаак Вуту и формовщица Межань Кваад встретились с Вуа Рапуунгом и джиидаи, - продолжал он. - Рапуунг потребовал, чтобы формовщица ради уважения к его прежним заслугам ответила правду на его вопрос, очистив тем самым его имя от позора. Цаак Вуту сказал: "Я не вижу здесь Вуа Рапуунга. Я вижу только Опозоренного, который не знает своего места". Рапуунг ответил: "Это не я здесь покрыт позором. Делай что говорит джиидаи, и увидишь истину". Но формовщица Межань Кваад только усмехнулась и сказала, что нет смысла слушать безумную ложь Рапуунга. "Он сражается вместе с неверным", сказала она, "Что вы можете от него услышать?". Тогда из толпы, собравшейся у посадочной площадки вышел Хал Рапуунг, брат Вуа Рапуунга. Он был доблестным воином с незапятнанной честью. "Ты боишься истины, Межань Кваад?", спросил он, "Если мой брат безумен, то какой вред может принести тебе то, что ты скажешь?" Межань Кваад не смогла ответить на это, и командир Цаак Вуту, уже подозревавший формовщицу в предательстве, разрешил Вуа Рапуунгу задать один вопрос его бывшей любовнице. Пир этом он потребовал, чтобы она отвечала правдиво, ибо Слушающий Правду сможет распознать любую ложь. Вуа Рапуунг встал среди тех, кто некогда предал его позору, и задал свой вопрос...

В помещении, где собрались слушавшие, наступила мертвая тишина: все ждали, когда И'пан расскажет о вопросе Рапуунга. Он специально сделал паузу для нагнетания большего драматического эффекта, и пристально посмотрел на каждого из присутствующих перед тем, как рассказывать дальше.

- "Межань Кваад", сказал Рапуунг, "Ты преднамеренно лишила меня моих имплантов, разрушила мои шрамы и придала мне внешность Опозоренного? Это сделала со мной ты, Межань Кваад, или это сделали боги?" Формовщица молчала некоторое время, ее лицо было таким, что на него было страшно смотреть. Ее уличили во лжи, и все присутствующие поняли это. "Нет никаких богов!", закричала она, - И'пан встал, воздев руки к потолку, как будто хотел сделать восклицание формовщицы более сильным, чем оно уже было. - "В это уродливое существо тебя превратила я!"

На этом месте все ахнули, исключая Ном Анора, который, хотя и был заинтригован историей, но его не так легко было впечатлить театральными жестами И'пана.

- Тогда, - сказал И'пан, опуская руки, - видя, что ей не избежать страшной кары, она ударила своими скрытыми когтями командира Вуту и Рапуунга, убив их обоих.

У всех вырвался вздох сожаления и разочарования. Ном Анор мог понять это. Вуа Рапуунг добился истины только чтобы умереть через несколько секунд, не имея возможности защититься против тайного оружия формовщицы.

- На этом все могло бы закончиться, - продолжал И'пан. - Но не окончилось благодаря джиидаи. Предательница Межань Кваад не успела скрыться, она была убита неверными. Джиидаи защитили честь Вуа Рапуунга с большим риском для своей жизни. Они были одни на планете, окруженные армией могучих воинов йуужань-вонгов. Даже их могущественная Сила не могла помочь им... Когда группа воинов, верных старым богам, готовилась напасть на храбрых но обреченных джиидаи, им помешала другая группа под предводительством Хала Рапуунга. Он сказал, что из уважения к памяти Вуа Рапуунга джиидаи должны быть отпущены. Они спасли честного воина от позора и бесчестья, разве они не заслуживают того, чтобы оставить им жизнь? "Нет", сказал один из тех, кто цеплялся за старых богов, "Джиидаи - неверные, они оскорбляют богов". Хал Рапуунг спросил, указывая на остывающее тело своего брата: " Сколько из вас сражалось вместе с ним? Кто когда-либо мог усомниться в храбрости Вуа Рапуунга? Кто сомневался в том, что боги любят его?". Среди воинов поднялся ропот, две враждебные партии крепче сжали амфижезлы. "Ты умрешь", сказал один из тех, кто был против него, "Чего ты добиваешься?". "Салют джиидаи!", крикнул Хал Рапуунг, подняв амфижезл, "Салют крови!". Две партии начали сражаться. Йуужань-вонги сражались против йуужань-вонгов, старое учение против нового. Амфижезлы поднимались и опускались, раскалывая броню из вондуун-крабов. Воины умирали от рук тех, кого они еще недавно называли союзниками. Сторонники старого пути, Йун-Йуужаня и его слуги Великого Сюзерена Шимрры, превосходили противников численностью, и защитники чести Вуа Рапуунга пали до последнего воина. Но их жертва не была напрасной. Когда победители начали искать неверных, они увидели, что оба джиидаи - Энакин Соло и его девушка - сбежали.

И'пан сделал паузу, чтобы выпить воды из кружки. Его слушатели сидели молча, под впечатлением событий, случившихся когда-то на Йавине 4.

- Но тогда джедайская ересь должна была там и закончиться, - сказал Ном Анор. Он всматривался в лица сидевших вокруг него. - Но вы все последователи этой ереси, не так ли?

И'пан кивнул, занимая свое место в кругу у огня.

- Да, она бы там и закончилась, если бы не Опозоренные, работавшие в дамютеке формовщиков и ставшие свидетелями битвы. От них пошли слухи, которые постепенно распространились среди всех Опозоренных. Для нас появился шанс - новый путь к искуплению. Мы нашли новую надежду, и имя этой надежды - джиидаи.

И'пан слегка поклонился, показывая этим, что рассказ окончен. Хотя те, кто собрался здесь, вероятно слушали эту историю много раз, они делали вид, что слушать ее впервые.

Теперь внимание всех обратилось к Ном Анору. Он был единственным, кто слышал историю в первый раз, и им было любопытно увидеть его реакцию. Если бы он воспринял историю так же, как они, тогда он точно стал бы одним из них. Хотя он жил среди них уже пару недель, помогая строить их новый дом и выполняя всю необходимую работу, они еще не приняли его полностью. Он уже знал, что доверие среди Опозоренных было более важно чем что-либо еще, и если он разделит их историю с ними, это может быть первым показателем того, что это доверие распространяется на него.

Бывший воин Ниириит Эш наблюдала за его реакцией больше чем кто-либо из них, внимательно рассматривая его в свете костра. Он в ответ посмотрел на нее, он был и сам не уверен в том, какое впечатление произвела на него эта история. Без сомнения, она отличалась от того, что он узнал во время своего расследования. Последовательность событий была неправильной, и некоторые слова были явно добавлены к ней другими. Даже сама сущность истории была изменена. Но история явно имела резонанс - резонанс, который произвел впечатление даже на него. И, возможно, это могло объяснить, как она распространялась, невзирая на все нестыковки. Услышав о том, что про-джедайские настроения распространяются среди Опозоренных на Йавине 4, мастер войны Цавонг Ла приказал принести их всех в жертву, чтобы очистить эту планету от ереси. И тем не менее, история продолжала распространяться.

Что больше всего поразило Ном Анора - это то, что даже он, изучивший этот инцидент в таких деталях, и имевший доступ к записям, не помнил бывшего воина - одного из главных ее героев. Вуа Рапуунг был просто Опозоренным, которого предала его бывшая любовница, боявшаяся того, что начальники узнают о ее ереси. Но сейчас она была мертва, тогда как его имя продолжало упоминаться в слухах, распространявшихся среди Опозоренных. Его деяния дали надежду всем подобным ему. Вуа Рапуунг стал легендой.

Так же, как и джедаи. Их пассивная роль в истории с Рапуунгом была трансформирована в миф надежды для Опозоренных. Если бы они только знали...

- Я вижу, ты взволнован, - сказала Ниириит. - Теперь ты видишь почему мы живем так как живем?

Он кивнул. Еще когда он только пришел к ним, он понял, что это - больше чем просто предпочтение нищеты унижениям.

- Это был необыкновенный рассказ, - он посмотрел на И'пана, - откуда ты его знаешь?

- В первый раз мне рассказал об этом один рабочий на Дуро, - ответил И'пан, откусывая жесткое мясо частично поджаренной нетопырки. - Вареш слышал эту историю от своей подруги по яслям, а она - от рабочих, привезенных со Шрилуура. С тех пор я слышал ее много раз от разных рассказчиков, и каждый вариант немного отличался от предыдущего. - Потеряв свое оживление рассказчика, И'пан снова выглядел неуклюжим и жалким. - Версия, которую рассказал я - лишь одна из многих.

- Тогда как ты можешь быть уверен, что это правда? - спросил Ном Анор.

- Я не могу быть уверен, - согласился И'пан. - Я не знаю, какая версия была более правдивой. - Он остановился, чтобы выплюнуть в огонь обглоданные кости и взглянул на Ном Анора, - Но я рассказал ту, которая кажется мне правдивой.

Среди собравшихся раздался ропот согласия. Ном Анор видел их немигающие глаза, все еще наполненные переживаниями от рассказа. Эти грязные, несчастные изгои явно хотели, чтобы история оказалась правдой. Если была надежда для Вуа Рапуунга, то она могла быть и для них. Что это точно за надежда, Ном Анор не мог понять. Он не знал, чего ждут Опозоренные; или того, что сюда придут джедаи и спасут их от позора, или того, что эта мифическая Сила - что бы это ни было - проявит к ним милость.

- Ну? - вызывающе спросил Кунра из дальнего конца круга. Разжалованный воин все еще не доверял новому члену группы, хотя Ном Анор до сих пор не приносил им никакого вреда кроме пользы. - Что ты скажешь, Исполнитель?

Глаза Ном Анора встретились с глазами Ниириит: они горели почти неестественным светом. На ее лице выражалось такое напряжение, что он не нашел возможным сопротивляться.

- Я благодарю тебя, И'пан, что разделил эту историю со мной. Для меня честь, что ты нашел меня достойным этого. Я хотел бы узнать как можно больше о джедаях, если есть такая возможность.

Ниириит улыбнулась. Он улыбнулся в ответ, и понял, что сделал это искренне. Из всей маленькой группы, живущей в подземелье, Ниириит одна имела достаточно острый ум, чтобы заинтересовать его. За недели, прошедшие со времени его прибытия, больше всего он радовался разговорам с этой бывшей воительницей.

Кунра ответил только презрительным рычанием, встав, чтобы покинуть группу сидящих у костра. Наблюдая за ним, Ном Анор понял, что Кунра может просто ревновать, что в их группу пришел сильный и в прошлом высокопоставленный мужчина, который может занять его место. Конечно, это было глупо, хотя и вполне предсказуемо.

"И возможно, именно сейчас", подумал Ном Анор, "когда собрались все, лучшее время наконец выяснить отношения".

- Тебе не нравится мое присутствие здесь, не так ли, Кунра? - спросил он бывшего воина. - Ты полагаешь, что я недостоин знать историю Вуа Рапуунга?

Кунра обернулся и посмотрел на него.

- Я только сохраняю за собой свое мнение, Исполнитель. Это мое право.

- Твое мнение обо мне?

- О тебе, - кивнул Кунра. - Я был против того, чтобы тебе рассказывали историю Вуа Рапуунга. Это единственная вещь в нашей жизни, которая дает нам надежду. Наша вера в то, что путь джиидаи лучше и справедливее для всех, а не только для тех, кто порабощен старыми богами, хотя разум говорит, что мы давно должны были их оставить. Возможно однажды, силой нашей веры мы сможем восстановить свою честь и подняться из тех ям, куда нас загнали. Но что касается тебя - я уверен, что ты не задумываясь предашь нас, если ты решишь, что это поможет тебе вернуть прежнюю власть.

- И ты полагаешь, что я могу предать вас? - спросил Ном Анор. - Тебя и всех вас, кто принял меня и помог мне?

Мускулы бывшего воина напряглись, шрамы заблестели на его лице.

- Это именно то, о чем я говорю, Ном Анор.

Ном Анор встал, и Опозоренные, сидевшие близко к нему, попятились назад. Хотя Ном Анор был гораздо старше Кунры и меньше его по размеру, он не мог отступить сейчас. Сделать это означало признаться, что он лжет. К несчастью, других возможностей не было. Если он не смог отговорить бывшего воина от дуэли - а Ном Анор не продержался бы при дворе Шимрры так долго, если бы не умел делать этого - то всегда оставался плаэрйин бол. Или если он недооценил лидера Опозоренных...

Она вскочила на ноги и встала между ними.

- Я не позволю этого, - сказала она, ее голос был твердый и смертельный, как амфижезл.

- Я имею право вызвать его на дуэль, - прошипел Кунра сквозь зубы.

- Я думала, мы оставили старые пути, Кунра, - сказала Ниириит. - Или ты хочешь принять их снова? В любом случае, это тебе не удастся.

- Я понимаю, но...

- Никаких "но", Кунра. Ты или с нами или против нас. То же касается и тебя, Ном Анор, - сказала она, повернувшись к нему. - Нас слишком мало, чтобы мы еще начали убивать друг друга.

Ном Анор склонил голову, скрывая улыбку триумфа. Нет, он не ошибся в Ниириит.

- Я приношу извинения, - сказал он ей. Потом он обернулся к вызвавшему его и сказал то же самое. Играть роль миротворца было явно непривычно для него, но это не слишком отличалось от того, какие роли приходилось исполнять ему в прошлом. Он был хорошим актером. - Разумеется, у тебя есть право не доверять мне, Кунра. Но вместо того, чтобы сражаться с тобой, я сделаю все, чтобы убедить тебя, что ты ошибаешься. Этого достаточно чтобы между нами был мир?

- Пока достаточно... - прорычал воин.

Ниириит кивнула.

- Хорошо. Теперь сядьте оба. Я уже устала на вас любоваться.

- Я думаю, - сказал Ном Анор, - что я могу уйти отдохнуть. Я слышал много такого, что нужно обдумать, и я не так молод как наш...хм, друг.

- Конечно. Можешь идти спать, Ном Анор, мы поговорим о джиидаи в другой раз.

- Надеюсь... - он незаметно бросил взгляд на Кунру. Бывший воин выглядел разозленным, но подчинялся приказам Ниириит. Это было хорошо: Ном Анор вовсе не хотел быть убитым во сне. Попрощавшись с собравшимися, он пошел к вентиляционной шахте и спустился по спиральной лестнице, которая была внутри нее. Лестница была не слишком крутая, и ее изгиб был такой, что он образовывал круг через каждые тридцать метров. Внутри этого круга были оборудованы помещения, по два на этаж, которые служили жильем для Опозоренных или складами для имущества, украденного ими с поверхности. Лестница освещалась гроздями живых светильников, укрепленных на ее поверхности. Ном Анор чувствовал себя так, словно оказался внутри огромной раковины.

Он спускался, пока не дошел до своего жилья. Будучи самым новым членом группы, он жил в помещении, которое было только что построено. В воздухе чувствовался резкий запах органических процессов, с помощью которых создавалось жилище. Всю обстановку составляли только ящик из яйца чак'а и грязный матрас. Тем не менее, здесь он испытывал больше комфорта чем где-либо еще с тех пор как спустился в подземелья Йуужань'Тара.

Ном Анор погасил светильник, махнув на него, и лег на свою жалкую постель, не снимая лохмотьев своего плаща и формы, в которую был одет, когда пришел сюда. Он не лгал, когда сказал, что ему многое нужно обдумать. История Вуа Рапуунга была удачей, которую Ном Анор даже не мечтал найти в подземельях Йуужань'Тара. Странные, опасные слухи, циркулирующие в подполье йуужань-вонгов были подобны астероиду на орбите черной дыры, получающему новую энергию после каждого оборота. Так и эти идеи получали жизнь от необходимости иметь что-нибудь, во что можно верить. Опозоренные распространяли эти слухи просто чтобы удовлетворить свою потребность в вере. Но он знал правду об истории Вуа Рапуунга, и это делало простые слухи чем-то гораздо более значительным.

Джедаи - не просто извращение. Они могут спасать так же легко, как могут убивать.

Когда Ном Анор занимал высокое положение, он не общался с такими жалкими существами, одним из которых он был теперь. Поэтому он никогда бы не услышал о ереси от самих еретиков. Шимрра даже не подозревал, как близко к нему обосновалась ересь. Если бы Ном Анор нашел источник этих слухов, если бы он смог расследовать появление ереси до конца и привести к ответственности тех, кто виновен в ее распространении, тогда, возможно, он снова смог бы занять прежнее положение, или еще более высокое.

"Спасибо тебе, Вуа Рапуунг, за то, что дал мне надежду..."

Ном Анор улыбнулся, вспомнив обвинение Кунры в том, что он продаст своих товарищей, если это поможет ему добиться своих целей. Бывший воин, конечно, был прав...

 

***

 

- Ты шутишь, Лейя!

Джейна закатила глаза, в который уже раз слушая очередной спор родителей. И опять речь шла о маршруте миссии. Они собрались в главном трюме "Сокола", изучая карты.

- Мы должны откуда-то начать, - ответила Лейя. - И это место не хуже чем любое другое.

- Но нельзя ли основывать свое решение чем-то более заслуживающем доверия, чем непонятное анонимное сообщение.

- Что происходит? - спросила Джейна, чувствуя любопытство.

- Кто-то пролез в компьютер "Сокола" и оставил нам инструкцию как лучше всего влезть в ловушку! - раздраженно сказал ее отец. - А твоя мать сочла это неким предзнаменованием и решила начать миссию прямо оттуда.

- Ну, я рада, что ты не опускаешься до сарказма, - сказала Лейя. - И я согласна, что информация довольно подозрительна, но мне тем интереснее узнать что там.

- Но это бессмысленно! - продолжал Хэн. - Ты хочешь, чтобы нас всех убили?

Лейя сердито посмотрела на своего мужа.

- Это имеет вполне понятный смысл, Хэн. Галактический Альянс потерял связь с Кластером Коорнахт и необходимо проверить, что там происходит и восстановить связь. В этом смысл всей нашей миссии, разве не так? И в чем проблема?

- В чем проблема?! Мы потеряли контакт с Галантосом и Веттамом потому, что йеветы наверняка воспользовались нашим трудным положением и начали новое наступление! И ты хочешь лететь туда с кучкой истребителей и старым ржавым фрегатом? Вот в чем проблема!

Джейна очень разозлилась, что ее эскадрилью обозвали "кучкой истребителей", но ничего не сказала. Пусть ее родители сами разбираются...

Лейя выпрямилась, скрестив руки на груди. Это был явный знак того, что отступать она не намерена.

- Надо же, Хэн Соло проявляет осторожность! И куда же ты предлагаешь полететь нам сначала?

- Нам есть куда лететь, - сказал Хэн, но уже не с такой уверенностью как раньше. - Например, надо узнать, что происходит на Кореллии, а потом - в Корпоративном Секторе. Это практически рядом с Мон Каламари, и...

- Так все-таки лететь надо, не так ли?

- Надо, Лейя, но... - Хэн в отчаянии поднял руки и отвернулся. - Куда угодно, только не на Н'Зот!

Глядя на спину своего мужа Лейя начала терять свою каменную решительность. Джейна была удивлена, но она могла понять почему ее отец не хочет лететь в Коорнахт. Во время кризиса "Черного Флота" йеветы захватили в плен ее отца, подвергли его пыткам, и скорее всего убили бы, если бы его не спасли Чубакка и Лумпаваррумп.

- Последнее, что нам сообщалось о йеветах, это то, что их верфи полностью функциональны, - сказала Лейя, возвращаясь к своему обычному дипломатическому тону. - Они прекрасные инженеры. Они будут сражаться с йуужань-вонгами, если уже не сражаются.

- А потом они нападут на нас, - сказал Хэн, снова оборачиваясь к ней. - И на фианцев, если уже их не уничтожили. Почему бы не послать туда на разведку кого-нибудь из контрабандистов?

- Там нужны те, кому мы можем доверять, Хэн, а не те, кто ищет только выгоды.

Хэн посмотрел на нее так, как будто хотел возразить, но он знал, что возразить нечего.

Лейя уперлась руками в бока и вздохнула.

- Хэн, я уже обсудила вопросы безопасности с капитаном Мэйн, и...


Поделиться:

Дата добавления: 2015-09-13; просмотров: 65; Мы поможем в написании вашей работы!; Нарушение авторских прав





lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2024 год. (0.008 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты