Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



Научный анализ плащаницы




Читайте также:
  1. CVP-анализ
  2. I.Историко-стилистический анализ
  3. II.Музыкально-теоритический анализ
  4. III ЭТАП: РЕЗУЛЬТАТЫ АНАЛИЗА
  5. III. Вокально-хоровой анализ
  6. IV. Исполнительский анализ
  7. IX. Анализ сильных и слабых сторон компании, возможностей и угроз (SWOT-анализ)
  8. V. Анализ миссии целей организации. Дерево целей
  9. VI. Анализ человека массы
  10. VI. Анализ человека массы.

 

По случаю пятидесятой годовщины независимости Италии, которую праздновали в 1898 г., плащаница была снова выставлена на всеобщее обозрение. Именно тогда, впервые в истории, ее сфотографировал самодеятельный фотограф Секондо Пиа. После нескольких неудачных попыток ему все-таки удалось запечатлеть святыню. Проявив пластины в фотолаборатории, он совершил сенсационное открытие: негативы показывали естественный образ Христа — именно таким он должен был выглядеть в жизни. Та внешность, которая знакома нам в качестве портрета Иисуса на Туринской плащанице, может быть создана только при контрастном изменении света и тени (хотя, конечно, пятна крови несколько сбивают с толку, проявляясь на негативе как светлые пятна). Этот факт сам по себе показывает, что отпечаток не мог быть нарисован даже искусным художником. Создать столь совершенное отражение от руки невозможно даже с использованием доступных в наши дни новейших технологий. Сделанный Пиа негатив явился отправной точкой современных споров об оригинальности савана. В 1931 г. Джузеппе Энри снова сфотографировал реликвию; снимки подтвердили полное отсутствие признаков работы художников. Новые, более качественные фотографии позволили сделать несколько совершенно новых наблюдений:

1. Тело, изображенное на фотографии, полностью обнажено. Согласно римскому закону, преступников судили и казнили именно в таком виде. В то же время, художественное изображение нагого Иисуса во все времена явилось бы непростительным святотатством.

2. Совершенно очевидно, что изображенный был распят на кресте; причем прибит гвоздями, а не привязан кожаными ремнями, что также являлось распространенной практикой. Поскольку распятия совершались часто, само по себе это обстоятельство вовсе не доказывает, что тело принадлежало именно Иисусу. Но в то же время, поскольку первый христианский римский император, Константин, отменил столь бесчеловечный способ казни, плащаница должна была появиться до 330 г. н. э.

3. Борода и прическа изображенного человека были распространены в единственной провинции Римской империи — в Палестине. Больше того, они указывают на принадлежность жертвы к секте назареев и, шире, к сообществу ессеев.

4. Плащаница несет яркие свидетельства шести основных Крестных мук, описанных в Евангелиях. Во-первых, специалисты-медики подтверждают наличие значительной опухоли под правым глазом и другие раны на лице, которые нанесли солдаты.



5. Во-вторых, по всей спине различимы небольшие, но заметные шрамы в форме гантелей. Некоторые из них заходят и на грудь, и на живот. Всего можно насчитать свыше девяноста таких ран, так что по ним не только можно определить, сколько именно ударов было нанесено во время бичевания, но и убедиться в использовании римского «флагрума». Этот особый тип плети состоял из трех кожаных полос, соединенных на концах парами небольших свинцовых или кожаных шариков.

6. Свидетельство третьей Крестной муки заключается в том, что раны от плетей на плечах явно были растерзаны каким-то тяжелым предметом. Это означает, что идущий на распятие человек действительно нес на спине горизонтальную перекладину креста.

7. Четвертая Крестная мука проявляется в неровных кровавых полосах на лбу и затылке, что свидетельствует о венчании терновым венцом. Однако венок этот был не круглым, как его изображали большинство христианских художников, а, скорее всего, имел форму закрывающего всю голову капюшона, наподобие восточных головных уборов. Любой из фальсификаторов, разумеется, просто-напросто скопировал бы обычный венок из терновника.



8. Пятая из Крестных мук, а именно, прибивание к кресту гвоздями, проявляется в кровавых потеках на руках и ногах. То направление, куда текло наибольшее количество крови, показывает, что руки были раскинуты под углом примерно от 55 до 65 градусов. Одно из наиболее удивительных открытий, которое позволила делать плащаница, заключается в том, что гвозди были вбиты в запястья, а не в кисти рук, как обычно изображают художники в посвященных распятию произведениях. Эксперименты, проведенные французским хирургом Барде, показывают, что руки, пробитые в ладонях, не выдержали бы, не порвавшись, тела весом более 80 кг, поскольку кости пальцев находят свое продолжение в ладонях. Кто из фальсификаторов мог бы об этом знать?

9. Шестая из известных Крестных мук заметна в ране величиной в 4,5 см, расположенной в правом боку тела, между пятым и шестым ребрами. Судя по всему, из раны вытекло немало крови, что соответствует рассказам Евангелия от Иоанна о копье, которым пронзили Иисуса, и начавшемся сразу после этого сильном кровотечении.

10. Ни на бедрах, ни на голенях не заметно признаков ран, а это означает, что ноги казненного не были перебиты.

Перечисленные признаки показывают, что жертва распятия не была вполне обычной, и обращались с ней не так, как с остальными.

Те различные характеристики и свидетельства, которые полностью совпадают с евангельскими рассказами о распятье, просто не могут относиться к другому человеку! Иезуит и историк Герберт Тарстон, который поначалу считал плащаницу подделкой, пишет: «Если это и не отпечаток Христа, то копия с отпечатка. Черты, в комплексе, не могут принадлежать никому другому».[72]



 

И все же более детальное исследование, с использованием современных научных приборов, стало возможным лишь после создания комиссии по научному изучению реликвии. В 1969 г. кардинал Турина Пеллегрино выбрал нескольких специалистов различных отраслей науки, а также ряд авторитетных духовных лиц, которым предстояло заняться систематическим изучением исторической ценности. Изначально в группу входили лишь одиннадцать специалистов. Однако в последующие годы совершенные комиссией открытия оказались столь впечатляющими, что к делу подключились целые институты, университеты и даже Национальное агентство США по аэронавтике и исследованию космического пространства (НАСА)!

Вплоть до 1969 г. все исследования проводились исключительно на основании сделанных с плащаницы фотоснимков. В 1969 г. ученым впервые на два дня был предоставлен сам объект. Удивительно, но и состав комиссии, и поставленная перед ней задача хранились в строжайшем секрете. Лишь в 1976 г. общественности стали известны имена членов. Первые эксперименты не дали впечатляющих результатов. Было сделано несколько цветных фотографий; отдельные фрагменты холста подверглись анализу под микроскопом, как в обычном, так и в ультрафиолетовом свете. Заключительный отчет рекомендовал провести комплексное научное исследование на основе небольших оригинальных фрагментов ткани.

Король Италии Умберто II Савойский, в то время находящийся в изгнании законный владелец сокровища, согласился с мнением экспертов. В 1973 г. плащаницу изучали и проверяли, как и планировалось, в течение трех дней, после чего она была представлена в прямой телевизионной трансляции; святыню увидели более миллиона верующих, к которым обратился с речью папа Павел VI.

За несколько лет до этого некий немецкий синдонолог (специалист по плащанице!) привлек внимание к собственной персоне, опубликовав ряд впечатляющих статей, в которых заявлял, что саван неопровержимо доказывает: ко времени снятия с креста Иисус не мог быть мертвым. Ханс Набер (он же — Курт Берна, он же — Джон Ребан) во всеуслышанье заявил всему миру, что мертвое тело не могло бы так кровоточить, как это происходило с телом, укутанным в Туринскую плащаницу.[73]Кроме того, Набер сообщал, что в 1947 г. Иисус явился ему в видении и уполномочил известить человечество о том, что распятый только казался мертвым, а на самом деле находился в своего рода коме, из которой вышел ровно через три дня. Публикация результатов тех исследований, о которых говорилось выше, равно как и фотографий, позволили Наберу доказать свои теории, а ряд экспертов даже были готовы согласиться с его утверждениями. Разумеется, официальные представители догматических церковных доктрин не приняли подобный тезис.

Теолог-фундаменталист профессор Вернер Булст назвал заявления Набера «чистой фантазией». Автора обвинили в некомпетентности, а также в недостатке образования и «научного обучения».[74]Однако, поскольку Набер имел широкий доступ к вниманию общественности, игнорировать его выступления в надежде, что все как-нибудь «рассосется» само собой, было невозможно. Даже Ватикан сознавал необходимость научного объяснения и опровержения. Набер оказался объектом угроз и столь опасной недоброжелательности, что травля привела его к полному физическому, психологическому и финансовому краху.

Однако после опубликования в 1973 г. результатов последних исследований сомнения Набера распространились в кругах общественности. В современной, хорошо оборудованной лаборатории вовсе не трудно провести анализ, позволяющий определить присутствие даже малейшего количества крови. Самым обычным методом является так называемая «реакция на перекись водорода». Суть ее заключается в том, что даже малейшие следы красных кровяных телец, гемоглобина, освобождают из перекиси водорода кислород, который, в свою очередь, заставляет окисляться химическое вещество бензидин; оно при этом приобретает голубую окраску. Гемоглобин и продукт его разложения, гем, представляют собой вполне устойчивые молекулы, которые способны активно вступать в реакцию на протяжении многих столетий. Из различных участков ткани аккуратно вынули несколько окрашенных кровью нитей и отправили их на экспертизу в две независимые итальянские лаборатории. Результат оказался шагом назад: все тесты дали отрицательные результаты. Очевидно, похожие на кровь пятна вовсе не были кровью. Следов крови на ступнях Иисуса вполне хватило бы, чтобы доказать, что она текла после того, как распятого сняли с креста, и это полностью подтвердило бы теории Набера. Естественно, казалось куда менее проблематичным признать плащаницу делом рук талантливого и изобретательного фальсификатора, чем допустить, что к моменту снятия с креста Иисус все еще был жив.

После публикации в 1976 г. доклада комиссии новость о «подделке» распространилась по всему миру, словно огонь на ветру. Однако не был опубликован тот факт, что вещество, которое могло бы использоваться в подобной фальсификации, найти не сумели. Осведомленные лица умолчали также и о том, что гем, устойчивый при обычных условиях, теряет свою стабильность в условиях высокой температуры. Именно это и произошло во время пожара 1532 г. в замке, где хранящаяся в серебряном саркофаге плащаница подверглась именно такому воздействию. При сильном нагревании гем разлагается и становится практически неуловимым.

Вопрос реальности кровяных пятен получил удовлетворительный ответ лишь через несколько лет после экспериментов 1973 г. К 1978 г. плащаница находилась в Турине уже ровно четыреста лет, и в рамках празднования ее снова представили публике. В период с 28 августа по 8 октября самую ценную реликвию христианства, несущую истинный портрет Христа, увидели более трех миллионов пилигримов. Затем, вечером последнего дня ткань была вынута из прозрачной пуленепробиваемой витрины и помещена на специальный передвижной стол. В комнате дворца Палаццо Реале, примыкающего к собору, две группы самых авторитетных ученых дожидались возможности начать научные исследования продолжительностью в две недели. В одну из этих групп входили преимущественно европейские исследователи: туринский специалист по микроскопии Джованни Риги; патологоанатом из Милана Байма Боллоне; физик Луиджи Гонелла, также из Турина, и криминалист Макс Фрай из Цюриха. Вторую группу составляли 25 американских специалистов в области фотографии, спектроскопии, радиографии, компьютерных технологий, органической химии и физики. Вооружены они были целым арсеналом самых изощренных современных приборов и инструментов, причем некоторые новейшие аппараты были созданы специально для анализа христианской святыни.

В последующие дни было произведено огромное количество фотонегативов, фотографий специальных типов, иллюстраций и таблиц различного рода данных. Вся полученная информация должным образом подробно обрабатывалась компьютерными центрами Америки. Окончательные данные не получены и по сей день. Начиная с 1980 г. различные научные учреждения опубликовали несколько промежуточных отчетов; большая их часть появилась в научных журналах.[75]Впервые в истории плащаницу разделили на шестьдесят участков — для того, чтобы произвести тщательный спектральный и фотометрический анализ. Каждый из участков был подробнейшим образом сфотографирован, причем с применением разнообразных фильтров. Негативы послужили основанием для целого ряда оптических экспериментов. В фотолаборатории НАСА тональные (темное-светлое) показатели фотографий были преобразованы в цифровой формат (то есть, иначе говоря, переведены на язык компьютеров).

Это позволило добиться высокой четкости и ясности изображения. Невидимые глазу мелкие детали теперь уже стали хорошо различимы. Метод позволил даже реконструировать очертания тела на отпечатке в полный рост и в трех измерениях. В случае подделки этот прием не сработал бы. Здесь же он позволил установить действительный рост и вес тела: оказалось, что Иисус имел рост 1 м 80 см, а вес — 79 кг.

При помощи тональных оттенков стало возможно в каждой из точек рассчитать расстояние между телом и саваном. В местах непосредственного соприкосновения отпечатки оказались темнее, и, соответственно, чем больше было расстояние, тем светлее отпечатки (отсюда и эффект «негатива»). На основе этого факта исследователи пришли к выводу, что между образом на саване и расстояниями от ткани до тела существует прямая связь. Следовательно, отпечаток появился в результате контакта с телом. Это подтвердило более ранние гипотезы о появлении изображения. Исследования волокон ткани при помощи электронного микроскопа показали, что образ создали не какие-то определенные частицы или субстанции, которые можно было бы обнаружить; поверхность волокон савана сама собой потемнела в тех местах, где проявился образ.

Одним из проведенных экспериментов стал радиофлуоресцентный спектральный анализ, и именно он доказал истинность пятен крови. В рамках этого теста часть ткани на короткое время подвергли сильному рентгеновскому облучению, после чего она начала сама излучать радиацию и флуоресцировать. Поскольку при воздействии определенной энергии флуоресцентными свойствами обладает каждая из молекул, при помощи флуоресцентного спектра можно определить структуру материала. Пятна показали присутствие очень значительного количества железа, которое представляет собой характерный компонент крови.

Содержание железа, впрочем, оказалось вполне достаточным фактором для того, чтобы американский химик доктор Уолтер Мак’Крон на ежегодном собрании Американской ассоциации развития науки в присутствии прессы заявил, что Туринская плащаница не может быть оригинальной. Доктор Мак’Крон утверждал, что содержание железа в пятнах указывало на применение краски, содержащей окиси железа. И это несмотря на тот факт, что подобные краски начали использоваться только в XIV в. н. э. Сам же химик даже никогда и не видел того предмета, о котором говорил! Подобный поспешный вывод получил опровержение в результате другого эксперимента, в ходе которого участки ткани были обработаны гидразином и парами муравьиной кислоты, а затем освещены ультрафиолетовыми лучами. В этих условиях молекулы порфирина приобретают ярко-красный цвет. Порфирин вырабатывается на стадии получения гема и является неоспоримым показателем присутствия крови, причем даже в том случае, если сам гем оказался уничтоженным высокими температурами. В дальнейшем применение метода фотографии посредством ультрафиолетового излучения показало наличие на ткани следов ожогов двух типов. В 1532 г. плащаница тлела во время пожара, случившегося в дворцовой часовне замка Шамбери, где к ней поступало малое количество кислорода. Красное излучение некоторых подпалин подтвердило тление в закрытом серебряном саркофаге, в котором, как свидетельствует история, хранилось сокровище. Другие же подпалины показывают флуоресценцию другого цвета и свидетельствуют об ином горении, на этот раз в открытом огне (на основе этого свидетельства «радиоактивная гипотеза» Мак’Крона может быть с легкостью отвергнута).

Многие синдонологи считают, что образ на плащанице проявился в результате сверхъестественной радиации. Согласно этой теории тело Христа в момент воскресения должно было производить какую-то необычайно интенсивную энергию, которая и «выжгла» на полотне изображение тела. Поскольку контуры тела не флуоресцируют, теория теплового излучения не представляется основательной. Больше того, радиация высокой энергии любого типа прошла бы непосредственно сквозь тонкую ткань. Но образ заметен лишь на поверхности волокон. Как же он мог появиться?

Для ответа на этот вопрос с момента открытия фотографом Секондо Пиа феномена негатива-позитива (1898 г.) было выдвинуто значительное число впечатляющих фантастических и в разной степени спекулятивных гипотез. Однако опыты выявили совершенно простой, логичный и естественный способ получения изображения. Результаты экспериментов американских экспертов показали, что причина различной степени яркости коричневого цвета заключается в изменении химической структуры содержащейся в ткани целлюлозы. В лабораторных условиях оказалось возможно вызвать подобные изменения цвета, разлагая целлюлозу при помощи различных окислителей. Со временем результаты окисления проявляются все сильнее.

Еще в 1924 г. французский биолог профессор Поль Виньон с большим успехом провел эксперимент в рамках так называемой «вапорографической теории». Виньон смог доказать, что покрытое потом тело, завернутое в ткань, пропитанную смесью масла и мази алоэ, окрашивает покров в тот самый цвет сепии, который имеет изображение на плащанице. Это происходит из-за разложения химических соединений пота и образования паров аммония, вызывающих окисление целлюлозы. Интенсивность окраски находится в прямой зависимости от степени соприкосновения ткани с телом — чем прочнее контакт, тем темнее цвет, и наоборот, чем больше расстояние, тем светлее окраска. Этим явлением объясняется и тот факт, что отпечаток напоминает фотонегатив. Виньон объяснил, что образ на ткани непосредственно вызван парами аммония, которые освобождаются в процессе испарения из тела мочевой кислоты и компонентов серы. С ними вступают в реакцию растворы алоэ и мирта, которыми пропитана ткань. В результате взаимодействия образуется карбонат аммония, пары которого в условиях влажности (между кожей и тканью) окрашивают волокна. Степень окраски непосредственно зависит от степени контакта тела с покровом. Более темная окраска пятен крови явилась результатом сильной химической реакции. Евангелие от Иоанна рассказывает о том, что при подготовке к погребению использовалось большое количество алоэ: «После сего Иосиф из Аримафеи, (ученик Иисуса, но тайный из страха от Иудеев) просил Пилата, чтобы снять тело Иисуса; и Пилат позволил. Он пошел, и снял тело Иисуса. Пришел также и Никодим, (приходивший прежде к Иисусу ночью) и принес состав из смирны и алоя, литр около ста. Итак они взяли тело Иисуса, и обвили его пеленами с благовониями, как обыкновенно погребают Иудеи» (Ин. 19:38–40).

Эксперименты Виньона, хотя и представляются убедительными, в 1933 г., сразу после опубликования, подверглись суровой критике. Говорилось, что необходимые для испарений и протекания химической реакции соли и тепло не могли в достаточной степени присутствовать в мертвом теле. И все же было установлено, что смесь алоэ и мирта в условиях влажности действительно могла создать устойчивое изображение тела. Эксперименты показали, что для реакции вполне достаточно короткого времени в 45 секунд. За это время появляется слабый отпечаток, который на фотографическом негативе может выглядеть как позитивный участок.

Установив вапорографическое происхождение отпечатка, можно было бы прекратить все дальнейшие поиски и сомнения. Однако чиновники от церкви отвергают теорию по трем пунктам:

1. В соответствии со строгими законодательными установками иудейского похоронного ритуала до того, как умастить тело, его необходимо вымыть и очистить. В результате этой процедуры пятна крови оказались бы невозможными.

2. Если бы тело было плотно завернуто в саван, как это предписано правилами, то отпечаток оказался бы не точным, а искаженным в результате появившихся складок, заломов и перетяжек ткани. Этот аргумент можно сразу отвергнуть, поскольку пропитанная ткань становится достаточно плотной и жесткой и не может точно совпасть с рельефом тела; она будет соприкасаться с ним лишь на наиболее выделяющихся участках.

3. Третье возражение против теории Виньона оказалось решающим: мертвое тело никогда не потеет и не излучает тепло. Теория профессора Виньона, плод усилий продолжительностью в 46 лет, была отвергнута именно на основании этого возражения. Действительно, трупы не потеют. Но дело в том, что если Иисус оставался живым, то жар израненного тела заставил бы его потеть куда сильнее, чем обычно!

 


Дата добавления: 2015-09-13; просмотров: 14; Нарушение авторских прав







lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2021 год. (0.012 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты