Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



Селениэль. Сознание ко мне вернулось резко, на пару с головной болью

Читайте также:
  1. Селениэль
  2. Селениэль
  3. Селениэль
  4. Селениэль
  5. Селениэль
  6. Селениэль
  7. Селениэль
  8. Селениэль
  9. Селениэль
  10. Селениэль

 

Сознание ко мне вернулось резко, на пару с головной болью. С тихим стоном я попыталась сесть, но тут же откинулась обратно на подушки — голова весело закружилась.

— Вот неугомонное создание, — раздалось недовольное ворчание и к вискам прикоснулись чьи-то прохладные пальцы, — А просто глазки открыть не ага, надо сразу вскакивать?

— Прости, Ри, — покаялась я, мгновенно узнав и голос, и запах аронта, — Привычка.

— Нет, привычка, может, и хорошая, но на данный момент абсолютно ненужная. Так лучше?

— Угу, — открыла я глаза, чувствуя, как головная боль вместе с сотрясением ушла, повинуясь магии моего ученика, — Спасибо.

— Да не за что, — расплылся в улыбке Ри, плюхаясь на стоящий рядом с кроватью колченогий стул. Судя по скудной обстановке комнаты, но идеальной чистоте, находились мы в одной из комнат на втором этаже таверны.

— А теперь рассказывай, — попросила я, запуская пальцы в собственную короткую шевелюру, — Что это было?

— Да Хатир, полудурок, — фыркнул дроу, сунув руки в карманы и смотря куда-то в сторону, — Так тебя убить не получилось, решил камешком по затылку стукнуть. Благо Рейстан заметил его маневр и оттолкнул полукровку, а то ты бы не легким сотрясением отделалась, а пробитым затылком.

— Да уж, — покачала я головой, — Вот упырь смазливый! Чего его так перемкнуло на моей скромной особе? Я ему что, так жизнь испоганила? Дык он сам виноват, нечего было магией баловаться, а если бы он тогда не скелетов поднял, а что-нибудь посерьезнее?

— Да дурак он, — буркнул Ри, все еще внимательно рассматривая пейзаж за окном, — Как рассказал мне Айрат, Хатир после нашего отъезда вновь начал магией баловаться, и держал в страхе практически всю деревню. Действовал тайком, чтобы Рейстан не узнал, выбирал тех, кто послабее. Они даже старосте пожаловаться не могли, настолько их этот недоучка запугал. Вот такая вот история.

— А я-то думала, что Рейстан от меня скрывает! — хмыкнула я, с хрустом разминая плечи, — Вот оно как. Значит, мальчик совсем голову потерял?

— Угу, — буркнул дроу, — И в прямом, и в переносном смысле, Эль.

— Что? — уставилась я на ученика, который старался смотреть куда угодно, но не мне в глаза.

— То, — вздохнул дроу и все-таки решил на меня взглянуть, — Ты только не волнуйся, но… Хатира казнили в ту же ночь.



— Чего?! — моя челюсть совершенно не эстетично отвисла, в то время как мозг судорожно пытался переварить «веселое» известие.

— То, — хмыкнул Ри, — Допрыгался полукровка. И знаешь, Эль, ты извини меня, конечно, но мне его совсем не жаль. Для эльфов нападать на гостей позор, особенно нападать со спины, да еще и на девушку! Да и терроризировать своих…

— Я поняла, Ри, — перебила я его, — И да, я осознаю, что наказание он вполне заслужил, просто… жалко его. Молодой был, глупый.

— Хорошо хоть в этой деревне не знают, кто ты, — понизив голос, проговорил Ри, — А то казнили бы и второго.

— А что со вторым? — спросила я, но Ри ответить не успел, раздался громкий стук в дверь, и спустя секунду, в комнату вошел хмурый Рейстан:

— Эль, как твое самочувствие?

— Спасибо, Рейстан, ничего страшного. Скажи… а жители деревни сильно на меня злятся? Все же у вас народа и так мало, а тут еще и это…

— Тебе не стоит об этом волноваться, — отрезал дроу, — Хатир получил свое. Я приношу тебе свои извинения за этот случай.

— Рейстан, не стоит, — покачала я головой, но дроу перебил меня и, подойдя к кровати, положил на нее тугой замшевый кошель:



— Нет, стоит. Это компенсация.

— Ты с ума сошел? — выпучила я глаза, — Рейстан, какая к упырям компенсация? Мне ничего не нужно!

— Я так решил, Эль, — ответил дроу, направляясь к двери, — И все жители тоже. Отдыхай и не о чем не волнуйся, я пришлю Кайну с ужином.

— Он что, совсем с ума сошел? — повернулась я к Ри, когда дверь за дроу закрылась, — Какая компенсация? Большей глупости я не слышала!

— Да я сам в шоке, — округлив глаза, почесал Ри затылок, — Похоже, Рейстан чувствует сильную вину за случившееся.

— Да уж, — двумя пальцами подняла я кошель и, даже не посмотрев содержимое, кинула его Ри, — Верни его, пожалуйста, Рейстану. Мне он не нужен.

— Как скажешь, — кивнул ушастик, старательно пряча одобрение в глазах, и вышел за дверь. Я только головой покачала. Во дела!

Минут десять спустя вошла Кайна, державшая в руках разнос с едой. Мой желудок одобрительно заурчал, учуяв салатик из свежих овощей, пол краюшки свежего хлеба, грибной суп и горку пирожков с картошкой.

— Изголодалась, бедненькая, — проворчала женщина, ставя разнос прямо мне на колени, — Полтора суток проспала! Как твое самочувствие?

— Спасибо, все в порядке, — глядя на эту женщину, я не могла не улыбаться, — Кайна, скажи, а жители деревни… они очень сердятся на меня?

— Да брось ты эти глупости! — всплеснула руками супруга Рейстана, — Все всё прекрасно понимают. Ты же не виновата, что так получилось, а отвечать за поступки других ты не можешь. Все в порядке, Эль. Мой муж скор на расправу, и все об этом прекрасно знают. Не забивай этим голову, кушай лучше.

— Спасибо, — пробурчала я, вонзая зубы в обалденно пахнущий ломоть хлеба. Да уж, действительно, изголодалась я зверски! Нехитрый ужин был воспринят моим желудком с огромным удовольствием.

— Эль, скажи, а правда, что ты велела своему другу вернуть деньги? — чуть помявшись, поинтересовалась Кайна, когда я уже разобралась с супом и взялась за пирожки.

— Да, — кивнула я, — А зачем они мне? Я вам столько хлопот доставила, а вы еще и платить мне собрались! Совсем с ума сошли!

— Я в тебе не сомневалась, — с улыбкой потрепав меня по волосам, женщина вышла, прихватив посуду, а я чуть от удивления последний пирожок не выронила. Это что сейчас было, ась? Что Кайна имела ввиду?

Прошло около часа, я уже успела умыться, привести себя в порядок и привычно вооружиться, а Ри все не возвращался. Спускаться вниз не хотелось, я боялась укоризненного шепота за своей спиной. Все-таки из-за меня казнили человека, и какие бы не были обстоятельства, но я чувствовала себя виноватой.

Тяжело вздохнув, я упала на застеленную кровать и уставилась в потолок, пытаясь собраться с мыслями. Определенно, мне нельзя расслабляться. Только чуть отвлекусь, как тут же что-нибудь случается. Такое ощущение, что Хранители были против того, чтобы мы с Ри теряли время и решили ускорить процесс, подослав ко мне Хатира. Словно знали, что после казни этого полукровки, я в Сопках оставаться не смогу. Так и получается — еще до вечера несколько часов, и как только вернется Ри, мы поедем дальше.

Вот только есть одно «но». Хранители не вмешиваются в дела людей, я прекрасно помню слова мамы. Тогда же почему все так вышло? Мне по жизни не везет, угу, больше ничего дельного на ум и не приходит.

Что ж, будем воспринимать суровую действительность как должное, а этот случай как знак, что не стоит расслабляться. Пора двигаться на поиски артефакта… вот только я все равно сильно торопиться не буду, время еще есть! Оно в любом случае есть, даже если вампир найдет второю половину раньше нас, то первой ему все равно не видать, как своих ушей.

— Задание выполнено! — отчитался нарисовавшийся в комнате аронт и весело заметил, — Хотя объект и сопротивлялся, сильно.

— Вот и славненько, — вздохнула я с облегчением, — Ри, как ты смотришь на то, чтобы…

— Уехать? — задрал серебристую бровь аронт и с разбега плюхнулся на узкую кровать рядом со мной, я еле успела вжаться в стенку, — Я так и подумал, что ты захочешь смыться. Обстановочка в деревне, я тебе скажу, не очень.

— Все так плохо? — спросила я и, дождавшись, пока аронт закинет руки за голову, устроила свою голову у него на плече, — Колись, давай.

— Да все не так и плохо, — ответил Ри, покосившись на мою макушку у него перед носом, — Жители в принципе, понимают, что так и нужно было сделать, но все равно осталось много недовольных решением Рейстана. Родня Хатира, например, его друзья, да и родные второго дроу, Фарис его зовут, кстати.

— А с ним что решили сделать? — поинтересовалась я, подергав за особо длинную серебристую прядь.

— А леший их знает, — пожал плечами Ри, — Так что, мы едем или где?

— Или как, — передразнила я его, поднимаясь с кровати, — Поехали. До наступления темноты нужно добраться до следующего города, как там его?

— Релам, небольшой городок в десяти лигах отсюда. Чисто теоретически должны успеть.

— Тогда чего разлегся, — легонько пнула я аронта по ногам, свисающим с кровати, — Поехали!

Нет, ну мы с Ри, конечно, не думали, что все так просто не закончится, но не до такой же степени! Эти уникумы деревенские в качестве прощального дара преподнесли нам… дроу! Того самого паренька, который вместе с ныне покойным Хатиром пытался на меня напасть, только теперь дроу был крепко связан, и выглядел не очень, честно скажу.

— Рейстан, ты с ума спрыгнул? — поинтересовалась я, уже сидя верхом на Хароне, когда дроу протянул мне конец длинной веревки, которой от плеч до бедер был обмотан бедный дроу, по виду чуть старше меня.

— Он теперь твой, Эль, — мрачно буркнул Рейстан и впихнул-таки мне веревку в руку, — И распоряжаешься его жизнью только ты.

И ушел, вот так. Постепенно разошлись и все остальные жители, а мы с Ри глупо переглядывались, то и дело посматривая на дроу, который, кстати, даже не полукровка, а самый настоящий, чистокровный. Молодой дроу, с телосложением как у Ри, ну может, чуть выше только, вполне привлекательный, бронзовый загар и клыки присутствуют, светло-русые волосы коротко острижены. И что мне теперь с этой прелестью делать, а?

— Эль, ты что собралась делать? — поинтересовался аронт, когда я уже собралась спрыгнуть с удобной спины Харона.

— Освободить его, что же еще? — фыркнула я, но слезать передумала, — А что?

— Освободишь его и оставишь здесь, — Ри неопределенно мотнул головой, указывая на деревню в целом, — И его казнят.

— Тьфу ты! — невнятно ругнулась я, — Вот же подстава! Ладно, двигаем отсюда, чуть позже разберемся.

Поднимать в галоп Харона я не решилась: дроу, бежавший позади и так выглядел не лучшим образом, у меня создалось впечатление, что помяли его деревенские конкретно. Если честно, то я никак не ожидала, что впечатление об Эльфийских Сопках у меня останется настолько гнетущее. А ведь так все хорошо начиналось… А теперь я даже и не знаю, смогу ли я заглянуть сюда еще раз.

Как только мы отъехали от деревни на порядочное расстояние, я осадила пегаса и спрыгнула на землю. Достав из ножен один из кинжалов, я спокойно потопала к дроу. Нужно заметить, что тот если и испугался, то виду не подал, а лишь спокойно на меня смотрел, правда, тяжело дыша. Легкими взмахами я перерезала веревки, и махнула рукой:

— Свободен. Ты мне не нужен, и я больше тебя не держу.

— Мне некуда идти, — тихо и обреченно произнес дроу, когда я уже подошла к Харону. Сердце сжалось от тоски в его голосе. Я слишком хорошо знала, что он сейчас может чувствовать. Вспомнить только мои чувства после того, как я сбежала из Эвритамэля после ритуала, я ведь тоже тогда не знала, куда мне пойти. Но у меня был Ри, пускай мы тогда друг друга еще совсем и не знали. А у этого эльфа сейчас нет никого, и в деревню ему нельзя, убьют. И в близлежащие города ему тоже нельзя, Рейстан часто там бывает. Что же с ним делать? Я не могу вот так его здесь оставить.

— И о чем задумалась? — спросил аронт, пока я задумчиво поглаживала крепкую шею своего пегаса, — Дай угадаю: ты хочешь взять его с собой?

— А ты против? — с виноватым видом повернулась я к ученику. Тот состроил серьезную мину, а потом не выдержал и расхохотался:

— Эль, ну ты чего, в самом деле? Я же прекрасно понимаю твои чувства! И я прекрасно понимаю, что здесь его оставлять нельзя. Вот только и в Гильдию Некромантов его брать не рекомендуется, что он будет там делать? Он не маг, и даже не воин.

— С этим мы по дороге разберемся, — вздохнула я с облегчением и обратилась к притихшему дроу, — Что скажешь, Фарис? Пойдешь с нами?

— Как прикажете, — неумело поклонился дроу, стараясь скрыть облегчение, мелькнувшее в его глазах. Похоже, что парень теперь решил, что я сделаю его своим рабом. Нет, а оно мне надо?

— Эй, ты чего! — возмутилась я, — Завязывай с этим делом! В качестве раба ты мне не нужен. Просто будь собой, хорошо? А мы в свою очередь, попытаемся тебе помочь.

— Зачем вам это? — нахмурился дроу, — Я же пытался тебя убить.

— Да у тебя бы это при всем желании не получилось! — хмыкнул Ри, соскакивая на землю со спины Сумрака, — У нее подготовка, будь здоров! Тебе только это снилось. А теперь присядь ка, я тебя осмотрю, что-то мне твой болезненный вид не нравится.

— И все равно я не понимаю, — буркнул дроу, усаживаясь на траву, которая в обилии росла вдоль дороги, — Зачем вам это?

— А затем, — хмуро произнесла я, от нечего делать принимаясь расчесывать гриву Харона, — Из-за меня погиб твой друг, и я чувствую себя виноватой. И поэтому не хочу, чтобы из-за меня пострадал еще кто-то. Такой ответ тебя устроит?

Так мы с Ри обзавелись попутчиком. Фарис оказался неглупым эльфом, и, как оказалось, он до последнего отговаривал Хатира от его затеи, но все тщетно. Фарис не хотел идти ночью с ним, но Хатир пригрозил, что навестит младшую сестру Фариса, которая часто болела и из-за этого практически все время сидела дома, часто даже в одиночестве. Сам же Фарис был простым крестьянином и все время пропадал на полях. Воин из него действительно никакой, а магией он не владеет.

Что с ним было делать, я так и не придумала. В Эвритамэль его нельзя, там ему делать нечего. Таша попросить — так что полуэльф с ним делать будет? Дворником при Академии пристроит? Не, не пойдет. А что если…

— Фарис, скажи, а кем бы ты хотел стать? — поинтересовалась я, вышагивая по дороге и ведя под уздцы Харона. Рядом точно так же шел Ри с Сумраком, а Фарис между нами. Так как Сумрак категорически отказался вести на своей спине еще одного темного, пришлось нам всем дружненько топать пешком. И естественно, до наступления темноты нам и думать было нельзя о том, чтобы успеть добраться до города. Солнце уже окрасило небосвод в оранжево-красные цвета, стало холодать, а до города еще топать и топать.

— Не знаю, — задумался дроу, — Я раньше ни о чем таком и не мечтал.

— Ну, хоть к чему-то тебя тянет? — фыркнул Ри, размахивая поводьями Сумрака, — Меня вот всегда к оружию и к магии тянуло. Ты как на это смотришь?

— Ничего не имею против, — развел руками дроу, — Мне понравилось, как ты нас с Хатиром уделала. Сможешь меня так научить?

— Нет, — покачала я головой, — Это займет слишком много времени и для этих приемов нужна хоть какая-то физическая подготовка. Мы с Ри учились этому в Динтанаре, когда состояли в личной охране Князя. Ранхары, слышал о таких?

— Я, конечно, деревенский житель, но не такой дурак, — хмыкнул дроу, и мне стало немного стыдно, — Кто же не знает о ранхарах? А вы, правда, охраняли Князя ятугаров? Дурак был Хатир, раз думал с тобой так легко управиться.

— Не только охраняли! — гордо задрал нос Ри, — Между прочим, Эль приходится… ай, ты чего пинаешься?

— А что бы было! — буркнула я и из-под тишка погрозила аронту кулаком, — Ри хочет сказать, что я была ранхаром-магом, одной из лучших. Правда, потом мы взяли безвременный отпуск, чтобы подучиться немного. Слушай, Фарис! А ты не хотел бы пройти обучение в Военной Академии дроу?

— Я был бы не против, — улыбнулся дроу, — Это большая честь для меня.

— Эль, ты совсем того? — покрутил пальцем у виска Ри, — Туда берут только по рекомендациям, и где мы возьмем их для простого деревенского жителя?

— Ри, не тупи! — хихикнула я, — Были бы желание, а связи всегда найдутся! Фарис, так что скажешь? Учится среди знати, да еще и без должной подготовки, будет нелегко. Сумеешь? Просто пойми нас правильно: пристроить тебя куда-то нужно, с нами ехать слишком опасно.

— Если вы устроите меня в академию, я буду вам очень благодарен, — несколько застенчиво улыбнулся дроу, — Я и так вам всем обязан. Даже не знаю, как буду рассчитываться.

— Как сможешь, так и рассчитаешься, — хмыкнула я, понимая, что отговаривать дроу от его благодарственных порывов просто бесполезно, — И так, господа, меньше слов, больше дела! Пора устраиваться на ночлег. Какие будут предложения?

— Предложение первое, — встрял аронт, осмотревшись по сторонам, — Везде поля, до леса еще далеко. Но вон симпатичная березка, может, около нее и заночуем?

Возражений не нашлось. Разбить лагерь много времени не заняло, и пока Ри посвящал Фариса во все подробности будущего обучения, я отошла чуть в сторонку и, разжившись письменными принадлежностями в недрах одной из сумок, накарябала записку, с просьбой пристроить моего нового знакомого. Сначала я думала написать близнецам, но вовремя вспомнила, что они еще в Эллидаре, да и «добрый» принц Летрак там же. Так что записка теперь предназначалась другому дроу.

Удостоверившись, что в письме нет ничего сверхважного и секретного, я, прикрыв глаза, создала костер из магического пламени. Костерок хороший получился, с меня ростом. По привычке закатав рукава, я сунула руку прямо в огонь, который не мог причинить мне вреда, и принялась вылавливать саламандру. Конечно, за такое отношение к этим ящеркам по голове не погладят, но если мне память не изменяет, то Гильдии-то теперь нет?

— Привет, моя хорошая, — почесала я красное брюшко ящерки, которую удалось выловить в магическом огне. Сначала ящерка недовольно зашипела, но потом, узрев, КТО ее так бесцеремонно потревожил, принялась ласково тереться об ладонь, согревая ее своим теплом. Да и как могло быть иначе? Родной брат моей матери Ариархат, Хранитель огня. Так что мой высокий уровень владения этой стихией наследственное, впрочем, это и воинского мастерства касается, хотя оно, конечно, у меня еще очень далеко от идеала.

— Что это? — с легким испугом спросил Фарис у Ри за моей спиной.

— Это саламандра, дух огня, — ответила я за аронта и вновь обратилась к ящерке, — У меня для тебя задание, моя маленькая. Отнеси это послание лично в руки дроу, он находится сейчас в Карате. Его имя Хантар де Шан. Хорошо?

Довольно лизнув раздвоенным огненным язычком мою ладонь, саламандра схватила записку и нырнула в костер, растворившись в языках пламени. Усмехнувшись, я развеяла пламя и вернулась к эльфам, один из которых улыбался, а вот второй смотрел на меня с изумлением и недоверием:

— Хантар де Шан? Ты хочешь сказать, что лично знакома с цепным псом кронпринц, а и я пойду учиться по его протекции?

— Угу, — кивнула я, — Я познакомилась с ним во время Турнира Некромантов. Мы с ним друзья. Только Фарис, сразу предупреждаю, не смей сокращать его имя, он этого не любит. И слушайся его, хорошо?

— А может быть иначе? — удивился дроу и передернул плечами, — Я жить хочу. Я видел его однажды, мельком, когда был в столице. Говорят, что если сократить его имя, то он убивает, не задумываясь.

Я только мысленно рассмеялась и тайком переглянулась с Ри, который старательно прятал ухмылку. Ну, Хан, ну пройдоха! Напустил вокруг себя страха. Хотя, помнится, даже Ри его до сих пор побаивается.

Весь остаток вечера Ри втолковывал дроу основы обучения в Военной Академии, а я лениво любовалась закатом. Когда солнце уже скрылось за горизонтом и окончательно стемнело, я разогнала эту парочку, которая уже практическим обучением решила заняться, и расположилась практически около самого костра. Завтра нужно было встать на рассвете, чтобы добраться до города. Надеюсь, что Хан мне завтра ответит, а то что-то как-то мне тревожно за этого дроу, которого мы вот так неожиданно выдернули из тихой и деревенской жизни.

Уже давно смолкли все птицы, на небе зажглись звезды, а сон все не шел. Ри и Фарис мирно спали, изредка посапывая, костер весело трещал. Мне же все никак не спалось. Откинув одеяло, я села и, нашарив в одной из сумок последний бутерброд, принялась лениво его жевать, смотря на огонь. Через полчаса в глазах зарябило, и я бросила это бесполезное занятие.

С удовольствием потянувшись, я неожиданно замерла, когда мне почудился звук хрустнувшей ветки. Мигом скинув морок, и перекинувшись в тело эльфийки, я звериным чутьем уловила посторонних в округе. Глубоко втянув носом прохладный воздух, я с презрением и нарастающей паникой отметила только одну вещь: вампиры. И их много.

Твою дивизию! Надо уходить, меньше через минуту они будут здесь!

Низко наклонившись так, чтобы мои перемещения были незаметны, все же высокие колосья пшеничных полей хоть какое-то укрытие от красных глазок моих преследователей, я подбежала к Ри и сильно толкнула его, но тут же зажала его рот ладонью и тихо-тихо прошептала:

— Нас нашли. Уходим, вампиров не меньше десятка.

Ри быстро кивнул и осторожно принялся будить Фариса, а я же, подхватив сумки, согнулась в три погибели побежала к пегасам, которые уже проснулись и теперь нервно перебирали копытами, явно чуя приближение враждебно настроенной расы. Волчье чутье почуяло одного вампира в десяти шагах от лагеря и я, уже не скрываясь, крикнула, шлепком по крупу отправив Сумрака к аронту:

— Ри, быстрей, твою мать!

Аронт замешкался, ожидая, пока Фарис вскочит на пегаса, который вроде осознал всю серьезность ситуации и на этот раз не стал противиться такой ноше. Но вот вампиру, выпрыгнувшему на большую полянку, похоже, это было только на руку. Сердце мгновенно похолодело, когда я увидела кроваво-красные глаза и длинные клыки. Обращенные…

— Хрдыр! — ругнулась я, швырнув огненный сгусток прямо в вампирскую рожу. Тот взвыл, и Сумрак испуганно шарахнулся и рванул с места в галоп, чтобы тут же взлететь через пару шагов. Ри едва успел вскочить ему на спину позади ничего не соображающего дроу, и резким щелчком скинул морок с Эльтара, чтобы тому ничего не мешалось.

Одним слитным движением очутившись на спине Харона, я ударила пятками в бока и огляделась. Вроде успели, вампиры только выбрались из зарослей пшеницы, а я уже была в четырех локтях над землей. Неужели на этот раз пронесет?

Не пронесло. Скидывая с Харона морок, я почувствовала, как мне вдруг стало жутко холодно и до дрожи неприятно. Наваждение практически тут же закончилось, но на его места пришел заметный свист, и на моей лодыжке что-то затянулось, и я полетела вниз, не сумев удержаться на спине пегаса.

Удар об землю вышиб из легких весь воздух, но я поняла, что послужило причиной моего падения. Длинный кнут, конец которого захлестнулся на моей лодыжке. Чутье хищника просто вопило об опасности, в то же время как чутье эльфийки узнало, что это было за наваждение. Именно так каждый лунный эльф реагирует на Тьму, которой в совершенстве владеют эрханы. С трудом поднявшись с земли, я усмехнулась, увидев ту, которая значительно подпортила мне жизнь:

— Какая встреча!

Демоница, стоявшая в пяти шагах от меня, с кнутом в руке, была несомненно красива. У нее были чуть резковатые, но несомненно аристократические черты лица, прямые каштановые волосы и рубинового цвета глаза. Невысокая, не намного выше меня, стройная, и одетая в черные кожаные штаны и кожаный колет, копия моего студенческого, только без зеленых листьев аконита. Такую одежду носили магички из Гильдии магов. В руке эта красотка сжимала кнут, но меня повеселило не это, а три параллельных шрама на ее щеке, портящих безупречную кожу.

Весь осмотр не занял и пары секунд, а мозг в это же время просчитывал варианты выхода из этой ситуации. Дельного на ум ничего не приходило, но рука уже порывалась схватиться за сайшесс.

— Вот ты и попалась, принцесса, — холодно улыбнулась демоница, поигрывая кнутом, — Теперь тебе некуда бежать.

— Помнится, все это время ты от меня бегала, — усмехнулась я, боковым зрением отмечая, что вампиров оказалось около пятнадцати, и все они теперь стоят плотным кольцом вокруг меня и эрханши, — Ты мне задолжала, тварь. Как личико? Косметика не помогает?

Разозлившись, демоница взмахнула рукой, и кнут просвистел в опасной близости от моего лица, но я была к этому готова и, резко присев, воткнула в землю кинжал, который ухитрилась достать из сапога. Вместе с ним на лигу вокруг разлетелась чистая стихия смерти, чувствительно задев вампиров. Некоторое время они теперь, как зомби, под моим контролем. Не нужно было кое-кому брать с собой обращенных.

— И что дальше? — изогнула изящную бровь демоница, — Чтобы контролировать этих олухов тебе нужно сосредоточиться, а я не дам тебе этого сделать.

— А ты действительно думаешь, что мне нужны эти кровопийцы? — улыбнулась я, мельком взглянув наверх. Демоница проследила за моим взглядом и поудобнее перехватила кнут:

— Отгородила мальчишку, значит? Зря только силы потратила. Он мне не нужен.

— Неужели тебе нужна я? — притворно удивилась я, снимая с пояса сайшесс, — Вынуждена тебя огорчить, но в этот раз номер не пройдет. Сколько раз ты уже пыталась меня убить? Много, нет времени вспоминать. Но и в этот раз ничего не выйдет.

Демоница только усмехнулась, и кнут вновь засвистел в воздухе. Сердце кольнуло болью при ее усмешке, она словно мне была знакома, но я мигом отгородилась от лишних чувств и мыслей. Нужно успеть с ней разобраться, пока вампиры не пришли в себя. Чует моя левая пятка, ни о каком честном поединке тут и речи быть не может. К тому же, пока в воздухе витает стихия смерти, Ри спуститься не может, пегасы против собственной природы не пойдут.

Пока я мысленно рассчитывала время, которое понадобиться ученику, чтобы отлететь на лигу, спуститься на землю и бегом отправиться ко мне на выручку, тело привычно уклонялось от свистящего в воздухе кнута. Руки так же отвечали на выпады, но должна признать, по мастерству демоница мне не уступала. Сайшесс тот же кнут, только тяжелее, но и опаснее.

Движения стали быстрее, выпады чаще, свист кнута и звон цепи громче, но задеть друг друга нам пока так и не удалось. Я еще не начала выдыхаться, но уже потеряла счет времени, когда услышала громкий рык неподалеку. Сердце мгновенно пропустило пару ударов, когда я поняла, что Ри приближается.

Этого мгновения демонице хватило, чтобы раствориться во Тьме и материализоваться у меня перед носом, но только на мгновение. Схватив меня за горло, она вновь начала перемещаться, и я с ужасом ощутила, как резерв медленно, но неотвратимо опустошается. Тьма высасывала всю магию до капли, в ушах образовался вакуум, а перед глазами стояла мутная пелена.

Когда перемещение закончилось, и я рухнула на колени на каменный пол, перед глазами все еще было до ужаса темно, а воздуха не хватало. В висках судорожно стучала кровь, а ладони похолодели от осознания того, что я попалась. Демоница не хотела меня убивать, она хотела…

— Я выполнила твою волю, отец. Я привела тебе принцессу Селениэль.

Здравствуй, дедушка, я твоя вставная челюсть! Вот это я влипла.

Открыв глаза, я сразу же напоролась взглядом на темные каменные ступени небольшого помоста, на котором стоял трон с высокой спинкой, обильно украшенный резьбой. Трон был темный, величественный, так же как и тот, кто на нем сидел. Немолодой мужчина с жестким лицом, крепким телосложением, во всем черном. Черными были и достаточно длинные волосы, обрамляющие бледное лицо с жестким подбородком, тонкими губами и глазами… белыми глазами с кроваво-красным узором.

Вот хрдыр!!!

Мысли лихорадочно метались, пока Повелитель эрханов с легкой усмешкой разглядывал меня, стоящую на коленях пред троном. Подняться я даже не пыталась, понимая, насколько это бесполезно. Повелитель эрханов, отец Шайтанара. А это значит, что все это время мной прикидывалась его сестра? Эта демоница, которая сейчас приблизилась к трону и, встав на колено, целует протянутую ей руку, сестра Шайтанара? Неужели…

Я с трудом подавила рвущиеся наружу слезы. Неужели Шайтанар знал об этом и все его чувства были только показными, чтобы заполучить меня? Неужели он знал о том, что я принцесса Селениэль еще тогда, когда я об этом даже не догадывалась?

Нет.

Я решительно отогнала все эти мысли и резко встала с колен. Шайтанар не знал так же, как и не знал Сайтос. Если бы Шай знал, то не ушел бы тогда, а сразу приволок меня к своему отцу. И стал бы его собственный отец пытать тогда, в Скайре? Нет, Шайтанар, скорее всего ничего не знает, а пытки это дело рук вампиров.

— На колени, — рявкнула демоница, видя, что я поднялась. Я только ехидно изогнула бровь. Надо на колени, так заставь, по доброй воле я не стану унижаться перед этим демоном.

— Оставь, Мелида, — отмахнулся эрхан, закидывая ногу на ногу, — Малышка еще не поняла, куда она попала. Не так ли?

— Так может, объясните? — нагло поинтересовалась я, надеясь выудить как можно больше информации.

— С удовольствием, — усмехнулся Повелитель, — Ты находишься в плену, и теперь твоя жизнь зависит от того, как поведут себя твои сородичи.

Он что, хочет обменять меня на магический источник? У него что, маразм? Да Старейшины на такое никогда не согласятся! Да он вообще в своем уме?

— А я думала, что вы меня разыскиваете для того, чтобы найти вторую половину артефакта Величия, — хмыкнула я, скрестив руки на груди, — Первая-то у меня дома. Неужели и вторую нашли?

— Мне не важен этот артефакт, — пренебрежительно скривился эрхан, — Это причуда Эрратиана, пускай он этим и занимается. Мелида, теперь, когда принцесса Селениэль в наших руках, сотрудничать с вампирами я не считаю нужным.

— Я поняла, отец, — склонилась в поклоне демоница.

Я же лихорадочно соображала. Значит, они не знают, что артефакт у Шайтанара! Он им вообще не нужен, господство над миром это идея Эрратиана! Стоп, а это кто еще?

«Повелитель вампиров» — раздался глухой голос Таша.

Вот это новость… Эти расы что, с ума сошли?

— То есть вы с вампирами не за одно? — вкрадчиво уточнила я, надеясь, что добренький эрхан, обрадованный поимкой моей постоянно ускользающей от него персоны, выболтает все свои секреты. Так и получилось.

— Не смеши меня, дитя, — расхохотался демон, — Я сотрудничал с вампирами только до тех пор, пока не получил желаемое, то есть тебя. Имея в руках принцессу, я получу и источник. А Эрратиан окончательно свихнулся на мировом господстве, и до скончания веков теперь будет искать артефакт. Да, признаю, в паре с моей дочерью они неплохо сработались, пока не появилась ты. И изначально предполагалось, что вампир поможет мне добраться до источника, а я помогу ему захватить мир. Но теперь, когда ты у меня в руках, мне нет дела до Эрратиана.

— Предательство у вас в чести, — хмыкнула я, — А с чего вы решили, что Старейшины обменяют меня на источник? Это же откровенный бред.

— Ты недооцениваешь свою значимость, принцесса, — поморщился демон, — Обменяют, да еще и как.

— Да ну, — фыркнула я, — Что такое одна жизнь против такой магии? Они на это не пойдут.

— Кто знает, кто знает, — улыбнулся эрхан, но глаза его оставались пронзительно-холодными, — Что было между тобой и моим сыном? Интрижка?

— Не смейте упоминать мне о нем! — тут же окрысилась я, хотя особой причины не было. Просто мне нужно было убедить Повелителя демонов в том, что я для Шая ничего не значу. Если он не в курсе происходящего, то из-за меня может оказаться в опасности. Сможет ли этот демон убрать собственного сына, если тот встанет у него на пути? Этот сможет, да еще и как.

Ему наплевать на то, что он может столкнуть в войне двух друзей, Шайтанара и Киртана. Я — наследница Динтанара и, если Киртан узнает, где я сейчас, войны не миновать. Все, что происходило, делалось в обход Шайтанара, теперь я это четко понимаю. Когда Повелитель отправил делегацию к ятугарам, чтобы разобраться с убийствами, он преследовал две цели: убрать Шайтанара подальше из дворца, чтобы тот ничего не понял, и отправил Карнелию, чтобы та добралась до меня. Он понимал, что на обман Шай не пойдет, он не стал бы обманом проникать во дворец Эвритамэля, как это сделала его сестра. Он сам говорил мне об этом. Повелитель эрханов видимо слишком хорошо знает своего сына, вот и проворачивал все втайне от него.

— Значит, мой сын просто игрался, — по лицу эрхана пробежала тень улыбки, — Это хорошо. Милада, уведи нашу гостью в темницу, на сегодня разговор окончен.

— Ах ты, мразь, — тихо прошептала я и, быстро достав из ножен кинжалы, резко метнула их в эрхана. Один из них достиг своей цели и воткнулся в предплечье демона, а вот второй упал на пол, сбитый на лету кинжалом кого-то из эрханов, их присутствие я заметила только тогда, когда мне скрутили руки до дикой боли в мышцах и заставили встать на колени.

«Эль, хрдыр, зачем?!? Теперь все будет намного хуже! Потерпи чуть-чуть, я тебя вытащу оттуда!»

«Нет, Марк. Пять дней. Дай мне пять дней. Если через пять дней я не выберусь отсюда, тогда сообщи Киртану и Старейшинам» — ответила я, пока демоница с разгневанным лицом быстро обыскивала меня в поисках оружия, которого я тут же лишилась. Номер с убийством Повелителя демонов не прошел.

— Похоже, что наша маленькая принцесса до сих пор не осознала, во что она вляпалась, — очень спокойно произнес эрхан, поднимаясь с трона и зажимая окровавленное предплечье, — Мелида, объясни ей, как нужно вести себя в гостях. И свяжись с Шайтанаром, он мне нужен.

Твою ж мать…

Меня бесцеремонно распяли на полу. Пока два эрхана держали мне руки, демоница быстро освободила меня от корсета. Раздался свист кнута и…

Кричать я себе не позволила. Только со свистом вдыхала воздух, когда кнут в очередной раз вспарывал кожу на спине, которую татуировка лишь частично защищала. Все повторилось практически так же, как и в Карате, вот только удары у сестры Шайтанара были намного сильнее и болезненнее.

Шайтанар. Его имя отдавалось стуком сердца в висках. Он скоро будет здесь, и что тогда? Он же не знает, что я и Хелли это одно лицо! Даже если и узнает, что тогда? Поймет, что я его не предавала и поможет…

Нет.

По лицу все же сбежала одна единственная слезинка, не смотря на адскую боль в спине. Зачем ему помогать принцессе лунных эльфов? Против воли отца он не пойдет, кто для него я, а кто он? Да и Эвритамэль как на ладони.

Уже совершенно без сил лежа в камере, куда меня притащили, я поняла, зачем Повелителю понадобился Шайтанар. Для того чтобы связаться с Киртаном. Чтобы освободить наследницу, если понадобиться, Киртан надавит на Старейшин. А против ятугаров сильно-то не попрешь. Если народ узнает, что их принцесса в опасности, они может, и не согласятся обменять меня на источник, но если к условиям присоединится еще и армия ятугаров около границы… да если еще сюда и добавить то, что если умру я, умрет и Марк, то у Старейшин нет выхода. Из-за моей собственной глупости теперь может пострадать все королевство. Хрдыр, какая же я дура!

Спина болела невыносимо и, единственное, что меня утешало, так это то, что я успела заблокироваться от связи с Марком. Он не должен ничего почувствовать. Впрочем, я теперь и поговорить не с ним, ни с Ташем не могу — на меня нацепили кандалы с примесью амарилла. Следов не оставит, но и магией я пользоваться не могу. Вообще никакой.

Чуть приподнявшись на локтях, я сплюнула на пол кровь из разбитой губы и усмехнулась. А ведь Марк может вытащить меня отсюда за пару секунд, стоит только снять с меня амарилл. Кэсс меня почувствует, и Марк тут же откроит портал. Нужно только снять эти хрдыровы кандалы…

Очнулась я не скоро. Спина горела огнем, и из-за попавшей в раны грязи и куски тканей регенерация не помогала. Сил не было никаких и страшно хотелось пить. Понять, сколько времени прошло, не представлялось возможным — в камере стояла кромешная темнота, освещенная только тусклым светом, проникающим через крошечное окошко на двери, с толстыми прутьями решетки. Больше источников света в каменном сыром помещении размером десять на десять шагов не было. Была только куча грязной соломы, на которой я лежала, да железный крюк, вбитый в стену, на который меня можно подвешать за цепь на кандалах, если я вдруг плохо начну себя вести.

Усмехнувшись своим мыслям, я с большим трудом заставила ноющее тело сесть, и обхватила колени руками. Интересно, как там Ри? Наверно, с ума от беспокойства сходит. Надеюсь, что разобраться с вампирами, которые на тот момент больше походили на зомби, ему удалось. Да и как иначе? В своем ученике я не сомневаюсь, да и не стоит забывать, что он не только ранхар, но и в Военной академии дроу столько времени обитал.

Когда из коридора донеслись едва слышные шаги и стража, стоящая за дверью, вдруг засуетилась, я закатила глаза. Неужто демоница пришла меня проверить? Но резкий голос, раздавшийся чуть позднее, заставил меня похолодеть, а сердце забилось в испуге. Этот низкий голос с бархатистыми нотками и ледяным тоном я узнаю где угодно.

Когда дверь камеры резко распахнулась, ударившись о стену, я сжалась в один сплошной комок нервов и как можно ниже опустила голову. Это веяние силы, исходящее от вошедшего, невозможно перепутать. Шайтанар решил навестить пленницу. Никогда не думала, что наша с ним встреча состоится при таких обстоятельствах.

 


Дата добавления: 2015-09-13; просмотров: 6; Нарушение авторских прав


<== предыдущая лекция | следующая лекция ==>
Селениэль. — Эль, ты так прелестно выглядишь, — давился смехом аронт за моей спиной, — Слушай, а я не думал, что грязно-коричневый цвет тебе так идет! | Шайтанар сейт Хаэл. — Шайтанар, — тихий и безжизненный голос моего помощника нарушил спокойную тишину, царившую у меня в кабинете
lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2018 год. (0.043 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты