Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



В какого Бога верили первые люди?




Читайте также:
  1. I. Первые англичане в России
  2. Вечный двигатель и первые шаги в создании паровой машины
  3. Возникновение и первые этапы эволюции жизни
  4. Впервые в госпитале и борьба за… волосы
  5. Впервые присягнул подданным (крестоцеловальная запись),
  6. Еврейский вопрос в первые послевоенные годы: правда и вымысел.
  7. Как появились первые мужчины
  8. КАКОГО ЦВЕТА ОБЪЯТИЯ?
  9. Категория не имеет никакого иного применения для познания вещей, кроме применения к предметам опыта

Верую во единого Бога.

Символ веры.

Homo sapiens, возникший по данным науки около 35 тыс. лет тому назад, имел «сравнительно сложные религиозные представления» в виде солярного (солнечного) культа. Но кому покланялся он: солнцу или «Солнцу правды» – Богу? Об этом наука ничего сказать не может.

Археология и этнография в изучении истоков европейской цивилизации достигает своим взором лишь до руин храмовой культуры Мальты (4–2 тыс. лет до н.э.), от развалин которой не осталось вообще ни единой письменной йоты. От Крита до Микен (3–2 тыс. лет до н.э.) до нас дошли только хозяйственные записи и несколько нерасшифрованных текстов, так что о характере религиозных верований того времени можно лишь гадать.

Индийские веды, время написания которых не простирается за границы 2-го тысячелетия до н.э., говорят о Боге и богах. При этом более древние тексты, как считают многие исследователи, ближе к монотеизму, в то время как поздние – к политеизму и пантеизму.

Подобная же картина вырисовывается и при изучении религиозных источников иных цивилизаций: ассиро-вавилонской, китайской, американской, и др. За лежащим на поверхности политеизмом исследователи находят очевидные следы прамонотеизма[18].

Но древнейший в мире датированный памятник религиозной литературы – корпус текстов из пирамиды царя Унаса (середина XXIV в. до н.э.) – прямо говорит о едином Творце «видимого и невидимого мира» Ра-Атуме[19].

Сохранившиеся письменные источники истории европейской религии начинаются очень поздно - лишь с «Илиады» Гомера, т.е. приблизительно с VIII–VII вв. до н.э.

Христианскийвзгляд основывается на свидетельстве Библии, которая с первых же строк прямо говорит, что уже первые люди непосредственно общались с единым Богом. Она сообщает, что вера в единого Бога сохранялась у Авраама (2000 лет до Р.Х.) и его прямых потомков, и что заповедь о Его почитании стоит первой среди десяти основных заповедей Моисея (16 век до Р.Х.) и повторяется многократно и настойчиво в различных вариантах и ситуациях на протяжении всего как Ветхого, так и Нового Заветов.

Объективным основанием к принятию библейских свидетельств является тот факт, что достоверность Библии как одного из древнейших исторических письменных источников подтверждается множеством научных и, прежде всего, археологических исследований[20].



Исходя из всего этого, можно с достаточным основанием говорить о монотеизме как первой религии человечества, которая затем в силу целого ряда причин постепенно деградировала до различных форм так называемых народных (языческих, или естественных) религий, верований и суеверий.

Что обусловило эту деградацию понимания Бога, и не нарушило ли оно единство веры в Него при возникшем многообразии религий?

 

Как возникли другие религии?

Они, познав Бога, не прославили Его,

как Бога, и не возблагодарили, но

осуетились в умствованиях своих,

и омрачилось несмысленное

их сердце. Рим.1:21.

Библия в качестве основного фактора, обусловившего угасание монотеизма и возникновение политеизма и других религиозных верований, называет нравственный упадок личной и общественной жизни древних народов. Всё большее стремление к наслаждениям, богатству и власти над людьми, природой и высшими силами, включая и самого Бога, глубоко искажало самое существо сознания человека и открывало простор для «легального» развития в нем самых низменных страстей, различных извращений (напр., Содом и Гоморра), превращая его в существо, неспособное к духовным переживаниям, к восприятию Бога.



На нравственную причину как основной источник искажения у людей их религиозных воззрений указывают и многие древние небиблейские авторы. Цицерон, например, писал: «Многие о богах думают не право, но это обыкновенно происходит от нравственного развращения и порочности: все, однако же, убеждены в том, что есть сила и природа Божественная» [21].

В результате такой нравственной и духовной деградации образ единого Бога постепенно приобретал характер земного властителя, «слўги» которого (ангелы, демоны, жрецы, герои) заведовали разными сторонами человеческой жизни, и их благоволение, прежде всего, давало человеку благоденствие на земле. Сам же единый Бог постепенно отходил в сознании людей на задний план, становился фактически ненужным, мысль о Нем исчезала, а «слŷги» становились реальными богами, которыми народное воображение населило землю и небо. Отсюда возникли разные народные (языческие) верования со своими специфическими представлениями о Боге и богах: политеизм, анимизм, астрология, шаманизм, оккультизм, породившие в конечном счете атеизм и прямой сатанизм[22]. Не малое значение в этом процессе имели часто отдельные личности (например, Будда, Конфуций, Зороастр), которые формировали (и реформировали) религиозные воззрения своих народов.

Такое оземление сознания привело к тому, что люди, как пишет апостол Павел, славу нетленного Бога изменили в образ, подобный тленному человеку, и птицам, и четвероногим, и пресмыкающимся... Они заменили истину Божию ложью, и поклонялись, и служили твари вместо Творца (Рим. 1, 21–25). Более того, опустились до служения дьяволу: «И утучнел Израиль, и стал упрям; утучнел, отолстел и разжирел; и оставил он Бога, создавшего его, и презрел твердыню спасения своего. Богами чуждыми они раздражили Его и мерзостями [своими] разгневали Его: приносили жертвы бесам, а не Богу» (Втор. 32, 15-17). О том же поклонении бесам сообщает и апостол Павел: «язычники, принося жертвы, приносят бесам, а не Богу. Но я не хочу, чтобы вы были в общении с бесами» (1 Кор. 10,20). Оказывается, деградация религиозного сознания может дойти до такого извращения понятия о Боге, что служение дьяволу начинает рассматриваться как поклонение Богу.



В то же время идея единого Бога никогда не покидала человеческое сознание. Она оставалась центральной истиной ветхозаветной иудейской религии (основатель Моисей), просуществовавшей до пришествия Христа[23]; христианства (основатель Иисус Христос); и возникшего через 600 лет после него мусульманства (основатель Мухаммед).

 

Один ли Бог во всех религиях?

"Если кто скажет тебе:

ту и другую веру дал Бог, -

отвечай: разве Бог двоеверен?"

Преп. Феодосий Печерский

 

В настоящее время всё настойчивее пропагандируется идея единства и общности всех религий, их веры в одного и того же Бога. Эта идея имеет своей целью создать одну единую религию, в которой растворились бы все религии мира – прежде всего христианство со своими ярко выраженными вероучительными и духовно-нравственными особенностями.

Насколько обоснована эта идея?

Не говоря уже о принципиальных отличиях монотеизма от политеизма, в самих монотеистических религиях образ Бога далеко не однороден. У них также имеются существенные различия в Его понимании. Так, в христианстве единый Бог в Своей внутренней жизни является триипостасным: Отец, Сын (Логос) и Святой Дух; вторая Ипостась, Логос, воплощается; спасение человечества совершается Крестом, смертью и Воскресением Христа и др. Такого нет ни в иудаизме, ни в мусульманстве.

Всё это говорит о том, что в каждой религии существует свой образ Бога, определяющий не только её вероучительное и духовно-нравственное учение, но и существо всей духовной жизни верующего. То есть этот образ Бога и является Богом[24]религии.Каждая религия поклоняетсясвоемуБогу. При этом отличия «богов» в разных религиях часто имеют глубоко принципиальный характер, что особенно ярко видно при сопоставлении язычества с христианством. Потому писал апостол Павел: Что общего у света с тьмою? Какое согласие между Христом и велиаром[25]? (2 Кор. 6: 14,15).

Идея одного Бога во всех религиях является не только ошибочной. Она утверждает единство религий по существу, их принципиальную равноценность. Тем самым она порождает религиозный индифферентизм, разрушая устои духовной и нравственной жизни человека, приводит его сознание к утрате одного из важнейших духовных стимулов - искания истины.

В связи с этим возникает вопрос: существует ли религия, которая имеет достаточные основания утверждать, что ее образ Бога является откровением Самого Бога, и, следовательно, она является истинной религией? В современную эпоху возрастающих экуменических и межрелигиозных контактов этот вопрос приобретает особенно серьезное значение.

 

Истинность христианства.

Я есть путь и истина,

и жизнь. Ин. 14,6.

 

Каждая религия уверена в истинности своей веры. Но какие аргументы она должна привести, чтобы доказать это интересующемуся человеку? Аргумент очевиден. Если последней инстанцией истины является Бог, то и таковой религией можно назвать лишь имеющую объективные свидетельства того, что основные положения ее учения не являются результатом человеческой мысли, и потому могут рассматриваться только как откровение Самого Бога.

Это требование, естественно, распространяется и на христианство. И оно предлагает несколько таких аргументов.

Исторический.

Само происхождение христианства остается полной загадкой для человека, далекого от религии. Даже такой авторитетнейший атеистический исследователь этого вопроса, как Ф. Энгельс, вынужден был написать: "Христианство, как и всякое крупное революционное движение, было порождено массами. Оно возникло в Палестине, причем совершенно не известно, каким образом"[26]. Еще более любого, изучающего историю происхождения христианства, поражает факт сохранения этой религии в условиях почти трехвековой смертельной угрозы каждому исповедующему Христа. Жестокие гонения на христиан начались сразу с распятия Христа иудеями[27]. Вскоре и Римом были приняты карательные законы, в результате которых страшные публичные казни начались по всей империи (христиан ко львам!). Христиан подвергали пыткам, отдавали на аренах цирков на растерзание диким зверям, осмаливали и привязывали к столбам в парках и с наступлением темноты поджигали их и т.д. Об этом пишут (без сожаления) известнейшие римские историки того времени: Плиний Младший, Светоний, Тацит[28].

О том же сообщают сохранившиеся судебные акты и жития казненных в то время христиан. «Всякая провинция, - говорит Тертуллиан (+220), - всякий город имеет своих богов..., у одних нас отъемлется свобода совести»[29]. Иустин Философ (+165) свидетельствует, что стоило только человеку объявить себя христианином, как он осуждался на смерть[30]. Со времени императораТраяна (98-117) христиане были признаны последователями религии недозволенной (religio illicita) и «в принципе объявлены подлежащими наказанию»[31]. За христианами отрицалась само право на существование. И тем не менее, множество людей, видя все эти ужасы, принимало христианство и шло на мучения и смерть. Оно, как ни одна другая религия в мире, дало миллионы мучеников за веру. Иустин Философ при этом писал: "Сократу никто не поверил так, чтобы решился умереть за это учение; напротив, Христу, Которого отчасти познал и Сократ... поверили"! Как понять этот потрясающий и уникальный в истории мировых религий факт, если никаких объективных, естественных его объяснений нет?

Остается одно – это признать, что те многочисленные сообщения писателей того времени (начиная с девяти авторов Нового Завета) о поразительных сверхъестественных дарах, получаемых первыми христианами (исцеление любых болезней, предсказания грядущих событий, различные чудотворения, включая воскрешение мертвых, мгновенное получение знания иностранных языков и т. д.), удивительное мужество, часто радость, многих христиан (включая женщин и детей) в перенесении мучений и смерти, поразительные духовные и нравственные изменения, происходившие с принимающими крещение, - всё это свидетельствовало о Божественности этой религии, о Божественности Иисуса Христа. Этим и только этим можно объяснить принятие множеством людей веры жестоко преследуемой религии.

И по настоящее время это убеждает всех искренно ищущих истины людей в Божественности христианской религии. Игумен Никон Воробьев (+1963), сам в 30-х годах перенесший лагерные страдания за веру, писал: «Уповая на Него [Христа], апостолы всё претерпели, но победили мир — небольшое количество овец победило несметные стада волков. Разве это не доказательство силы и промышления Божия?»[32]

2. Духовно-нравственный аргумент. Христианство, в отличие от всех других религий, предлагает принципиально иное понимание условий спасения человека. Оно за-
явило, что спасение человеку даруется не за количество молитв, добрых
дел, жертвоприношений, священнодействий, подвигов, как об этом учат все религии, но за осознание своей греховности и искренность покаяния. Именно по этой причине первым в рай вошел тот, кто не только не был праведным, но, напротив, совершил тяжкие преступления.

Христос прямо сказал: Я пришел призвать не праведников, но грешников к поклянию (Мф 9,13), Он одо­бряет не «праведного» фарисея, но мытаря, кающегося: Боже! Будь милостив ко мне грешнику! (Лк 18,13), от­пускает грехи не фарисею-праведнику, пригласившему Иисуса на обед, но женщине-грешнице, обливающей слезами ноги Спасителя и отирающей их своими во­лосами (ср. Лк 7, 44). В этом удивительном учении зву­чит потрясающая любовь к обычному человеку с его страстями и немощами, неприемлемое, антирелигиоз­ное для иудеев, неслыханное для язычников.

Откуда же такое странное учение, каков источ­ник этого неведомого в религиозном мире усло­вия спасения человека? Ответ один — такое могло быть только от Бога, Который есть Любовь и Ко­торым является Сам Основатель христианства.

 

3. Вероучительный аргумент. Все христианские истины: о Боге-Любви, Троице- Боге, Логосе - второй Ипостаси Бога, Его воплощении, Христе Спасителе распятом и Воскресшем и др. - уникальны по своему характеру. Они глубоко отличны как от ветхозаветной иудейской религии, так и от других религиозных и философских учений эпохи возникновения христианства. Этот поразительный факт невольно заставляет задуматься: откуда могли взять такое множество совершенно новых и удивительных по своей глубине религиозных идей не учившийся Сын плотника (Ин. 7,15; Мф. 13,55) и Его ученики - люди некнижные и простые (Деян. 4;13)? Ответ очевиден, если «земных» источников этих идей нет, то остается признать Божественный источник, Которым является Богочеловек Иисус Христос.

Все основные христианские истины содержатся, по существу, в одном блоке – в учении о Боге. Каково их содержание, в чем необычность этих истин?

 

Что говорит христианство о Боге?

«Когда я говорю о Боге, слова мои

подобны льву ослепшему, который

ищет водного источника в пустыне».

Максимилиан Волошин

 

Этот большой вопрос распадается на несколько отдельных, из которых рассмотрим наиболее важные.

1. Общее понятие о Боге.

У великого древнегреческого философа Платона († 347 до н.э.) есть такая мысль: «Простые вещи не поддаются определению». Действительно, сложную вещь можно как-то определить, называя известные составляющие ее свойства. Простую же - можно только назвать, но это будет понятно тому, кто ее видел. Например, как можно объяснить человеку, что такое красный цвет или сладкий вкус, если он никогда с ними не соприкасался? Очевидно, что способ только один – он должен увидеть, попробовать, ибо никакие слова здесь не помогут.

Христианская религия учит о Боге как первичной Простоте, Он прóстое Существо. Поэтому любое слово о Нем, любое Его определение будет недостаточным. И все те имена и качества Бога, которые называются в Священном Писании и в богословской литературе, являются ничем иным, как лишь некими земными аналогами свойств Бога. Ибо Он есть Дух, а не какое-то Существо из тончайшей материи, и потому не может быть выражен языком и понятиями нашего обычного опыта. Преп. Симеон Новый Богослов писал: «Я... оплакивал род человеческий, так как, ища необычайных доказательств, люди приводят человеческие понятия, и вещи, и слова и думают, что изображают Божественное естество, то естество, которого никто из ангелов, ни из людей не мог ни увидеть, ни наименовать» (Божественные гимны. Серг. Посад, 1917).

Но эти аналоги необходимы, поскольку такие положительные характеристики Бога, как Любовь, Разум, Личность, Справедливость, Святость дают, в конечном счете, возможность верующему человеку четкого различения между добром и злом, что чрезвычайно важно, ибо в противном случае теряются все нравственные ориентиры в жизни. Так, Д. Мережковский написал:

И зло, и благо - два пути,

Ведут к единой цели оба,

И всё равно куда идти.

Но христианство своим учением о Боге утверждает: не всё равно, куда идти.

У одного из святых - Григория Паламы - есть замечательное высказывание, которое в кратких и емких словах раскрывает еще одну из сторон христианского учения о Боге и характере Его присутствия в мире. Свт. Григорий писал: «Бог есть и называется природой всего сущего, ибо Ему все причастно и существует в силу этой причастности, но причастности не к Его природе, а к Его энергиям». Эта мысль подчеркивает две важные характеристики Бога.

Первая - Бог неотделим и не отчужден от природы мира и человека, и всё существует лишь в силу причастности Ему. Вторая – но эта причастность мира Богу не означает их единоприродности, единосущности. Отсюда становится понятным, почему христианство не приемлет деизма[33], полностью отделяющего и отчуждающего Бога от мира, и в результате, делающего окружающий мир бездушным объектом потребительских интересов человека. Христианство отвергает и пантеизм[34], сливающий Бога с миром, исключающий в Нем личность и открывающий простор для развития разных видов шаманизма, колдовства, магии, оккультизма, претендующих на возможность покорения скрытых (оккультных) сил того мира и использования их в своих целях.

 

2. Бог – Любовь есть (1 Ин.4:16).

Одним из важнейших положений христианского понимания Бога, принципиально отличающим его от всех прежних о Нем представлений, явилось учение о том, что Бог есть любовь (1Ин.4,8). Бог, оказывается, это не абсолютный Властитель, который делает что хочет, не просто высший Разум и справедливый Судья, но Он есть любовь! В Евангелии говорится: «Ибо так возлюбил Бог мир, что отдал Сына Своего Единородного, дабы всякий верующий в Него, не погиб, но имел жизнь вечную. Ибо не послал Бог Сына Своего в мир, чтобы судить мир, но чтобы мир спасен был чрез Него» (Ин. 3; 16, 17). Добровольный Крест Христов показал всю силу этой любви.

Правда, в Священном Писании и у святых отцов постоянно встречаются выражения о Боге наказывающем и милующем. Но все эти слова носят исключительно педагогический характер, о чем прямо пишут те же святые и учители Церкви. Так, свт. Иоанн Златоуст, в проповедях у которого можно встретить сколько угодно высказываний о гневе, наказаниях и прочих «чувствах» Бога, когда он раскрывает догматическое учение о Нем, то прямо говорит: "Когда ты слышишь слова:­ "ярость и гнев", в отношении к Богу, то не разумей под ними ничего человеческого: это слова снисхождения. Божество чуждо всего подобного; говорится же так для того, чтобы приблизить предмет к разумению людей более грубых". Свт. Григорий Нисский писал: "Ибо что неблагочестиво почитать естество Божие подверженным какой-либо страсти удовольствия или милости, или гнева, этого никто не будет отрицать даже из мало внимательных к познанию истины Сущего». Прп. Иоанн Касс­иан Римлянин даже так говорил: "…без богохульства нельзя приписывать Ему и возмущение гневом и яростью". И т.д.

Христианское учение о Боге-Любви явилось беспрецедентным в древнем мире иудейского и языческого богопонимания. Поэтому, без признания Самого Иисуса Христа действительно воплотившемся Сыном Божьим, возникновение такого учения - неразрешимая проблема.

 

3. Один и три

Credo, quia absurdum.

Евангелие вполне определенно говорит о том, что Бог есть Дух и в то же время Он Существо личное, хотя в особом значении этого слова. Особенность заключается в совершенно новом, принципиально отличном от всех дохристианских представлений - учении о едином Боге при троичности Его Ипостасей (Лиц).

Основная идея этого учения состоит в утверждении, что Бог - это безначальный Отец, предвечно рождающийся от Него Сын (Логос), и предвечно исходящий от Отца Дух Святой. Три Ипостаси равночестны, имеют одну сущность, единую любовь, единый ум, единую волю, единое действие. Некоторое понимание этого совершенно необычного учения о Боге дают аналогии.

Так, образом того, как одно может одновременно быть множественным, является, например, атом. У греческих мыслителей понятием «атом» (греч. °-tomoj -неделимый) обозначалась та предельно простая частица, из совокупности которых состоят все вещи. Но в 20-м веке было открыто, что внутри атома, оказывается, находится целый мир. Так и Бог, будучи Существом единым и абсолютно прóстым - неделимым, в то же время во внутренней Своей жизни является Триипостасным.

Учители Церкви, исходя из того, что человек является образом Божьим, предлагают и такую аналогию, которую приводит святитель Игнатий (Брянчанинов). «Образ Троицы Бога, - писал он, - троица человек... Ум наш - образ Отца; слово наше - образ Сына; дух - образ Святого Духа... Ум без мысли существовать не может, и мысль без ума. Потому-то всякая мысль имеет свой дух». (Об образе и подобии. Т.2.)

Учение о Боге Троице отвергает все формы языческого политеизма и, в частности, тритеизм (три бога), триморфизм (три различных проявлений моноипостасного (единоличностного) Бога). Христианская Троица - это и не семейная триада языческих пантеонов, в которых в качестве второй «ипостаси» является рождающая богиня-мать. В Святой Троице нет ни мужского, ни женского начала. В ней рождает Отец (а не мать), второй Ипостасью является Сын (а не богиня), третья Ипостась - неизвестный язычеству Дух Святой (а не сын или дочь). При этом, все три Ипостаси равночестны в отличие от семейной языческой триады. Потому кроме числа три в этих триадах нет ничего общего со Святой Троицей.

Христианское учение о Триипостасном Боге является беспрецедентным, его истоков нет ни в религиозной, ни в философской истории человеческой мысли.

 

4. Христос - Бог и Человек.

«Во время всеобщего разложения

и выступило христианство.


Дата добавления: 2015-09-13; просмотров: 9; Нарушение авторских прав







lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2021 год. (0.019 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты