Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



Дисклеймер: сходство с реальными персонами является случайным, коммерческой выгоды не извлекаем. 10 страница

Читайте также:
  1. ACKNOWLEDGMENTS 1 страница
  2. ACKNOWLEDGMENTS 10 страница
  3. ACKNOWLEDGMENTS 11 страница
  4. ACKNOWLEDGMENTS 12 страница
  5. ACKNOWLEDGMENTS 13 страница
  6. ACKNOWLEDGMENTS 14 страница
  7. ACKNOWLEDGMENTS 15 страница
  8. ACKNOWLEDGMENTS 16 страница
  9. ACKNOWLEDGMENTS 2 страница
  10. ACKNOWLEDGMENTS 3 страница

- Ну, типа того… - Том уставился в боковое окно, чувствуя на себе насмешливый взгляд.

- Я тебе ложку дам, - пообещал ему Билл. - Большую.

- Ты настоящий друг! - Том улыбнулся, понимая, что это маленькая месть за хот-дог.

«Один-один», - подумал он.

 

***

 

- Давай сначала немного перекусим, а уж потом разберемся с остальным, ладно? – предложил Билл, и парни, оставив все привезенное в коридоре, направились на кухню.

- Ты хоть скажи, что все это такое? - Том с интересом смотрел на стол, заваленный маленькими красочными упаковками, покрытыми иероглифами.

- А, ну это: «рагу по-шанхайски», «утка по-пекински», я просил все без чеснока, не знал, как ты к нему относишься, - пожал плечами Билл и продолжил, – овощной салат, грибы с ростками бамбука, креветки в сладко-кислом соусе. Вот, собственно и все. Выбирай.

- Угу… И палочки, - усмехнулся Том, глядя на несколько упаковок тонких, изящно украшенных палочек, - и это ты называешь «немного перекусить»?

- Разве это много? - Билл улыбнулся через плечо, ставя в микроволновку блюда, которые надо было подогреть. - Ты садись, настоишься еще сегодня.

Они ели и смеялись, когда Том все-таки решил есть креветки палочками, и большую часть пришлось вылавливать по столу и в других блюдах, а некоторые и из-под стола. Им было так хорошо вдвоем, легко, спокойно и уютно. Время летело незаметно.

- Все! - выдохнул Том, гася окурок в пепельнице и отставляя пустую кофейную чашечку. - Спасибо за ужин, Билл. Все было супер, правда. Ты меня так разбалуешь.

- Для тебя - все, что угодно, - улыбнулся Билл, подумав: «Я готов тебя баловать всю жизнь. Я даже еще не начинал».

- Теперь можно заняться делом, - Том с видом сытого, довольного жизнью кота, только что не мурлыкал от удовольствия.

Чуть позже, когда был установлен мольберт с закрепленной на нем специальной чуть шероховатой фактурной бумагой под пастель, и Том наконец-то остался доволен освещением, он отправил Билла искать синюю рубашку. Билл принес две - хлопок и шелк. Том остановил свой выбор на шелковой.

- Да, вот эта, она свет лучше отражает, - он улыбался, глядя на эту рубашку, оценивая взглядом художника все достоинства материала. - То, что нужно. Она подчеркнет бледность, которая так тебе идет, и вообще, в ней будешь выглядеть очень даже секси.



Билл приподнял бровь, улыбаясь уголком губ, с интересом глядя на Тома, отмечая, насколько тот погружается в привычное ему состояние вдохновения, характерное для всех людей творческих профессий, будь то художник, артист, танцор, скульптор или писатель.

- Помнишь, как ты тогда сидел? - Том оглянулся на кресло. - Тогда надевай это и садись.

Том стоял рядом, держа рубашку, пока Билл стягивал с себя футболку. Он не хотел смотреть на Уильяма, когда он будет раздеваться. А тем более не хотел смотреть на шею, когда ворот футболки обнажит шею, подняв за собой волосы.

Не хотел. Не собирался. Совсем. И как всегда получилось все наоборот.

Этот взгляд перехватил Билли, бросая футболку на столик, сам того не замечая, провел рукой по шее, вернее по волосам на ней, как бы прикрывая ее. Этот жест заставил Тома стиснуть зубы. Он понимал, что эта татуировка скоро начнет ему сниться. Она не давала ему покоя…

И Биллу тоже. Но в другом смысле - вопреки всему, Билл чувствовал острую необходимость рассказать Тому все правду о татуировке - о себе и Рауле.

Он взял рубашку из рук Тома.



- Пусть будет расстегнута. И рукава тоже, - негромко говорил Том, глядя, как Билл поправляет воротник. - Знаешь, на тебе вчера цепь такая была, серебряная. Давай посмотрим, как она здесь будет смотреться?

- Хорошо, сейчас принесу, - Билли вышел из комнаты, а Том стоял, уставившись на снятую Биллом футболку. Перед глазами были две буквы на тонкой, изящной шее.

Том никогда раньше не замечал за собой такого. Понятное дело, все мы собственники, и своего отдавать не хотим, но разве нормально ревновать, если знаешь, что это было в прошлом?

- Он любил, - пробормотал Том.

Этот человек, кем бы он ни был, навсегда, хоть маленькой частичкой, но останется в сердце Уильяма. Вот это и мучило Тома.

Билл зашел в свою спальню и присел на кровать, нервно сжимая и разжимая пальцы. Он должен был сейчас решить - сможет он рассказать о Рауле или нет? Вчерашняя явная реакция Тома говорила о многом - их отношения уже практически перешли за грань того, что могло бы считаться дружбой, и теперь, возможно, настало время признаний. Билл понимал - Тому эта татуировка не дает покоя, и им обоим будет легче, если он скажет правду. Несколько раз глубоко вдохнул, для храбрости, встал, взял цепочку из ящика и спустился вниз, зная уже, что расскажет. И будь что будет. Только важно выбрать подходящий момент.

- Вот, - Билл протянул Тому свою цепь. – Эта?

- Ага, - Том аккуратно сгреб ее, рассматривая, - тяжелая. И красивая. Думаю, подойдет, надевай - и «ссыпал» ее в протянутую ладонь Билла.

- Давай, располагайся, - Том кивнул на кресло.

Билл, как в прошлый раз, забрался на кресло с ногами, сев на подлокотник.

- Угу, руку на спинку положи. Ногу сюда вот подтяни, - командовал Том, потом задумчиво закусил губу, глядя на ногу Билла. - Сними. - Вдруг сказал он.

- Снять что, Том? - Билл смущенно улыбнулся.

- А... носки снимай, - растеряно ответил он, как будто поясняя что-то само собой разумеющееся, - на тебе же рубашка расстегнута.

Билл улыбнулся и, наклонившись, стянул с себя носки. Том посмотрел на красивые ступни, выглядывающие из-под бахромы по-модному потрепанных джинсов…

«Идеально. А разве может в нем хоть что-то быть не идеально?»

- Да, то, что нужно. Одну ногу ставь на подлокотник, вторая пусть будет на сидении.

Он отошел к мольберту, оглядывая Билла, как дорогую вещь в витрине магазина, решая, подойдет или нет. Это не напрягало Билли. Он понимал, что по большому счету, он сейчас для Тома действительно просто красивая вещь. Модель.

- Садись так, чтобы ты был полностью расслаблен. Нужно ощущение комфорта, понимаешь? Это важно. Ни капли напряжения, ни в позе, ни в лице.

Билл оперся боком о спинку кресла, положив на нее сверху правую руку, свесив кисть, на половину скрытую расстегнутым рукавом. Ему было удобно, он подумал, что сможет просидеть так час или два.

- А вторую руку положи на колено, - Том подошел и поправил рукав, чтобы кисть была полностью открыта. Потом еще раз критически оглядел Билла, осторожно поправил прядь волос на плече, чуть сильнее распахнул рубашку на груди. - Тебе действительно удобно?

- Да, вполне.

Тома все так же продолжал отрешенно разглядывать свою модель.

- Сегодня я не буду тебя долго мучить. Сделаю пару набросков, определюсь с композицией. Примерно на час работы, - и откинул челку, упавшую на лицо его модели, слегка коснувшись пальцами скулы. Это прикосновение отдалось во всем теле Билла.

«Да успокойся ты! Для Тома это ничего не значит. Совсем. Просто мелочи. Просто ничего не значащий жест. Он вообще о другом сейчас думает», - Уильям был готов к такому же сосредоточенному на творческом процессе выражению лица Тома.

Но, встретившись с ним взглядом, понял насколько ошибался. Том смотрел в его глаза. Без улыбки. С полнейшей ясностью. Было ощущение, что он хочет сказать что-то, но не решается.

«Что?»

Билл выглядел волшебно. Вся его расслабленная поза, обнаженные ступни, изящные кисти рук, расстегнутая, будто небрежно наброшенная рубашка, нежные губы, рассыпавшиеся по плечам длинные волосы, темные красивые глаза. Это было настолько сексуально, так притягивало, что становилось не по себе. От этого кружилась голова, это прошибало сознание Тома вспышками электрических разрядов.

«Скажи. Хоть что-нибудь, Том!» - Билл смотрел на Тома и был уверен, что стук его сердца слышно даже в другой комнате.

- Ты обалденно выглядишь, - Том покачал головой и отошел к мольберту.

- Спасибо, - Билл нервно сглотнул.

- Это мне нужно тебя благодарить, - ответил Том и взял карандаш. - Такой модели нет больше ни у кого. Посмотри на меня, - попросил он, и Билл поднял на него взгляд. – Хорошо, вот так и сиди.

Билл не выдержал и опустил взгляд, выдохнув украдкой.

«Ты убиваешь меня, Том. Медленно убиваешь. Неужели ты не видишь этого?»

- Ты можешь смотреть куда угодно, просто, когда я буду рисовать твои глаза, мне будет нужно, чтобы ты смотрел на меня… какое-то время. Я тебе скажу, – Том вытянул руку с карандашом, прикрыв один глаз, измеряя соотношения размеров деталей обстановки и что-то начиная намечать на месте будущего рисунка. Поначалу очень осторожно, примериваясь, а потом все увереннее, когда начало вырисовываться то, что Том видел в своем воображении уже давно.

Билл с упоением следил за рождением портрета. Ему было интересно смотреть на лицо Тома, на движение его бровей, закушенную губу, на то, как он приоткрывал рот, прикасаясь к губам кончиком карандаша, внимательно вглядываясь в рисунок.

- Чем будешь писать? - Спросил Билл спустя какое-то время, понимая, что до сих пор они не говорили об этом.

- Пастелью, – ответил Том, не отвлекаясь от работы.

- Масляной? Или мягкой?

Том склонил голову.

- А ты знаток! Масляной - она выразительнее, на мой взгляд, это даст мне возможность показать то, что я вижу в тебе, - Том говорил убежденно, глядя прямо в глаза.

- А что ты видишь? - так же спокойно спросил Билл.

- Многое… - Том мягко усмехнулся, сощурившись. И от этого Биллу казалось, что все те чувства, что у него были связаны с Томом, сжались, как от испуга. А может быть от невыносимо болезненного ожидания того, что может последовать после его признания.

«Расскажи ему! Расскажи…», - шептал внутренний голос. – «И ты поймешь, что это уже не оттолкнет его».

- Ты для меня загадка, Уильям. И, может, поэтому …- Том не договорив, вернулся к рисунку.

Билл на секунду закусил губу. Решаясь. Боясь. Почти не дыша от страха.

- Поэтому ты меня рисовал раньше? – подсказал Билли и стушевался, мгновенно пожалев о сказанном.

- Я видел, что ты узнал себя тогда, - ответил Том.

- Ты слишком хорошо рисуешь, чтобы не узнать себя.

- Спасибо, - Том потер нос, улыбнулся и продолжил рисовать, изредка бросая на Билла короткие взгляды, прокручивал в голове только что сказанные им слова. Когда-нибудь, он, возможно, и расскажет, как родился тот эскиз, который видел Билл у него дома. Расскажет, что ни до, ни после, не было такого с ним - транс, забытье, временное помешательство? Том не знал, что это было…

Парни молчали уже довольно долго - каждый о своем.

- Я хочу кое в чем тебе признаться, - Билл решился пойти ва-банк, понимая, что не сможет больше молчать.

Том замер. Все его чувства кричали о том, что сейчас произойдет нечто очень важное. Такое, что может перевернуть их отношения. Ледяные пальцы сжали сердце. Билл тоже был взволнован - секунду назад он отрезал себе путь к отступлению.

- Ты английский шпион, Уильям? - Выдохнул Том, удивляясь, что еще способен шутить, хотя практически и дышать-то не может.

- У шпионов нет татуировок, Том. Им не разрешается, - тихо ответил Билл, и Тому так захотелось обо что-нибудь опереться. Он понял, о чем будет разговор.

У Тома промелькнула нелепая мысль: «Не быть тебе шпионом, Трюмпер».

- Я должен тебе рассказать... - Билл опустил голову, выдохнул. – Пообещай Том, что ты хотя бы попытаешься меня понять, - Том смотрел на него и почти физически ощущал напряжение, исходившее от Билла, хотелось подойти и сжать пальцами тонкое плечо. Успокоить, ободрить, дать понять, что все хорошо. Но он мог только смотреть и бояться. Неизвестно чего…

- Я обещаю, Билл.

- Спасибо, - Билл кивнул, и левая рука коснулась цепочки на груди, бессознательно теребя ее. Вспомнив, что он позирует, положил руку на место. - Я не мог сказать тебе всего сразу, когда ты увидел татуировку. Я подумал… Я не знал, как ты отнесешься.

Билл говорил медленно, но уверенно, понимая, что теперь нужно идти только вперед.

- Эти буквы… Я сказал правду. Это инициалы имен. "W" - Уильям. А "R"... - Билл чуть помолчал. - Это действительно от имени человека, которого я любил. - Билл кивнул. - Но это не девушка, Том.

Билл опустил голову на секунду. Не в силах смотреть Тому в глаза. Так страшно было увидеть в них…

«Пожалуйста… Пойми меня, Том!»

Тому показалось, что в мозгу что-то щелкнуло. А потом он почувствовал резкую боль в правой руке, держащей карандаш. Он треснул в руке у Тома, вонзившись острым краем в ладонь.

Билл, почти теряя сознание от волнения, смотрел на то, как Том разжимает ладонь, и сломанный карандаш бесшумно падает на палас, и почти сразу Том, зашипев и тряхнув рукой, приседает за ним, кладет половинки на полочку подрамника и берет новый. И все это молча, с беспристрастным выражением лица, только чуть бледнее, чем обычно. И снова начинает рисовать.

Снова. Начинает. Рисовать.

Билл прекрасно понял, что произошло - для Тома это было шоком. А еще понял, что если сейчас Том что-нибудь не скажет - ну хоть что-нибудь - то не сможет он дальше и звука из себя выдавить.

Воздуха не хватало, он не мог вдохнуть его полной грудью.

- Как его имя? - спокойный вопрос, безумно нужный Биллу.

«Конец света все-таки откладывается».

- Рауль, - ответил Билл и вытер испарину, выступившую над верхней губой.

«РАУЛЬ!» - вспыхнуло в мозгу у Тома, и перед глазами всплыл светловолосый парень с фотографии.

«Это он? Неужели?»

- Рауль... - почти прошептал он. – Я видел его.

- Видел? Ты… не мог. О чем ты?

Том медленно положил карандаш и опустился на краешек кресла, стоящего рядом с ним, упершись локтями в колени, решив, что с такой слабостью во всем теле ему лучше присесть.

- Я когда ночевал у тебя… Книги смотрел, а там альбом стоял... Прости, я не должен был без разрешения… Я думаю, что не ошибся. Это он? Там надпись была на фотке: «Я и Рауль», и год. Не помню… Вы там вдвоем.

Билл медленно кивнул.

- Да. Он мой сводный брат.

Том опустил голову, глядя на свои переплетенные пальцы. Такой бури в своей душе он еще не чувствовал никогда.

- Не знаю почему, но я когда увидел его… - Том начал говорить и остановился. Потом добавил, - ты же говорил, что ты не… - и снова закончить сил не нашлось. – Ты мне врал?

- Не врал.

Что угодно Том был готов услышать сейчас в оправдание.

Но это тихое: «Не врал», заставило внутренне вздрогнуть.

Он ничего не понимал.

Том уже просто боялся сойти с ума.

- У меня не было секса с ним, Том. Мы просто… Он так и не пошел со мной до конца, – Билл замолчал на несколько секунд. – А потом мне и не нужен был никто, кроме него.

- Но… Ты любил его? - растеряно произнес Том. - Эта татуировка…

- Я любил его. Я, Том. - Билл отвел взгляд. – Верил ему, сходил с ума… А оказался не нужен. И татуировка эта по глупости. Мне пятнадцать лет было, когда я ее набил. Придурок малолетний…

Том не мог оторвать взгляда от Билла. От его тонких пальцев сжавших колено. И так больно ныло сердце.

- Я говорил правду, Том. При всем том, что могло быть у меня с Раулем, если бы он этого захотел - я не врал тебе. Не было у меня с парнями ничего. Никогда.

Том чувствовал, что, несмотря на всю сложность ситуации - стало легче. И даже почти отступила слабость. Он встал, вернулся к мольберту.

- Спасибо, Билл, – кивнул, улыбнувшись, и пастель коснулась поверхности листа.

Билли был обескуражен этой невозмутимостью Тома.

– Значит, вчера ты был с девушкой?

Билл смотрел на Тома, и до него медленно доходило, что он ничуть не ошибся, не поверив его внешнему спокойствию.

«Том вчера так и не понял!»

- Конечно… - Билли был растерян, в красках представив себе, как Том предполагал все это время, что у него могут быть не только девушки.

- Ты думал, что я был с парнем вчера, Том? И, вообще… все это время, ты подозревал, что я…

Том немного помолчал, но для Билла это было бесконечно и мучительно.

- Я верил тому, что ты сказал тогда, Билл. Что ты не гей…

- Но… тогда почему… Думал ТАК? Если верил, Том?

- Не знаю. Я… мне… вообще трудно объяснить все… Но знаешь, наверное, это не важно, - Том был не в силах больше рисовать. Рука теперь дрожала, и он просто оперся о подрамник.

«Действуй, Билли, действуй! Ты же видишь - он почти сдался…»

- Можно, я посмотрю, что получается, Том? - тихонько спросил он и, не дождавшись ответа, поднялся и подошел к Тому. Встал немного позади, почти касаясь его плеча своим.

Набросок был великолепен. Даже в этих еще не очень четких линиях Билл узнавал свои черты.

- Ты очень талантлив, Том. Это очевидно.

Том едва кивнул, оставаясь неподвижным. А Билл перевел взгляд с рисунка на затылок Тома. На светлые волосы, которые так хотелось взъерошить пальцами, на красивую, открытую, сильную шею. И сжимал пальцы за спиной, сдерживая себя.

А Том стоял, ни жив, ни мертв, глядя перед собой, и ничего не видя, чувствуя этот взгляд, тепло и тонкий запах парфюма, исходящий от Билли.

- Скажи мне, Том, - почти прошептал Билл. – То, что я тебе рассказал… Что ты думаешь теперь? Обо мне, о нас… Не расхотелось быть мне другом?

«Другом? Что ты сейчас делаешь Билли? Что ты творишь?» - Том стиснул зубы и сдержался, чтобы не втянуть сквозь них воздух.

- Я бы не бросил тебя на месте Рауля… - хрипло сказал он, и Билл зажмурился.

«Говори, Том… Говори…»

Том вдохнул всей грудью и медленно поднял голову вверх. Он боялся, что его сейчас разнесет от бушующих в груди эмоций.

Эта близость тел, когда даже не касаясь, они чувствовали такие сильные эмоции, исходящие друг от друга, сводила с ума, кружила голову. Казалось, еще немного - и рухнешь на колени от слабости. Или кончатся силы держать себя в руках, и тогда прижмешься к нему всем телом, может быть, разревешься от бессилия, а может быть, начнешь шептать, что с ума сходишь, шептать, что любишь, что хочешь больше жизни, при этом впиваясь пальцами в кожу, вжимаясь лицом в шею… Умирая и воскресая с каждым произнесенным тобой словом, с каждым гулким ударом сердца в груди друга. С абсолютной невозможностью жить дальше, если он так и останется всего лишь другом. То, что может произойти дальше, изменит жизнь. Навсегда изменит…

- А на своем месте, Том… не на его? - почти простонал Билл.

И, качнувшись, прижался к плечу Тома, опуская голову, касаясь волосами его открытой шеи, с безумным ритмом разрывающегося от любви сердца.

- Билл… - выдохнул Том, держась из последних сил, стискивая подрамник, и ясно видел перед собой ту черту, переступив которую, возврата уже не будет. Это прижавшееся к нему тело высокого стройного парня сводило его с ума, скручивало его нервы в морские узлы и распутать их не представлялось возможным.

- Пожалуйста, скажи мне, - снова шепот, и робкие пальцы легли Тому на руку.

Несколько секунд полной невесомости в трепещущих душах… А потом…

Потом они вздрогнули от неожиданной вибрации мобильника Уильяма, лежащего на журнальном столике.

Тонкие пальцы сжали свитер на его плече, хотя Том знал, ЗНАЛ, что если бы не этот звонок, то Билли сейчас сжимал бы его руку, а может быть и...

Они стояли, тяжело дыша, и смотрели на чуть двигающийся от вибрации мобильник. И оба его проклинали.

- Ответь, Билл… - Тихо попросил Том. – Может, важное что-то…

- Черт! - выдохнул с досадой Билл и с усилием разжал непослушные пальцы.

Отошел с телефоном к окну, чуть подождал, пытаясь успокоиться, и принял вызов.

Том присел на кресло, глядя на того, кто только что, чуть не остановил ему сердце своей близостью и несколькими словами, произнесенными едва слышным шепотом.

«Что мне теперь делать? Не знаю…»

- Да! Здравствуйте… конечно, узнал… как и было договорено, я все передал… Не проходит авторизация? Может, коды доступа неверные? Да, естественно проверю… Прямо сейчас? – Том видел, как Билл опустил голову, вцепившись пальцами в гардину. – Окей, я понял. Да, перепроверю все… Через десять минут я повторю коды вам на мейл… До связи.

Билл отключился и швырнул мобильник на диван.

- По работе? – Спросил Том, и Билл раздраженно кивнул.

- Да. Как всегда, срочно.

- Все нормально, - отозвался Том. – Я сделал то, что наметил на сегодня. Продолжим послезавтра, если ты не против?

- У тебя занятия завтра?

- Да, мне еще к ним кое-что подготовить надо. Я поеду, Билл. Как раз заберу мотоцикл…

Глаза в глаза. Растерянные улыбки. Растерзанные сильнейшими эмоциями души.

- Ты сможешь вести? А как же твое колено? Ты уверен?

- Конечно, без проблем, - Том кивнул. – Я уже в порядке.

 

***

 

Билл стоял, легонько проводя пальцами по царапинам на баке мотоцикла и почти касаясь коленом ноги Тома, глядя, как тот вставляет ключ в зажигание. Так не хотелось, чтобы он уезжал, но выбора не было.

- Ты там аккуратнее, ладно? Темно уже… и вообще… - улыбнулся, заглянув в глаза. – Доедешь, скинь мне смс.

- Окей. Договорились. Ну, что, до завтра?

- Да… - Билл взялся за руль, и на нем распахнулась куртка, обнажив грудь под так и не застегнутой шелковой рубашкой.

- Блин! - Том, не раздумывая, что делает, провел по груди Билла. Сверху вниз. Нежно. Очень нежно. Завороженно глядя на свои скользившие по нежной коже пальцы. – Простынешь, сумасшедший. Не лето же, а ты…

Билл не дышал, когда Том его касался. ТАК касался. Он придержал распахнувшуюся куртку, мечтая сохранить тепло этого неожиданного прикосновения Томкиных пальцев. Эту нежность, перехватившую ему горло.

- Мне пора, да и тебя работа ждет.

Натянутые перчатки и шлем, поворот ключа, гул ожившего байка, открытые ворота, плавно двинувшийся вперед мотоцикл, поднятая в прощальном жесте рука, рывок и взгляд полный тоски и нежности.

А еще мысль…

«Ты прав, Том. Я - сумасшедший. Ты все-таки свел меня с ума».

 

***

 

W@R

2 ноября 2008 г. 02:05

Тема: Мой первый опыт натурщика

Настроение: готов убить кого-нибудь

Плэйлист: The Kin – «Together»

Читать далее...

http://sweetest-prince.blogspot.com/...blog-post.html

 

Вам когда-нибудь хотелось разбить свой мобильник?

Даже не сомневаюсь.

Как же он иногда не вовремя звонит! Несколько часов назад я его швырнул на диван (а так хотелось об стену!)

Но сейчас немного отпустило, и я вдруг начинаю понимать, что, наверное, хорошо, что он зазвонил.

И не дал Тому ответить на вопрос, который я задал.

Может, я еще не имел права его задавать? Себе задать - мог, конечно. А вот ему…

Как бы это ни казалось кощунством, сейчас я понимаю, что это действительно нужно было остановить…

Я еще не сказал, о ЧЕМ я тут рассуждаю?

Да о том, от чего меня трясет до сих пор. И пальцы дрожат, как у наркомана в ломке. И как толком объяснить, даже не знаю, чтобы было понятно.

Если коротко – Том приехал рисовать мой портрет, а я все-таки сказал ему правду о Рауле. О том, что он был тем человеком, которого я любил, и что его имя у меня вытатуировано на шее. Я говорил, а сам боялся так, что колени дрожали, но все равно рассказал…

 

По-моему, это его шокировало. Я видел... Не поверите – он карандаш сломал в руке, когда услышал!

Я думал, что у меня сердце остановится. А еще он побледнел и молчал. Долго так молчал. А потом он сказал. Вернее, спокойно спросил ЕГО имя.

Я сначала вздохнул с облегчением, но оказалось - рано. Испытания на этом не закончились - Том видел фотку Рауля, когда ночевал у меня!!! Видел надпись на ней – и сложил два плюс два.

(я теперь все убрал, по всему дому, засунул все личные вещи, фото, даже невинные безделушки в ящик под ключ – НО ПОЗДНО)

Я прекрасно помню это фото. Я помню тот день…

Тогда я впервые сказал Раулю, что хочу его, а он…

Ладно, не будем об этом. Я хотел, чтобы вы поняли. Там, на той фотографии у меня было такое состояние, что я не знал, куда себя деть, и она, как ни странно, оказалась единственной правдивой. Вот и сейчас я чувствую то же самое.

И Том почувствовал. Он сам сказал. А потом стало еще веселее. ))

Я не предполагал, что Том о позавчерашней ночи, которой я ему наивно похвастал в баре, мог думать, что я провел ее с парнем!!! Представляете? Я так и не смог понять ничего.

То он верит мне, что я не гей. И в то же время подозревал, что я... Черт! Я сейчас и сам запутаюсь и вас запутаю. И Том сам себя не понимает. Я по нему вижу.

Ладно, когда-нибудь я попытаюсь докопаться до истины. А пока мне хватило тех эмоций и моих, и Тома, чтобы понять для себя самое главное - никто из нас не собирается останавливаться на дружбе. Это ясно, как день.

Я подошел сегодня к Тому близко-близко, стоял, почти прижавшись, я видел, как его трясло. И далеко не от дружеских чувств. Я даже подумал, что если сейчас его поцелую - он меня не оттолкнет. Все шло к этому.

И тут проклятый звонок! Все очарование момента было утеряно. Как я не разбил телефон – ума не приложу.

Ладно, все хорошо. Все будет хорошо!

Я потом видел его глаза. Да, мы смущались, да, нам было не по себе. Но Том не прятал взгляд.

И это было для меня так важно, черт возьми!

А потом, в гараже, Том меня коснулся. Всего на секунду… Его теплые пальцы…

Все. Не могу. Простите. Курить хочу.

 

 

***

 

Том лежал, вжимаясь лицом в подушку, пытаясь угомонить бешеное сердцебиение и разошедшиеся за этот вечер нервы, зная, что завтра на работу и надо хоть попытаться уснуть.

То, что произошло между ним и Биллом, не давало спокойно дышать. Ничего подобного по силе эмоций Том не переживал ни с кем и никогда. Сейчас ему было и страшно, и невыносимо сладко, и почти больно. Он и представить не мог, что все так изменится за какие-то два часа.

Там, стоя у мольберта, слушая голос Билла, впитывая его слова, он себя чувствовал, как в невесомости, как во сне. Он был благодарен ему за то, что он рассказал о Рауле, потому что Том больше всего в людях ценил искренность и прямоту. И в тоже время, оттого, что любимым человеком Уильяма был парень, стало еще хуже. Даже не потому, что в ориентации Билла не было теперь сомнений, а вот просто потому, что у него вообще был парень. Если бы «R» - оказалась девушкой, Том бы не отнесся так болезненно. И не понимал – почему?

Он видел, как непросто было об этом говорить Биллу. Видел, с каким внутренним волнением Билл рассказывал ему то, что было когда-то для него важно. И Том очень надеялся, что это было КОГДА-ТО. Давно. Не сейчас.

Том очень хотел задать один вопрос Биллу, но так и не задал. Он хотел знать: что делал бы Билл, если бы Рауль сейчас снова появился в его жизни и захотел отношений? Том побоялся услышать ответ на него. А это значило только одно…

«Я сам хочу быть с ним! Хочу. Черт! И, скорее всего, он это понимал, когда спрашивал меня, что бы я делал на своем месте, а не на месте Рауля. Билли... Парень, что же ты сотворил со мной? Как сейчас нам быть дальше? Насколько все это серьезно? Просто желание? Или нечто большее? И что было бы дальше, не зазвони телефон? Я же был на пределе! Понимал, что еще чуть-чуть и меня переклинит напрочь. Блядь! Я же чувствую себя с ним девственником. Да и почему бы мне себя так не чувствовать? Или когда придет время, все само собой встанет на свои места? О чем я думаю! Может, мне поискать в инете пособие для начинающих педиков, а, Билли? Сука ты! Ну, откуда ты взялся на мою голову? А главное - зачем? Чем все это закончится? Чем? Я влюблюсь в тебя? А ты? Что нужно тебе от меня, Билл? Что-то серьезное или после первого же траха, мы окажемся друг другу не нужны? Так что между нами? Просто желание? Или… Бля! ЧТО???»

 

***

 

На работе с самого утра Том каким-то внутренним чутьем предвидел, что сегодня Билла не будет. Даже без звонка и смс от него. То, что вчера очень многое изменилось в их отношениях - понимали оба. Но даже то, что все-таки не было это как-то ими озвучено, и не были до конца расставлены все точки - не напрягало. Том знал, что если бы Билл сегодня пришел, то все было бы как всегда: чуть смущенные улыбки, взгляды, слова. Только для них. Для двоих.

К концу дня Том уже был готов к тому, что Билла увидит только завтра – вечером у него были занятия в художественной школе. Но когда он приехал в студию, то выяснилось, что преподаватель, ведущий у них мастер-класс, заболел, и сегодняшние занятия перенесли на следующую неделю.

И тут Том растерялся - первой мыслью было, позвонить Уильяму и спросить, можно приехать к нему - вот прямо сейчас? Но Том заставил себя чуть успокоиться и подумать, удобно ли это. Покурил пару минут, чувствуя, как все сильнее накаляется все внутри, а потом плюнул на все сомнения и набрал номер.

Уже через минуту Том несся к нему под начинающим накрапывать дождем через вечерний Гамбург.

Конечно же, Билл сказал: «Приезжай». А разве мог он сказать что-то другое? Когда Том объявил, что будет меньше, чем через полчаса, Билл еще какое-то время стоял, стискивая такую еще вчера ненавистную трубку, готовый сейчас ее расцеловать.

Том ехал под все усиливающимся дождем, а когда выбрался на загородную трассу, уже знал, что к Биллу он заявится мокрый насквозь. Одетый в кожаные брюки, но при этом в обычную куртку, потому что свою мотоциклетную он так и не привел в порядок после аварии, Том чувствовал, как под ворот стекает со шлема вода. И ничего поделать с этим не мог. Ну, не разворачиваться же обратно? И Том ехал вперед, к тому, кто его так ждал.


Дата добавления: 2015-09-13; просмотров: 4; Нарушение авторских прав


<== предыдущая лекция | следующая лекция ==>
Дисклеймер: сходство с реальными персонами является случайным, коммерческой выгоды не извлекаем. 9 страница | Дисклеймер: сходство с реальными персонами является случайным, коммерческой выгоды не извлекаем. 11 страница
lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2019 год. (0.054 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты