Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



Http://sweetest-prince.blogspot.com/...g-post_08.html 1 страница

Читайте также:
  1. ACKNOWLEDGMENTS 1 страница
  2. ACKNOWLEDGMENTS 10 страница
  3. ACKNOWLEDGMENTS 11 страница
  4. ACKNOWLEDGMENTS 12 страница
  5. ACKNOWLEDGMENTS 13 страница
  6. ACKNOWLEDGMENTS 14 страница
  7. ACKNOWLEDGMENTS 15 страница
  8. ACKNOWLEDGMENTS 16 страница
  9. ACKNOWLEDGMENTS 2 страница
  10. ACKNOWLEDGMENTS 3 страница

 

Не помню, когда я плакал последний раз.

Неее, ну было дело, слезы наворачивались... Как раз когда Том у меня ночевал, а я с ума сходил в нескольких метрах от него. Но это от нервов…

А вот сегодня, вернее полчаса назад, меня понесло… я разревелся, вот реально, как истеричка. Отчего? Просто с мамой поговорил. Вернее, это она со мной поговорила. Все она поняла. Поняла, что я скучаю по кому-то (и, слава богу, что она не знает, по кому именно!)

Она обняла меня и сказала, чтобы я заказывал билет обратно. Вот тут-то я и разревелся…

Нормально, да? Двухметровый мальчик-переросток! Хлюпал носом, а она тихонько гладила меня по спине, а меня от этого еще больше развозило. И от благодарности, и оттого, что я, сволочь, за столько лет так и не соизволил отметить с мамой ее праздник. И от понимания, что уже сегодня вечером я могу увидеть Тома, который меня даже вот так, на расстоянии - убивает.

Я чувствую себя таким виноватым, такой тряпкой… но я заказал билет.

Вечером я буду в Гамбурге.

 

Не знаю, что меня там ждет.

Но без него я не могу больше.

 

***

 

Билл ехал домой из аэропорта, утомленный перелетом, всей этой поездкой, выжатый морально. Глядя невидящими глазами в окно, он то улыбался, то хмурился, то стискивал до боли зубы. Он еще не позвонил Тому.

Но позвонит, обязательно позвонит!

Только доберется домой, выпьет крепкого кофе, примет душ - и позвонит.

 

***

 

Том, не осознавая, что делает, тихонько поглаживал по бедру сидящую у него на коленях девушку, покусывал губу, глядя на танцующую толпу, двигающуюся в едином ритме клубной музыки. Во вспышках света видел Михаэля на танцполе, дорвавшегося до любимого развлечения. Вроде бы действительно стало легче, как будто отпускало все, что за эти дни Тому не давало дышать. Михаэль как всегда блистал своим чувством юмора, так, что оставаться в плохом настроении рядом с его добродушно-идиотскими шутками не получалось. Том понимал, что все это было задумано его приятелем, чтобы встряхнуть его. Нет, конечно же, Том не рассказал ему, что произошло на самом деле. Да и Михаэль практически сразу забросил попытки вытянуть что-то из него, быстро поняв, что добиться внятного ответа невозможно. Но все-таки решил попытаться хоть так выковырять своего соседа из его скорлупы, которая стала порядком досаждать – они все же делили одну квартиру, и мрачное настроение Тома отравляло атмосферу ежедневно. А в клубе Михаэль понял, что попытка, хоть и не на все сто, но удалась, когда увидел, что Том не разучился одаривать своим обаянием и обворожительными улыбками девушек.



Потом, когда Том уже чуть поднабрался, он почувствовал что-то вроде удовлетворения, смешанного с неким предчувствием. Приближением чего-то, как ему казалось, хорошего.

- Опа! - Михаэль приземлился рядом со всего маху, прерывая рассеянный самоанализ Тома, и парой глотков прикончил его коктейль, успев при этом шлепнуть по попке девушку, соскочившую с колен друга. Подруга Михаэля потянула ее за руку на танцпол, и приятели остались на некоторое время в одиночестве.

- Ну, ты монстр! - кивнул Том на пустой бокал. - Теперь иди, заказывай еще!

- Схожу, покурю только - и схожу. Дай сигарету?

- Кстати, и сигарет возьмешь, последняя, - Том дотянулся до пачки, лежащей на столе.

- Ну, что, брат? Полегчало, смотрю? - Михаэль затянулся и сел ближе, чтобы не орать.

Том молча кивнул, раскачивая ногой в такт музыке, упорно не глядя на Михаэля.



- Вот, трахнешься сегодня, и совсем полегчает, - добрый сосед хохотнул. - И все забудешь!

«Если бы», - Том невольно вздохнул. Михаэль не слышал вздоха. Он просто увидел, как медленно поднялась и опустилась грудь Тома под тонкой футболкой.

- Слушай, закажи ты уже что-нибудь? - Том повернулся, хмуро глядя на него, - ну выветривается уже, бля…

- Окей! И – да! Я помню про сигареты, - опередил он Тома, снова открывшего рот.

Михаэль растворился в толпе, а Том достал мобильник, и только тогда вспомнил, что они на нижнем этаже, где не брала связь.

- Твою мать! - выругался он, хотя и понимал, что нужных ему звонков ждать не приходится.

Не должно быть ничего важного. К сожалению. А так хотелось! От НЕГО хотелось.

 

***

 

Билл, приятно расслабленный и посвежевший после душа, сидел в кресле, подтянув колени, обхватив их рукой. Чашка с кофе стояла на столике, но пить как-то не хотелось. Вернее хотелось, но сердце билось в горле так, что он боялся поперхнуться первым же глотком. Рядом с ним лежал телефон, а это означало, что через минуту он услышит голос Тома.

Не услышал. Доступа не было. Прослушав неутешительное сообщение сухого механического голоса, заглушаемого гулом собственного сердца, попытался успокоиться.

«Ничего страшного. Мало ли что? Бывает… Том перезвонит. Когда увидит пропущенный входящий. Не может не перезвонить… Лишь бы он только не передумал. Пожалуйста!»

 

***

 

- Слушай, нет твоих сигарет, - Михаэль ставил на столик напитки, - сказали, что наверху должны быть. Я не стал брать тебе, что попало, сам сходишь.

- Окей, - Том отхлебнул мартини и сунул в рот колечко лимона, нацепленное на бокал. - Схожу.

Это было кстати. Он не знал наверняка, почему его так напрягло, что тут не берет связь, но внутреннее чутье Тома подводило редко, и он решил подняться в верхний зал хоть ненадолго. Иначе бы так и продолжал чувствовать дискомфорт.

Наверху антураж мало отличался от нижнего уровня, а народу было даже больше. Он подошел к бару, держа в руке мобильный, ожидая, пока бармен освободится, присел на табурет. Связь появилась, черточки показали устойчивый сигнал, и удовлетворенный Том вертел телефон, тревожно ежась от ожидания. Минута, другая – и пришло сообщение от оператора о пропущенном входящем.

Том напрягся, а когда открыл сообщение - взмокла верхняя губа. Входящий был от Билли…

Том уставился на имя «Билл» на экране, пытаясь угомонить сбивающееся дыхание, дико волнуясь, понимая, что это звонок может быть откуда угодно, необязательно из Гамбурга. И еще Том не знал, о чем Уильям хотел ему сказать. Может, послать хотел? А может…

Нужно было просто позвонить. Сейчас.

Оттянув ворот футболки, как будто не хватало воздуха, он выдохнул и полез в меню, достал последние набранные номера. И еще несколько секунд гипнотизировал трубку, прежде чем нажать на вызов и прижать ее со всей силы к уху, закрывая другое ладонью. И слушать с замирающим сердцем долгие гудки, уходящие к НЕМУ.

А потом задохнуться от безумного восторга, захлестнувшего мозг, от одного тихого выдоха с другого конца: «Тооом».

- Билл? – голос внезапно охрип, захотелось пить. - Привет.

И пауза.

- Ты где? – спросили одновременно, потому что это волновало сейчас больше всего.

- Я уже в Гамбурге. Прилетел пару часов назад. - И от этих слов у Тома кружится голова, и против воли губы расползаются в улыбке. - А ты где? Это музыка там у тебя?

- В клубе. Я в клубе, Билл. Ты звонил, а я был на нижнем уровне, там связи нет. А потом поднялся. А тут сообщение...

- В клубе?

- Да, мы тут с Михаэлем и девчонками, - закушенная губа, вроде, никакого криминала в том, что субботний вечер парень проводит в клубе с девушками, но Том почему-то занервничал. – Слушай, приезжай, а? Это «Club la Nuit», в центре, знаешь?

Билл сглотнул, зажмурился и опустился лбом на колено.

- Конечно, знаю.

Билли понимал, что если Том с друзьями, с компанией, с девушками - то значит, скорее всего, он хочет сегодня оторваться.

«Ну, конечно. Ведь я и сам, тогда…»

- Приезжай, Билл, - сказал Том каким-то придушенным шепотом.

«Пусть будет, что будет».

- Да. Я приеду, - выдохнул Билл в трубку. - Через час, плюс-минус. - Добавил он, прикинув время на сборы и дорогу.

- Мы в нижнем зале, Билли. Ты подойди к стойке, когда приедешь, хорошо? Я увижу тебя сам.

- Окей, Том. Я понял. До встречи?

- До встречи! Я жду! - Том нервно улыбнулся, чувствуя, как дрожат губы, и отключился.

А потом сидел и тяжело дышал, пока его не окликнул бармен:

- Что-то заказываете молодой человек?

 

***

 

Билл тоже приходил в себя после разговора. Пару минут. Потом вскочил и легко взбежал на второй этаж, с безумным чувством распирающего восторга, предвкушения встречи и растерянности.

«Девушки, подружки… Черт бы их подрал, Том! Ладно, не важно, пусть так!»

Но они оба помнят тот поцелуй, и Том хочет его видеть. Даже после того сумасшествия. А этого

ему уже достаточно.

 

***

 

- Ты чего так долго?

Том хмыкнул и приземлился рядом с другом.

- Разговаривал с Биллом. Он приедет скоро, - небрежно бросил Том, подхватив бокал со стола.

Михаэль удивленно поднял брови и гыкнул.

- Соскучился по тебе? Или снять кого-то другого едет?

- Сука ты, Михей, - добродушно протянул Том. - «По тебе», - покачал головой, задумчиво глядя на водоворот из двигающихся тел.

- А то нет, бля! - усмехнулся Михаэль.

- Пошел ты, - беззлобно выдохнул Том и получил тычок локтем в бок.

 

***

 

Билл вышел из такси возле «Club la Nuit», с чувством абсолютной нереальности происходящего. Он так сильно скучал и ждал их встречи, что казалось, это уже никогда не случится.

Глянул на толпу возле входа не прошедшую фейс-контроль, но все еще чего-то выжидающую, он шел и знал - его пропустят. Всегда пропускали. Никогда и нигде с этим не возникало проблем. Что-то было в нем такого, что заставляло даже тупоголовых секьюрити и придирчивых фейсконтрольщиков на входах безмолвно уступать дорогу. Так было и сейчас. Рослый парень, со сложенными на груди мощными руками, отступил от входа, пропуская Билла внутрь. Минуту заняло приобретение в холле билета, и все - сердце не подчинялось разуму. Разум был ясен и холоден. Сердце сходило с ума.

Опускаясь на нижний уровень, слыша монотонные удары низких частот, скривился, понимая, что от этого не уйдешь, не избавишься. Зато где-то здесь тот, ради кого он бы поехал и на край света. Уильям вошел в зал, мазнул взглядом по толпе, по заинтересованным лицам девушек, которые оценивающе разглядывали красивого, длинноволосого, стройного парня в шикарном черном пиджаке, оттеняющим белую водолазку под горло и почти белые джинсы.

Понимая, что бесполезно выискивать в полумраке Тома, он подошел к стойке и, кивнув бармену, заказал скотч, устроившись вполоборота к залу. Он знал, что Том его увидит. Обязательно. И придет.

 

***

 

Том замер, стиснув зубы на пару секунд – у стойки сидел Билл. ЕГО Билл. Сердце рванулось и понеслось вскачь.

- Я сейчас. Билл приехал, - с какой-то странной интонацией произнес он и коснулся плеча Михаэля, который обернулся в сторону бара и, увидев, кого ждал Том, приоткрыл рот и покачал головой.

- А, твой красавчик! Секс ходячий...

А Том подходил с той стороны, куда не смотрел Билл, и пожирал глазами знакомую фигуру, пытаясь собрать разбегающиеся мысли. Словно почувствовав это, Билл повернул голову, откинул челку и впился черным взглядом в еле дышащего Тома. Как же Том был благодарен парню, который встал со стульчика по соседству, когда он подошел к Биллу. Том не сел, он просто рухнул рядом, без сил опершись о стойку, и только потом повернул голову:

- Ну, привет.

- Привет, - с едва заметной улыбкой и прищуренными глазами Билл смотрел в затуманенные алкоголем и самим его присутствием, глаза Тома.

А Том плыл. Плыл от пристального бездонного взгляда из-под рваной длинной челки. От тонкого аромата, до боли знакомого, кружащего голову. Хотелось застонать в голос. А еще до смерти хотелось взять это лицо в ладони и впиться в губы грубым поцелуем. И этим заставить стонать уже его.

- Как съездил? – выдавил, наконец, Том и постарался незаметно выдохнуть, отгоняя наваждение.

- Нормально. - Неспешный кивок. Улыбка. - Даже раньше вернулся, чем планировал.

«А когда же ты планировал вернуться-то? На мои похороны?» - подумал Том. Взял себя в руки, расслабился.

- Что-нибудь закажешь? - Билл подхватил низкий стакан и сделал глоток скотча.

- У нас там все есть, - Том обернулся к столику и встретился взглядом с Михаэлем.

«Вот как?» - Билл кивнул. - И девочки тоже?

Том глянул в непроницаемые сейчас глаза, в которых Билли за секунду скрыл все эмоции, и хмыкнул.

- Ага, Михаэль со своей девушкой, и ее подружка с нами.

- И ты собрался сегодня расслабиться? С подружкой. Ее. – Намеренно блеснувший в языке пирсинг.

«Один - ноль, Билл. Браво! Но это нечестно, Билли! Как же это нечестно!»

- Да, - выдох. - Девочка просто загляденье.

Вздрогнувшая бровь. Опущенный взгляд.

«Один-один, Билли?»

- Может, и тебе найдем девочку? - Том почесал переносицу, сдерживая улыбку.

- Девочку? – как-то мечтательно проговорил Билл. - Да не нужно, наверное… девочку.

Том замер. А Билли спокойно поболтал стакан с остатками алкоголя, с двумя почти растаявшими кубиками льда, с интересом глядя на них, чувствуя при этом пристальный взгляд Тома, и так же убийственно спокойно добавил:

- Я потом сам… выберу.

Том даже понятия не имел, как он должен себя чувствовать при всем том, что творил сейчас с его психикой этот англичанин. Может быть, это такая игра? Изощренная в своей глупости игра двух идиотов, пытающихся свести друг друга с ума.

«Два-один, Билл. Ты ведешь, черт тебя дери! Пока».

- Ну, окей. Сам так сам. Пойдем за столик?

 

***

 

Билл поздоровался с уже знакомым ему Михаэлем, потом Том познакомил его с вмиг заинтересовавшимися девушками, имена которых тот забыл тут же, и когда Билли снял с себя пиджак, накинув его на спинку диванчика, они сели за столик рядом. Перекидываясь какими-то незначительными фразами, наклоняясь к уху, чтобы не орать, постепенно пьянея от алкоголя и друг от друга.

Чуть позже пошли танцевать, все вместе, и подхваченный пульсирующим ритмом танца, Том развернулся к Биллу, к его великолепно двигающемуся гибкому телу, которое сводило с ума - в толпе он видел только его. Светящегося, в прямом смысле этого слова - белая водолазка в ультрафиолетовой подсветке, в сочетании с волосами цвета вороного крыла - это было завораживающе. Том видел и чувствовал только его. И знал, даже в таком пьяном угаре, знал, почему - потому, что и для Билла он сейчас был тоже единственным, кого тот воспринимал в этом море двигающихся тел.

Да, он был нетрезв, и был в состоянии, когда адреналин рвет вены от драйва исходящего от музыки, атмосферы, а если рядом тот, от кого и без всего этого едет крыша, то это уже получается передозировка, и позволяешь себе то, чего никогда бы не сделал в другой ситуации. И Том, даже зная, что на них смотрят окружающие, потому, что невозможно было не смотреть на это сексуальное длинноволосое чудо, оказался за его спиной, близко, очень близко, почти касаясь его и двигаясь с ним в едином ритме. Такой же красивый, высокий и гибкий. Притягивающий к себе взгляды. И Билл, оглянувшись на Тома через плечо, принял это, пусть только как игру. Улыбаясь и закусив нижнюю губу, чуть подался назад, и…

И в выхватывающем из темноты свете клубных прожекторов, замелькали стоп-кадры танца двух тел, удивительно гармонично взаимодействующих между собой. Михаэль, ошалевший при виде этого, открыл рот, когда они прижались друг к другу. Лишь на несколько мгновений. Но это было. БЫЛО!!!

И пусть потом под восторженные аплодисменты невольных зрителей два парня, переведя все в шутку, рассмеялись и, оттолкнувшись, продолжили танцевать, как ни в чем не бывало - для Михаэля это шуткой не было. Это было откровением, просто потому, что он видел еще кое-что. Видел, как Том, прикрыв глаза, коснулся лбом головы Билла и судорожно вдохнул. И было ощущение, что он сделал это, почти не контролируя себя.

А потом, догадываясь, как это выглядело со стороны, как для Михаэля, который с кривой усмешкой переводил взгляд с одного на другого, так и для девчонок, с которыми они были, и, понимая, что надо хоть чем-то сгладить впечатление от этой выходки, Том не придумал ничего умнее, чем, вернувшись со всеми за столик, начать строить из себя мачо. Он посадил к себе на колени девушку, и начать упоенно с ней целоваться, при этом демонстративно лапая ее за все выдающиеся части тела.

А Билл сидел рядом, курил, и с легкой улыбкой глядя на танцпол, при этом боковым зрением отмечая, что вытворяет Том, оставался внешне очень спокойным. Да его это раздражало. Очень раздражало. И очень хотелось скинуть эту несчастную с коленей ЕГО Тома, отвесить ему пощечину, а потом грубо впиться в губы. Но он не подавал вида. А еще он видел, как на них обоих поглядывает друг Тома. Или кто он ему там, сосед?

«ЧЕРТ! Том, какая же ты дрянь! Ты это делаешь специально!»

Что было в мозгу у Тома, когда он, зная, что рядом Билл, целовал подружку, с которой еще пару часов назад собирался переспать? Том очень сомневался, что все еще хочет этого. Он отчетливо представил себе, что будет, если он сейчас встанет и, взяв Билла за руку, уйдет из клуба. И обреченно понимал, что должен доиграть роль так, чтобы никто не заподозрил, что это игра. А настоящее – было там, на танцполе.

Оторвавшись от губ ошалевшей от его неожиданного энтузиазма девушки, он встретился с Биллом глазами, в которых сейчас было столько всего.

И еще Том машинально продолжил про себя счет в их сегодняшнем необъявленном матче.

Два-два...

Он изображал из себя мачо еще около часа, до того самого момента, пока приобняв девушку, не спросил Билла заботливо: «Может, тебя домой подкинуть на такси? Мы потеснимся».

Но получил в ответ медленное отрицательное покачивание головой и упрямый, бездонно-черный взгляд:

- Я еще не решил, с кем мне ехать домой.

«Что ж… Гейм овер. Со счетом три-два».

Не стоит даже объяснять в чью пользу.

Нет, Том не стал прямо вот после этого биться пьяной головой об стену и истерить. Надо дать ему должное – он смог почти правдоподобно улыбнуться, и даже ткнув пальцем в грудь Билла, усмехнуться, со словами: «Удачи, друг!»

И медленно пойти вслед за Михаэлем и его подружкой в сторону выхода, зная, что на улице их ждет вызванное такси.

 

Уильям Эштон Картрайт

 

***

Билли проводил взглядом так ни разу и не оглянувшегося до самого выхода Тома и усмехнулся. Он знал, как было Тому нелегко уйти. Он это чувствовал. Но поделать с этим ничего не мог, и оставалось только принять то, что он остался один. Без того, кого ради все бросил и вернулся в Гамбург, приехал в этот клуб по первому зову, даже зная, что он тут с компанией, и что у него есть свои планы на эту ночь. Заранее знал. Но почему тогда так тянет внутри?

Да потому, что хотелось быть рядом - просто рядом. Пусть бы этот немец продолжал строить из себя мачо, но даже так было ясно, что вам обоим это не мешает чувствовать потрескивание статического электричества, которое пробивает воздух между вашими телами.

Уильям вспомнил выражение глаз Тома при встрече, когда он уселся возле барной стойки. Было видно, что Том выпил, но взгляд был на удивление трезвый. Том ждал - это было понятно без слов.

«Наконец-то!» - Именно это было в его глазах.

И Билл почувствовал, как растут крылья за спиной. Большего, чем ЭТО, он сейчас и не требовал. Не было произнесено ни звука о том, что произошло до отлета Билли в Манчестер. Да и не нужно было об этом.

Билли сидел за стойкой, курил, потягивая скотч, без всякого интереса разглядывая людей на танцполе, отталкивая тяжелым черным взглядом девушек, пытающихся открыто флиртовать с ним. И знал, что докурив, он встанет и уйдет отсюда. Теперь делать тут стало абсолютно нечего.

И, конечно, не собирается он никого снимать. Он сказал это, только чтобы позлить Тома, который, наверняка, и сам был не рад, что решил сегодня подкрепить свой статус натурала.

 

***

 

Высадив из такси Михаэля с подругой у ее дома, Том, чувствуя, как девушка, обвившая его руками, совершенно не собирается отсесть на освободившееся место, бессильно откинул голову на спинку и закрыл глаза.

Ему хотелось сейчас оказаться одному в такси. А еще больше - вернуться в «Club la Nuit», отыскать там одного черноволосого высокого англичанина, свернувшему ему все мозги, и со всей дури впиться в его губы. И целовать, целовать, целовать… Наплевав на окружающих, вырывая из него стоны боли, наслаждения и желание вцепиться тонкими пальцами в свою спину, как тогда…

- По-моему, на сегодня я – пас, детка, - пробормотал Том, удивившись, что сказал это вслух. - Не надо было пить столько.

Девушка замерла, перестав целовать его шею, и неуверенно спросила, уже догадываясь, что эту ночь она явно проведет не в компании Тома:

- Я тебя правильно поняла, милый?

- Да, милая, правильно, - Том так и не поднял головы. - Скажи водителю адрес, я отвезу тебя домой.

 

***

 

Через полчаса, завалившись в их с Михаэлем квартиру, стянув на ходу ботинки и расшвыряв их по разным углам, Том зашел на кухню, тихо радуясь, что сосед сегодня останется на всю ночь у своей пассии. Не включая света, придерживаясь за все, за что можно, он направился к холодильнику за вожделенной минералкой.

А потом, положив на стол мобилу и привалившись к дверце холодильника, он с упоением присосался к горлышку бутылки, чувствуя обжигающие пузырьки газа, бьющие в нос, и от этого заслезились глаза.

- Сука, - Том потер нос, сам не зная, кого приложил - то ли себя, то ли чертовы пузырьки, то ли англичанина - и расслабился, откидываясь к стене, чувствуя ее прохладу даже через кожу так и не снятой куртки. Замер, прислушиваясь к ударам сердца в висках, таким четким, что казалось - оно билось в голове.

- Ну? И кого мы сегодня снять собрались, Уильям-Как-Там-Тебя-Картрайт? - прорычал он и, нащупав телефон, стиснул его в руке.

Том прикинул, что прошел почти час, как они уехали из клуба, и что за это время можно было не только кого-то снять, но и завалить в койку. Но Том упорно этому не верил. Просто потому, что не желал верить. Хотя…

«Ну, уже ведь было такое, так почему ты, придурок, так уверен?»

Голова кружилась. Мысли были ленивыми и тяжелыми, вот только желания - очень яркими и острыми. Режуще острыми.

- А вот похуй мне, где ты и с кем сейчас… - выдохнул Том и нажал на вызов.

Он даже не знал, о чем будет говорить, при условии, что Билл вообще возьмет трубку. Ведь, если он все-таки в клубе, на нижнем уровне, то разговора не будет, там связи нет, но если... Найдет, о чем сказать! Они же не виделись почти неделю. Неужели друзьям не о чем поговорить?

«И не парит, что почти три часа ночи! Пусть только трубку возьмет! Зараза!»

 

***

 

Билл ехал в такси, невольно прокручивая время, проведенное с Томом, этот сумасшедший танец, которым они привлекли всеобщее внимание. Вспомнил те несколько секунд, когда он сам подался спиной назад, к Тому, к его теплой груди. И вдруг резко распахнул глаза, не поверив, что его мобильник заливается голосом Молко, поющего «Protege moi», поставленную на входящие звонки от Тома.

Резко взмокла спина.

- Черт! - вырвалось невольно, и он стал, ругаясь сквозь зубы, непослушными пальцами выдирать телефон из кармана.

- Да! Том? - проговорил, бессознательно стискивая пиджак там, где мгновенно забилось испуганной птицей сердце. - Ты?

- Ага… Я… - и не понятно, то ли шумный выдох за этими словами, то ли что-то еще.

- Том? Ты в порядке? Где ты? - это уже реально обеспокоило Билла. - Из постели, что ли, звонишь? – Билл попытался перевести свои истеричные вопросы в шутку.

- Неее… Не из постели. Хотя должен быть там. А ты? Может, я тебя выдернул? Ты уж меня извини тогда, ладно?

Билл слушал этого пьяного идиота, и улыбался, качая головой.

- Да нет, я еще не ложился, Том.

- А собираешься? - Как можно равнодушнее спросил Том, и Билл усмехнулся.

- Ну, я еще не решил.

- А? Да? Ты все-таки... - что-то еще хотел добавить Том, но, услышав приглушенный сигнал промчавшейся мимо встречной машины, добавил. - А ты в такси? Один? Нет?

«Ты один! Я знаю, что ты один! ПУСТЬ ТЫ БУДЕШЬ ОДИН!»

Но Билл проигнорировал этот вопрос, решив еще немного пощекотать нервы любимому парню. Ему полезно - за сегодняшний вечер в клубе.

- В такси, да. Так, я не понял, Том, ты чего звонишь? Ты, вроде, должен сейчас приятно проводить время с подружкой? Или я не прав?

- Я... - Том отлепился от стены и оперся локтями о колени, глядя куда-то в пол. – Ну, я… Да не захотел я ее, почему-то…- Он прикусил себе губу, понимая, какую чушь начинает нести.

"Блядь".

Билл покачал головой, и его внезапный вопрос, немного злой, немного ироничный, не показался странным во всем этом слегка нетрезвом трепе:

- Милый, а кого же ты тогда хочешь?

Вроде, невинный вопрос. А вот последовавшее за вопросом предположение прозвучало очень провокационно:

- Может, меня? - сначала сказано, а только через пару секунд обдумано. Поздно.

В состояние ступора впали они оба. Билл - от своей неожиданной смелости, наглости, дерзости, а Том - от смысла сказанного. В который не мог поверить, думая, что перебрал, вот и послышалось. Но все-таки Том понимал, что не настолько пьян, чтобы не уловить суть вопроса.

Билл прикрыл ладонью глаза, ожидая ответа. Секунды были похожи на резиновые пули, которые били по натянутым нервам, поразительно точно попадая в одно и то же место. Билл понимал, что при желании, сейчас еще есть шанс перевести все в шутку. Но не хотел он этого! Шутки кончились - он ждал ответа.

Том, сделав судорожный вдох открытым ртом и оттянув ворот футболки, зажмурился до разноцветных мерцающих кругов под закрытыми веками, потому что воздух вдруг стал колючим, таким, что при вдохе больно царапал где-то очень глубоко в груди, настолько, что он просто может потерять сознание от этих болезненных усилий.

«Билли... Билли, что ты делаешь, сука? Что ты со мной делаешь?»

Он понимал, что если бы это была шутка, то Билли бы уже смеялся ему в ухо, заставляя сердце ныть от разочарования. Но это не было шуткой - это был момент истины, который мог изменить ВСЕ. Для них обоих.

Если. Он. Этого. Захочет.

Билли ждал ответа, тихо сходя с ума, догадываясь, ЧТО может последовать после одного короткого слова, которое Том и выдохнул:

- Да.

 

 

Билл хотел что-то ответить, но получился скорее всхлип. Нервы были слишком потрепаны, чтобы спокойно принять этот ответ.

- Том... Ты... ты понимаешь? - Этот хриплый шепот раскромсал остатки здравого смысла Тома, и последние капли терпения растворились в воздухе. Та уверенность, которую Том в себе лелеял, наконец, стала полностью осмысленной.

- Билл, хватит, а? - это был стон, крик души, измученной бесконечными часами неизвестности без Билла. - Я же, блядь, не железный! У меня уже сил больше нет, понял? Так что, просто приезжай, мать твою!

Том знал, что даже если Уильям снял себе на ночь звезду мирового масштаба, сейчас он ее пошлет к черту и приедет к нему. Не колеблясь.

 

***

 

Билла трясло. Он напоминал самому себе наркомана в ломке, только поделать ничего не мог. Хотя то, о чем он грезил столько времени, наконец, начало происходить наяву. Вот так - нежданно? О, нет! Очень даже долгожданно, но что это будет вот так… Сегодня? Скоро, совсем скоро – это пугало. Но, предчувствие заставляло его болезненно и сладко трепетать, пусть даже к этому примешивался страх – через каких-то пятнадцать минут такси привезет его к Тому.

А Том курил, одну за другой, стоя у окна, понимая, что совершенно протрезвел, настолько, что сам не поверил в это. Он сделал самый последний, бесконечно трудный шаг в их отношениях - для самого себя. Почему он не боялся этого сейчас? Да потому, что начал понимать одну очень простую вещь - не нужна ему «правильная» жизнь без парня, с красивым именем и бездонными глазами. Тома бил озноб, и в тоже время, ему казалось, что его кожа горит. Ему так же было страшно и плохо - и в то же время безумно хорошо. Он ждал. И когда у подъезда остановилось такси, знал - это ОН.

Прижался пылающим лбом к стеклу, а потом подошел к двери и, открыв ее, глядя в неярко освещенное пространство коридора, прислонился плечом к стене, уже слыша приближающиеся шаги на лестнице. Эти шаги отдавались в душе как его собственное биение сердца. А когда шаги были совсем рядом – Том зажмурился, впившись пальцами в дверной косяк, замер и тут же попытался расслабиться.

Когда Том открыл глаза, то увидел Билла, прислонившегося к перилам, с засунутыми в карманы джинсов большими пальцами рук, чуть наклонившего голову, чтобы челка не закрывала глаза. На красивых, до невозможности притягательных, чуть вздрагивающих губах играла не то улыбка, не то усмешка, а чуть прищуренные глаза спрашивали: «Ты еще жив, милый?»

- Привет. А Тома можно? – нарушивший напряженную тишину обожаемый мягкий голос.

Том нервно усмехнулся двусмысленности этого вопроса, прекрасно понимая, как нелегко Биллу так держаться. Протянул руку и прохрипел:


Дата добавления: 2015-09-13; просмотров: 4; Нарушение авторских прав


<== предыдущая лекция | следующая лекция ==>
Дисклеймер: сходство с реальными персонами является случайным, коммерческой выгоды не извлекаем. 12 страница | Http://sweetest-prince.blogspot.com/...g-post_08.html 2 страница
lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2018 год. (0.044 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты