Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



Http://sweetest-prince.blogspot.com/...g-post_09.html 1 страница

Читайте также:
  1. ACKNOWLEDGMENTS 1 страница
  2. ACKNOWLEDGMENTS 10 страница
  3. ACKNOWLEDGMENTS 11 страница
  4. ACKNOWLEDGMENTS 12 страница
  5. ACKNOWLEDGMENTS 13 страница
  6. ACKNOWLEDGMENTS 14 страница
  7. ACKNOWLEDGMENTS 15 страница
  8. ACKNOWLEDGMENTS 16 страница
  9. ACKNOWLEDGMENTS 2 страница
  10. ACKNOWLEDGMENTS 3 страница

 

Знаете, я не смогу сейчас адекватно описать то, что произошло со мной за последние 24 часа. Меня распирает, раздирает, трясет…

Мне орать хочется от того, что творится в душе))) От счастья! Я дома, в Гамбурге. Час назад я еще был с Томом. Мы провели с ним вместе ПРОШЛУЮ НОЧЬ и ВЕСЬ ДЕНЬ!

Да! Мы провели вместе ночь! Я вменяем… Ну, почти)))) Хотя, не сильно погрешу против истины, если скажу, что чувствую себя как умалишенный влюбленный придурок, которому НАКОНЕЦ-ТО ответили взаимностью)) ОН ответил…

И это не сон! Мы действительно были вместе. И это было… прекрасно! Я так боялся, когда возвращался в Гамбург, что что-то пойдет не так… Просто умирал от страха. Но все вышло как я даже и не мечтал… Нее, ну мечтал, конечно))) И боялся, что это останется лишь моей мечтой.

Я не буду писать, как все получилось, это долго, запутано и уже не важно. Важно то, что мы оказались в квартире Тома, уже зная, что хотим быть вместе…

Он великолепен! Он нежный и такой страстный. Я от него без ума!

Совру, если напишу, что было ВСЕ. Вернее - что бывает в таких случаях)) Нет, до этого мы не дошли. И, думаю, что это к лучшему. Не стоило… в первую ночь... Хотя, мы оба получили море удовольствия друг от друга… Я не буду вдаваться в подробности, ладно? (хотя, хочется, черт!)))

Зато теперь я знаю, что принял единственно правильное решение, когда улетел домой, в Манчестер. Это нужно было сделать. Да, я знаю, что это было с моей стороны рискованным мероприятием, но я пошел ва-банк, поставив на кон все, сорвал свой джек-пот…

Когда Том признался, как себя чувствовал после моего отъезда, у меня аж сердце заболело. Да, ему было несладко. Тем более, когда он услышал мой холодный тон по телефону. Я старался быть жестким и сдержанным. Удалось… Тома это очень тогда задело. Он почти стонал, вспоминая об этом… А мне было важно знать, что для него все это не просто слова, что ему без меня было плохо. Так же как и мне. Но я не сказал Тому, как психовал без него... до слез… Может, как-нибудь потом…

Бля… как вспомню, насколько мне было хреново там, и не могу поверить, что смог это пережить. Хотя, не смог ведь… Сорвался, бросил все и вернулся. К НЕМУ.

И он сказал мне то, что я хотел услышать больше всего: «Я так скучал, Билл!»



Мы только расстались, а мне уже хочется обратно. К его телу, к его нежным губам и сильным рукам. А придется ждать еще пару дней. Завтра у Тома занятия, а вот во вторник я сам приеду за ним в бар ближе к вечеру. Как-то надо пережить эти дни. Надо собраться и думать не только о нем (черт, но как это сделать?)… Надо работать, в конце концов)))

Поэтому я завтра не поеду в бар. Как можно работать, чувствуя, что ОН рядом? Надеюсь, что хоть дома смогу заставить себя переключиться на заказы и начать мыслить в нужном направлении. (Но мысли упрямо рисуют мне картины нашей вчерашней ночи, и я ничего не могу с этим поделать))))

Вот такие у меня перемены в жизни))

Я счастлив! Я безумно хочу быть с ним!

Я хочу, что бы он любил меня так же, как люблю его я. И очень надеюсь, что так оно и будет))

P.S. А еще мы целовались в кинотеатре на последнем ряду! Взасос, как подростки! Мог ли кто о таком подумать еще пару недель назад?))))

 

 

***

Никогда Курт не видел Тома таким странным. В жизни он не раз слышал такое выражение как «сияющие глаза». А сегодня имел возможность наблюдать их целый день.

Это было именно так – глаза у Тома светились, сияли… Как угодно можно было выразиться, и все это точно подходило бы к случаю. Хотя, не только это было сегодня странным в их бармене. Он бессознательно улыбался сам себе, просто не в силах этого не делать. Иногда Том задумчиво кусал губы, и было очевидно, что он думает о чем-то невероятно приятном.



Курт сначала прохаживался туда-сюда, делая вид, что занимается своими обычными делами, поглядывая на Тома исподтишка. Потом несколько раз присаживался за стойку, то покурить, то телевизор посмотреть, пытаясь понять, откуда в Томе, который еще в пятницу был чернее тучи, и к которому было страшно подходить, такие разительные перемены?

У любопытного от природы парнишки просто язык чесался спросить напрямик - не связаны ли такие перемены с англичанином, что приходит сюда почти каждый день?

То, что у его бармена явно что-то происходило с тем парнем, это Курту было ясно как день. И как бы Том ни пытался это представлять обычными приятельскими отношениями, Курт считал, что тот может дурить голову кому-нибудь другому, а тут явно что-то более серьезное. Том при нем начинал больше курить, нервничать, становился дерганным и рассеянным.

Ну, конечно, это давало Курту повод периодически подкалывать его, но все это было на уровне шутки, потому что тот понимал – выскажешься более конкретно и получишь в глаз. От Тома этого вполне можно было ожидать, и Курт в этом ни разу не сомневался.

И то, что в последние дни Билла не видно в баре, а Том сам не свой – разве это могло быть совпадением? Курт в это не верил. Ссора? Ведь явно же что-то есть между ними! А вот сегодня, когда с самого утра Том заявился с широченной улыбкой на лице, да еще и потрепал офигевшего Курта по волосам, поздоровавшись – это было для Курта чем-то из области фантастики.

– Томас… это ты вообще? – вытаращился он на бармена. У самого Курта оттого, что сегодня понедельник и оттого, что не выспался, завалившись с затянувшейся вечеринки ближе к трем ночи, настроение было ниже плинтуса.

Как ни странно, это был Том. Только чего он светится, как начищенный медяк? Курт спросил бы напрямик, если бы не боялся огрести. Так что он решил пойти другим путем. В очередной раз, приземлившись у стойки бара, закурил, и хитро прищурившись, заявил:

– Том, по-моему, ты влюбился.

Том поднял взгляд от стопки пепельниц, которые перетирал и усмехнулся, снова сверкнув взглядом.

– С чего это ты взял?

– Ты на рожу свою глянь! - Курт кивнул на зеркальную стену у Тома за спиной, – светишься как рождественская елка…

Том оглянулся, выпятил подбородок, поцарапал чуть отросшую щетину пальцами.

– Многим нравится, – отрезал Том, скользнув по Курту взглядом и снова возвращаясь к пепельницам.

– Может, скажешь кому именно?

– Да почти всем! - скромно похвастал Том. – А ты интересуешься или что?

Тут уже запахло хоть и шутливой, но угрозой, и Курт отрицательно покачал головой.

– Нее…я так, просто... Или вы помирились? – рискнул Курт, проверяя свою версию.

– Ага, – кивнул Том на автомате, потом уставился на Курта. – Ты о ком?

– А ты? – Курт подпер подбородок рукой.

– Курт! Иди к черту! - беззлобно огрызнулся Том и потер нос, пряча улыбку. – Задрал, блин. Или я не имею права на хорошее настроение?

– Имеешь, конечно… А кто это тебя так? – Курт кивнул на кисть Тома, где отчетливо отпечатался след от укуса.

«Вот бля, попал!» - пронеслось в голове у Тома.

– Ну, чего придолбался? – Том уже понял, чего привязался к нему въедливый парень. Вернее, по поводу кого.

– Мне просто интересно, кто ж тебя так осчастливил вчера?

– Нашлось кому, – улыбнулся Том и оглянулся на входящих в бар парней. Радуясь про себя, что будет повод послать Курта. – Вали работать, а? Достал!

Том и сам прекрасно понимал, что выглядит так, будто его распирает от счастья. Хотелось обнять весь мир. Мысли были с НИМ. Во позавчерашней ночи. Память, как губка, впитала в себя все, что было связано с Биллом. Тому казалось, что он помнил каждый его взгляд, каждый стон, каждый поцелуй, каждый рваный выдох, когда он его ласкал… Одна только мысль об этом обдавала жаром все его тело. А еще он скучал, уже скучал. Хотя, это ощущение появилось сразу же, как Билли сел в такси и скрылся за поворотом.

Теперь нужно было дожить до завтрашнего дня, и они снова окажутся вместе, рядом… И снова можно будет тонуть в его глазах.

Они договорились звонить друг другу. Но Том догадывался, что если сейчас наберет Билла, то непременно понесет какую-нибудь чушь. И, скорее всего, начнет краснеть и смущаться при разговоре, и тогда Курт вообще вздохнуть не даст со своими подколами.

Поэтому Томас решил обойтись смской, и то не прямо сейчас, прикинув, что время для Билла еще раннее, и он может пока спать, к тому же в баре появились посетители. А вообще, он просто не знал, что именно напишет. Хотелось сказать так много, но он не мог подобрать нужные, по его мнению, слова.

«Вот черт! Ну, поздороваюсь… «Привет, Билли» или «Привет, малыш»? Или сейчас это будет как-то… не очень?»

Том на автомате принимал заказы и, в то же время, думал, над своим посланием.

«Спросить, как дела… как настроение? Будет нормально. А потом? Написать, что скучаю? Бля… еще как скучаю! И видеть хочу… и поцеловать, и… Стоять, Трюмпер! Понесло тебя, родной… Но, это же правда! И он это знает», – Том усмехнулся, открывая бутылку заказанного вина.

 

***

 

Улыбающийся Уильям Эштон Картрайт лежал в постели и пялился в потолок. Его сознание было заполнено Томом. Но это в отличие от многих предыдущих дней не было тоскливо и болезненно. Это было завораживающее чувство восторга, нежности, любви, понимания, что теперь у тебя есть ОН.

Билли, скомкав на груди плед, закрыл глаза. Он знал, что ожидание завтрашнего вечера для них обоих сродни ожиданию грандиозного события. То, что это было так для Тома, Билли не сомневался ни капли. От этой мысли все внутри восхитительно сжималось, и сладко ломило в ключицах, и хотелось зажмуриться от смущения. А еще он был безумно рад, что смог остановить их обоих, когда понесло ТАК, что казалось, не сможешь уже сказать: «Нет»…

«Завтра… Скорее бы завтра… заберу его и привезу сюда. Надо подумать, что заказать на ужин. Мальчик мой будет голодный, как всегда…», – Билл заулыбался. Заботиться не только о себе, но и о нем – непривычное, но невероятно приятное чувство.

«Может, выпьем немного. За начало отношений», – Билл потянулся и заскулил от ощущения полета в душе и томительного чувства ожидания.

«Завтра! Мой бог, как же я хочу тебя увидеть, Том!»

С шумом выдохнув, Билл обвел взглядом комнату и задержал его на мобильном телефоне, лежащем на столе.

 

***

«Пипец… Если бы Билли был девушкой, что бы я сейчас написал? Обычно от меня они девственницами не уходят», – не к месту подумал Том и усмехнулся, посмотрев на зажженную сигарету в своих пальцах. – «Как же все это сложно с тобой, Билли. Да и вообще, разве может быть с тобой все как обычно? Не для меня уж точно! Охренеть… Я – замутил с парнем! Я! С парнем! И ни хера не могу три слова связать!»

Том, закусив губу, взглянул на Курта убирающего со стола бокалы.

«Сволочь приставучая, как будто чувствует… Бля, хоть бы завтра, когда Билли появится, не сомлеть тут от счастья…»

Том вздрогнул, сквозь звучащую в баре музыку ему послышался сигнал мобильника о пришедшем сообщении.

«Неужели он?» – мелькнула мысль, и с замирающим сердцем он шагнул к полочке, где лежал его телефон.

«О, да!» – С облегчением выдохнул, увидев, что его желание исполнилось.

«Привет, Том)) Как ты? Надеюсь, что в порядке)) А еще надеюсь, что ты успел соскучиться, так же как я))»

– О, не сомневайся! – простонал Том, не замечая, как на него смотрит Курт.

«Не стал тебе звонить, вдруг ты занят? А так хочется тебя услышать, Том… Ты мне сам позвони, как сможешь, ладно?»

Как же все это для него было невероятно, как необычно.

«Позвонить? Черт, конечно, хочу еще как! Но не под прицелом этой занозы в заднице!» - подумал Том и решился.

– Курт, я на пару минут, – не стал долго объяснять он, хотя, в принципе, по преувеличенно понимающему взгляду парня ему показалось, что этот пронырливый гаденыш знает о них все.

Подхватил куртку и пошел на выход, ощущая, как все сильнее бьется в предчувствии сердце.

– Тооом… ты!

Том улыбался, слыша долгожданный голос с английским акцентом.

– Я, привет… Как ты? Выспался?

– Да, выспался… А ты как? На чем добрался сегодня? Утром дождь был в городе?

– Не было, у нас даже сухо. Так что, я на мотоцикле.

– Ну да, пока есть возможность…

– Ага… - кивнул Том, понимая, какой бред они оба несут, вместо того, чтобы сказать то, что так хотелось услышать.

– Хорошо, что смску скинул. Я думал ты еще спишь, так бы и тянул…

– Да, я… написал. Блин, ты молодец... Я и не мечтал, что ты так быстро позвонишь, думал, что долго ждать придется. А ты…

Том медленно шел по тротуару, глядя себе под ноги, не замечая ни обгонявших его, ни идущих навстречу людей. Сейчас в целом мире для него не существовало ничего, кроме голоса Билла в телефонной трубке.

– Пока нет клиентов, вышел на улицу. Не могу в баре… - Том нахмурился, понимая, что это звучит как оправдания.

– А… Да? – Билл чувствовал, как им сейчас нелегко подбирать слова. – Понимаю…

– Курт уже достал с утра, зараза! К руке прицепился, мол, что за укус у меня! - Том нервно хохотнул. – Надо было заклеить его, что ли…

– Ну, блин… надо же было тебе так… – Том услышал вдох Билла и невольно сжал пальцами воротник куртки. Этот разговор перешел в область их чувственных отношений, и они оба начали ощущать настоятельную потребность в других выражениях. Не дежурных.

– Да, тебя надо было, а не себя! Я знаю… помню. И когда я это все-таки сделаю – не обижайся!

Билл зажмурился. Вот ОНО! Как же он был благодарен Тому за эти слова, которые сейчас расслабили их обоих.

– Я хочу, Томми… ты не представляешь… – горячий шепот, и Билл с облегчением выдохнул, а Том закусил губу, чувствуя, как кровь горячим потоком устремилась к паху вместе с этим мягким и натянувшим нервы «хочу» Картрайта.

– Билли… малыш, пожалуйста… не надо. Я же на работе. Господи, у меня же даже нечем прикрыться, кроме бутылок. Пепельницей если только, и то не все закроет… Ох, бля! – простонал Том. – Я же не железный! Я же так до завтра …

Билл улыбался, слушая Тома, качая головой и облизывая пересохшие губы.

– Все, мой мальчик, прости! Не подумал как-то… Но я вообще-то имел в виду, что хочу, чтобы ты укусил меня, я же не про… Вернее…

Том на секунду зажмурился, прикусив губу. Этот «мой мальчик» в устах Билла просто крошил ему мозг. Это было так трогательно, приятно и до безобразия странно, но в тоже время удивительно правильно. И не знал, что точно также на Билла действует его «малыш».

– О черт! Да что ж такое… Том, я сейчас как-то ни о чем другом не могу думать. Хотя очень стараюсь, веришь? – Томас улыбался, слушая чуть сбивчивую речь Билла. – Все, я затыкаюсь!

- Бля, не вздумай даже! – Том сглотнул. – Мне хватило твоего молчания, когда ты уезжал, по самые помидоры хватило, Билли…

Билл стиснул зубы, чувствуя, как защипало в носу.

- Тооом… – прошептал он и замолчал, не в силах больше ничего сказать. – Том, все окей…

– Я скучал, Билл. Ни по кому никогда так не скучал, – выдал он, и вздохнул прерывисто. – Как во сне все. С ума сходил, ждал тебя или звонка, хотя бы… Так боялся, что ты не вернешься, а если вернешься, то мы уже не будем… Билли… – Том окончательно запутался в словах.

– Том! Ну, о чем ты говоришь? – Билл сдерживал стон, рвущийся наружу. – Как я мог не вернуться к тебе? Я же там чуть не скончался без тебя! Слышишь? Том!

Том остановился и стоял среди оглядывающихся на него прохожих, пытаясь глубоко дышать, все также до белых костяшек сжимая воротник.

– Правда? – хриплый шепот.

– Да.

Том кивнул, улыбнулся, переведя дыхание, немного приходя в себя, развернулся и увидел, как в бар заходят несколько человек.

– Твою мать! – неожиданно выругался он. – Билли, мне пора, клиенты, бля…

– Да, я понимаю, конечно. Можно, я тебе вечером позвоню? Когда ты домой вернешься после занятий?

Том покачал головой улыбаясь.

– Билл, господи! Тебе можно все! Неужели ты этого еще не понял?

– Спасибо, – выдох и счастливая улыбка.

И еще долго после того как отключил телефон, стоял, улыбаясь, глядя за окно. Перед глазами был образ Тома, каким он его запомнил, когда садился в такси у кинотеатра. Немного грустно улыбающийся, немного вымотанный всем, что происходило между ними в тот день, но такой красивый.

– Том… – тонкие пальцы скользнули по стеклу, хотя так хотелось, чтобы это было теплое тело любимого парня. – Я так люблю тебя, Том.

«Скорее бы завтра!»

 

***

 

Том зашел в подсобку, по пути скользнув взглядом по возмущенно выдохнувшему Курту, возившемуся за стойкой.

– Сейчас я, не пыхти.

Снял куртку и на минуту прижался разгоряченным лбом к прохладной бутылке виски стоящей на полке, даже не предполагая, что точно так же о холодное стекло окна свой разгоряченный мозг пытается остудить и Билл.

– О, чееерт! Билли… – процедил сквозь зубы, удерживая себя, чтобы не вцепиться пальцами в напряженный пах. Внутри все дрожало.

«Доработать сегодня и выдержать завтрашний день».

 

***

 

Вечер у парней пролетел как-то неожиданно быстро.

Билли, чтобы иметь возможность завтра спокойно провести вечер с Томом, погрузился в работу с головой, хотя это стоило ему определенного усилия воли. Но мысль о предстоящей встрече грела, и, неожиданно для себя, он, оторвавшись от ноутбука ближе к полуночи, сам удивился как много успел сделать, время пролетело незаметно. Потянувшись до хруста в затекших плечах, Уильям подумал, что единственное, чего сейчас ему не хватает для счастья – услышать Тома.

А Том был на занятии в художественной школе, которое провел новый педагог, молодой и уже очень известный в своих кругах художник, балагур и вообще очень занимательная личность. Может, именно поэтому вечер оказался интересным и ненапряженным для Тома.

Домой он попал уже после одиннадцати и, зная, что Билли должен вот-вот позвонить, слонялся по квартире, периодически цепляясь к поглощенному просмотром спортивного канала Михаэлю, при этом ни на секунду не спуская взгляда с телефона. И когда тот наконец зазвонил, Том рванулся и схватил трубку, чуть не сбив с ног своего соседа, вышедшего на кухню за чипсами.

– Бля, Трюмпер! Придурок! Пожар, что ли, где горит?

– Это ты в точку, горит, – улыбнулся Том и нырнул в свою комнату, прикрывая дверь.

Они проговорили с Уиллом долго. Практически ни о чем, как это обычно бывает в начале отношений, когда общие темы и интересы еще только начинают проявляться, а главное – это чувство притяжения друг к другу. И снова было смущение, влажные ладони, глупая улыбка, которую невозможно согнать с лица. Попрощавшись до завтра, еще долго оба отходили от разговора, бережно перебирая в памяти каждое сказанное ИМ слово, молясь, чтобы скорее настал завтрашний вечер…

 

***

На работу Том приехал на метро, так как они договорились, что вечером его заберет с работы Билли, поэтому он с некоторым сожалением оставил в гараже своего обожаемого железного коня.

Время казалось невыносимо резиновым. Том еще кое-как терпел часов до трех, но потом, это уже превратилось в пытку. И, как назло, почти не было посетителей, отвлечь себя было совершенно нечем. Том пытался найти себе хоть какое-то занятие: по два раза перетирал бокалы, тупо пялился в телевизор, пересчитал выручку в кассе. А время как будто издевалось над ним…

Том ждал звонка. Терпеливо ждал. Хотелось позвонить самому, но решив, что это будет неприлично похоже на истерику, запретил себе даже думать об этом. Он даже пропустил пару глотков коньяка, чего никогда не позволял себе на работе, но сейчас ему было нужно. Вроде бы, это немного его расслабило.

Но когда стрелки часов начали подползать к шести, а от Билла не было ни слуху, ни духу, Тому уже хотелось, чтобы время остановилось.

Уже и сменщик пришел, и Том даже успел нарочито медленно переодеться, с беспокойством поглядывая на телефон, а Билл так и не объявился. Том знал, что как только он выйдет за порог бара – позвонит ему сам, хватит уже терзаться неизвестностью.

Телефон внезапно ожил, как раз в тот момент, когда он толкнул входную дверь.

– Бииил, наконец-то!!! – Том с облегчением выдохнул в трубку, ощущая мгновенно взмокшую спину. – Где ты?

– Привет, Том. Ты прости… Я не могу приехать сегодня.

Том замер на вдохе.

– Что-то случилось? – Прохрипел он, судорожно пытаясь представить причину, которая бы помешала Биллу быть с ним.

– Я еду из аэропорта. Встречал своего бывшего… однокурсника. Он тоже из Манчестера. Он на несколько дней прилетел по делам, так что… Извини, Том, сегодня ничего не получится.

Том сделал вдох, и почувствовал, как кружится голова.

– Однокурсника? – промямлил он, все еще не понимая, зачем и кого встречает его Билли.

– Да, он поживет у меня эти дни…

«С ним? У него?» – у Тома сдавило виски.

– А… ну, я понял… – через пару секунд молчания выдавил он из себя.

«Понял? Что понял? Нифига я не понял…»

– Я тебе позвоню позже, хорошо? – тихий спокойный голос Картрайта.

«Но почему такой сухой тон, Билли? Бля…»

– Да? Окей. Я… я буду ждать, Билл.

– Пока, – сказал Билл и отключился.

А Том слушал короткие гудки отбоя в трубке, прокручивая в голове одни и те же вопросы.

«Что это было? Однокурсник… какой еще однокурсник? Почему будет жить у Билла?»

В сознании почему-то всплыло имя «Рауль», виденное им в альбоме фото, и ТАК больно кольнуло под ребрами...

А ведь он даже и не вспоминал про него с самой той минуты, когда Билли позвонил ему в ночной клуб по приезду. Не было причины…

«А если это ОН? И, может, они встречались в Англии… А черт!»

Том медленно побрел в сторону метро, испытывая почти физическую боль от этих мыслей. Хотя, он не сразу осознал, что это была банальная ревность. Никогда в жизни Том не думал, что ревность может быть такой… такой режуще острой.

Никогда не случалось такого…

До этой минуты.

 

 

Том, ссутулившись, сидел за своим письменным столом и в полной прострации пялился на лежавший перед ним мобильник, не зная, что ему думать и делать. Сейчас он старался просто успокоиться, уговаривая себя, что ничего страшного не произошло. Подумаешь, кто-то нагрянул неожиданно в гости к его Уильяму…

«Но кто? КТО?»

Конечно, Том понимал, что у Билла была жизнь и до него. Та личная жизнь, о которой он и понятия не имеет и, наверное, должен смириться с таким положением дел. Ведь глупо ревновать к прошлому?

Если только это прошлое не напоминает о себе в настоящем...

«А если это все-таки Рауль? Вдруг они эти дни в Англии провели вместе? Я же не спрашивал… Да и не имел права спрашивать… И он же брат его, хоть и сводный… Значит, они по любому виделись. А может, все-таки они виделись, но не помирились, а сейчас Рауль вдруг очнулся и передумал, бля… Соскучился и прилетел, сука… К НЕМУ прилетел…»

- О, чееерт… - простонал Том и уперся лбом в свои руки.

«И он говорил так… холодно. Как с чужим. Почему? Из аэропорта ехал, а значит, наверное, не один. Может, поэтому такой тон был? Не хотел палиться при посторонних, да? И что мне делать? Что? Позвонить и спросить напрямик? Попросить объяснений? Но обязан ли он мне что-то объяснять? У нас даже разговора не было о том, что… О том, что мы пара?»

Том невесело усмехнулся.

«Полный пипец! Мир с ног на голову перевернулся! Томас Пауль Трюмпер и парень! Любовник... Он ведь теперь мой любовник, ведь это именно так называется… Мой… Да, я хочу, чтобы он был моим…»

Вырвавшийся у Тома стон был больше похож на щенячий скулеж.

«Ну откуда он взялся, Билли? И почему сегодня? Вот так, раз - и получите-распишитесь… Твою мать, Картрайт! Перезвони мне еще! Ну, что тебе, трудно, что ли? Мне так это нужно! Пожалуйста! Не дай мне тут сдохнуть, Билли! Ты не можешь не понимать, как мне сейчас хреново! Позвони, иначе мне сорвет крышу и я, блядь… Я приеду к тебе. Приеду и убью… Всех!»

 

***

 

Билли позвонил. Правда довольно поздно вечером, и уже еле дышащий Том, который был на грани, сразу же понял, что тот слегка пьян.

- Том, все окей? – Уильям это спросил чуть заплетающимся языком.

Том помолчал, досчитав про себя до трех, прежде чем ответить, боясь сорваться, сказать какую-нибудь грубость. Ну, как у него могло быть все окей? КАК?

- Почти, - процедил он сквозь зубы, стараясь держаться как можно спокойнее. – Я ждал твоего звонка, Билли.

- Мы только вернулись с ужина, - Том тут же машинально глянул на часы.

«Ужин явно затянулся, мать вашу!»

- Выпили немного, поболтали…

Том выдохнул, понимая, что не сможет не спросить о том, что его грызет весь этот долбаный вечер.

- Билл… Кто он? Только честно, слышишь?

Билл даже замер на пару секунд от такого вопроса. И только сейчас до него дошло, как Том воспринял приезд его бывшего сокурсника.

- О мой бог, Том!!! Ты… ты… ревнуешь, что ли?

Картрайт закрыл глаза, ему сдавило грудь - больно и сладко одновременно: «Он ревнует! Ревнует!»

- Билл, пожалуйста, ответь мне, - хрипло, через силу ровным голосом.

- Том, прости меня, а? Я не думал, что ты так… Я тебе правду говорю, это мой однокурсник, слышишь? – Билл, даже в таком состоянии прекрасно понял, как сейчас чувствует себя его любимый. – Не больше, понимаешь? Просто когда мы учились, он часто ездил домой, в Англию, и всегда и от меня передавал что-то родителям. Он никогда не отказывал мне, а я сейчас не мог ему отказать, Том! Ну, Том, не злись, ладно? Так вышло… Без предупреждения. И не мог я просто его закинуть домой и уехать к тебе… Но я так хотел, Томми! Ты мне веришь? – Билл умолк, слушая дыхание Тома в трубке.

А Том, слыша хоть и не очень трезвый, но все равно тихий и бархатный голос, от которого всегда сжималось сердце, понял, что успокаивается.

- Да, я... Я не должен был. Просто я так тебя ждал, - вырвавшийся у него глухой стон, заставил Билла привалиться спиной к стойке крыльца, где он стоял в ту минуту, - а когда ты позвонил… так… знаешь…

- Томми, - Билли перебил, понимая, что именно он хочет сказать. – Я же был не один и не мог говорить. Так, как хотелось… Мальчик мой, ну пожалуйста… не обижайся!

От последних нескольких слов, сказанных шепотом, Том невольно улыбнулся, ощущая, как уходит давящее чувство неизвестности и отступает ревность.

- У него обратный билет на пятницу, Том, слышишь? - забавным заговорщическим тоном произнес Билли. - Я заберу тебя в пятницу на все выходные! И никуда не отпущу!

- Да, я слышу, – Том улыбался, закусив нижнюю губу, хотя и понимал теперь, что придется вытерпеть еще почти три дня без Уильяма. Зато потом…

- Все окей, Билли. Ты тоже прости меня, я понимаю, что вел себя, как идиот. Просто не знал, что думать…

- Бля, Том! Это ты меня прости…

После этих слов Том расслабился полностью. И, вроде как, дышать стало легче, и уже было странно сознавать, что он мог так дико и беспричинно ревновать – глупо, не по-мужски, как влюбленная девица. Он выругался про себя и порадовался, что Билли не видит, как его лицо заливает краска стыда.

А Билли, как ни странно, был сейчас почти счастлив - он понимал, что ревность это, по сути, просто боязнь потерять того, кто тебе дорог. И эта мысль грела его всю ночь. Просто слышать ЕГО голос. ЕГО дыхание. Чувствовать, что сейчас – улыбается, а сейчас, скорее всего, хмурится и кусает губу. Ловить интонацию голоса и понимать, сколько всего в ней скрывается, веря своему бьющемуся сердцу, которое чувствует ЕГО так, как никогда и никого раньше.

Неохотно попрощались, обещая обязательно звонить, не зная, будет ли у них возможность увидеться до пятницы.

 

***

 

W@R

12 Ноябрь 2008 г. 00:50

Тема: ОБЛОМ. С большой буквы.

Настроение: обидно, досадно, но ладно…

Плейлист: «The Calling»

Читать далее...

http://sweetest-prince.blogspot.com/...g-post_12.html

 

Уложил Дэвида спать. Парень явно перебрал с выпивкой. Мы, вроде, не так много... Хотя, он же предупреждал, что почти не пьет. Ну да ладно. Нормально посидели, вспомнили студенческие годы…

Ааа… Вы же не знаете, кто такой Дэвид! Дэвид Флетчер. Мой соотечественник и бывший однокурсник. Тоже из Манчестера. Который своим сегодняшним приездом перечеркнул все наши с Томом планы на этот вечер… Ну, не мог я отказать Дэвиду, тем более что до этого позвонила моя мама и попросила за него.

Она его просто обожает. Для нее он - воплощение идеального сына, скромного, послушного и умного. Умеющего поддержать разговор на любые темы, за чаем с плюшками… И этот его взгляд из-за толстых стекол очков, щенячий такой взгляд, беззащитный. Пухлые щечки, которые иногда покрываются румянцем – умилительная картина))

К нему благосклонно относились профессора в колледже, а сокурсники его сторонились. Ботаник, не пьет, не курит, в студенческих дебошах участия не принимает. Он даже не ходил на вечеринки, и не потому, что не приглашали, а потому что сам не хотел…В общем, по студенческим меркам – зануда. Не сказать, что я был с ним слишком дружен, но у нас были приятельские отношения, по крайней мере. Мы общались, время от времени. Все-таки из одного города, соотечественники, практически соседи. Нет, он не был совсем одиночкой, у него и друзья были (правда, по большей части, такие же, как и он – ботаники; держались они особняком, никто к ним не лез).

Я сегодня расспрашивал Дэвида про его жизнь после окончания колледжа. Он нашел работу преподавателя высшей математики у нас в Манчестерском университете, говорит, что по какой-то экспериментальной программе. Что очень даже круто в его возрасте. Но он всегда был умнее многих, так что не удивительно. В Гамбурге у него на несколько дней дела в местном университете. Я не вдавался в подробности, дела и дела…


Дата добавления: 2015-09-13; просмотров: 5; Нарушение авторских прав


<== предыдущая лекция | следующая лекция ==>
Http://sweetest-prince.blogspot.com/...g-post_08.html 4 страница | Http://sweetest-prince.blogspot.com/...g-post_09.html 2 страница
lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2018 год. (0.044 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты