Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



Больше вопросов, больше ответов




Читайте также:
  1. А в какие органы исполнительной власти обращалось больше всего граждан?
  2. Арочные большепролётные металлич покрытия.
  3. Аспартам — больше чем просто подсластитель
  4. БЕЖЕНЦАМ ВЫДЕЛИЛИ «БРОСОВЫЙ», НИКОМУ НЕ НУЖНЫЙ УЧАСТОК ЗЕМЛИ. СРЕДИ ПЕСЧАНЫХ ДЮН НЕ БЫЛО ЕСТЕСТВЕННОГО ИСТОЧНИКА ВОДЫ, ДО РЕКИ ИНД НУЖНО БЫЛО ИДТИ БОЛЬШЕ ЧАСА.
  5. Бланк для ответов методики УНП
  6. Бланк ответов
  7. Бланк ответов
  8. Бланк ответов №1
  9. Больше не будет высокооплачиваемых рабочих мест

Вы, наверное, думаете, что девочке, воспитанной в лоне англиканской, лютеранской, иудейской и католической религий, пришлось забыть все молитвы и заповеди ради постижения тайн реинкарнации и Другой Стороны. Ничего подобного. Наоборот, религиозное воспитание только подтолкнуло меня к поиску. В процессе тщательных исследований, накопления знаний и опыта я постоянно совершенствовалась, духовно развивалась, благодаря чему всей душой поверила в Бога. Моя несокрушимая вера в Него стала тем устойчивым, крепким фундаментом, на котором зиждется вся моя жизнь.

С пяти лет я начала посещать католическую школу. Я должна была получить католическое воспитание не из религиозных соображений, а по причине моего неуёмного характера. Нельзя сказать, что я была несносным ребёнком, но таких детей, как я, тактично называют «непоседами». Вопросы дисциплины нужно было как-то решать, поэтому бабушка Ада посчитала, что монахини расположенной по соседству католической школы смогут справиться с моей неугомонностью, которую я до сих пор предпочитаю называть «детским любопытством».

Я отличалась от моих одноклассников, но в основном это работало мне на пользу. По результатам экзаменов, которые я сдала перед началом учебного года, меня, пятилетнего ребёнка, определили сразу во второй класс, а не в подготовительную группу. Я прославилась на всю округу как маленькая «ведунья». Более всего монахини поражались тому, что я, воспитывавшаяся в иудейско-протестантской семье, легко и с удовольствием изучала догматы католической веры. Я бы ла гордостью школы. Мне доверялись почётные миссии — возглавлять шествия на майские праздники и короновать венцом из цветом Пресвятую Богородицу. Всеобщее внимание и уважение так сильно повлияли на меня, что я стала ярой сторонницей католичества. Более того, я упросила бабушку Аду и в конце концов всех членов моей семьи принять католическую веру до того, как я окончу школу.

Многое в католичестве вызывало, и всегда будет вызывать, моё искреннее восхищение. Я относилась с благоговейным почтением к монахиням. Меня глубоко трогала их беспрекословная преданность Господу. Я не могла оставаться равнодушной к мистической красоте обрядов, даривших мне покой и утешение. Раньше бабушка Ада рассказывала мне об ангелах. Учителя, преподававшие в католической школе, обожали говорить о них. Наверное, самым главным было то, что я не ощущала себя чужой и чувствовала, как мне здесь рады. Было очень интересно слушать удивительные истории из жизни святых. Я даже узнала о двух маленьких девочках, Лурдес и Фатиме, обладавших способностью «видеть» и «слышать» духов. Хотя я не стремилась быть причисленной к святым апостолам, мою душу согревала мысль, что мы, «ведающие», всегда можем рассчитывать на особое отношение к себе.



Впрочем, как выяснилось, всему есть предел. Однажды, когда мне было девять лет, сестра Мария-Стефания рассказывала нам об ангелах-хранителях. Я подняла свою маленькую ручку и вежливо пролепетала:

— Мой ангел только что говорил со мной.

— Конечно, милая, — улыбнулась Мария-Стефания. — Они говорят со всеми.

Я терпеливо стала объяснять:

— Вы не поняли. Я на самом деле слышу голос моего ангела. Постоянно слышу.

К тому времени Франсина уже стала моей неизменной спутницей.

Сестра Мария-Стефания несколько мгновений молча изучала меня, а потом ледяным тоном объявила, что для обсуждения данного вопроса у нас будет достаточно времени после занятий.



Насколько я поняла, меня собирались наказать. Мне неясно было только, в чём я провинилась.

Когда все разошлись по домам, сестра Мария-Стефания стала расспрашивать меня, действительно ли я слышала своего ангела, что именно он говорил и как звучал его голос. Я описала режущую слух пронзительную трель Франсины и пояснила: «Она рассказывает, в чём я должна быть осторожной, и говорит со мной о Боге».

Сестра Мария-Стефания строго-настрого запретила мне выдумывать небылицы и создавать проблемы. Выслушав её нотации, я не раскаялась. Напротив, меня охватило раздражение. Оказывается, я чуть не сорвала урок, сообщив, что слышу голос моего ангела-хранителя! Но она же сама утверждала, что ангелы говорят с нами. Разве стали бы они к нам обращаться, заведомо зная, что мы их не услышим? Нет, это было бы глупо.

Дома я появилась довольно поздно. Конечно же, я рассказала бабушке Аде о происшедшем и спросила, может ли она выяснить, в чём я была виновата. Она пошла к сестре Марии-Стефании и провела с ней разъяснительную беседу. Точно не знаю, что она говорила сестре Марии-Стефании, но с тех пор меня никто больше не ругал за то, что я способна слышать голоса ангелов.

В шестом классе нам начали читать лекции об аде, сатане и одержимых. Религию, дарившую нам радость, любовь и утешение, попросту выворачивали наизнанку. Теперь она напоминала подземелье, скрывающее в своей жуткой утробе все виды ночных кошмаров. Честно говоря, я сразу подумала, что чертей не бывает. Похоже, нас пугали какими-то детскими страшилками, чтобы мы стали более послушными. Трудно представить себе любящего и милосердного Создателя в роли мелочного, мстительного, беспощадного чудовища, бросающего своих детей в «геенну огненную» за съеденный ими в пятницу кусочек мяса. Нас убеждали, что за грешные мысли тоже полагается наказание, независимо от того, реализованы они в действиях или нет. И это Божья Справедливость? Не верится. (Кстати, уже разрешено употреблять в пищу мясо по пятницам. Как же теперь быть несчастным душам, «отбывающим наказание» за отменённый грех? Наверное, со словами «извините, ошибочка вышла» Бог откроет ворота ада, простит им «списанный» грех и реабилитирует их посмертно? А кто им компенсирует адовы муки? Значит, Божий Суд далёк от совершенства? Господь тоже ошибается? Абсурд. Никогда в это не поверю!)



Если какой-то предмет мне неясен, я решительно исследую его, пока не расставлю все точки над Я всегда стремлюсь делать понятным непонятное. Эта особенность выделяла меня и в шестом классе. Итак, я снова подняла руку и потребовала объяснений: в какого Бога мы должны верить? В любящего, милосердного Создателя или в кровожадного душегуба, жестокость которого нам недавно так красочно живописали? Меня опять «сердечно» пригласили на беседу «тет-а-тет» после занятий. И опять я пришла домой мрачнее тучи, а бабушка Ада понеслась в школу, чтобы поговорить с монахинями «по душам». Будучи медиумом и специалистом в вопросах добра и зла, бабушка Ада считала «нечисть» — бесов, упырей, вурдалаков и т. п. — продуктом человеческого страха. Господь Бог не имеет к «чертовщине» никакого отношения. Монстров способно создавать только заражённое ужасом человеческое воображение. Сатана не более реален, чем «бабай», «бука» или «чудо-юдо». На самом деле его не существует. В тот день меня всё-таки пожурили, но не из-за расхождений во взглядах насчёт религии, а исключительно из-за моей «несносной» привычки то и дело задавать вопросы.

А потом была первая в моей жизни исповедь. Я знала, что войду в кабинку для исповеданий и стану перечислять все мои грехи священнику, сидящему за перегородкой. Мне не будет его видно, зато я отчётливо услышу его наставления. Наверное, он скажет, что я должна покаяться и искупить свои грехи, поскольку этого хочет Господь. Я сильно переживала, поэтому заранее составила подробный письменный список своих проступков, чтобы ничего не пропустить на исповеди. В ответственный момент раскаяния я, путаясь и сбиваясь, отчаянно шелестела своими «бумажными» грехами. Священник услышал шум и спросил, чем я занимаюсь. Мой ответ вызвал у него бурю негодования. А вдруг кто-то увидит этот «чёрный список»?! Стыд и позор! Мне было одиннадцать лет.

Перечень моих аморальных поступков включал препирательства с мамой и ложь относительно того, сколько раз в день я чищу зубы. Я говорила родным, что чищу зубы утром и вечером, но эта информация не соответствовала действительному положению вещей. Фактически, я делала это только один раз в день. Наверное, я должна была сгореть от стыда за совершение столь тяжких преступлений. Достойным ли было моё поведение, если я грубила и врала своим домашним? Конечно, нет. Но стоило ли священнику предавать меня анафеме за мои «грехи»? Вряд ли.

Потом весь процесс покаяния в церкви перед исповедником показался мне нелогичным. Если есть посредник между мной и Богом, зачем тогда молиться? Зачем обращаться с просьбами к Богу, если их может передавать Ему тот же «невидимый» священник? Всех нас Господь любит одинаково. Почему же Он уделит больше внимания не мне, если я попрошу Его о чём-то сама, а священнику, который молится Ему от моего имени? Кроме того, общение с Богом — это священное, глубоко личное действо. По словам Франсины, никто, даже наши духовные наставники, не имеет права подслушивать наши молитвы. Напрашивается вывод, что обязательная исповедь священнику в какой-то степени нарушает конфиденциальность наших отношений с Богом.

Наверное, самым туманным для меня оставался вопрос жизни после смерти. На занятиях нам рассказывали об этом. Насколько я тогда поняла, все мы живём на земле только один раз. После смерти мы отправляемся либо в ад (отбывать вечное наказание за различные грехи — от убийства до использования противозачаточных средств), либо в рай (блаженствовать и играть на арфе в обществе ангелов и святых). Эта теория звучит неплохо, но толку от неё никакого. Я не могла найти в ней пункт, объясняющий появление Франсины и других духов, которых я видела и слышала каждый день. Они — вполне реальны. Но откуда они приходят, если после смерти люди либо жарятся на сковородках в аду, либо любуются полётами херувимов?

Мне повезло, я встретилась с добрым, великодушным священником-иезуитом отцом Надео. Он отнёсся к моим проблемам с пониманием, подчеркнув, что рад ответить на все, даже самые провокационные, вопросы. Святой отец сказал, что я ничего не добьюсь, если буду продолжать устраивать переполох среди монахинь-воспитательниц, и попросил не нервировать их больше своим «свободомыслием». Кроме того, он посоветовал мне обратиться к книгам, поскольку только так я смогу удовлетворить свое ненасытное любопытство. Поскольку я не верила на слово никому, даже Франсине, у меня оставался лишь один способ доказать собственную правоту: заняться исследованиями, самообразованием и найти учение, содержащее ответы абсолютно на все мои вопросы. Иначе говоря, мне нужно было логически объяснить всё, что происходит в моей жизни, и подкрепить фактами правильность своих выводов.

Я, конечно же, обращалась и к Франсине, и к бабушке Аде. Мы много говорили на тему религии. Наши беседы сводились к тому, что я ни в коем случае не должна относиться с пренебрежением к католичеству или любой другой вере, поскольку, в конце концов, соглашаюсь я или отвергаю те или иные постулаты, все религии проповедуют одно и то же. Все они призывают любить Господа, достойно жить и работать, а также говорят о том, что после смерти мы возвращаемся Домой.

Бабушка Ада и Франсина ни разу не сказали, что я не права. Когда я их о чём-нибудь спрашивала, в ответ они всегда задавали свой «коронный» вопрос, который и по сей день служит основным стимулом, толкающим меня на новые поиски и открытия: «А что об этом думаешь ты сама?»

Я верила и продолжаю верить, что Господь способен стойко перенести и простить попытки людей поместить Его под стекло микроскопа. Несмотря ни на что, Он остаётся любящим, милосердным и справедливым. Я поняла, что сбивавшие меня с толку противоречия порождены людьми, а не Господом. Его деяния последовательны и логичны. Я ни минуты не сомневалась в этом. Мне лишь нужно было выяснить, как именно действует Господь.

Я решила, что могу извлечь пользу из моей неуёмной страсти к исследованиям, поэтому, поступив в колледж, выбрала дополнительные предметы для изучения: богословие и религиоведение.

В том, что касается книг, у меня всегда был «отменный аппетит». Теперь же появился прекрасный предлог читать всё, что только попадало мне в руки. Я жадно набрасывалась на каждую книгу религиозного и духовного содержания. Казалось, мне никогда не удастся насытиться. Я поглощала всё: «Книгу И.» Гарольда Блюма и «Голоса: автобиография медиума» Эйлин Гарретт, книги Карла Юнга, Джозефа Кэмпбелла, Эдгара Кейси, труды Теософского общества, больше узнала об учениях Будды и Магомета, о синтоизме, розенкрейцерах([5]), изучила Тантры, египетскую Книгу Мёртвых, Бхагавад-Гиту, Талмуд, Коран и жизненный путь Аполлония Тианского, духовного целителя и наставника, жившего в Греции во времена Христа. Я исследовала все, какие только можно было найти, сведения об ессеях и гностиках([6]), многие идеи которых легли в основу католичества и протестантства. Применяя технику «мозгового штурма»[7], я искала ответы вместе со священниками, жрецами, йогами, тибетскими монахами, раввинами и дзэн-буддистами, а также входила в транс, чтобы дать возможность Франсине рассказывать о Боге и Другой Стороне, а потом слушала нескончаемые записи её лекций. Прежде чем принимать или не принимать какие-либо концепции, нужно было их тщательно изучить. Я дала себе слово не делать скоропалительных выводов о той или иной религии и продолжать исследования до тех пор, пока не расставлю «по полочкам» приводившие меня в замешательство понятия

Для меня одним из самых поразительных открытий явилось то, что большинство мировых религий, включая христианство до того, как некоторые его положения были изменены в шестом веке римским папой Константином, включают идею реинкарнации и вечных путешествий души на Другую Сторону из нашего мира и обратно. Если я поняла правильно, подтверждения этой теории имеются в Библии. Весьма вероятно, папа Константин не мог отследить появление всех копий всех переводов Священного Писания и уничтожить всё, что имело несчастье не соответствовать взглядам его Святейшества.

Это предположение вдохновило меня на тщательное исследование Библейских текстов. Из двадцати шести вариантов перевода Библии с древнеарамейского самый удачный, по-моему, — перевод Ламсы. Не хватит слов, чтобы передать, как сильно он изменил мою жизнь. Чем больше я изучала Библию в переводе Ламсы, гем проще и понятней становились для меня вопросы религии и духовности. Мне стало ясно, что люди с их субъективным видением эеальности сами виноваты в распространении ложных представ-гений о Господе.

Я не могла не обратить внимания на очевидную закономер-юсть: если мы будем буквально трактовать любой вариант Библии, о окончательно запутаемся. Возьмём простой пример. Уверена, ы тоже не раз слышали, как некоторые люди, на словах громко суждая нетерпимость, фанатизм и предрассудки, в то же время то дело ссылаются на Библию. Мы все знаем, что любящий Господь рощает своим детям ненависть и жестокость. Однако если бы мы воспринимали Библию в буквальном смысле, деяния Господа имели бы довольно неприглядный вид. Возникает вопрос: допускают ли радетели дословного толкования Библии, что инцест не столь уж и значительное событие, особенно если он сопровождался пьяной оргией? Неужели именно это подразумевает история Лота? И согласились бы они с тем, что их непокорных сыновей следует публично забивать камнями до смерти? (Втор 21: 18-21)

Вот почему, прежде чем искать ответы в книгах, я всегда спрашиваю себя: «Что об этом думаю я?»

Результаты моих исследований Библии меня обрадовали, поскольку даже в версиях, переписанных после указа папы римского Константина, я обнаружила пять или шесть ссылок на реинкарнацию и путешествия на Другую Сторону. Позвольте привести один пример:

В девятой главе Евангелия от Иоанна говорится о человеке, который был слеп от рождения. Ученики Иисуса спросили Его: «Равви! Кто согрешил, он или родители его, что родился слепым?» (Ин 9: 2)

Другими словами, ученики допускали, что врождённая слепота — расплата за грех, совершённый этим человеком. Но поскольку он несёт наказание от рождения, когда же он согрешил, если не в прошлой жизни? Правда, можно предположить, что он согрешил, находясь в утробе матери. Думаю, вероятность этого невелика. Если бы он, пребывая в материнском лоне, попытался совершить грех, ему не удалось бы даже толком повернуться.

Более подробное упоминание реинкарнации встречается в главе 17 Евангелия от Матфея. В беседе с Петром, Иаковом и Иоанном Иисус сказал: «Илия должен придти прежде и устроить всё; но говорю вам, что Илия уже пришёл, и не узнали его, а поступили с ним, как хотели». Стих 13 гласит: «Тогда ученики поняли, что Он говорил им об Иоанне Крестителе». Мы знаем, что когда-то Илия был широко известен, однако они «не узнали его». Следовательно, он выглядел иначе, чем в прошлом. Очевидно, речь идёт о другом воплощении Илии. Ученики Иисуса поняли,

что Илия в новой жизни стал Иоанном Крестителем, которого обезглавил царь Ирод. Совершённое Иродом убийство раскрывает значение слов Иисуса «поступили с ним, как хотели».

Я привела цитаты из канонизированной версии Библии, изданной по прошествии многих и многих лет после того, как папа римский Константин попытался лишить христианский мир надежды на бессмертие и вычеркнул идею реинкарнации из Священного Писания. Это ещё раз подтверждает, что истина всегда торжествует.

А что об этом думаешь ты?

Во всяком случае, я дала самой себе обещание продолжать поиски, пока не расставлю всё по своим местам. Казалось, мои вопросы никогда не иссякнут, но это только подогревало во мне желание искать ответы. И мне удалось добиться ощутимых результатов.

Понадобились десятилетия неутомимых исследований многих религий мира, чтобы изучить их представления о Боге и Другой Стороне.

Понадобились десятилетия экстрасенсорной работы с клиентами. Я принимала, в среднем, по сто сорок человек в течение каждой недели. Рядом с этими людьми постоянно толпились духи, которые тоже хотели высказаться.

Понадобились десятилетия, в течение которых записывались на аудиоплёнку и проверялись тысячи сеансов регрессивного гипноза.

Понадобились десятилетия работы Центра Экстрасенсорных Исследований «Нирвана». Мы изучали жизнь на Другой Стороне, встречались с духами, привидениями, ангелами и другими бессмертными сущностями.

Понадобились десятилетия, на протяжении которых члены моей семьи, сотрудники и коллеги много раз совершали астральные путешествия. И они, и я сама посещали иную реальность, всякий раз убеждаясь, что наши сведения о Другой Стороне во многом совпадают.

Понадобились десятилетия консультаций со специалистами в разных сферах науки. Я задавала вопросы психологам, психиатрам, докторам медицины, учёным, богословам и таким же, как я, исследователям паранормальных явлений.

Понадобились десятилетия борьбы со скептиками, безуспешно пытавшимися вызвать у людей недоверие к моей работе.

Понадобилось не раз испытать боль от утраты близких людей, а потом увидеть их снова, пребывающими в добром здравии. Мои покойные родственники и возлюбленные возвращались в наше измерение и сообщали мне, что они живы и прекрасно себя чувствуют. С ними действительно всё было в порядке. Уверена, они приходили, чтобы успокоить меня.

Понадобилось терпение, великодушие и мудрость моей духовной наставницы Франсины — никогда-не-ошибающегося специалиста по вопросам богословия и жизни на Другой Стороне. Франсина ежедневно «щебетала» мне о своём мире.

В результате я поняла, что «религия», «духовность» и «психические явления» отнюдь не разные понятия, как принято считать. В действительности это составляющие идеального вечного мироздания, сотворенного Господом Богом.

Я пережила околосмертное состояние. Подробности этого опыта вы узнаете из третьей главы.

В результате многолетних трудов я накопила знания и опыт. У меня сформировалась собственная точка зрения относительно многих понятий, которые давно следовало очистить от привычных заблуждений. Всё это подвигло меня основать церковь «Novus Spiritus», или «Обновлённая Душа». В основе «Novus Spiritus» несколько простых положений:

♦ Все мы созданы Господом по Его образу и подобию. Он безоговорочно любит нас. Перед Ним мы все равны.

Существует Божественная Мать Ажна, представляющая женскую, эмоциональную часть Созидательной Энергии, подобно тому как Божественный Отец является её мужским, рациональным аспектом. Божественная Мать не имеет отношения к фантазиям феминисток 1970-х. Её признают и почитают уже более двух с половиной тысяч лет. На протяжении всего нашего путешествия по Другой Стороне я буду упоминать Господа (Созидательную Энергию), используя мужские местоимения, например, Он или Его, но лишь потому, что я нахожу неудобным писать и читать постоянно повторяющиеся Он/Она или Его/Её. Истина в том, что Божественная Мать Ажна и Божественный Отец вместе являют собой единую Созидательную Силу. Господь не злопамятен, не мстителен и не жесток. Зло порождают люди. Если мы впустили в нашу жизнь зло, значит, не Бог отвернулся от нас, а мы от Него. Господь всегда с нами. Сотворенные злодеяния влекут за собой не вечную «каторгу» в несуществующем аду, а самовольное отречение от жизни на Другой Стороне, хотя и такое отречение длится не вечно.

Люди, сомневающиеся в справедливости Господа, спрашивающие, например, «как милосердный Господь мог поступить жестоко с тем, кто этого не заслуживает?» или «как Он мог отнять жизнь у невинного ребёнка или у того прекрасного человека?», должны знать единственно верный ответ: Он не делал этого. Ещё до рождения, на Другой Стороне каждый из нас составляет детальный план своего будущего жизненного пути. Все, что мы проходим в этой жизни, включая разные испытания и даже сам момент смерти, запланировано нами, а не Богом. Мы сами выбираем себе путь. Наиболее ярко, в полную силу, мы живём на Другой Стороне. Наши кратковременные путешествия в это измерение — наша земная жизнь — есть наш собственный выбор, за который отвечаем только мы. Мы принимаем это решение, чтобы развивать свой духовный потенциал, познавать мир и себя и преодолевать зло во имя Господа. Наши души помнят каждое рождение, смерть, земную жизнь и жизнь на Другой Стороне. В памяти нашего сверхсознательного разума запечатлевается абсолютно всё, что мы проходим на пути к совершенству. Независимо от того, сознаем мы это или нет, воспоминания души сильно влияют на течение каждой нашей земной жизни.

В следующих пяти главах мы вместе совершим экскурсию на Другую Сторону. Вы не обязаны разделять абсолютно все мои убеждения. Помните — «А что об этом думаете вы?» Данный вопрос, как и любой другой вопрос в этой книге, очень важен. Только прошу вас, не замыкайтесь, пусть ваше сердце и разум будут открыты. Фиксируйте внимание на всём, что тихим эхом отзовется в вашей душе, и тогда вы действительно почувствуете, как ваша душа улыбнётся. Когда это случится, поверьте, что вы ничего не придумываете. Просто вы не в силах забыть непревзойдённую красоту Дома, вы хотите вновь почувствовать себя совершенно счастливым.

Когда мне было восемнадцать лет, моя любимая бабушка Ада умерла. Она ушла достойно, без слёз и ужаса в глазах. Бабушка Ада была абсолютно спокойна, так как знала, что хорошо подготовила меня к жизни, которую, как она надеялась, я проживу интересно. Бабушку ждали Дома. Она была уверена, что однажды мы снова встретимся.

Бабушка Ада ушла, и в моём сердце возникла пустота, которая постепенно заполнялась обжигающей болью. Вместе с печалью и горем, как это часто бывает, пришли сомнения. Я усомнилась в том, что бабушка Ада и Франсина рассказывали о Другой Стороне и вечной жизни. Казалось, я навсегда лишена бабушкиной любви и поддержки. Она никогда не вернётся, а я хотела видеть её, слышать, обнимать. Мне было необходимо чувствовать, что она рядом. Но она ушла, оставив меня наедине с глубокой скорбью. Мои духовные способности казались теперь ненужным и бесполезным хламом, место которому, подобно старым вещам, — на чердаке. Неплохо бы забросить туда и милые детские фантазии о вечной жизни. Я верила в них, потому что была наивным ребёнком.

Когда моя семья начала готовиться к похоронам, мне захотелось убежать. У меня перед глазами всё плыло. Я не могла смириться со смертью любимой бабушки Ады. Мой близкий друг Джо, решительный и необычайно чуткий для своих лет, ощутил моё настроение и предложил поездить по окрестностям. Я согласилась, надеясь, что, оказавшись подальше от дома, смогу успокоиться и привести свои мысли в порядок. Даже солнце в тот момент казалось мне не настоящим, не таким, как всегда. Оно действовало мне на нервы. Я была раздражена и чувствовала себя ужасно. В полном молчании мы с Джо проезжали квартал за кварталом, милю за милей. Мы бесцельно кружили, время шло, а душевная боль не отпускала.

Помню, что Джо сдержанно произнёс:

— Сильвия...

Я не ответила. Только взглянула на него, заметив, что его взгляд прикован к зеркалу, в котором отражался салон автомобиля.

— Не хотелось бы тебя пугать, — продолжил Джо, — но... на заднем сиденье твоя бабушка.

Я обернулась не сразу. Несколько мгновений я сидела, затаив дыхание. Её присутствие ощущалось всё явственней. Неизвестно откуда возник едва уловимый запах лаванды. Бабушка всегда предпочитала именно этот аромат.

Я украдкой бросила взгляд на отражение в зеркале и остолбенела: бабушка Ада в своём любимом голубом платье спокойно улыбалась мне. Я быстро обернулась и попыталась прикоснуться к ней, но в этот момент она исчезла.

Бессильно обмякнув в кресле, я прислушивалась к гулким ударам своего сердца. Короткая встреча с бабушкой подействовала на меня как разряд тока. Я с трудом приходила в себя. Для меня не было ничего нового в том, что я могла видеть духов, но, увидев бабушку Аду, я испытала сильнейший эмоциональный шок, приправленный вдобавок новой порцией щемящей тоски и боли. Мне так не хватало бабушки Ады. Лучик надежды пробился сквозь пустоту и безысходность в моей душе, но вместе с тем мой скептицизм попытался одержать верх над чувствами и выдвинул теорию, согласно которой встреча с бабушкой Адой — не более чем галлюцинация, вызванная глубокими переживаниями.

Предположим, так и есть. Тогда почему Джо, а не я увидел бабушку Аду первым?

На следующее утро я сидела у себя в спальне перед зеркалом, пытаясь придать достойный вид своим непослушным волосам. Вдруг мне показалось, что в комнате я не одна. Я оглянулась — никого. Я снова занялась своей причёской, но неожиданно, могу поклясться, ощутила лёгкое, теплое дуновение. Словно кто-то нежно подул мне на шею.

Внезапно за моей спиной, подобно выстрелу, раздался оглушительный треск. Почти одновременно я услышала, как бабушка Ада громко позвала меня, выкрикнув: «Сильвия!» Затем воцарилась тишина. Я вскочила и методично обыскала всю комнату. Безрезультатно. Мне было точно известно, что подобная тишина наступает сразу после сильнейшей грозы, что нередко на Среднем Западе.

Выскочив из комнаты, я побежала вниз, чтобы найти утешение в кругу моей относительно нормальной семьи и на нижних ступеньках лестницы увидела поднимавшегося ко мне папу. Он озабоченно спросил: «Сильвия, что случилось? На тебе лица нет. Что там наверху так бабахнуло?»

Немного позже, взяв себя в руки, я всё ему рассказала. Отца мало удивила моя история. Вообще-то он всегда воспринимал спокойно «странности» дочери, такой же талантливой, как и его покойная мать-медиум. Вот и сейчас он лишь улыбнулся и напомнил, что бабушка Ада в свой последний час пообещала в течение трёх дней с момента её смерти послать мне весточку с Другой Стороны. Бабушка Ада собиралась сообщить, что она уже Дома и с ней всё в порядке.

Прошло много лет, прежде чем я узнала, что громкий треск, услышанный мною в спальне,—проявление контакта. Резкий звук, сопровождающий проникновение сквозь «занавес» между нашим измерением и Другой Стороной, похож на звуковой удар, возникающий в результате преодоления звукового барьера самолетом.

Хотя сразу после своей кончины бабушка Ада послала мне знаки, свидетельствовавшие о её прекрасном самочувствии, я ещё долго по ней тосковала. Вспоминая бабушку Аду, я часто плакала, но никогда её не оплакивала. Моя душа болела от утраты и одиночества, но я знала, что бабушка жива. Вместе с Франсиной и другими моими близкими она обязательно встретит меня, когда я вернусь Домой, в царство вечного покоя и абсолютной любви.

Двери Другой Стороны открыты для всех. Добро пожаловать Домой!

 


Дата добавления: 2015-09-14; просмотров: 7; Нарушение авторских прав







lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2021 год. (0.015 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты