Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



Глава восемьдесят шестая




Читайте также:
  1. LI. САМАЯ КОРОТКАЯ ГЛАВА
  2. VIII. ГЛАВА, СЛУЖАЩАЯ ПРЯМЫМ ПРОДОЛЖЕНИЕМ ПРЕДЫДУЩЕЙ
  3. XLIII САМАЯ КОРОТКАЯ ГЛАВА
  4. XXVI. ГЛАВА, В КОТОРОЙ МЫ НА НЕКОТОРОЕ ВРЕМЯ ВОЗВРАЩАЕМСЯ К ЛАЮЩЕМУ МАЛЬЧИКУ
  5. В Бурятии подготовят закон по борьбе с «резиновыми» квартирами – глава республики
  6. Ваша шестая чакра
  7. Встреча шестая
  8. Встречайте Джейка… Бонусная глава – Гостиница
  9. Глава "ЮКОСа" и государство квиты?
  10. Глава 0. Чувство уверенности в себе

– До сих пор не могу очухаться от такой потери.

– Я тоже. Два срочных кесаревых одновременно. Хорошо еще, что только одна… – Послышался вздох. – Терпеть не могу такие ночки.

– Нечего сказать, подежурили. Слава богу, наша смена закончилась.

Габриелю понадобилось несколько минут, чтобы открыть глаза. Так он спал или…

Он скреб щетинистый подбородок и ничего не мог понять. Только что он был в старом яблоневом саду. И вдруг – голоса медсестер.

В голове зашумело и зазвенело. Он сразу же вспомнил Джулианну на операционном столе. Бледную. Неподвижную.

Должно быть, медсестры говорили о ней.

«До сих пор не могу очухаться от такой потери».

Габриель подавил рыдания, подступившие к горлу. Снова послышались шаги. В поле его зрения попали какие-то жуткого вида туфли. Сейчас было крайне неуместно, даже чудовищно думать о чужой обуви, но Габриелю было не отделаться от мысли о том, насколько неуклюж и отвратителен фасон у этих туфель и какие они неудобные. Такое ощущение, будто их выдолбили из дерева.

У женщины, носящей такую обувь, обязательно должно быть искривление стоп.

Он поднял голову.

Перед ним стояла и сдержанно улыбалась медсестра, которую он прежде не видел.

– Здравствуйте, мистер Эмерсон. Меня зовут Энджи. Хотите взглянуть на вашу дочь?

Он кивнул и кое-как встал.

– Простите, что вам пришлось так долго сидеть. Вас должны были бы уже давно проводить к ребенку. Но сегодня была сумасшедшая ночь. Мне так сказали. Я только что заступила на дежурство.

Энджи повела его в соседнее помещение, где он увидел детскую кроватку. Возле нее стояла другая медсестра и что-то писала в карточке.

Габриель подошел к кроватке, заглянул в нее.

Маленький белый сверток, лежащий неподвижно. Красноватое личико и черные волосики, частично прикрытые крошечным розовым вязаным чепчиком.

– У нее… есть волосы, – отрешенно произнес Габриель.

– Причем их много, – сказала стоявшая рядом Энджи. – Почти девять фунтов веса. И рост девятнадцать дюймов. Крупный у вас ребенок.

Энджи достала сверток из кроватки и принялась качать.

– Мы дадим вам браслет. Такой же, как у вашей дочери. Чтобы мы сразу видели, что это ваш ребенок.

Вторая медсестра надела на правое запястье Габриеля белый пластиковый браслет.



– Хотите ее подержать?

Габриель кивнул, вытирая липкие ладони о зеленую ткань хирургического костюма.

Энджи передала ему ребенка. И сейчас же его дочь открыла свои большие синие глаза, уставившись на отца.

Их глаза встретились. Габриелю показалось, что окружающий мир замер.

Потом малышка зевнула, широко открыв розовый ротик, и снова погрузилась в сон.

– Какая она красивая, – прошептал Габриель.

– Согласна с вами, – подхватила Энджи. – И здоровая. Роды были тяжелыми, но на ней это не сказалось. А то, что личико у нее сейчас морщинистое, вы не волнуйтесь. Все младенцы рождаются такими. Скоро оно станет гладеньким.

Лица отца и дочери разделяла пара дюймов.

– Ну, здравствуй, Фаршированный Блинчик. Я твой папочка. Я так давно ждал, когда ты появишься. Я тебя очень люблю. – Он почти прижал ребенка к себе, слушая ее тихое дыхание. Даже сквозь пеленки было слышно, как ровно бьется маленькое сердце. – Моя жена, – хрипло проговорил Габриель, чувствуя, как к глазам снова подступают слезы. Он даже не пытался их смахнуть.

Медсестры переглянулись.

– А разве доктор Рубио ничего вам не говорила? – спросила Энджи.



Габриель покачал головой и еще крепче прижал к себе дочь.

Энджи вопросительно взглянула на вторую медсестру. Та нахмурилась:

– Она должна была сразу выйти к вам. Вы уж ее извините. Я же говорила вам: ночь выдалась сумасшедшая. А потом еще смена дежурства. – Энджи указала на стул. – Вы посидите тут с дочкой, а я попробую разыскать доктора.

Габриель послушно уселся, прижимая к сердцу белый сверток.

Лица медсестер были красноречивее слов.

Нет, не придется ему, замирая от радости, везти Джулию домой.

Не будет он наслаждаться зрелищем Джулии с их ребенком на руках.

Он ее потерял. Подобно Данте, потерявшему Беатриче, он потерял свою любимую женщину.

– Не уберег я тебя, – прошептал Габриель.

Он плакал, прижимая к груди свою долгожданную дочку.


Дата добавления: 2015-09-14; просмотров: 4; Нарушение авторских прав







lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2021 год. (0.009 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты