Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



Глава 1. Образцовая школа




Читайте также:
  1. LI. САМАЯ КОРОТКАЯ ГЛАВА
  2. VIII. ГЛАВА, СЛУЖАЩАЯ ПРЯМЫМ ПРОДОЛЖЕНИЕМ ПРЕДЫДУЩЕЙ
  3. XLIII САМАЯ КОРОТКАЯ ГЛАВА
  4. XXVI. ГЛАВА, В КОТОРОЙ МЫ НА НЕКОТОРОЕ ВРЕМЯ ВОЗВРАЩАЕМСЯ К ЛАЮЩЕМУ МАЛЬЧИКУ
  5. Авиационная школа в Липецке
  6. Административная (классическая) школа
  7. Американська школа маржиналізму. Д.Б.Кларк.
  8. Афинская школа. (Платон и Аристотель.) Фрагмент фрески. Ватикан.
  9. Билет №1. Мифологическая школа в русской фольклористике. Труд Афанасьева «Поэтические воззрения славян на природу».
  10. Билет №9. Историческая школа. Труд Миллера «Очерки русской народной словесности».

Охота на Василиска

 

Предисловие

Дорогие читатели!

Простите нас.

Мы обещали не писать про наркотики. Обещали никого не убивать в своих книгах.

Но вынуждены нарушить оба обещания. Потому что не говорить про наркотики уже невозможно, они лезут из-за каждого угла. И не убить героя книги невозможно, потому что сразу несколько людей сказали нам одно и то же: «Пока кто-нибудь не умрет, никто не зашевелится».

Вот и решили мы убить виртуального подростка в надежде, что это сохранит жизни реальных людей.

Благодарим за помощь в написании книги:

- психиатра и нарколога Александра Анатольевича Дрейзина;

- психолога Льва Черняева;

- врача психотерапевта Владимира Иванова–Петровского.

Отдельная благодарность — нашим многочисленным тест-читателям.

Авторы

 

Пролог

Мерцали свечи, звучала нежная мелодия, его рука обняла ее за талию, и Ксюша закрыла глаза.

Где-то на краю сознания возникли слова:

— Джеймс, готов ли ты взять в жены?..

— Да!

Ксюша, не открывая глаз, приготовилась к поцелую.

— Ответить сначала, — прошептали ей в ухо.

— Готова ли ты, Лили, стать женой Джеймса, чтобы быть с ним…

— Да! — перебила Ксюша, стараясь не слышать сдавленного хихиканья за спиной.

— Можете поцеловать невесту! — облегченно произнес, видимо, священник, и Ксюша замерла в ожидании счастья.

Но поцелуя не получилось.

— Вы обалдели? — заорал Стас, потирая ушибленный затылок. — Вы бы еще камнями кидались!

— Ну, извини, — помирая от смеха, ответили подружки невесты, Нюша и Стелла, — нам сказали деньгами…

— Вообще-то должны быть лепестки роз, — взвилась Ксюша.

— Вот ты их и собирай, — парировала Стелла.

— Да это же репетиция! — попытался всех помирить священник непонятной конфессии, — Будут тебе лепестки роз. На сегодня все? Или что-то еще репетируем?

— Надо бы по костюмам решить, — сказал Стас-Джеймс. — Ксюша, у тебя платье готово?

Ксюша, злая до невозможности из-за сорвавшегося поцелуя, зыркнула в сторону «подружек».

— Почти, — буркнула она, — осталось только цветы пришить.

— Прекрасно, — Стас расплылся в улыбке, — значит, в следующий раз репетируем по-настоящему.

И он посмотрел на Ксюшу пронзительным взглядом. Девушка с трудом сдержалась, чтобы не отвести глаз, и смело ответила:



— Могли и сегодня по-настоящему!

Но Стас, похоже, не обратил не ее смелость никакого внимания.

— Так, внимание! — он похлопал в ладоши для убедительности. — До «Старкона» две недели! Нужно, чтобы все было идеально! Мы должны утереть нос «Фениксу»!

Разорялся Стас зря. Все кто был в зале, рвались показать свою крутость клубу «Феникс», в котором они еще недавно состояли. Но Стас все равно прошелся по залу, отвесил пару комплиментов нарядам Нюши и Стеллы, разрулил скандал между мелкими волшебниками, которые не могли договориться по поводу декораций, и пошел к боевым магам обсуждать микросхемы в посохе Дамблдора. И если бы не короткое «Не уходи без меня!», Ксюша бы подумала, что страсть, которая искрила между ними буквально пять минут назад, ей приснилась. Но она все равно решила немного подождать.

Ведь девушка всегда заранее чувствует, когда мужчина скажет ей Главные Слова!

По крайней мере, так говорили в одном фильме… Или в трех? Короче, это все знают. Вот и Ксю сейчас почувствовала, что вот-вот…

Она даже вся затрепетала…

А, нет, это завибрировал мобильник в сумочке. Ксюша достала телефон с единственной целью — отключить мерзкий прибор. Но на экранчике высвечивалось: «Классуха». Ксюша поколебалась, но звонок приняла.



— Фадеева! Где ты ходишь?! — поздоровалась учительница.

Ксюша удивилась. Обычно классную беспокоило одно — справка или записка от родителей на следующий день после пропуска. А подделывать мамин почерк Ксения научилась еще в восьмом классе, так что завтра все будет в ажуре.

— Здрасьте, — просипела Ксю, — я приболела, дома лежу, завтра записку от мамы…

— Фадеева! До одиннадцатого класса доучилась, а врать не умеешь! Я три раза тебе звонила, потом маму твою набрала! Она сказала, что высадила тебя, живую и здоровую, возле школы!

— Да, но я…

— Короче! — классную не интересовали Ксюшины попытки придумать что-то убедительное. — Через полчаса собрание школы! Чтобы была как штык! Иначе у меня с твоей мамой будет отдельный разговор!

И бросила трубку. Первая мысль у Ксю была — наплевать на истеричку-классуху и дождаться Стаса. Но тогда маме предстояло узнать много ненужного о записках с освобождениями, которые она «писала» последние годы каждую неделю. А самое главное — Стас застрял возле Дамблдора, пробуя бороду на отрыв. Ксюша решила, что можно и характер показать.

Гордо развернулась и ушла.

У Стаса был шанс. Если бы он позвонил, пока Ксю не добралась до школы, она бы его простила. Однако он не позвонил.

Глава 1. Образцовая школа

— …Наша школа традиционно показывает самые высокие показатели…

«Показывает показатели, — подумала Ксюша, разглядывая директрису на сцене. — А еще демонстрирует демонстрации. И гордится гордостью».

В зале было душно, надо было линять, но выход перегораживала завучиха. Да и Антонина Романовна, классная, глядела бдительно, суетилась. Диплом только что получила, а туда же. Педагог. Сегодня она была какая-то бледная и сосредоточенная. Наверное, из-за того, что многих из класса нет, даже Егора нет, хоть уж он-то, староста и отличник, должен был придти в любом состоянии. Подумаешь, «отравились чем-то». Ни капли фантазии. И Мышка, зараза, вместе со всеми. Так бы хоть потрещали. Стас так и не позвонил. Ксю тайком вытащила смартфон, проверила — во входящих пусто. Опять во что-то ввязался. Неделю назад фингал на полфизиономии получил, на улицу с ним стыдно было выйти…



— …по количеству призовых мест на олимпиадах по русскому языку и математике мы устойчиво входим в тройку лучших учебных заведений района. А по химии — возглавляем десятку лучших!

«А чего не сотню? Или не тысячу? Хотя у нас в районе, наверное, всего школ тридцать…»

Завуч куда-то устремилась, и Ксюша приподнялась, чтобы смыться, но перехватила строгий взгляд Антонины. Та погрозила пальцем, Ксю подумала секунду и села. Устраивать скандал на торжественном собрании — плохая идея. Директриса тем временем добралась до педсостава.

— Наши учителя активно участвуют в работе районного методобъединения, выступают в качестве экспертов при оценке учебников…

Ксюша хмыкнула — вспомнилась история с последним учебником русского, который прислали в школу на рецензию. Это был такой кошмар, что даже дрессированный педсостав взбунтовался и написал разгромный отзыв. Шум стоял на всю школу, Ксюшину маму как председателя родительского комитета втянули в эти разборки — упрашивали учителей переписать отзыв. Те уперлись. И что? В министерстве рецензию получили, репу почесали… и проголосовали за то, чтобы считать ее положительной.

— Сергей Соломонович Липский! — донеслось со сцены, и Ксю встрепенулась.

— Это наш самый именитый педагог, — чтобы подчеркнуть торжественность момента, директриса сняла очки и говорила без бумажки. — Заслуженный учитель! Дважды победитель соревнования «Учитель года»: 2011 и 2013 годов! Кавалер медали «За заслуги на ниве просвещения»!

Сергей Соломонович, который сидел в первом ряду, попытался спрятаться за соседями. Это ему удалось без труда — человек он был щуплый.

— Это наша гордость! — почти завывала директор. — Мы все им гордимся!

«Я же знала! — усмехнулась про себя Ксю. — "Гордимся гордостью"! Словесники, блин».

Директор продолжала поливать елеем лысину заслуженного учителя и дважды победителя, а Ксюша вспоминала, как она его разносит за бардак в отчетности. Громко. На всех четырех этажах школы слышно.

Ксю покосилась на дверь (завучиха по-прежнему где-то пропадала), на классную (смотрела на Сергея Соломоновича, приоткрыв рот от восторга) и поняла, что это шанс. Она пригнулась, проскользнула в проход и двинулась к выходу.

И уже почти вышла! Но дверь неожиданно распахнулась, чуть не сбив Ксюшу с ног, и в зал вошла завуч.

Ну как «вошла»…

Влетела.

Спиной вперед.

Жалобно визжа:

— У нас мероприятие!

А за ней шел мужчина. Совершенно белый, как голодный вампир. Шел и толкал завучиху перед собой. Ксю посторонилась, пропуская эту странную парочку, но не сбежала — зрелище было уж совсем бредовым.

— Ирина Максимовна! — закричала завуч, сообразив, что битву за дверь она проиграла. — Вызывайте полицию!

— Полицию я уже вызвал, — сказал бледный мужчина тихо, но очень отчетливо.

Все его услышали.

— Следователь скоро будет здесь, — теперь вошедший буравил взглядом директрису. — Он вас всех!..

Вдруг сорвался и заорал:

— Мою дочку убили! Вы убили! Ваша школа! Ненавижу!

А затем сел на пол, обнял колени и громко, не стесняясь, заплакал.

***

В качестве допросной использовали учительскую. Она была проходной, щкольников впускали в одну дверь, а выпускали в другую, которая выходила в соседний коридор. Те, кто выходил, ничего не могли рассказать тем, кто еще томился у входа. Поэтому Ксю издергалась от любопытства — что это был за мужик? Какую дочку убили? Большинство родителей одноклассников Ксюша знала, а этого мужика видела впервые. Наконец позвали и ее.

В учительской заседала целая комиссия: усталый мужчина в не очень чистой форме с голубыми погонами (наверное, следователь), директриса и еще несколько учителей.

«Как на экзамене», — подумала Ксюша.

Записав фамилию и имя, следователь спросил, глядя в бумаги:

— Скажите, вы хорошо знали Диану Мышкину?

Ксюша не сразу сообразила, о ком он. Потом поняла, что про Мышку, но тут забуксовала. Мышку не могли убить. Кого угодно, только не ее. С Мышкой никогда ничего не случалось, это же Мышка…

— Отвечай! — рявкнула директриса.

— Да… Мы подруги…

— Она никогда не говорила, что собирается покончить с собой? — следователь спрашивал и писал одновременно.

Казалось, что он заранее знал, что ему ответят, а спрашивал для порядка.

— Нет, — ответила Ксю деревянным голосом.

«Нет, — повторяла она про себя. — Только не Мышка».

— А ты не замечала в последнее время что-нибудь странное в ее поведении?

— Нет.

«Это был не Мышкин папа! Хотя… я его никогда не видела, он все время в офисе… Мышка еще говорила, что у нее с отцом терки…»

— А кто мог желать ей зла? — следователь по-прежнему не отрывался от писанины.

— Да никто не мог! — Ксюша поняла, что надо срочно узнать правду. — С ней что-то случилось?

Следователь поднял глаза.

— Сегодня утром она скончалась в реанимации. Острое отравление. Токсикология показала наличие яда.

Ксюша какое-то время смотрела на следователя, а он на нее. «Глаза карие, — тупо думала Ксю. — Острые. А сам мятый какой-то. В морщинах… как шарпей».

Следователь вернулся к документам. Ксюша, не думая уже совсем ни о чем, смотрела, как на бумагу ложатся строчки — такие же мятые, как сам следователь.

— Вы можете что-то сообщить по этому поводу? — спросил следователь.

— По какому?

— По факту отравления.

— Нет.

— Если что-то вспомните или выясните, сообщите учителям.

Ксюша поняла, что эту фразу он произнес на автомате, не вдумываясь в смысл. И всё остальное, наверное, тоже. Потом она подмахнула документ в углу («С моих слов записано верно») и вышла. Пыталась выйти в дверь, через которую вошла, но кто-то отловил ее и направил в другую.

За дверью все рыдали. То есть все девчонки. Парни мрачно косились друг на друга, не понимая, как себя вести. Отпускать шуточки не к месту, а нормально разговаривать они, оказывается, не умели. Ксю оперлась на стенку и думала: «А я почему не реву? Я же лучшая подруга. Должна плакать громче других». Но так и не начала.

А потом приехала мама и забрала ее домой.


Дата добавления: 2015-09-13; просмотров: 8; Нарушение авторских прав







lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2022 год. (0.017 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты