Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



Следственный эксперимент: понятие, сущность, виды; проверка показаний на месте

Читайте также:
  1. VIII.1.1) Понятие, реквизиты и основания обязательства.
  2. Адвокатура: понятие, история развития и
  3. АДМИНИСТРАТИВНОЕ ПРАВО КАК ОТРАСЛЬ ПРАВА. СУЩНОСТЬ, СИСТЕМА, ИСТОЧНИКИ
  4. Административное принуждение: сущность, виды
  5. Административный процесс: сущность, виды
  6. Администрация Президента РФ: понятие, правовы основы, внутренняя структура.
  7. Антропосоциогенез, его сущность, основные этапы и тенденции развития.
  8. Арбитражные суды России: понятие, система и компетенция
  9. Б) грузики вместе
  10. Б- положение той же самой точки Р характеризуется двумя другими числами, если я стою на прежнем месте, но повернулся в сторону.

Криминалистика с давних пор изучала возможности следственного эксперимента в раскрытии и расследовании преступлений, понимая под ним в целом проведение опытов для проверки имеющихся доказательств.

В учебной литературе отдельная глава, посвященная следственному эксперименту, появилась уже в «Криминалистике» 1938 г. (хотя действующий в то время УПК РСФСР 1923 г., не знал такого действия в качестве самостоятельного источника доказательств). Ее автор, известный криминалист П. И. Тарасов-Родионов, считал следственный эксперимент тактическим приемом расследования, содержание которого составляет «искусственное воспроизведение следователем или судом тех или иных обстоятельств преступления, происшествия или отдельных элементов его, организуемое для проверки улик и наилучшего уяснения отдельных обстоятельств дела».

В следующем по времени издания учебнике криминалистики П. И. Тарасов-Родионов несколько изменил свою приведенную выше позицию. Он стал исходить из посылки, что «следственный эксперимент по своей природе является разновидностью следственного осмотра (а не тактическим приемом, как считал ранее. — О. Б.), особенностью которого является то, что при его производстве проверяемое событие, явление, факт исследуется и познается путем проведения опытов». С этих позиций П. И. Тарасов-Родионов определил следственный эксперимент «как процессуальное действие, представляющее собой известную разновидность следственного ос-302

 

мотра и заключающееся в воспроизведении подлежащих проверке обстановки, события, явления, факта в целях установления, произошли или могли ли они произойти определенным образом».

Практически одновременно с этим учебником был опубликован ряд работ других советских криминалистов (Л. Е. Ароцкера, Ф. К. Диден-ко, В. П. Колмакова и др.), в которых отстаивалась самостоятельная гносеологическая природа и процессуальная сущность следственного эксперимента и содержалось предложение о включении этого действия как особого средства доказывания в уголовно-процессуальное законодательство. Наиболее убедительно данная точка зрения, на наш взгляд, была обоснована Р. С. Белкиным. По его мнению, «следственный эксперимент представляет собой такое следственное действие, которое состоит в проведении специальных опытов, испытаний с целью получения новых и проверки имеющихся доказательств, а также проверки и оценки следственных версий о возможности или невозможности существования тех или иных фактов, имеющих значение для дела».



Мы предприняли данный краткий исторический экскурс, чтобы еще раз показать, как научные исследования, с различных позиций обобщающие на теоретическом уровне опыт и нужды следственной и судебной практики, учитываются и реализуются в правотворческой деятельности. Такой процесс непрерывен и преследует цель оптимизации доказывания в уголовном судопроизводстве при непременном условии обеспечения гарантий строжайшего соблюдения прав и законных интересов граждан, в том или ином качестве в него вовлекаемых. Достаточно напомнить в этой связи продолжающееся в настоящее время обсуждение природы и процессуальной сущности таких действий, как следственная реконструкция и добровольная выдача предметов и документов. Лишь в 2001 г. дополнением УПК РСФСР статьей 174-1 завершилась дискуссия о придании доказательственной значимости информации, получаемой в результате негласного контроля и записи телефонных и иных переговоров указанных в ней лиц (в УПК РФ этому действию посвящена, напомним, ст. 186).



В рассматриваемом же случае законодатель в целом воспринял идею о самостоятельном информационно-познавательном и процессуальном характере следственного эксперимента. Как известно, ст. 183 УПК РСФСР 1960 г. именовалась «Следственный эксперимент» и гласила: «В целях проверки и уточнения данных, имеющих

 

значение для дела, следователь вправе произвести следственный эксперимент путем воспроизведения действий, обстановки или иных обстоятельств определенного события и совершения необходимых опытных действий».

Анализируя данную статью, Р. С. Белкин и А. Р. Белкин справедливо отметили, что из ее текста «следует прежде всего тот факт, что законодатель понимает под следственным экспериментом совершение опытных действий» (Белкин Р. С Белкин А. Р. Эксперимент в уголовном судопроизводстве. М., 1997. С. 13).

К глубочайшему сожалению (и некоему по этому поводу нашему недоумению), в ст. 181 УПК РФ 2001 г. эта наиболее существенная особенность данного действия, также именуемого следственным экспериментом, упущена, и она не содержит указаний на возможность совершения при его производстве опытных действий. Однако без их производства это следственное действие во многом теряет свой смысл, не говоря уже о том, что само его наименование генетически предполагает их совершение . И в то же время отмеченная, как мы полагаем и надеемся, чисто редакционная погрешность законодателя, к сожалению, может повлечь определенные сложности в оценке результатов данного следственного действия при осуществлении в его рамках необходимых опытов. И, тем не менее, повторим, без них следственный эксперимент — не эксперимент.

Отметим также, что, хотя ст. 181 УПК не содержит указания на такую цель следственного эксперимента, как получение новых доказательств (как его не содержала и ст. 183 УПК РСФСР), нет сомнений, что в ряде случаев при его производстве таковые могут быть получены.

У подозреваемого в совершении квартирной кражи С. при его задержании изъяли связку ключей. В результате проведенного следственного эксперимента было установлено, что один из ключей, найденный у С, открывает замок двери квартиры, из которой совершена кража. Этот факт явился косвенным доказательством по делу, так как послужил средством установления интересующих следствие и суд

1 Эксперимент — научно поставленный опыт, наблюдение исследуемого явления в точно учитываемых условиях, позволяющих следить за ходом явления и воссоздавать его при повторении этих условий: опыт, попытка. (Словарь иностранных слов. М, 1955. С.799.)

 

обстоятельств и, в частности, позволил ответить на вопрос о том:, как С. удалось проникнуть наместо преступления.

«Приведенный пример, — справедливо пишут Р. С. и А. Р. Белкины, из работы которых мы его заимствовали, — особенно нагляден потому, что в нем путем следственного эксперимента было установлено доказательственное значение предмета (ключа), т. е. фактически получено новое вещественное доказательство» ( Белкин Р. С, Белкин А. Р. Указ. соч. С. 31).

С учетом всего сказанного под следственным экспериментом в настоящее время, на наш взгляд, следует понимать процессуальное (следственное или судебное) действие, состоящее в воспроизведении действий, обстановки, иных обстоятельств определенного события с целью проверки и уточнения, имеющих значение для дела данных и (или) получения по нему новых доказательств.

Тут же скажем: сформулированные цели этого следственного действия, способы их достижения, так же, как и большинство процессуальных и тактических требований к их осуществлению, о которых мы будем говорить ниже, на наш взгляд, практически всецело соответствуют целям и способам осуществления проверки показаний на месте, которая как самостоятельное следственное действие впервые регламентирована ст. 194 УПК РФ 2001 г.

В самом деле, последнее, так же, как и следственный эксперимент, направлено на проверку и уточнение данных (в этом случае, как, впрочем, и в большинстве видов следственного эксперимента, показаний ранее допрошенных лиц); так же как следственный эксперимент, она заклЕочается в воспроизведении на месте обстановки и обстоятельств исследуемого события, демонстрации определенных действий.

В этой связи, не изменяя своего ранее высказанного мнения о том, что проверка показаний на месте, на наш взгляд, есть лишь разновидность следственного эксперимента, но, учитывая, что «закон плохой, но он — закон», мы полагаем целесообразным рассмотрение тактики производства этих следственных действий совместно.

В криминалистической литературе известны различные классификации следственного эксперимента. Одни авторы выделяют три вида этого Действия (Б. Л. Зотов, В. И. Смыслов), другие (И. М. Лузгин) — четыре и т. д. Нам представляется, что наиболее обоснованная и разветвленная классификация, охватывающая все возможные виды следственного экс-

 

перимента, встречающиеся до настоящего времени в практике расследования преступлений, предложена Р. С. Белкиным. Им выделяются следственные эксперименты: а) по установлению возможности наблюдения, восприятия какого-либо факта, явления; б) по установлению возможности совершения какого-либо действия; в) по установлению возможности существования какого-либо явления; г) по установлению механизма события в целом или отдельных его деталей; д) по установлению процесса образования следов события, обнаруженных в ходе расследования; е) по определению наличия или отсутствия профессиональных или преступных навыков.

Заметим, что законодатель в целом воспринял эту классификацию, указав в ст. 181 УПК, что при следственном эксперименте проверяется: а) возможность восприятия каких-либо фактов; б) возможность совершения определенных действий; в) возможность наступления какого-либо события; г) выявляется последовательность происшедшего события; д ) выявляется механизм образования следов. Действительно, производство этих перечисленных в законе видов следственного эксперимента наиболее распространено при расследовании преступлений. В то же время, на наш взгляд, не будет его нарушением производство и иных видов следственного эксперимента, необходимость которых продиктована обстоятельствами конкретных уголовных дел, и проводимых в соответствии с общими положениями тактики этого следственного действия.

Общие положения тактики следственного эксперимента и проверки показаний на месте

Сразу обратим внимание на то, что самой ст. 181 УПК не регламентируются какие-либо требования, приемы и рекомендации по производству следственного эксперимента (как то имело место в ст. 183 УПК РСФСР). Более «повезло» в этом отношении проверке показаний на месте: ст. 194 УПК, во-первых, запрещает какое-либо постороннее вмешательство в ход проверки и наводящие вопросы; во-вторых, не допускает одновременную проверку на .месте показаний нескольких лиц. В этой связи на производство таких следственных действий следует экстраполировать соответствующие процессуально-тактические по-306

 

ложения, содержащиеся в ст. 164 УПК («Общие правила производства следственных действий»), и некоторых других его нормах, в первую очередь с учетом отмеченной ранее их генетической близости к следственному осмотру, ст. 177, его регламентирующей.

Из этого следует, что: а) следственный эксперимент и проверка показаний на месте производятся с участием понятых; б) следователь имеет право на производство при следственном эксперименте и проверке показаний на месте в необходимых случаях измерений, фотографирования, видео- и киносъемки, составление планов и схем, использование технических средств и способов обнаружения, фиксации и изъятия следов и вещественных доказательств; в) следователь имеет право на привлечение в необходимых случаях к участию в следственном эксперименте подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего и свидетеля (очевидно, что при проверке показаний на месте участие лица, чьи показания проверяются, обязательно) а также специалиста и сотрудников органа дознания. Поскольку сущность этих процессуальных требований, процессуально-тактических приемов и рекомендаций достаточно подробно рассмотрена нами применительно к осмотру, нет необходимости здесь вновь на них останавливаться.

С учетом специфики рассматриваемых следственных действий необходимо особо обратить внимание еще на одно процессуальное требование к их производству, следующее из ст. 164 УПК: при производстве следственного эксперимента и проверки показаний на месте недопустимо создание опасности для жизни и здоровья участвующих в них лиц.

Кроме того, недопустимо проведение следственного эксперимента и проверки показаний на месте, если при этом унижается честь и достоинство участвующих в них лиц. К сожалению, текстуально такое положение УПК не содержит (как то было в ст. 183 УПК РСФСР), но, думается, оно всецело вытекает если не из буквы, то из самого духа уголовно-процессуального закона, и представляется аксиоматичным.

Однако,- увы, следственной практике известны далеко не единичные случаи пренебрежения этими требованиями, в одних из которых унижались честь и достоинство участвующих в нем лиц и окружающих, в Других — подвергались реальной опасности не только здоровье, но и жизнь этих лиц, в третьих — и то, и другое.

 

Несмотря на большое разнообразие видов и разновидностей следственного эксперимента, тактический рисунок их в целом един.

Подготовительный этап следственного эксперимента, как и проверки показаний на месте, осмотра места происшествия, обыска и некоторых других следственных действий, в тактическом плане подразделяется на две стадии. Условно их можно определить как «кабинетную» (до выезда на место производства эксперимента) и «полевую» (по прибытии на место проведения действия).

В «кабинетной» стадии следует:

1. Определить необходимость проведения следственного эксперимента. Иными словами, осмыслить, какие именно показания или обстоятельства по делу, какая сформулированная следователем версия

' нуждаются в проверке и уточнении путем воссоздания обстановки и проведения опытов. Тем самым следователь определяет задачи и вид предстоящего следственного эксперимента. При этом необходимо проанализировать, нельзя ли осуществить проверку и уточнение показаний, обстоятельств, версий с учетом конкретных особенностей расследуемого дела каким-либо альтернативным, менее трудоемким, а следовательно, более рациональным образом, используя иные доказательственные возможности (скажем, повторные допросы, проведение очной ставки, назначение экспертизы).

2. Определить реальную возможность проведения предполагаемого следственного эксперимента. Для этого в свою очередь необходимо решение трех взаимосвязанных вопросов: во-первых, не будет ли проведение планируемых опытных действий унижать честь и достоинство участников эксперимента и других присутствующих при нем лиц и создавать опасность для их здоровья (очевидно, что положительный ответ на этот вопрос исключает саму возможность проведения следственного эксперимента); во-вторых, имеются ли технические и организационные возможности для проведения запланированных опытных действий (необходимые инструменты, материалы, манекены, возможность приостановить движение транспорта на определенное время, если этого требуют условия проведения эксперимента, и т. п.); в-третьих, возможно ли создание условий проведения опытных действий, аналогичных, адекватных или наиболее близких к тем условиям, в которых реально происходило событие, обстоятельства которого или показания по существу которого следует проверить или уточнить проведением

 

следственного эксперимента (если такие условия влияют или могут повлиять на объективность оценки доказательственной значимости результатов предполагаемого действия).

3. Определить место и время проведения следственного эксперимента. Здесь надо сказать, что следственные эксперименты большинства видов должны осуществляться на том же месте, где и происходило проверяемое событие. Им чаще всего является место происшествия (эксперименты на возможности субъективного восприятия, проведения лицом определенных действий в определенных условиях и т. п.). Тем не менее отдельные виды данного следственного действия не связаны с необходимостью его проведения именно на том месте, где совершалось проверяемое событие. Например, опыты, направленные на проверку возможности совершения лицом тех или иных действий, наличия у лица профессиональных или преступных навыков или умений и т. д., могут быть произведены как в кабинете следователя, так и в другом месте, определенном им с учетом конкретных обстоятельств дела. Установление времени следственного эксперимента напрямую связано с необходимостью создания условий, соответствующих условиям протекания проверяемого события.

Если, к примеру, оно происходило ночью, в дождливую погоду, то, соответственно, и эксперимент на возможности субъективного восприятия должен производиться ночью и в такую же погоду; если оно имело место, скажем, в 17 часов 15 июля, то подобный эксперимент «на видимость» должен производиться не только в такую же погоду, но и в то время, которому в день его проведения по освещенности соответствует 17 часов 15 июля (что должно быть подтверждено справкой учреждения метеослужбы данной местности).

Несоблюдение этого тактическою требования зачастую лишает результаты проведенного действия какой-либо доказательственной значимости и, более того, свидетельствует либо о непрофессионализме, либо о прямой необъективности следователя. Приведем краткий пример.

Убийство М. было совершено 12 февраля в 19 часов 40 минут. Свидетель К. утверждал, что в это время он находился на расстоянии около 20 метров от места происшествия и видел, что преступление соверипш его знакомый Щ., и в своих показаниях достаточно подробно описал действия последнего. -. <-..- ; :

 

Следственный эксперимент на возможность наблюдения К. изложенных событий, давший положительный результат, был произведен на следующий день, но... в 14 часов.

Щ. Обвинили в убийстве на основании показаний К. По ходатайству защитника Щ. с К. через несколько дней был произведен повторный следственный эксперимент в условиях, максимально приближенных по освещенности ко времени убийства М. В процессе его свидетель не только не смог описать действия, которые производили на месте происшествия дублеры потерпевшего и обвиняемого, но не узнал никого из них (в качестве дублеров выступали хорошо знакомые свидетелю лица, о чем. до окончания следственного эксперимента он не был уведомлен; более детально вопрос об участии в этом следственном действии дублеров будет рассмотрен ниже). В результате дальнейшего расследования уголовное преследование в отношении Щ. было прекращено в порядке ст. 208 ч. 2 УПК РСФСР.

4. Определить участников предстоящего следственного эксперимента, подобрать понятых, в присутствии которых это следственное действие будет производиться. Как отмечалось выше, участие в следственном эксперименте лица, чьи показания по обстоятельствам расследуемого события проверяются, в большинстве случаев желательно в тактическом плане, а в отдельных его видах просто обязательно (когда опытным путем осуществляется проверка возможности именно субъективного восприятия, возможности совершения каких-либо действий именно данным лицом).

Кроме того, исходя из вида планируемого следственного эксперимента и содержания предстоящих опытных действий, конкретных обстоятельств расследуемого дела, необходимо решить вопрос о приглашении для участия в них тех или иных специалистов, в том числе и для применения технических средств фиксации хода и результатов опытных действий (киносъемки, видеозаписи), а также «дублеров», которые будут выполнять отдельные действия в качестве потерпевшего и других лиц в воссоздаваемой обстановке происшествия. Представляется также, что в состав участников следственного эксперимента надлежит включать лиц (свидетелей, потерпевших), которые могут удостоверить соответствие условий проведения опытных действий условиям, в которых происходило проверяемое событие, и при необходимости помогут их воссоздать либо соответствующим образом реконструировать обстановку проведения опытов.

310 :, .

 

5. Составить план предстоящего следственного эксперимента и провести в соответствии с ним организационные и организационно-процессуальные действия и мероприятия. Рассматриваемое следственное действие, как правило, настолько сложно, что здесь далеко не достаточно составления плана, рекомендуемого для проведения других действий (допроса, обыска, очной ставки, даже такого весьма сложного в организационном отношении, как предъявление для опознания). По сути дела, помимо обычного плана следователь должен составить, в полном смысле слова написать сценарий следственного эксперимента: где, кем и какие опытные действия будут производиться, где должны находиться его участники, как должны меняться условия проведения серии опытов, каково количество опытов в каждой серии, как и с помощью каких технических средств все это будет фиксироваться и т. п. — вплоть до раскадровки плана съемки (что будет сниматься и с какой точки общим планом, что — крупным, где необходима ускоренная, а где — замедленная съемка).

Совершенно очевидно, что составление такого сценария требует консультаций со специалистами, в том числе и с оператором, который будет применять технические средства фиксации, а также «привязки сценария к местности», т. е. к тому месту, где будут производиться опытные действия и где, безусловно, должен побывать следователь (желательно вместе с оператором) на данной стадии подготовки следственного эксперимента.

К числу других организационных и организационно-процессуальных действий и мероприятий относятся: подготовка необходимых технических средств, которые могут потребоваться при проведении опытов, — материалов, инструментов, манекенов и т. п., обеспечение явки лиц, привлекаемых для участия в эксперименте. В ряде случаев на данной стадии могут потребоваться повторные допросы отдельных из них, преследующие цель обеспечения «чистоты» проведения опытов и условий для них: тех, чьи показания будут проверяться; тех, чьи показания положены в основу создания условий проведения опытных действий.

В «полевой» стадии подготовительного этапа следственного эксперимента (по прибытии на место его проведения) необходимо следующее:

1) Разъяснить участникам следственного эксперимента и присутствующим при его производстве лицам цели и содержание предстоящих опытных действий, их процессуальные права и обязанности, а также

. .. . 311

 

провести инструктаж каждого из них о его действиях в процессе эксперимента (что, когда и где делать, где находиться). Особенности отдельных видов этого действия, в первую очередь направленных на проверку возможности субъективного восприятия, обусловливают необходимость проведения рассматриваемых процессуальных и организационных мероприятий раздельно с каждой группой лиц, участвующих в эксперименте, а не со всеми вместе: раздельно с теми, кто будет производить опытные действия, и с теми, кто будет их «воспринимать».

Более того, в ряде ситуаций необходимо обеспечить, чтобы лицо, чьи показания проверяются, не было осведомлено о том, кто именно (с какими приметами, в какой одежде) будет совершать опытные действия, на проверку возможности восприятия которых направлен следственный эксперимент. Очевидно, что в таких случаях оптимальным решением этой организационно-тактической проблемы является участие в проведении следственного эксперимента нескольких следователей (или следователя и необходимого числа работников органа дознания), каждый из которых будет работать с порученной ему группой в соответствии с планом и сценарием производства эксперимента (этот вопрос, естественно, должен быть решен в «кабинетной» стадии подготовительного этапа).

2) Проверить соответствие условий проведения предстоящих опытных действий условиям проверяемого события. Для этого необходимо, исходя из материалов дела, пояснений, даваемых на месте эксперимента лицом, чьи показания проверяются, и другими привлеченными к участию в нем лицами (свидетелями, потерпевшими), установить, не внесены ли в обстановку, в которой происходило проверяемое событие, какие-либо изменения к моменту проведения опытных действий, либо как изменилась эта обстановка по объективным причинам (скажем, в связи с изменением времени года: проверяемое событие имело место зимой, а следственный эксперимент проводится летом).

Если будет установлено, что такие изменения произошли, то, во-первых, следует по возможности реконструировать обстановку, т. е. привести ее в состояние, максимально соответствующее той, в которой происходило проверяемое событие; во-вторых, оценить, скажутся ли и каким образом происшедшие и невосполнимые изменения обстановки на «чистоте» проведения опытов; будут ли в этой связи результаты опытных действий, проведенных в сложившихся условиях, объективно

312 .

 

соответствовать действиям, имевшим место в ходе проверяемого события; иными словами, будут ли в этой связи результаты следственного эксперимента иметь доказательственное значение. Отрицательный вывод из такой оценки либо исключит целесообразность проведения следственного эксперимента, либо придаст его результатам значимость лишь позитивной или негативной улики, которую можно будет использовать преимущественно в тактических целях при проведении других следственных действий. Несколько забегая вперед, отметим, что мнение лица, чьи показания проверяются, а также других указанных выше лиц о соответствии (несоответствии) условий следственного эксперимента условиям проверяемого события, на наш взгляд, должны быть отражены в протоколе следственного эксперимента и удостоверены их подписями.

3) Проверить наличие материалов, приспособлений, инструментов, макетов, манекенов и других средств, требуемых для проведения опытных действий, и при необходимости восполнить недостающее. Особое внимание здесь следует обратить также на их соответствие средствам, использованным при проверяемом событии. Это касается как материалов, приспособлений, инструментов, так, в не меньшей степени, макетов и манекенов, которые должны при опытах заменить реальные объекты, участвовавшие в проверяемом событии. Необходимо, чтобы макет по признакам, влияющим на чистоту опытных действий (скажем, по габаритам), соответствовал объекту, который он заменяет; чтобы размеры, масса манекена соответствовали данным лица, действия которого или манипуляции с которым при совершении события проверяются (объективные данные об этих признаках макетов и манекенов также должны быть отражены в протоколе следственного эксперимента). Выявленные здесь несоответствия исключают или ставят под сомнение доказательственную значимость результатов эксперимента и сделанных на их основе выводов.

Одним из доказательств обвинения К. в убийстве Г. являчись результаты следственного эксперимента, проведенного для определения механизма возникновения следов на теле потерпевшего при его падении с высоты и места расположения трупа после падения. В процессе судебного разбирательства было обращено внимание на то, что при производстве следственного эксперимента использовался манекен массой 52 кг, тогда как масса потерпевшего составляла 82,5 кг. Суд

 

возвратил дело по обвинению К. для дополнительного расследования, указав при этом, что при проведении (в числе других следственных действий) повторного следственного эксперимента необходимо использовать манекен соответствующей массы. Его производство с таким манекеном дало результаты, резко отличные от результатов первоначально проведенного следственного эксперимента. Впоследствии дело в отношении К. было прекращено за недоказанностью предъявленного ему обвинения.

Рабочий этап следственного эксперимента заключается в самом проведении опытных действий. Их содержание настолько разнообразно в зависимости от рассмотренных выше вида следственного эксперимента и конкретных обстоятельств расследуемого события, на проверку которых он направлен, что в рамках настоящей работы невозможно дать какие-либо подробные рекомендации по их осуществлению даже в достаточно типовых случаях. Поэтому мы лишь укажем на целесообразность соблюдения при производстве опытных действий таких выработанных криминалистикой правил:

1. Не следует ограничиваться только одним опытом; необходимо по возможности проведение серии опытных действий в тех же условиях. Получение тождественных результатов от каждого опыта будет убедительно свидетельствовать о достоверности результатов следственного эксперимента в целом, придаст им должную объективность.

2. Опыты должны производиться в различных условиях, существование которых при проверяемом событии не опровергается материалами дела.

Историк криминалистики Ю. Торвальд приводит такой пример следственного эксперимента, направленного, как бы мы сейчас сказали, на проверку возможности совершения действия (речь шла о деле некоего Смита, подозревавшегося в убийстве нескольких женщин путем утопления потерпевших в ванне, замаскированном под несчастные случаи при купании).

«Нейл (инспектор полиции. — О. Б.) пригласил несколько нырячь-щиц, соответствующих по росту и весу жертвам Смита. С ними исследовали всевозможные позы сидения и лежания во всех трех ваннах и различные ситуации, при которых можно было силой опустить под воду голову и верхнюю часть тела женщины. Без борьбы и сопротивления сделать этого не удавалось. Даже неолсиданное насильственное

 

опускание головы под воду вызывало мгновенную реакцию жертвы, хватавшейся за края ванны или за насильника. Когда же Нейл схватил пловчиху за ноги и неожиданно потянул на себя, верхняя часть ее тела и голова скользнули под воду и руки не успели за что-либо уцепиться». Так следственный эксперимент, проведенный в различных условиях, существование которых не исключалось, помог установить способ совершения преступлений.

3. Опыты должны производиться с использованием различных материалов, инструментов и приспособлений, применение которых при совершении реально происходившего проверяемого события также не опровергается показаниями заинтересованных лиц и другими материалами дела.

При проведении следственного эксперимента для установления возможности задвинуть внутренний засов двери, находясь снаружи (при расследовании дела об инсценировке кражи из магазина), были использованы различные инструменты и приспособления бытового характера, причем опыты показали невозмоэюность выполнения этого действия. Однако когда по совету специалиста-трассолога, приглашенного для участия в эксперименте, было изготовлено иное приспособление, оказалось, что с его помощью засов достаточно легко задвигается. Это не только позволило установить, как была совершена инсценировка, но дало возможность целенаправленно искать использованное при ее создании приспособление. При обыске в доме подозреваемого оно было обнаруэюено и оказалось практически аналогичным приспособлению, сконструированному при следственном эксперименте специалистом.

4. Наиболее существенной тактической особенностью проверки показаний на месте является то, что инициатива производства конкретных проверяемых действий как бы переходит от следователя к лицу, чьи показания проверяются. «Проверка показаний, — гласит ч. 4 ст. 194 УПК, — начинается с предложения лицу указать место, где его показания будут проверяться. Лицу, показания которого проверяются, после свободного рассказа и демонстрации действий могут быть заданы вопросы». Таким образом, следователь лишь путем постановки вопроса в достаточно общей форме руководит самой направленностью действий проверяемого лица. Примеры таких вопросов: «Покажите Дом и квартиру, из которой вы совершили кражу»; «Используя макет

 

ножа, на дублере потерпевшего покажите, как вы наносили ему удар, в какой позе в этот момент был потерпевший, в какой — вы»; «Покажите путь, по которому вы и ваши соучастники следовали к месту совершения преступления, ваши действия при совершении преступления и путь, которым вы покидали место происшествия» и т. п.

Заключительный этап следственного эксперимента (как и всех иных следственных действий) состоит в фиксации хода и результатов проведенного следственного действия. Он включает в себя окончательное составление протокола следственного эксперимента, при необходимости плана места его проведения и схем его осуществления, производство фото- и киносъемки, видеозаписи и использование других вспомогательных технических средств 'фиксации хода и результатов проведенного действия.

Мы не случайно здесь говорим об окончательном составлении протокола, ибо по существу его изготовление, так же как и использование технических средств фиксации, начинается с «полевой» стадии подготовительного этапа и длится в течение всего следственного действия.

В протоколе следственного эксперимента должны найти отражение как минимум (т. е. без учета вида и конкретных обстоятельств дела) следующие данные (как и ранее, мы опускаем вопросы атрибутивно-_ процессуальной вводной части протокола):

а) место, время и цель проведения следственного эксперимента, на проверку и уточнение каких обстоятельств он направлен;

б) участники следственного действия и лица, присутствующие при этом;

в) условия проведения опытных действий и мнение заинтересованных лиц об их соответствии условиям проверяемого события; здесь обратим особое внимание на то, что в протоколе следственного эксперимента необходимо (как то предписывает ст. 180 УПК относительно протокола осмотра) отражать, помимо всего, при какой погоде и каком освещении данное действие производилось, ибо зачастую эти сведения, как уже иллюстрировалось примером из следственной практики, значимы для оценки доказательственного значения и достоверности результатов отдельных видов следственного эксперимента;

г) проведенные действия по реконструкции обстановки события (если такая проведена) и мнение заинтересованных лиц о соответствии реконструированной обстановки и воссозданных условий условиям

 

проверяемого события. Желательно, чтобы обстановка и условия проведения следственного эксперимента до и после их реконструкции были не только тщательно и подробно зафиксированы в протоколе, но и запечатлены с помощью технических средств;

д) какие предметы или заменяющие их макеты, манекены и т. п. использованы при опытах, их габариты, вес и другие показатели, которые могут иметь значение для оценки результатов экспериментов;

е) организация проведения опытов: где каждый из участников опытного действия находился, какие меры были предприняты для обеспечения «чистоты» опытов (первый из этих моментов желательно отразить и на схеме эксперимента);

ж) содержание и результаты каждого опыта. Для фиксации этого наиболее важного момента желательно использовать все возможные технические средства запечатления, особенно (поскольку эти опытные действия, как правило, весьма динамичные) киносъемку или видеозапись. В отдельных видах следственного эксперимента, в первую очередь «на слышимость», целесообразно применение и звукозаписи.


Дата добавления: 2014-11-13; просмотров: 29; Нарушение авторских прав


<== предыдущая лекция | следующая лекция ==>
Тактика предъявления для опознания человека | Тактические особенности отдельных видов следственного эксперимента
lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2019 год. (0.034 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты