Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



АРТ-ТЕРАПИИ 3 страница




Читайте также:
  1. D. Қолқа доғасынан 1 страница
  2. D. Қолқа доғасынан 2 страница
  3. D. Қолқа доғасынан 3 страница
  4. D. Қолқа доғасынан 4 страница
  5. D. Қолқа доғасынан 5 страница
  6. D. Қолқа доғасынан 6 страница
  7. D. Қолқа доғасынан 7 страница
  8. D. Қолқа доғасынан 8 страница
  9. D. Қолқа доғасынан 9 страница
  10. Hand-outs 1 страница

Глава 2. История арт-терапии и арт -терапевтическое образование 27

следующем стремилась превратить их в полноценную программу последипломной подготовки.

Эдит Крамер работала в те же годы, что и Наумбург, но в их взглядах и подхо­дах к использованию изобразительных приемов с психотерапевтической целью существовали глубокие различия. Эти различия были настолько принципиальны, что Крамер и Наумбург нередко называют основательницами двух течений в аме­риканской арт-терапии, находящихся в состоянии перманентной «гражданской войны».

По своему первому образованию Крамер — художественный педагог. Она была убеждена в том, что изобразительная деятельность обладает исцеляющим потен­циалом за счет предоставления человеку возможности осваивать новые формы опыта, а также заново переживать ведущие внутрипсихические конфликты и по­степенно приходить к их разрешению. В отличие от Наумбург, Крамер не обраща­лась к понятию переноса. Она считала, что арт-терапия действует главным обра­зом за счет механизмов сублимации, благодаря чему изобразительное творчество позволяет преодолевать разрушительные, агрессивные тенденции, предупреждая их непосредственное проявление в поступках.

К. Юнгу несомненно принадлежит большая роль в становлении тех форм пси­хотерапии, которые связаны с изобразительным творчеством пациентов. Хотя юнгианский анализ как таковой никогда не отождествлялся с арт-терапией, идеи Юнга оказали большое влияние на мышление и формы работы многих арт-тсра-певтов, особенно тех, кто практиковал в 1960-1970 гг. Принципиальное значение имело то, что Юнг рассматривал изобразительное творчество как такой вид дея­тельности, который предоставляет большие возможности для изучения личного и коллективного бессознательного. Творческая деятельность связывалась им с тем процессом, который позволяет преодолеть главенство сознания в психической жиз­ни и достичь равновесия между сознанием и бессознательным. Юнг верил в то, что, опираясь на собственный творческий потенциал, пациент способен достичь само­исцеления. При таком понимании изобразительного творчества анализу отводи­лась второстепенная роль и предполагалось, что при определенных обстоятель­ствах пациент способен к самостоятельной работе со своим бессознательным.



В Европе основателями и «крестными отцами» арт-терапевтического направ­ления нередко признают А. Хилла и Г. Рида. А. Хилл был первым, кто ввел в евро­пейский обиход понятие «арт-терапия*, обозначив им свою собственную работу (см. Hill, 1945). Он известен не только благодаря своей работе с больными в каче­стве арт-педагога в крупных госпиталях Великобритании, но и благодаря незау­рядным орагнизаторским способностям и деятельности по популяризации худо­жественной практики в учреждениях Национальной системы здравоохранения че­рез средства массовой информации. В течение многих лет он являлся президентом Британской ассоциации арт-терапевтов.

Интерес к использованию изобразительной деятельности в качестве лечебно-восстановительного средства проявился у Хилла в то время, когда он проходил курс лечения от туберкулеза в одном из специализированных санаториев. Находя свое пребывание там весьма монотонным, Хилл обратился к рисованию, позволя­ющему ему скрашивать долгие месяцы лечения. В те годы получила распростра-


2б Часть I. Основные понятия. Концепция системной арт-терапии

нение терапия занятостью, и когда А. Хилл закончил лечение, он активно вклю­чился в работу на отделении уже в качестве художника-инструктора, обучая боль­ных технике рисования, живописи и разнообразным художественным ремеслам. Благодаря своему собственному опыту занятий художественным творчеством, а также работе с больными, Хилл убедился в том, что оно способно помочь человеку в преодолении его недуга и ускорить процесс выздоровления и возвращения к нор­мальной жизни. Этот опыт послужил основой для написания им своей первой кни­ги «Изобразительное искусство против болезни» (Hill, 1945).



В 1940-1950-х гг. Хилл активно популяризирует арт-терапию в британских средствах массовой информации, получая живой отклик и поддержку аудитории. Он также занимается организаторской работой, в частности в тесном сотрудниче­стве с Обществом Красного Креста, создает художественные студии для больных, занимается подбором художников-инструкторов для работы с пациентами и ко­ординирует их работу. Разветвленная сеть арт-терапевтических студий, предна­значенных для широкого круга больных, отвечала представлениям Хилла о до­ступной для всех граждан медицинской помощи. Таким образом, благодаря дея­тельности Хилла арт-терапия впервые заявила о себе как о значимой социальной инициативе.

Параллельно с внедрением арт-терапии в клиники общесоматического и пси­хиатрического профиля, примерно с середины XX в. в Европе развивались идеи прогрессивной арт-педагогики, представленной Г. Ридом, Д. Дьюи и др. Они рас­сматривали изобразительное творчество в качестве важного инструмента в форми­ровании здоровой, гармоничной личности.

Среди пионеров арт-терапии было немало художников. В этом отношении по­казательна деятельность Э. Адамсона и Р. Саймон. В 1940-е гг., следуя примеру Хилла, Адамсон стал сотрудничать с Обществом Красного Креста и работать в раз­личных клиниках, читая больным лекции по изобразительному искусству. Затем он открыл художественную студию при психиатрической больнице и начал про­водить с пациентами практические занятия.



В истории развития арт-терапевтического направления немалую роль сыгра­ли Ирен и Джилберт Чампернон. Они известны прежде всего как руководители Уитмид-центра — уникальной клиники для больных с различными психическими расстройствами. Влияние супругов Чампернон было особенно ощутимо в 1940-1960 гг., когда деятельность центра привлекла к себе большое общественное вни­мание и сделала его местом паломничества и обучения многих художников и пси­хологов.

И. Чампернон получила психотерапевтическое образование. Во время обуче­ния на нее произвел сильное впечатление Адлер, что повлияло на ее будущую груп­повую работу с больными в Уитмид-центре. Однако особенно большое влияние на нее оказал Юнг. Она не только получила подготовку в области аналитической пси­хологии, но и сама прошла анализ, являясь пациенткой Юнга. В 1941 г. супруги Чампернон купили имение и организовали частную психиатрическую клинику. В нескольких зданиях были созданы различные студии для занятий изобразитель­ным искусством, музыкой, гончарным ремеслом и т. д. Супруги Чампернон стре-


Глава 2. Истории apm-mepanuu u арт-терапеаттеское образование 29

мились создать в центре такую атмосферу и использовать такие формы работы, ко­торые являлись бы альтернативой большинству существующих в тот период пси­хиатрических клиник. Так, в частности, в центре отказались от непременного для психиатрических учреждений правила «закрытых дверей». Клиника представля­ла собой коммуну, где царила демократичная атмосфера, а отношения между па­циентами и персоналом характеризовались большой степенью взаимного доверия.

Идея использования изобразительного искусства в работе в Уитмид-центре исходила от И. Чампернон. Учась у Юнга и проходя анализ, она убедилась в ис­целяющих возможностях художественного творчества. Кроме того, и ее муж сам имел некоторый опыт в области изобразительного искусства и художественных ремесел и в немалой степени был вдохновлен деятельностью Хилла. И. Чампер­нон была убеждена в том, что в работе с пациентами безусловным лидером дол­жен быть психотерапевт, который может прибегать к изобразительным приемам исходя из обстоятельств. В то же время она считала, что психотерапевт, исполь­зующий изобразительные техники, должен глубоко знать природу изобразитель­ного искусства и сам им заниматься. Отличительной чертой этого подхода была юнгианская ориентация, которая предполагала предоставление пациенту высокой степени свободы в выражении им своих переживаний посредством изобразитель­ного творчества. И. Чампернон использовала недирективный подход, при котором аналитик воздерживается от интерпретаций и выступает в роли *фасилитатора», помогающего пациенту самому осмыслить бессознательные процессы, находящие отражение в его изобразительной продукции.

На 1940-1960 гг. приходится деятельность и других представителей психоди­намического направления, внесших большой вклад в развитие арт-терапии, в част­ности Р. Пикфорда, М. Милнер, Д. Винникотта и др. Их нередко называют «ин­теллектуальными лидерами» арт-терапевтического направления благодаря важ­ным теоретическим разработкам, отраженным в их многочисленных публикациях. В то же время эти ученые имели и богатую аналитическую практику. Их труды являются примером глубокого осмысления психотерапевтического процесса с пси­ходинамических позиций.

Получив в 1920-е гг. подготовку в области психоанализа, Д. Винникотт начал работать с детьми. Вскоре он убедился в том, что классический психоанализ пло­хо применим к детской психологии. Поэтому он, вслед за М. Клейн и А. Фрейд, начал использовать игровые техники в качестве средства психотерапии и особого инструмента для налаживания коммуникации с маленькими пациентами. Пред­меты игровой деятельности обозначаются Винникотом понятиями «транзитные объекты* и «транзитные феномены^. Он развивает свои взгляды в такой работе, как «Игра и реальность» (Winnicott, 1971).

М. Милнер, как и Д. Винникотт, получила психоаналитическую подготовку. Однако ее подход характеризуется большим влиянием со стороны теории объект­ных отношений, используемой в контексте изобразительной работы пациентов. Милнер написан ряд замечательных книг, заметно повлиявших на эволюцию про­фессионального мышления арт-терапевтов и на формы их работы с пациентами са­мого разного возраста.


Часть I. Основные понятия. Концепция системной арт-терапии


 


Р. Пикфорд первоначально преподавал психологию в Университете Глазго, но затем заинтересовался лечебными возможностями изобразительного искусства и начал психотерапевтическую практику. В 1967 г. вышла его книга «Исследование изобразительной продукции психически больных*, основанная на тридцатилет­нем опыте работы с психиатрическими пациентами. Пикфорд известен также как пионер арт-терапевтического образования в Великобритании и один из основате­лей Британской ассоциации арт-терапевтов.

Таким образом, к середине XX в. в Европе и Америке активизируются исследо­вания психопатологической экспрессии, растет вовлечение больных в художе­ственное творчество с целью получения важного диагностического материала и лечебных эффектов. Все шире начинает использоваться и термин «арт-терапия», первоначально имеющий весьма расплывчатый и неопределенный характер. Не­определенность его содержания была в значительной степени связана с тем, что художественное творчество в качестве средства диагностики, лечения или занято­сти использовали и врачи-психиатры, и психоаналитики, и художники, и прочие специалисты.

Хотя уже существовали первые аналоги современной арт-терапии, в тот пери­од она представляла еще весьма «рыхлое* явление, связанное с использованием изобразительного творчества в разных формах и с различной целью. Представи­тели формирующегося арт-терапевтического направления в те годы нередко по-разному понимали содержание своей деятельности. В этом отношении представ­ляют интерес результаты анкетирования, проведенного первым Арт-тсрапевтиче-ским комитетом, который был создан в Великобритании в 1949 г. и возглавлялся А. Хиллом. Данное анкетирование осуществлялось среди персонала различных ле­чебных учреждений Юго-Западного округа Великобритании; при этом респонден­там предлагалось привести примеры использования арт-терапии. Анализ анкет по­зволил выявить три наиболее распространенные в тот период ее разновидности:

использование арт-терапии в санаториях и стационарах длительного пребывания, главным образом, для того чтобы занять пациентов;

использование изобразительной продукции пациентов в психиатрических больницах с целью постановки диагноза и оценки изменений в состоянии больных;

использование изобразительной продукции пациентов в больницах соматического профиля преимущественно для украшения палат (Waller, 1991).

Ответы респондентов свидетельствуют, что арт-терапия все еще рассматривалась большинством медиков либо как одна из форм терапии занятостью, либо как один из инструментов диагностики, используемый врачом или клиническим пси­хологом. И хотя уже существовали формы психотерапии, связанные с ее исполь­зованием в качестве основного или вспомогательного инструмента лечения, они были еще малоизвестны либо использовались за пределами медицинских учреж­дений (главным образом в частной психоаналитической практике). Те, кто приме­нял арт-терапию с этой целью, стремились подчеркнуть отличия арт-терапевти­ческой работы такого рода от терапии занятостью. Так, И. Чампернон отмечала, что если терапия занятостью связана с тем, чтобы упорядочить поведение пациен-


Глава 2. История apm-mepanuu и орт-терапевтические образование 31

тов и привить им социально полезные навыки, то арт-терапия как средство лечеб­ного воздействия ориентирована на внутренний мир пациентов и связана с анали­зом их переживаний. Она настаивала на том, чтобы арт-терапия рассматривалась преимущественно как инструмент индивидуальной психотерапевтической рабо­ты, предполагающей достаточный уровень подготовки специалиста в рамках пси­ходинамического подхода.

В то же время к началу 1950-х гг. все более заметным становится стремление представителей различных сегментов формирующегося арт-терапевтического сообщества к объединению и осознанию того, что их отличает от представителей других профессиональных групп. Начальные этапы формирования новых специ­альностей, как правило, характеризуются стремлением их представителей более четко обозначить содержание своей деятельности и достичь над ней определенной степени контроля. История арт-терапии подтверждает данную закономерность, о чем красноречиво свидетельствует ее дальнейшее развитие в 1960-1990-е гг.

Различная степень «зрелости* и многообразие форм арт-терапии, существую­щих в разных странах, указывают на влияние как объективных, так и субъектив­ных факторов на процесс ее развития. Помимо социально-экономических, поли­тических, культурных и правовых предпосылок, для успешного развития арт-те­рапии необходима определенная «массам специалистов, обладающих достаточной «политической» волей, для того чтобы добиться ее институционализации, знани­ями и талантом — для того чтобы сформировать ее теоретическую базу, а также способностью эффективно и последовательно реализовать избранные ими моде­ли профессиональной деятельности. История развития арт-терапии в разных стра­нах может быть в этом отношении весьма поучительной.

Создание первых профессиональных объединений

В начале 1960-х гг. в ряде стран были созданы первые профессиональные объеди­нения арт-терапевтов. Раньше всего — в 1963 г. — появилась Британская ассоциа­ция арт-терапевтов {ВААТ). Вскоре последовало образование Американской арт-терапевтической ассоциации. Создание арт-терапевтических ассоциаций было тесно связано с профессиональной идентификацией специалистов в этой области. Весьма покачательной является статья А. Ведсрсона (ставшего впоследствии пред­седателем ВААТ), опубликованная в журнале «Новое общество». Она отражает стремление арт-терапевтов к поиску некой компромиссной дефиниции, способной объединить различные аспекты своей деятельности.

Ведерсон пишет о двух основных группах арт-терапевтов. Одна из них пред­ставлена теми, кто склонен рассматривать арт-терапию в качестве разновидности терапии занятостью. Они чаще всего находят себе применение в лечебно-реаби­литационных учреждениях соматического профиля и, наряду с художественным опытом, имеют подготовку инструкторов по терапии занятостью. Другая группа арт-терапевтов представлена теми, кто использует изобразительную работу паци­ентов для изменения их психического состояния. Эти специалисты работают пре-


32 Часть 1. Основные понятия. Концепция системной арт-терапии

имущественно с психически больными и невротиками в психиатрических государ­ственных лечебных учреждениях либо частным образом. Они, как правило, име­ют подготовку в области классического или юнгианского анализа. Ведерсон отме­чал, что позиция и той и другой группы арт-терапевтов страдает определенной ограниченностью. Так, например, психоаналитик не присутствует при рисовании пациента и обсуждает с ним уже готовое произведение, тем самым он теряет мно­го важной информации о клиенте, которую можно получить, наблюдая за его ра­ботой, Представители другой группы арт-терапевтов, не имея сколь-либо серьез­ной психологической или аналитической подготовки, не понимают содержания изображения. Ведерсон выражал надежду на то, что арт-терапевты и той и другой группы смогут восполнить недостатки в своей работе с пациентами за счет того, что будут уделять одинаковое внимание и процессу создания изображения, и его содержанию. Таким образом, полнота профессиональной роли арт-терапевта, по мнению Ведерсона, предполагает способность к созданию подходящих условий для изобразительной работы пациента и наблюдения за ней, с одной стороны, и до­статочную квалификацию для того, чтобы самостоятельно анализировать и пони­мать содержание изображения, не делегируя этой функции психологу или врачу.

Можно говорить о том, что в начале 1960-х гг., незадолго до создания профес­сиональных ассоциаций арт-терапевтов, в Великобритании и США сформирова­лось благоприятное общественное мнение относительно разнообразных возмож­ностей арт-терапии. В этих условиях как сами арт-терапевты, так и представители различных медицинских специальностей, руководители лечебных учреждений, большие группы художников и арт-педагогов ощущали своевременность и необ­ходимость создания специальных профессиональных объединений, способных ко­ординировать и развивать арт-терапсвтическую работу.

Первоначально арт-терапевтические ассоциации объединяли всего несколько десятков членов. Далеко не все из них были единодушны в своем понимании арт-терапии. Тем не менее воля к объединению а формированию общих основ своей деятельности явилась тем цементирующим началом, которое позволило заложить прочный фундамент будущей специальности.

Для того чтобы превратить ассоциации в действенный инструмент профессио­нального роста, были разработаны определенные критерии членства. Так, напри­мер, кандидаты в члены &4Д Г должны были удовлетворять следующим требова­ниям:

работать в лечебном учреждении или специализированной школе в качестве арт-терапевта или арт- педагога;

по возможности иметь квалификацию арт-педагога либо диплом о художественном образовании;

обладать опытом работы в области художественной педагогики, психологии или психоанализа;

иметь определенное понимание предмета и задач арт-терапевтической работы (при этом кандидат должен был изложить свои взгляды по этому пункту, с тем чтобы совет ассоциации мог оценить их; данная практика была прекращена в 1984 г. из-за опасения многих кандидатов по поводу того, что


Глава 2. Истории apm-mc.punuu u арт-терапчвтичесхое образование 33

заявленное своеобразие их позиций может повлиять на решение совета о принятии их в члены Ассосциации).

Как видно из перечисленных требований, с самого начала своей деятельности ВААТстремилась ориентироваться на достаточно высокие профессиональные стандарты. Большое внимание уделялось тому, какую работу проводили канди­даты в лечебных учреждениях. Высказывались опасения, что ряд художников, имеющих очевидные психологические проблемы, будут пытаться заниматься арт-терапевтической работой, желая таким образом поправить свое здоровье. Весьма настороженно члены ЙЛЛГотносились и к разного рода «психотерапевтами и «це­лителям» — представителям набиравшего в 1960-е гг. движения «за развитие че­ловеческого потенциала» — поскольку многие из них не имели достаточной про­фессиональной подготовки.

Несомненно, что цели и задачи первых профессиональных объединений арт-терапевтов отражали их полиции и в определенной мере позволяли более четко обозначить содержание их деятельности. Поэтому имеет смысл их перечислить. Так, в качестве своих основных задач, утвержденных во время инаугурации в ян­варе 1966 г., ВААТпризнала следующие (цит. по: D. Waller, 1991, р. 113-114):

всячески способствовать сохранению психического и физического здоровья граждан, используя в первую очередь изобразительное искусство и другие виды творчества в качестве психотерапевтического инструмента;

защищать интересы членов ассоциации и содействовать реализации тех инициатив, которые предлагаются ее советом;

содействовать развитию идей, касающихся здоровья граждан и арт-терапии, а также отстаивать взгляды членов ассоциации в различных государственных институтах, с которыми соприкасается арт-терапия, а также перед обществом в целом;

способствовать сотрудничеству членов ассоциации с другими общественными организациями в ее интересах;

поддерживать специалистов в их стремлении заниматься арт-терапией, разрабатывать и проводить учебные программы для таких специалистов, а также отстаивать соответствующие стандарты профессиональной компетентности в сообществе коллег и единомышленников.

Основные задачи деятельности BAAT свидетельствовали о многогранности содержания ее работы, которая охватывала и внутрипрофессиональные вопросы, и отношения арт-терапевтического сообщества с государством и общественными институтами, и создание правовой а законодательной базы для внедрения и рас­пространения арт- терапевт и чес кой практики. Таким образом, уже с самого нача­ла существования ВААТ могла возникнуть определенная неясность, касающаяся того, чем же она фактически является: «клубом» арт-терапевтов, ощущающих свою изоляцию из-за особого характера используемого ими подхода и стремящих­ся обрести поддержку в кругу коллег и единомышленников; форумом для обсуж­дения арт-тсрапевтических идей и координации соответствующих исследований; или «профсоюзом», призванным защищать интересы специалистов.


34 Часть I. Основные понятия. Концепция системной арт-терапии

Очевидно, что вклад арт-терапевтов в деятельность ассоциации определялся их основными мотивами при вступлении в нее. Очень многое зависело и от состава руководяших органов, от того, каких взглядов на арт-терапию придерживались ведущие члены ассоциации. Так или иначе, уже в первые годы своего существова­ния ассоциация стала уделять наибольшее внимание вопросам оплаты труда арт-терапевтов, пропаганде достижений арт-терапевтического направления, в первую очередь в системе здравоохранения, а также созданию программ профессиональ­ной подготовки арт-терапевтов.

В дальнейшем общественные объединения арт-терапевтов были созданы во мно­гих странах Европы, а также в Канаде, Австалии и Японии. Их создание было тес­но связано с профессионализацией арт-терапевтической деятельности и явилось одним из факторов консолидации и дальнейшего развития новой специальности. В 1996 г. такая организация была создана и в России.

Очевидно, что жизнеспособность и эффективность общественных объедине­ний, так же как и самой арт-терапии, зависит от многих факторов. Немаловажное значение имеет то, какие цели и задачи лежат в основе деятельности этих организа­ций, каковы критерии членства и та политика, которая проводится их лидерами. Попытка ориентироваться на опыт тех общественных объединений арт-терапев­тов, которые были созданы раньше в других странах, не принимая при этом во вни­мание местных условий и традиций, скорее всего, не даст желаемых результатов. В то же время этот опыт может быть очень ценен, если он подвергается всесторон­ней оценке и соотносится с существующими в той или иной стране реалиями.

Интеграция в государственную систему здравоохранения. Изменения в условиях и оплате труда арт-терапевтов

Длительное время условия работы большинства арт-терапевтов вряд ли можно было назвать удовлетворительными. Зачастую из-за отсутствия специально обо­рудованных помещений им приходилось заниматься с пациентами в коридорах больниц, столовых, рекреациях и т. д. Оплата труда была более чем скромной. Та­кое положение вещей было связано со многими обстоятельствами. Во-первых, спе­циалисты, занимающиеся арт-терапией, не имели определенного статуса, зачастую их нанимали на работу «случайно», благодаря личным знакомствам и интересу ад­министрации больниц к исцеляющим возможностям изобразительного искусства. Во-вторых, арт-терапевты не чувствовали себя защищенными законом и соответ­ствующими профессиональными объединениями. В-третьих, они не обладали опытом институциональных отношений. Многие из адептов арт-терапии были ра­ды иметь даже низкооплачиваемую, но интересную работу, некоторые совмещал и ее с более высокооплачиваемой деятельностью художника, арт-педагога, частно­практикующего аналитика и т. д. Однако по мерс роста профессионального само­сознания, сплоченности арт-терапевтов и осуществления целенаправленной поли­тики, проводимой общественными арт-терапевтическим и объединениями, им уда­лось добиться более достойной оплаты и улучшения условий своего труда.


Глава 2, История арт-терапии и арт-терппептическое образование 35

Одной из причин первоначально низкой оплаты труда арт-терапевтов было не вполне адекватное понимание основного содержания их деятельности со стороны работодателей, в частности администрации лечебных учреждений и руководства государственной системы здравоохранения. Администраторы еще в конце 1960-х гг. продолжали рассматривать арт-терапию как средство занятости, приравнивая ее, например, к деятельности больных в условиях специализированных цехов или сту­дий при лечебных учреждениях. Психотерапевтический аспект деятельности арт-терапевтов, за редким исключением, игнорировался. Соответственно оплата их труда была примерно эквивалентна оплате труда низшего и среднего медицин­ского персонала.

Лидеры арт-терапевтического направления не могли смириться с этим. Они были убеждены в том, что между деятельностью арт-терапевта и работой медицин­ского инструктора по терапии занятостью существуют принципиальные различия. Они считали, что терапия занятостью не предполагает глубокого знания причин и механизмов развития заболевания и направлена главным образом на коррекцию внешних проявлений болезни и социальную поддержку пациента. По их мнению, арт-терапия во многих своих проявлениях является именно психотерапевтиче­ской деятельностью, невозможной без владения методами лечебно-коррекционной работы. Однако эти аргументы длительное время оставались недостаточно убеди­тельными, прежде всего потому что общественность гораздо лучше была знакома с примерами более простого — «рекреационного» — использования арт-терапии.

Сказывалось и то, что терапия занятостью — и ее близкий аналог: так называ­емая трудотерапия — была одним из авторитетных направлений в психиатрии те­кущего столетия и имела широкое распространение. У подобной практики было мало общего с лечебной работой в строгом смысле слова; она во многих случаях являлась инструментом осуществления социальной политики государства. Есте­ственно, что арт-терапевты, ориентирующиеся на индивидуальную психодина­мическую работу, понимали, насколько различны принципы, лежащие в основе терапии занятости и арт-терапии психотерапевтической направленности. Так, на­пример, если терапия занятостью имеет целью «отвлечь*- пациента от его психо­логических проблем и переживаний, то арт-терапия, напротив, обращает пациен­та к его внутреннему миру и зачастую является средством провокации весьма сложных чувств и их выражения в изобразительных образах. Если терапия заня­тостью ориентируется на некую «норму» социального поведения и использует определенные критерии для его оценки, то арт-терапия принимает пациента та­ким, какой он есть, и уважает его индивидуальность, позволяя больному свободно экспериментировать с различными материалами и средствами изобразительной работы.

В конце 1960-х — начале 1970-х гг. некоторые арт-терапевты находились под сильным влиянием антипсихиатрического движения и склонны были рассматри­вать арт-терапию не только как альтернативу социализирующей терапии занято­стью, но и существующим в то время формам психиатрической практики в целом. Конфронтация некоторых арт-терапевтов с господствующей практикой психиат­рии, а также системой образования во второй половине 1960-х — начале 1970-х гг. в немалой степени была также связана со специфической общественной атмосфе-


3(j Часть I. Основные понятия, Концепции системной apm-mnjianuu

рой тех лет на Западе, пронизанной духом социальных преобразований и актив­ным поиском культурных альтернатив. Формировалось представление об арт-те­рапии как «радикальном* подходе к медицине и образованию, который может за­метно повлиять на существующий порядок вещей и привести к оздоровлению раз­личных сфер социальной жизни.


Дата добавления: 2015-02-10; просмотров: 34; Нарушение авторских прав







lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2021 год. (0.014 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты