Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



АРТ-ТЕРАПИИ 8 страница




Читайте также:
  1. D. Қолқа доғасынан 1 страница
  2. D. Қолқа доғасынан 2 страница
  3. D. Қолқа доғасынан 3 страница
  4. D. Қолқа доғасынан 4 страница
  5. D. Қолқа доғасынан 5 страница
  6. D. Қолқа доғасынан 6 страница
  7. D. Қолқа доғасынан 7 страница
  8. D. Қолқа доғасынан 8 страница
  9. D. Қолқа доғасынан 9 страница
  10. Hand-outs 1 страница

степень нарушения социального и профессионального функционирования клиента;

характер имеющихся у него поведенческих нарушений;

способы его психологической защиты;

выраженность интраспективных черт личности.

Все это позволяет преодолеть недоверие клиента и помогает ему справиться с имеющейся тревогой и перейти к изобразительной работе.

Проведенные в последние годы систематические наблюдения за ходом арт-те­рапевтического процесса с использованием «вовлеченного независимого наблю­дателя» (Болл, 2001) свидетельствуют о том, что для начального этапа арт-тера-певтического процесса характерна преимущественная фокусировка внимания клиента и психотерапевта на их отношениях, что связано с их «настройкой» друг на друга, стремлением понять особенности личности и реагирования другого, а также с необходимостью преодоления возможного конфликта между взаимными ожиданиями. При этом внимание клиента и психотерапевта, в отличие от вербаль­ной психотерапии, многократно в течение одной сессии может переходить с их от­ношений на изобразительную работу. И даже когда их внимание сфокусировано на художественной экспрессии, она нередко отражает отношение клиента к пси­хотерапевту.

Во многих случаях, однако, психотерапевту приходится прилагать определен­ные усилия для того, чтобы вовлечь клиента в изобразительную работу. Он может, в частности, еще раз продемонстрировать имеющиеся в арт-терапевтическом кабинете изобразительные материалы. У многих клиентов на начальном этапе арт-терапевтического процесса имеется внутреннее сопротивление изобразительной деятельности. Тем не менее дополнительное разъяснение психотерапевтом особен­ностей художественной экспрессии в арт-терапии, ее отличий от профессиональ­ных или любительских занятий изобразительным творчеством, направленных на


76 Часть I. Основные понятия. Концепция системной арт-терапии

создание «эстетической продукции*, и подчеркивание им допустимости любых форм экспрессивного, связанного с художественной деятельностью поведения, способно во многих случаях помочь клиенту справиться с этим внутренним сопро­тивлением.

Наблюдения за ходом сессий на начальном этапе арт-терапевтического процес­са также свидетельствуют о том, что при переходе клиента к изобразительной ра­боте очень часто имеет место непосредственное отреагирование им своих чувств, потребностей и фантазий посредством различных манипуляций с изобразитель­ными материалами и в его поведении. В своей изобразительной деятельности и по­ведении клиент может вновь и вновь переживать связанные с перенесенными им психическими травмами или имеющимися у него внутрипсихическими конфлик­тами разнообразные сложные чувства, не находя какой-либо возможности для их разрешения. Экспрессивное поведение клиента и его изобразительная деятель­ность при этом часто носят хаотический или деструктивный характер, причем де­структивные тенденции и отрицательные аффекты могут направляться клиентом как на изобразительные материалы и продукцию, так и на самого себя или психо­терапевта. Кроме того, в процессе работы с изобразительными материалами кли­ент часто еще не ощущает себя достаточно «защищенным* и уверенным в своих силах, что вызывает у него сильную тревогу.



С учетом этого имеется необходимость в структурирующем воздействии на по­ведение и художественную экспрессию клиента со стороны психотерапевта, а так­же фасилитации им выражения клиентом своих чувств и потребностей. Это до­стигается за счет «эмоционального присоединениям, к клиенту, включения пси­хотерапевта в изобразительный процесс и разные виды совместной с клиентом игровой деятельности, когда он выступает главным образом в качестве «ведомо­го», а также за счет привлечения внимания клиента к изобразительной работе и в случае необходимости оказания ему «технической* помощи. В тех же случаях, когда аффекты клиента «выплескиваются» в деструктивных реакциях или неод­нократном повторном отреагировании в хаотичном поведении связанных с пере­несенными психическими травмами или внутрипсихическими конфликтами пере­живаний, психотерапевт использует те или иные приемы «ограничения* клиента (в частности, путем напоминания ему об основных правилах поведения, ограни­чения формата бумаги или количества используемых клиентом материалов, зада­вая ему вопросы, направленные на выяснение мотивов и целей действий клиента, и т. д.).



В качестве иллюстрации начального этапа арт-терапевтического процесса мож­но привести следующий эпизод, отражающий один из моментов третьей сессии. Данный эпизод приводится в статье Б. Болл (2001, все права защищены; публику­ется с разрешения автора).

Дверь арт-терапевтического кабинета открывается. Шейла — семилетняя девочка аф-роамериканского происхождения — входит в него, следуя за арт-терапевтом по имени Энн. Шейла с минуту пребывает в нерешительности, но затем направляется к большо­му столу. Энн садится па стул с зеленой обивкой рядом со столом...

Шейла. Я хочу сегодня резать бумагу.

В голосе Шейлы звучит решительность. В этот же момент она берет со стола большие ножницы и показывает, будто что-то режет. Тем самым она демонстрирует Энн и мне,




Глава 4, Apm-терапевтический процесс и его системное описание 77

что ей хочется делать. Она размахивает ножницами, которые выглядит в ее руках круп­ными и угрожающими. Ш е Й л а. Резать, я люблю резать. Энн. Что ты хочешь резать? Бумагу?

Энн встает, для того чтобы взять бумагу из расположенной у окна стопки. Она берет довольно много листов, но протягивает Шейле всего один лист. Остальную бумагу она кладет себе на колени.

Шейла разрезает бумагу па четырехугольники, которые, в свою очередь, разрезает на более мелкие фрагменты. В комнате царит тишина. Вскоре стол оказывается усеян ку­сочками бумаги. Шейла поворачивается к Энн. Шейла. Мне нужна еще бумага. Энн продолжает держать бумагу на коленях. Энн. Что ты хочешь делать с бумагой, которую ты разрезала? Ты ее собираешься

как-то использовать?

Шейла (обращаясь к Эпн). Мне нужна еще бумага. В ее голосе звучит раздражение.

Энн. Используй сначала ту бумагу, которую ты нарезала, Шейла. Вы начальница, а я — гений. В ее голосе звучит еще больше злости. Э н н. Я начальница?

Шейла. Вы начальница, и вы меня пе слышите.

В течение оставшегося времени сессии Шейла ведет себя по отношению к Энн как свое­нравная начальница, а Энн — как ее секретарша, которая безропотно выполняет ее при­казы и записывает то, что та диктует. Шейла часто строго отчитывает арт-терапевт а. На примере данного описания видно, что на начальном этапе арт-терапевтиче-ского процесса девочка испытывает определенные затруднения в переходе к изоб­разительной деятельности и отреагирует свои чувства в деструктивном манипу­лировании с ножницами и бумагой. При этом арт-терапевт использует различные приемы «ограничения» деструктивных проявлений и структурирования поведе­ния девочки, задавая ей вопросы, направленные на выяснение целей ее действий, и ограничивая количество бумаги. Кроме того, стремясь «присоединиться» к де­вочке и оказать ей эмоциональную поддержку, она вступает с ней в ролевую игру и играет роль «ведомого» (секретарши). На этом этапе сессии внимание девочки и психотерапевта сфокусировано на их отношениях. Связанные с ними чувства де­вочки, а также те, которые отражают перенесенный его травматичный опыт, про­являются в основном в ее ролевом взаимодействии с психотерапевтом.

Таким образом, основные задачи психотерапевта на данном этапе арт-терапев-тического процесса заключаются в следующем:

в поддержании атмосферы терпимости, защищенности и безопасности, что достигается за счет высокой эмпатии и недирективной позиции психотерапевта, формулирования четких пространственно-временных границ арт-терапевтической работы;

в структурировании и организации поведения и изобразительной деятельности клиента путем обозначения правил его поведения, привлечения его


 

7о Часть 1. Основные понятия. Концепция системной арт-терапии

внимания к изобразительной работе, регулирования количества и качества используемых клиентом изобразительных материалов и другими способами;

в фасилитации эмоциональной экспрессия путем «присоединения» к нему в ходе его изобразительной работы и участия в совместных играх, а также за счет предоставления ему необходимых материалов и средств работы;

в установлении и усилении эмоционального резонанса (раппорта) и обмене с клиентом чувствами, фантазиями, образами и идеями.

Помимо решения всех этих задач, в значительной мере связанных с особыми условиями арт-терапевтической работы, на данном этапе арт-терапевтического процесса специалист делает то, что делают большинство специалистов, использу­ющих вербальные формы психотерапии, а именно — строит диагностические ги­потезы, позволяющие объяснить поведение клиента, а также причины и механиз­мы имеющихся у него эмоциональных и поведенческих расстройств. Взаимодей­ствуя с клиентом, психотерапевт пытается проверить правильность этих гипотез и в случае необходимости их скорректировать или вовсе от них отказаться. Боль­шое значение при этом принадлежит способности и желанию психотерапевта ви­деть в поведении и высказываниях клиента как можно больше и обращать внима­ние на самые разные аспекты его психической феноменологии — а не только то, что он «хочет* в клиенте видеть или то, что соответствует тем или иным жестким тео­ретическим конструктам.

Используя системные определения, можно считать, что на данном этапе арт-терапевтического процесса происходит следующее:

формирование системы психотерапевтических отношений, включающей в себя клиента, психотерапевта и изобразительные материалы/продукцию, с установлением между ними каналов двухстороннего энергоинформационного обмена (что связано с формированием эмоционального резонанса и взаимного обмена клиента и психотерапевта своими чувствами, мыслями и фантазиями — как напрямую, так к посредством художественной экспрессии);

структурно-функциональная организация системы с укреплением ее внешних и внутренних границ и началом ее функционирования, направленногона достижение пели (что связано с поддержанием пространственно-временных границ арт-терапевтической работы и правил поведения ее участников; структурированием поведения и изобразительной деятельности клиента; фасилитацией психотерапевтом его эмоциональной экспрессии; выдвижением и проверкой правильности диагностических гипотез, а также постепенным расширением диапазона экспрессивного, в том числе связанного с художественной деятельностью поведения клиента и форм его интеракции с психотерапевтом);

формирование системы динамического равновесия, являющегося предпосылкой роста и развития системы и ее адаптации к изменяющимся внутренним и внешним условиям и проявляющегося в наличии в ней определенного напряжения (что связано с установлением эмоционального резонанса между клиентом и психотерапевтом; расширением спектра разных форм


Глава 4. Арт-терапевтический процесс и его системное описание 79

психотерапевтического взаимодействия между ними и высокой степенью их взаимной открытости для исследования самых разных аспектов психиче­ской феноменологии и поведения и характерной для арт-терапии работы «посредством* сложных переживаний, а не ев обход» их, а также с методо­логической «воздержанностью!- психотерапевта и недирективностью его позиции).

Этап укрепления и развития психотерапевтических отношений и наиболее продуктивной изобразительной деятельности клиента

Данный этап арт-терапевтического процесса связан с укреплением психотерапев­тических отношений, консолидацией личности клиента и его постепенным перс-ходом от хаотичного поведения и изобразительной деятельности к созданию бо­лее сложной изобразительной продукции с осознаванием ее психологического со­держания и связи со своим опытом и системой отношений.

Достигнутое на предыдущем этапе ощущение безопасности и доверия к пси­хотерапевту и структурирование его деятельности и поведения в рамках опреде­ленных правил и форм художественной экспрессии дает клиенту достаточную сво­боду самовыражения, благодаря чему он начинает более активно выражать свои чувства, мысли, потребности и фантазии в изобразительной работе и общении с психотерапевтом. В процессе его изобразительной работы происходит актуализа­ция переживаний, отражающих различные аспекты как более раннего, так и теку­щего опыта клиента, которые так или иначе запечатлеваются в создаваемой им ху­дожественной продукции. Конфронтация с этими переживаниями может быть для клиента порой весьма болезненной. Кроме того, углубление и развитие его отно­шений с психотерапевтом могут служить одним из факторов провокации таких связанных с переносом чувств, как, например, чувства гнева, вины, утраты и др. Однако надежные границы психотерапевтического пространства, доверие к пси­хотерапевту и возросшая структурированность поведения и художественной дея­тельности клиента являются факторами «удерживания» всех этих переживаний и предупреждения их «выплескивания» в импульсивных или хаотичных действиях. Кроме того, поскольку на данном этапе клиент переходит к созданию более слож­ных, так называемых символических образов, они также выступают в качестве од­ного из факторов «удерживания». «Удерживающая» функция художественного образа наиболее ярко проявляется в тех случаях, когда речь идет о слишком слож­ных и непонятных для клиента чувствах. Работая над созданием серии связанных друг с другом образов или. вновь и вновь возвращаясь к одной и той же теме или изображению, он проецирует на них эти переживания, которые «накапливаются» в изобразительной продукции словно в «контейнере* и находятся в ней до тех пор, пока эти чувства не начнут осмысляться клиентом и не будут включены им в бо­лее сложную систему значений, отражающую внутренний мир клиента и систему


80 Часть I. Основные понятия, Концепция системной арт-терапии

его отношений. Осознание содержания изобразительной продукции и ее связи с внутренним миром и системой отношений иногда происходит благодаря самосто­ятельной работе клиента с образом и взаимодействию с ним (инсайт), независимо от интервенций психотерапевта, однако чаще всего это происходит благодаря ин­терпретации и вербальной обратной связи.

Используемые психотерапевтом на данном этапе арт-терапевтического процес­са приемы работы могут быть различными. Он, в частности, может применять раз­ные виды обсуждений, направленные на «прояснение» скрытого смысла изобра­зительной продукции, а также высказываний и поведения клиента. Воздержива­ясь, как правило, от собственных оценок, психотерапевт использует вопросы, ам­плификации и метафоры для того, чтобы помочь клиенту как можно более полно раскрыть этот смысл. Некоторые вопросы могут быть направлены на «проясне­ние» смысла эмоциональных реакций или действий клиента, вызванных его взаи­модействием с психотерапевтом, и осознание клиентом их связи с его отношени­ями с близкими ему людьми в прошлом и настоящем. Параллельно с этим психо­терапевт внимательно анализирует свои собственные реакции и переживания, связанные с его отношениями с клиентом и его изобразительной продукцией, по­скольку, с одной стороны, они могут быть тонким индикатором происходящих в клиенте изменений, а с другой стороны — отражать собственные эмоциональные проблемы психотерапевта.

На данном этапе работы могут также применяться различные виды игровой деятельности, художественные описания изобразительной продукции, элементы драматерапевтической работы, движение и танец, работа с голосом, построение ролевых диалогов, а также различные виды обсуждений, направленные на «декон-струирование» привычных ассоциативных связей и связанной с образом системы значений, направленные на преодоление культурных стереотипов и привычных форм самоидентификации клиента. При этом психотерапевт стремится предоста­вить клиенту новую информацию, идеи и образы, помогая ему тем самым по-ино­му описать и осмыслить свой опыт. Все эти виды работы можно назвать «направ­ленными на смыслообраэование интервенциями» (Ball, 2000).

В зависимости от особенностей клиента, конкретной ситуации и задач работы, а также от своих теоретических предпочтений и опыта на данном этапе арт-тера-певтического процесса психотерапевт может использовать иные формы интервен­ций и виды работы, в том числе убеждения, советы или рекомендации; коррекцию неверных мыслительных процессов, помощь в преодолении клиентом чувств вины и стыда, поддержку более адаптивных защитных механизмов и способов поведе­ния, помощь клиенту в установлении и регулировании его социальных связей, кон­фронтации и собственные интерпретации действий клиента, различные системные интервенции, связанные с привлечением к арт-терапевтической работе членов се­мьи клиента и другие приемы (Фицджеральд, 2001).

Большинство арт-терапевтов, в особенности использующих недирективный подход, предпочитают не давать клиенту готовых «рецептов» для решения им сво­их проблем. Они воздерживаются от излишнего структурирования деятельности клиента и, стараясь настроиться на его индивидуальные потребности, стиль и темп работы, гибко следуют за динамикой происходящих в его внутреннем мире и по-


Глава 4, Арт-терапевтический процесс и его системное описание 61

ведении изменений. Многие арт-терапевты действуют «посредством» сложных чувств клиента, а не «в обход» них: «сопровождая» клиента в моменты пережива­ния им чувств фрустрации, тревоги, гнева, вины и т. д. и не пытаясь искусственно заменить их чувствами оптимизма, комфорта и удовлетворения, они тем не менее помогают ему «принять» в себе эти чувства и осмыслить их связь со своим внут­ренним миром и системой отношений. Негативные переживания клиента не про­являются и не предаются забвению, но выражаются посредством художественной экспрессии и, постепенно осознаваясь, становятся одним из элементов новых форм опыта клиента.

По мере происходяших в клиенте изменений и его конфронтации со сложны­ми переживаниями имеют место изменения в его отношениях с психотерапевтом. Они, в частности, становятся «ареной» проявления самых разных переживаний и фантазий клиента, как положительных, так и отрицательных. В то же время про­исходят их постепенная интеграция и осознание клиентом их связи не только с личностью психотерапевта, но и с различными событиями своей жизни и аспекта­ми своего социального и культурного опыта, что ведет к постепенному увеличе­нию межличностной дистанции между психотерапевтом и клиентом и достиже­нию последним большей самодостаточности. Этому во многом способствует изоб­разительная деятельность клиента, являющаяся одним из факторов укрепления его личных границ и развития его психологических защит.

Весьма важным показателем происходящих в клиенте изменений являются из­менения в фокусировке его внимания. Как было отмечено в предыдущем разделе, для второго этапа арт-терапевтического процесса характерна фокусировка вни­мания клиента на его взаимоотношениях с психотерапевтом, что чередуется с пе­риодами непродолжительной фокусировки на изобразительной деятельности. На третьей стадии происходит увеличение фокусировки клиента на изобразительной деятельности и уже созданных им работах. Взаимоотношения с психотерапевтом, сохраняя свою значимость, нередко отступают на второй план. Обучаясь самосто­ятельно справляться с неприятными переживаниями и регулировать свое поведе­ние, клиент уже не в такой степени, как раньше, нуждается в поддерживающем, фа-силитирующем и структурирующем воздействии со стороны психотерапевта. Все больше погружаясь в изобразительную работу и связанные с ней чувства, ассоци­ации и образы, клиент начинает больше фокусироваться на своем «Я» и внутрен­нем мире и более широкой системе отношений.

Данные изменения находят отражение в динамике изобразительной работы и характере создаваемых клиентом образов. Вовсе не обязательно, что его изобрази­тельная продукция приобретет более значительное эстетическое наполнение, хотя переживания клиентом «прекрасного» нередко имеют место и могут отражать оп­ределенный поворот в настроении клиента и его отношении к окружающему миру (Кейэ, 1998).

Клиент начинает ощущать определенное «сродство» со своими работами. Они наполняются для него ценностью и смыслом. Это отчасти можно связать с созда­нием так называемых «воплощенных» образов (Schaverien, 1992), предполагаю­щим различные виды прямого взаимодействия и «диалога» клиента с ними.


82 Часть I. Основные понятия. Концепция системной арт-терапии

Развивается способность клиента к различению и осознаванию особенностей создаваемой им художественной продукции, ее формы и содержания и уяснению се связи с содержаниями своего внутреннего мира и системой отношений. Клиен­ты нередко способны при этом испытывать чувство глубокого внутреннего удов­летворения и радости от процесса художественной экспрессии и ее результатов, но не потому, что созданные ими работы кажутся им «красивыми» или могут кому-то понравиться (хотя это также может быть иногда немаловажно), а потому что они «открывают* для себя в их форме и содержании нечто важное и становятся более спонтанными, искренними и аутентичными в выражении посредством художе­ственной экспрессии своих чувств, мыслей и потребностей.

Изобразительная продукция является для многих клиентов «воплощением» пережитого ими нового опыта и свидетельством открытых ими в себе новых воз­можностей. Они начинают более свободно использовать различные материалы и средства творческого самовыражения. Более емким и убедительным становится их изобразительный «язык*, который, дополняясь иными формами творческой экс­прессии, превращается в один из элементов «синкретического» отражения внут­ренней и внешней реальности и средством передачи создаваемой клиентом в арт-терапевтическом процессе «мифопоэтической картины мира».

Одной из примет происходящих в клиенте изменений является также более ча­стое использование им так называемых «символических образов». В данном слу­чае речь идет ие о стереотипных «псевдосимволических» изображениях, имеющих широкое хождение в конвенциональной культуре и иногда называемых «архети-пическими образами*, а о тех работах, которые обладают глубиной и богатством смысла и «феноменологической убедительностью», органично выражая не то, что клиент «придумал» о себе и мире, а то, что он действительно смог в себе и окружа­ющем мире «открыть».

Многие приверженные психодинамической теории психотерапевты, воспри­нимающие создаваемую клиентом изобразительную продукцию через призму фи-гуративности и иконографии, порой не могут увидеть разницы между этими дву­мя типами образов (символами и «псевдосимволами»). Более того, вырывая изоб­ражения из культурного и социального контекста, они тем самым выхолащивают их содержание. Увлекаясь созданием собственных метафор на основе изобрази­тельной продукции клиентов, они интерпретируют ее таким образом, что их ин­терпретации отражают лишь их собственное видение реальности или теоретиче­ские взгляды, а отнюдь не переживания и взгляды клиента. Это дало основание Дж. Хснэеллу (Henzell, 1995) называть используемую в арт-терапии психодина­мическую модель интерпретаций редуктивной. Столь же редуктивными автору этой книги представляются попытки использовать с целью оценки происходящих в клиенте и его изобразительной продукции изменений какую-либо одну догма­тическую систему взглядов.

Обольщение некоторых психотерапевтов «псевдосимволическими» и мифо­логическими образами и их склонность во всем видеть «архетипы» может дезори­ентировать и привести к ошибочной оценке наблюдаемых в арт-терапевтическом процессе феноменов. Ограничиваясь оценкой одних лишь символических репре­зентаций внутренних качеств и переживаний клиента, психотерапевт неизбежно


Глава 4. Арт-терапевтический процесс и ем системное описание ОЗ

использует художественную экспрессию лишь в качестве «паллиативного сред­ства» — весьма слабого утешения для того клиента, чьи проблемы и страдания свя­заны, например, с расовой или этнической дискриминацией, неравенством полов или гомофобией. По поводу иллюзорности попыток «освободить» женщину «ми­фологическими» средствами А. Картер (Carter, 1979), например, пишет: «Все ми­фологические изображения женщин, начиная с мифа о спасительной чистоте Девы и заканчивая образами исцеляющей и всепримиряющей матери, — не что иное, как утешительный нонсенс... Мифы являются ложными обобщениями, создаваемыми для того, чтобы заглушить боль, вызванную реальными обстоятельствами» (р. 5).

Все это свидетельствует об ограниченности фигуративных, основанных на жестких теоретических «конструктах* подходов к анализу создаваемой на разных этапах арт-терапевтического процесса изобразительной продукции клиента и не­обходимости использования более широкой системы взглядов, позволяющей учи­тывать контекстуальные факторы арт-терапевтического процессам отношения со­здаваемых клиентом образов с «интертекстуальным» (или «гипертекстуальным») пространством. В связи с этим одной из форм работы на данном этапе арт-тера­певтического процесса могут быть различные способы «деконструирования», осу­ществляемого психотерапевтом посредством обсуждения с клиентом его изобра­зительной продукции в контексте культурных, идеологических, институциональ­ных и иных влияний, а также тех форм культурной репрезентации, которые опо­средуют представления клиента о себе самом и окружающем мире. С учетом всего этого наиболее оправданным при анализе и обсуждении художественной продук­ции клиента на разных этапах арт-терапевтического процесса нам представляется использование системного подхода, позволяющего рассматривать эту продукцию в качестве одного из элементов открытой динамической системы психотерапевти­ческих отношений, опосредующего взаимодействие клиента с психотерапевтом, содержаниями своего внутреннего мира и внешней средой. Поэтому автор книги предлагает рассматривать изобразительную продукцию клиента на трех основных уровнях — внутриличностном, межличностном и социальном.

Все вышеизложенное позволяет говорить о том, что на третьем этане арт-тера­певтического процесса в состоянии и поведении клиента происходят следующие основные изменения:

исчезновение импульсивного, хаотичного поведения, связанного с «выплескиванием» чувств, и переход клиента к изобразительной деятельности, связанной с созданием визуальных образов;

развитие у клиента способности видеть заключенный в создаваемой им изобразительной продукции смысл и ее связь с содержанием своего внутреннего мира и системой отношений;

получение клиентом удовлетворения от изобразительной деятельности и создаваемых им художественных образов, а также от дальнейшего взаимодействия с ними посредством разных видов творческой работы, рефлексии и анализа;

в повышении самооценки клиента, развитии механизмов психологической защиты и новом восприятии им самого себя и собственных возможностей;


84 Часть 1, Основные понятия. Концепция системной арт-терапии

в использовании им новых форм поведения, художественной практики и взаимоотношений с психотерапевтом и получении на основе всего этого нового опыта;

в укреплении личных границ клиента и его относительном дистанцировании от психотерапевта, что проявляется, в частности, в его меньшей фокусировке на психотерапевтических отношениях и в большей — на изобразительной деятельности, себе и системе своих отношений;

в усвоении им новой информации о себе и окружающем мире, в частности благодаря «деконструированию» используемых им ранее способов репрезентации своего опыта и использованию новых.

Происходящие в клиенте на данном этапе арт-терапевтического процесса из­менения можно было бы в целом охарактеризовать как движение от бессмыслен­ности — к смыслу, от слабости — к силе; от фрагментированности — к интеграции; от дефицитарности — к полноте; от зависимости — к самодостаточности.

Основные же задачи психотерапевта на этом этапе работы заключаются в сле­дующем;

в поддержании атмосферы терпимости, защищенности и безопасности и четких пространственно-временных границ арт-терапевтической работы, необходимых для дальнейшего выражения клиентом различных чувств, потребностей и мыслей и освоения им новых возможностей и опыта;

в структурировании и организации в случае необходимости деятельности клиента и привлечении его внимания к новым материалам, средствам и формам творческой работы;

в фасилитации эмоциональной экспрессии клиента;

в активизации «диалога» с клиентом посредством использования разных видов интерпретации и вербальной обратной связи;

в дальнейшем обмене с ним чувствами, ассоциациями, образами, идеями;

в предоставлении ему новой информации и «деконструировании» прежних форм репрезентации им своего опыта, а также в создании совместно с ним новых форм репрезентаций;

в укреплении его личных границ и фокусировке его внимания на различных аспектах его системы отношений, включая отношение к самому себе.

Используя системные определения, можно заключить, что наданном этапе арт-терапевтического процесса происходит следующее:


Дата добавления: 2015-02-10; просмотров: 14; Нарушение авторских прав







lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2021 год. (0.03 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты