Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



Град земной и небесный




Читайте также:
  1. Глава 16. ОСНОВНЫЕ СТРУКТУРНЫЕ ЭЛЕМЕНТЫ ЗЕМНОЙ КОРЫ
  2. Глава 17. ПРЕДСТАВЛЕНИЯ О РАЗВИТИИ СТРУКТУР ЗЕМНОЙ КОРЫ
  3. Глава XXXIII Поднебесный мир
  4. Иль за хмельною чашею Любовью насладиться неземной».
  5. ИСТОРИЯ РАЗВИТИЯ ЗЕМНОЙ КОРЫ
  6. Итак, если вы, будучи злы, умеете даяния благие давать детям вашим, тем более Отец ваш Небесный даст блага просящим у Него.
  7. Конструкция, обозначение и прокладка кабелей подземной прокладки.
  8. Литосфера как часть биосферы и внутреннее строение Земли. Вещественный состав земной коры. Ландшафты, их виды и разрушение. Антропогенное воздействие на литосферу
  9. Онтологический статус земной жизни. Органическая эволюция на Земле.

Следующий пример также отражает один из моментов работы студентов в рамках курса арт-терапевтической подготовки. Создание коллективной работы в условиях динамической группы дает богатые возможности для изучения внутригрупповых коммуникативных процессов и динамики арт-терапевтической сессии, связанной с наличием в ней ряда взаимосвязанных этапов, которые были охарактеризованы в предыдущей главе. Участие в такой работе и ее последующее всестороннее обсуждение позволяет учащимся лучше понять не только особенности динамической группы, но и свои собственные реакции, благодаря чему она становится одной из форм личной подготовки студентов. Различия в поведении участников группы в процессе создания ими коллективной композиции в определенной мере связаны с их базовой подготовкой и наличием или отсутствием опыта художественной работы. Далеко не случайно поэтому, что одним из условий специализации в области арт-терапии в ряде зарубежных стран является наличие у абитуриентов, художественного образования либо их систематические занятия изобразительным искусством. Среди участников группы были два человека С художественным образованием (Елена и Андрей),два врача-психиатра, остальные — психологи.

После завершения изобразительного этапа сессии следует обсуждение. Хотя оно было продолжительным и предполагало разбор разных аспектов групповой работы, в данном описании отражено лишь его начало. Ведущий предложил членам группы высказать свое мнение относительно разворачивания работы, что могло быть связано с их конфронтацией с «теневыми» и малоприятными аспектами своего внутреннего мира и отношений с другими участниками. Как видно из описания, их мнения были различны и коррелировали с особенностями их поведения на изобразительном этапе работы.

Еще в процессе выбора темы Андрей встает со своего места, берет лежащий на столе довольно крупный камень и кладет его на середину расположенного на полу квадрата из восьми склеенных друг с другом листов ватмана. Под них подложена толстая целлофановая пленка.

После выбора темы, к квадрату сразу же подходят семь человек — Ирина, Вера, Светлана, Наталья, Виктор, Андрей и Владимир. остальные остаются на своих местах; некоторые сидят молча и наблюдают за тем, что делают остальные, другие разговаривают между собой или пытаются выбрать изобразительные материалы.



Ирина, капая клеем ПВА, проводит несколько белых полос, идущих за границы листа, на целлофановую пленку.

Андрей берет самую крупную кисть и начинает проводить с одной стороны общего листа толстые линии красками разного цвета.

Наталья занимает один угол листа и начинает что-то рисовать.

Владимир и Светлана садятся вместе возле листа и обозначают границы своих «территорий».

Нина ставит на общий лист вазочку с принесенными с улицы ветками.

Оксана обводит вокруг камня, расположенного в центре листа, несколько концентрических окружностей.

 

Виктор добавляет в вазочку еще веток, а затем начинает рисовать на камне глаз.

Некоторые члены группы при этом ходят вокруг листа, словно выбирая себе место.

Ведущий включает музыку (джазовый концерт Хейдена и Блэя «Баллада о падших»).

Несколько человек остаются на своих местах: лепят фигурки из пластилина, создают конструкции из картона и т, д.

Варя подходит к общему листу и начинает что-то рисовать.

Андрей, используя крупную кисть, интенсивно закрашивает занятый им ранее сектор.



Марина рисует дом.

Виктор, стоя на коленях, красит себе губы взятой у кого-то из участниц группы губной помадой, а затем несколько раз целует лист возле камня. При этом образуется ряд отпечатков.

Находящиеся возле общего листа пока создают индивидуальные рисунки и мало разговаривают друг с другом. Те же, кто находится на своих местах, располагаются парами и тройками, смеются и общаются.

Ольга, до этого наблюдавшая за действиями других, подходит к листу и начинает изображать на нем зеленый островок (возможно, парк или сквер на территории города), используя при этом траву, листья, мох и другие принесенные с улицы предметы.

Тамара, через несколько минут, присоединяется к Ольге, помогая ей изображать зеленый островок.

Андрей, предварительно о чем-то поговорив с Еленой, устанавливает рядом с работой находящуюся в кабинете стремянку, залезает на нее и начинает перебрасывать через светильник нить с прикрепленным к ее концу кусочком пластилина, пытаясь тем самым натянуть нить над работой.

(Ведущий перед этим спросил Андрея, что тот собирается делать. Когда Андрей перебрасывает веревку, психотерапевт и Елена за ним наблюдают; кроме того, Елена показывает ему, куда бросать. Очевидно, что затея натянуть нить над работой исходила от нее.)

Некоторые из находящихся возле работы членов группы поворачиваются к Андрею, но затем вновь погружаются каждый в свой рисунок. При этом состав рисующих примерно тот же; с одной стороны листа находятся четыре человека, с другой — три. Две стороны листа остаются в основном незанятыми.

Андрею наконец удается перебросить через светильник две нити, после чего он вместе с Еленой начинает прикреплять к нитям «небеса» из целлофановой пленки. Ведущий разматывает рулон целлофана и подает его Андрею.



Ольга и Тамара продолжают вместе работать над созданием зеленого островка. Островок имеет четкие границы и выделяется на фоне окружающего его белого пространства.

Когда Андрей и Елена навешивают над работой «небеса», несколько человек из тех, кто раньше располагался на коленях и что-то рисовал, начинают им помогать, изготавливая бумажные самолетики, звезды и т.д.

Виктор (желая прикрепить к небесам бумажный самолетик, обращается к группе): «Нет ли булавки?»

Ведущий подает ему булавку.

 

 

Вскоре становится заметно, что общий лист постепенно заполняется не только рисунками, но и объемными предметами и конструкциями из картона, пластилина и других материалов.

Нина увлеклась вырезанием из картона звезд, которые она затем прикрепляет к небесам.

Варя плетет из веток гирлянду.

Ведущий, положив в стороне от всех на газеты стоявший до того у стены круп­ный кусок зеркала и взяв тяжелый деревянный табурет с металлическим основанием, разбивает зеркало.

Большинство членов группы, по-видимому, не услышав на фоне звучащей музыки удара табурета о зеркало или будучи увлеченными рисованием, не обращают на эти действия ведущего внимания.

Разбив зеркало, ведущий собирает осколки и раскладывает их по всей поверхности общей работы, стремясь включить их в оставшееся кое-где пустое пространство.

Ирина и Нина вскоре присоединяются к ведущему и тоже начинают раскладывать на пространстве работы осколки зеркала. Вскоре мелких осколков не остается, и ведущий дважды ударяет по крупным оставшимся осколкам, для того чтобы получились мелкие.

В это же время несколько человек (Надежда, Тамара, Нина, Виктор и Варя) увлечены созданием разных объектов «воздушного пространства» над работой — звезд, луны, солнца, гирлянд из трав и веточек и т. д.

Оксана изготавливает высотные здания из бумага и картона.

Виктор делает солнце и подвешивает его выше всех остальных объектов «воздушного пространства».

Варя подвешивает изготовленные ею гирлянды из трав и веточек, благодаря чему в «небе» создается их целая сеть.

Нина продолжает раскладывать осколки зеркала.

Вскоре все пространство работы оказывается заполненным.

Ольга, закончив некоторое время назад создание зеленого островка, сидит с грустным видом.

Тамара рисует солнечные лучи.

Нина, которую, по-видимому, начинает раздражать неторопливая джазовая музыка, подходит к магнитофону и включает принесенную ею запись с более ди-

намичной музыкой («Времена года» Вивальди в исполнении В. Мэй). Затем она начинает, пританцовывая, перемещаться по кабинету, останавливаясь то с одной, то с другой стороны работы.

Ирина продолжает раскладывать осколки зеркала.

Тамара делает из картона церковь и устанавливает ее в композицию.

Оксана устанавливает изготовленные ею здания.

Надежда включается в работу и рисует сетку поверх уже созданных рисунков или между ними.

Ирина подвешивает к «небесам» звезды

На этом этапе работы большинство участников группы стоят. Сидя у работы располагаются только двое, продолжая рисовать (Владимир и Светлана). В помещении нарастает шум из-за того, что члены группы начинают активней обмениваться впечатлениями от работы; кроме того, они быстрей перемещаются вокруг работы; смеются и выглядят несколько возбужденными.

На работу помещается красная целлофановая коробка, обозначающая электростанцию, а также разные пластилиновые фигурки людей и животных.

Андрей и Елена подвешивают над композицией несколько пластиковых бутылок, наполненных водой, подкрашенной синей краской; при этом в донышках бутылок сделаны отверстия (идея имитации дождя принадлежит Елене).

Ольга подходит к работе и что-то поправляет в созданном ею зеленом островке.

Варя и Дарья присоединяются к Елене и Андрею и помогают им подвешивать бутыли с водой.

Когда бутыли повешены, Елена надавливает на них и брызгает водой на расположенную под ними работу.

Незадолго до того ведущий меняет музыку и ставит «Реквием» Ллойд-Вебера.

Вся вода вылита из бутылей на работу; капли равномерно покрывают всю поверхность. Участники группы молча стоят вокруг работы и смотрят на произошедшие в ней изменения.

Ведущий меняет освещение: включает верхний свет и направляет на работу луч слайд-проектора. При этом поверхность работы начинает «играть», поскольку свет преломляется в капельках воды и отражается от осколков зеркала.

Кроме того, на противоположной от проектора стене образуются тени участников группы, целлофановых «небес» с прикрепленными к ним различными «небесными телами», гирлянд из трав и веточек, а также расположенных на поверхности работы разных объектов.

Звучит спокойная музыка (фрагмент «Реквиема»).

Все члены группы, замерев, стоят вокруг работы. Изменяя направление луча проектора, ведущий приводит тени в движение. Пару минут царит полная тишина.

 

Д а р ь я. Надо все высушить вентилятором — привести в божеский вид,..

В а р я. Осталось только сжечь; потому что уже ничего не поправить.

 

Звучит грустная музыка, постепенно становясь все более эмоционально напряженной.

Андрей поджигает целлофан, поднося к нему зажигалку.

Все молча за ним наблюдают. Едва загоревшись, целлофан тухнет.

Андрей и Виктор начинают поджигать изготовленные из бумаги «небесные тела» — луну, самолетики и т, д.

Слышен мужской и женский смех.

Музыка бурная, драматичная – кульминация «Реквиема».

Одно из горящих «небесных тел» падает вниз. Огонь при этом гаснет. Идет дым.

Варя просит дать ей зажигалку и тоже начинает поджигать «небеса». Одна из пластиковых нитей загорается, и горящие капли падают на Работу.

Виктор поджигает «солнце», расположенное выше всех остальных «небесных тел».

Несколько человек поджигают «небеса» в нескольких местах, и вскоре образуется «огненный дождь». (Бумажная основа композиции и расположенные на ней объекты, однако, не загораются, так как их поверхность увлажнена.)

Никто не пытается тушить огонь. Все, кто не участвует в поджоге, смотрят на каскад огненного дождя, и многим это явно нравится. Прогорая, «небеса» в одном месте обрываются.

 

В и к т о р. Смотрите, как классно!

 

Тональность музыки изменяется и становится мажорной. Звучит финал «Реквиема».

Наталья держит банку с водой, готовая в случае необходимости залить огонь. Упав на город, солнце гаснет. Идет дым. Всеобщее ликование. Все стоят вокруг работы плотным кольцом.

Несколько человек начинают раскачивать все еще висящие небеса и подвешенные в воздухе пустые бутыли.

Андрей натягивает нити, на которых держатся «небеса», словно пытаясь их сорвать.

 

О л ь г а. Не надо, оторвется.

 

Андрей влезает на стремянку, обрывает нити с одной стороны с прикрепленными к ним «небесами» и сбрасывает их вниз.

Звучит ликующая музыка.

Владимир обрывает нити с другой стороны. «Небеса» падают.

Ведущий включает верхний свет.

 

 

Андрей, стоя наверху стремянки, смотрит вниз — на работу; затем спускается.

 

О л ь г а. есть у кого-нибудь ножницы? (получив ножницы, вырезает зеленый островок и отодвигает его в сторону.) Мы переезжаем. Мы здесь не будем жить… это нечто несуразное, невообразимое…

 

Все остальные по-прежнему стоят вокруг работы.

 

В и к т о р. Развития вы не понимаете.

О л ь г а. Это не развитие, это деструктивное развитие…

В л а д и м и р. Развитие не может быть деструктивным.

О к с а н а (обращаясь к Ольге). Это невротическое развитие.

О л ь г а. Нет, это нормальное развитие.

В и к т о р. Это стагнация у вас какая-то.

О л ь г а. Вот это — то, что произошло, — это катастрофа.

В и к т о р. Это прогресс.

 

Несколько человек, слушая этот спор, смеются.

Андрей достает из работы камень и уносит его в сторону.

 

О л ь г а. У нас будет продолжаться жизнь, она будет развиваться…

В и к т о р. (достает из работы вылепленный кем-то бюст Ленина на постаменте). Сохраним все самое светлое?

В а р я. Оставим на прежнем месте.

 

Виктор ставит бюст обратно.

Андрей берет в руки «атомную электростанцию», рассматривает ее, а затем кладет ее обратно.

Виктор достает из работы еще несколько различных предметов и, подержав их некоторое время, кладет на прежнее место.

Все остальные, за исключением Ольги, при этом по-прежнему стоят в кругу.

Виктор с одной стороны берет край работы вместе с подложенной под нее целлофановой пленкой и начинает сворачивать ее в рулон.

Нина берет работу и целлофан с другой стороны и тоже начинает их складывать в рулон.

Дарья скатывает работу с третьей стороны.

Звучит музыка Dead Can Dance.

Владимир и Оксана помогают сворачивать работу, сгребая остатки предметов в кучу.

 

О л ь г а. (наклонившись к зеленому островку). Это было для тебя потрясением. Ты немножко устал, отдохни!

 

 

Работа свернута и напоминает укутанное в саван тело. Ирина, Владимир, Виктор и ведущий стоят возле работы; остальные — поодаль.

Виктор и Владимир берут с обеих сторон свернутую работу и поднимают ее, спрашивая ведущего, следует ли ее вынести из кабинета.

Ведущий говорит, что пока можно оставить.

Виктор и Владимир кладут работу на прежнее место.

Остальные члены группы не расходятся, хотя некоторые отходят от работы на некоторое расстояние. Многие с грустью смотрят на рулон.

Ведущий объявляет перерыв.

Некоторые члены группы сразу же расходятся, другие на некоторое время остаются.

Виктор садится на корточки рядом с работой и пишет «Усни с миром. Твои творцы».

 

 

О л ь г а. Как хорошо! Какое счастье!

Д а р ь я. Что хорошо, что сохранили свое?

О л ь г а. Нет, что нет этого хаоса.

 

Те члены группы, что еще остались в кабинете, подходят к свертку и читают, что написал Виктор.

Далее приводится фрагмент состоявшегося после перерыва обсуждения работы.

Прежде всего ведущий обращается к членам группы с предложением высказать свое мнение по поводу того, готовы ли они развернуть рулон и обсудить затем свои ощущения от работы.

 

В и к т о р. У меня ощущения еще не структурировались. Я не готов все это поднимать… Это все равно, что задавать человеку, у которого умер близкий родственник, некорректные вопросы — как он умирал, как он рождался. Пока для меня это все слишком болезненно. Пока я сопротивляюсь.

В е д у щ и й. повторите еще раз основной мотив, почему вы не хотите разворачивать работу.

В и к т о р. Пока я закрыл для себя эту тему — то, что оставил на внутреннее обсуждение. Пока эти чувства для меня еще очень живы, я бы не хотел пока возвращаться к тому, что для меня актуально… Когда я опишу, тогда, может быть, буду готов. Для начала мне необходимо составить хотя бы описание.

В е д у щ и й. Значит, вы полагаете, что разворачивание помешает проработке ваших чувств?

В и к т о р. Да, это помешает.

В е д у щ и й. Если у кого-то еще есть сопротивление разворачиванию работу, с чем это связано? (Поворачивается к другим.)

О л ь г а. мне вообще было неприятно все, что происходило. А уж сейчас-то вообще. Словно гниение снова открывать…

В е д у щ и й. Значит, вам хотелось бы поскорее от этого уйти?

О л ь г а. для меня это как смерть. Смотреть на это не хочется… Я против обсуждения, против разворачивания. Не хочется вспоминать все то разочарование, которое я испытала.

В е д у щ и й. Понятно.

Т а м а р а. …Можно было бы только заглянуть как в щелочку, но разворачивать этот хаос не хочется. Хочется верить в то, что если что-то с кем-то сделал, это сохранилось.

В е д у щ и й. Значит, вам хотелось бы возвратится лишь к тому фрагменту, который вы сами создавали?

Т а м а р а. Да.

В л а д и м и р. Мне не хочется разворачивать. Это словно куколка, в которой продолжаются какие-то метаморфозы, а развернуть — это значило бы их нарушить…

В е д у щ и й. Значит вы допускаете, что в принципе в определенный момент работу можно было бы развернуть — не сейчас, но тогда когда метаморфозы завершатся. У кого еще какие мнения?

В а р я. Если даже все это развернуть, мы все равно ничего не увидим — это будет уже совсем не то, что было… тот процесс, в котором мы участвовали завершился. Он обладал определенной динамикой. Мне кажется, что нам лучше постараться обсудить эту динамику. Каждый этап имел свой смысл… Этот процесс завершился, и разворачивание ничего не дает…

В е д у щ и й. Значит, разворачивание не поможет воспроизвести сам процесс?

В а р я. Да.

И р и н а. В принципе у меня есть сопротивление, но вместе с тем, я думаю, что разворачивание могло бы быть следующим этапом. Этот этап действительно завершен, но мне было бы интересно узнать, что будет происходить с моими ощущениями и чувствами, когда мы развернем эту работу. У меня есть определенные ожидания по этому поводу, но я не знаю, насколько они оправдаются.

В е д у щ и й. А с чем связаны эти ожидания или определенная заинтересованность?

И р и н а. …Мне определенно неприятно то, что было завернуто, но, может быть, с моими ощущениями в конце концов действительно что-то произойдет и отвращение перерастет а какие-то другие чувства.

В е д у щ и й. кто еще хотел бы высказаться?

А н д р е й. А я, прежде чем развернуть, еще бы утрамбовал (слышен смех), для того чтобы те процессы, которые происходили там во время всего этого, еще бы больше активизировались. А потом бы посмотреть.. Но в то же время для того, чтобы не беспокоить тех, кто возражал, я готов не разворачивать. В то же время я думаю, что как раз беспокойство может к чему-то привести.

Е л е н а. У меня чувства страха совершенно нет. Мне, наверное, даже интереснее — может быть, с профессиональной точки зрения — испытывать ощущения «тени», которые нам гораздо менее понятны. Что же касается нашей светлой части — в ней нам многое близко, понятно; мы все это в себе постоянно взращиваем… А по другую сторону нашего «Я» в ней может быть больше интересного. Восстановление, возвращение, участие в тех процессах, которые привели к разрушению, мне в принципе интересно. Это как бы раскручивание обратного хода. Мне все равно. Могу разворачивать, а могу и не разворачивать. Связанный с этим страх меня не очень-то интересует. Это все равно «декоративная» смерть, скажем так… В реальной жизни мне приходилось сталкиваться с гораздо более опасными ситуациями.

В е д у щ и й. Значит, вы сознаете условность произошедшего и понимаете диалектику превращений, а потому разворачивание вас не только не пугает, но и интегрирует.

В и к т о р. Но, чтобы не нарушать диалектику превращений, необходимо завершить переживания. Когда это завершится, тогда можно будет открывать… А пока мы можем навредить себе… Кто внутренне готов, кто проходил не раз эту динамику «смерти — возрождения», тот, наверное, может снова туда войти.

В е д у щ и й. Таким образом, уважая чувства тех, кто еще не готов, мы будем пока работать, не разворачивая. Итак, я предлагаю вам составить лаконичное художественное описание — сказку, миф, стихотворение — повествование об истории создания и разрушения этого города.

В и к т о р. Можно музыку?

В е д у щ и й. Какую: Я могу, например, дать музыку в той последовательности, в которой она звучала, — небольшие отрывки.

 

Члены группы выражают одобрение.

Глава 8


Дата добавления: 2015-02-10; просмотров: 14; Нарушение авторских прав







lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2021 год. (0.021 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты