Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



Базарная площадь сл. Беловодска во время «Троицкой» ярмарки. Справа Троицкий храм, вдали Успенская «кладбищенская» церковь.

Читайте также:
  1. At that time в то время
  2. I. ВРЕМЯ КАК ФИЗИЧЕСКОЕ ЯВЛЕНИЕ
  3. III. Основная часть (время)_________
  4. Nbsp;   13. КАК ДОЛГО ДЛИТСЯ ВРЕМЯ КЛАССНОГО УЧИТЕЛЯ?
  5. PAST SIMPLE (ПРОСТОЕ ПРОШЕДШЕЕ ВРЕМЯ)
  6. Quot;Наши взгляды как часы - все показывают разное время, но каждый верит только свои".
  7. VV Использование DreamLink'а во время утреннего сна
  8. VІ. ВИДАВНИЧА СПРАВА СХІДНОЇ І ЦЕНТРАЛЬНОЇ ЄВРОПИ: БІЛОРУСЬ
  9. А) Расходы, произведенные в настоящее время и подлежащие списанию в последующие периоды;
  10. А. Положение основных слоев российского общества в пореформенное время

 

В «пореформенные годы» (после 1861г.) на Беловодщине постепенно сложилась система реального, а не декоративного местного самоуправления. Эта система просуществовала до 1917 – 1923гг. и получила название «крестьянской». Она состояла из волости (административно – территориальной единицы), где проживало не менее 300 и не более 2-х тыс. душ мужского пола, и органов управления: волостного схода, избранного на нем на 3 года волостного старшины, который возглавляет волостное правление, и волостного суда. Кроме волостной власти в каждом (!) селе на сельском сходе сроком тоже на 3 года избирался сельский староста, который отвечал за все (!), что происходило в его населенном пункте. Полномочия волостного старшины были значительными. Он осуществлял полицейские, административные и контрольные функции, оглашал законы и распоряжения правительства, обеспечивал охрану общественного порядка и безопасности, контролировал исполнение волостного суда. Он также созывал и распускал волостной сход, председательствовал на нем и обеспечивал выполнение его решений. Старшина осуществлял надзор за деятельностью сельских старост и других должностных лиц, заведовал волостными финансами и имуществом, выдавал крестьянам свидетельства для получения паспорта, беспокоился о содержании дорог и мостов. За незначительные проступки имел право накладывать на виновных штраф, арестовывать злоумышленников (до 2-х суток) и назначать им общественные работы. Сельские старосты тоже имели определенные полномочия и «традиционные» способы воздействия на односельчан. Автору в 1982г., в бытность председателем сельсовета, 86-летний житель Даниловки Иван Дмитриевич Волошин рассказал о «мероприятии», проведенным сельским старостой в один из воскресных дней. После утреннего богослужения в Архангело-Михайловской церкви села, староста собрал сельский сход. Народ расположился согласно «крестьянскому ранжиру» - в центре по кругу стояли старики, за ними женатые мужчины (мужики), затем семейные женщины (бабы) с детьми и замыкали «собрание» парубки и девчата. Староста огласил «повестку дня» схода - разбор дерзких шалостей парубков Петра М. и Василя К., которые неоднократно снимали ворота у жителя села В. и затаскивали их на комору. Слово взяли уважаемые люди - старики, которые осудили дурость молодецкую и вынесли конкретное наказание: по десять палок каждому здесь и сейчас, а родителей предупредить - за любое подобное действо их чад неразумных семью выселят из села. «Приговор» обжалованию не подлежал и был тут же исполнен. Из церкви вынесли лавку, подвели к ней хлопцев, сняли с них под смешки девчат портки и, разложив поочередно каждого на лаве, выпороли. И больно, и стыдно, и поучительно. Такая вот публичная « народная экзекуция» и демонстрация действенности и реальности власти сельского старосты, а, точнее, «крестьянского суда» ( о нём расскажем ниже).



Механизм избрания старост был прост и понятен крестьянам. Сельского старосту избирали только женатые мужчины, которых собирали на сход «сотские» (села были поделены на «сотни»).

На сельском сходе в присутствии «урядника» (полицейского нижнего чина) собравшиеся открытым голосованием и возгласами «согласны!» избирали старосту, который после получения нагрудного «знака власти» приглашал урядника и «уважаемых» односельчан к столу с обилием разносолов и напитков. Волостного старшину избирали подобным способом. На волостной сход прибывали сельские старосты, богатые хлеборобы («кулаки»), купцы и «лавочники», местные «должностные лица» (по одному от 10 дворов) и в присутствии уездного исправника и пристава избирали волостного старшину и писаря. После столь важного мероприятия организовывалось щедрое застолье для «избранных и нужных людей».



За более чем полувековой период истории дореволюционного местного самоуправления жители Беловодщины не раз избирали волостными старшинами : Ивана Глущенко, Николая Калмыкова, К. И. Жукова, П. Ф. Замулу, Андрея Сергеевича Нижника, Потапа Кирилловича Семикоза, Федора Семеновича Нечая, Григория Фёдоровича Кувичко, Ивана Яковлевича Шулику, Ивана Ивановича Хоружего (Беловодская волость); Евдокима Дмитриевича Яковенко, Ивана Андреевича Ступченко, Герасима Наумовича Старунова, Романа Ивановича Кравченко, Дорофея Семеновича Разумного (Бараниковская волость); Семена Остаповича Коновалова, Ивана Савельевича Бурдуна, Григория Илларионовича Бондаренко, Николая Сергеевича Коновалова (Городищенская волость); Григория Даниловича Скорика, Якова Максимовича Скорика, Луку Павловича Величко, Ивана Павловича Коваля, Захара Андреевича Лимаря, Николая Павловича Корсуна (Евсугская волость); Ивана Дмитриевича Гаркушу, Семена Ивановича Мозкового, Сергея Романовича Тарабана, Митрофана Яковлевича Калюжного, Никифора Васильевича Гниденко (Литвиновская волость). Особое доверие оказывалось Городищенскому волостному старшине Бондаренко Григорию Илларионовичу, который занимал эту должность около 20 лет и вместе с Лимарем Захаром Андреевичем из Евсуга неоднократно избирался «гласным» (депутатом) Старобельского уездного земского собрания.

Литвиновский волостной старшина Митрофан Яковлевич Калюжный представлял «обитоцких кулаков - мироедов», имел 200 десятин земли, вальцовочную мельницу и «был крут и часто применял к батракам кнут». Беловодского волостного старшину Шулику Ивана Яковлевича жители слободы почему-то называли «Кукушкой».

К сожалению, нам практически неизвестны имена сельских старост, кроме Федора Черствого (Литвиновка) и Логвина Паталахи (Третьяковка). Надо отдать должное эффективности дореволюционного самоуправления: села были ухоженными, водоотводные канавы вовремя чистились и углублялись, дороги и мосты ремонтировались, природа бережно сохранялась, общественный порядок надлежащим образом поддерживался.

«Близка к народу» была и судебная система того времени, которую представлял «крестьянский суд». В 1838 году для государственных крестьян указом императора Николая Первого был создан «домашний суд». Он состоял из двух степеней : «сельской» и «волостной расправы». «Сельская расправа» была в составе старосты села и двух избранных на 3 года «добросовестных» крестьян, т.е. жителей «отличающихся хорошим поведением и доброю нравственностью». «Волостная расправа» состояла из волостного старшины и выбранных 2-х волостных «добросовестных». Делопроизводство в таких судах вели сельский и волостной писаря.

«Крестьянский суд» после 1861г. состоял из одной инстанции - волостного суда, который избирался на волостном сходе сроком на три года в количестве до 12 человек во главе с председателем и собирался для рассмотрения дел через каждые две недели по воскресеньям. За проступки (мелкие нарушения) волостной суд приговаривал виновных к общественным работам на 6 дней, штрафу до 3-х рублей, аресту до 7-ми дней, телесным наказаниям (до 20-и ударов розгами).

По закону 1861г. приговоры волостного суда по проступкам считались окончательного и не подлежали отмене. В 1866 году император Александр Второй внес изменение в эту систему, Теперь в течение месяца можно было подать жалобу на решение волостного суда «Мировому посреднику» (судье). В 90-е годы 19в. в Беловодске таким судьёй был Ольшанский Василий Павлович.

При императоре Александре Третьем решение волостного суда можно было обжаловать в апелляционном и кассационном порядке.

Такая система просуществовала вплоть до революционных событий 1917г. [ 44 ]

Вершили «справедливый народный» суд в те далекие времена уважаемые в волостях председатели судов: Кувичка Митрофан Дмитриевич, Водолазский Григорий Федосеевич, Вишневецкий Потап Федорович, Луганский Георгий Емельянович (Беловодский суд);

Чернилов Александр Григорьевич, Воротников Роман Николаевич, Меженский Терентий Яковлевич, Новохатский Алексей Петрович, Воротников Лука Григорьевич ( Бараниковский суд); Волошинов Григорий Петрович, Попелнухин Степан Семенович, Петренко Трофим Герасимович, Середенко Андрей Иванович, Евтушенко Афанасий Яковлевич, Тараненко Александр Александрович (Городищанский суд);

Грицай Капитон Илларионович, Колпак Василий Никодимович, Корсун Никифор Павлович, Темный Леонтий Трофимович, Писанный Тарас Антонович, Величко Харлампий Павлович (Евсугский суд); Тарабан Сергей Романович, Мысик Семен Дмитриевич, Лысак Прокофий Петрович, Кузьменко Петр Алексеевич, Титаренко Трофим Иванович (Литвиновский суд).

Конечно местное самоуправление того времени, опираясь на «крепких хозяев» и общинную психологию сельских громад, устраивало не всех. Особенно недовольным такой властью в селах было бедняцко – батрацкое меньшинство, с ненавистью называющее всю систему местного управления и суда не иначе как - « куркули та ихние холуи». И именно эта озлобленная сельская беднота от имени советской власти уничтожила «кулацкое» самоуправление вместе с некоторыми его представителями в кровавые годы революции и гражданской войны.

Уровень «цивилизованности» края зависел не только от развития государственного коннозаводства, но и от других факторов. От состояния связи и транспортного сообщения, ремесленно-промышленного производства и торговли, здравоохранения, образования и культуры. В 18 – перв. пол. 19 века почтовое и транспортное сообщение было конным. По грунтовым дорогам (трактам) на лошадях передвигались курьеры, почтовые и пассажирские экипажи, купцы и торговцы. До 70-х годов 19 века на дорогах часто можно было встретить «чумаков» восседающих на внушительных размеров возах запряженных крупными волами. Постепенно в крае сформировалась система связи. В 80-е годы 19в. в Беловодске открылось почтово - телеграфное отделение, которое в свое время возглавляли Букинич Александр Иванович и Москвичев Иван Павлович. В начале 20 века отделение было преобразовано в почтово-телеграфную контору, начальниками которой поочерёдно были Васильев Павел Иванович, Шмаков Яков Петрович и Петров Алексей Васильевич. В Евсуге для обеспечения телеграфной связи между Старобельском и Беловодском открыли почтово-телеграфное отделение, начальником которого был Булгаков Николай Иванович, затем Карпенко Иван Михайлович. В остальных волостных центрах Беловодщины были открыты почтовые отделения. В 1917г. Бараниковское отделение возглавлял Кобзаренко Даниил Гаврилович, Городищенское -- Усенко Александр Федорович, Литвиновское -- Митюшин Василий Михайлович. Телефонной связью с Беловодском и Старобельском обеспечен был только Деркульский конный завод.

Своеобразие развития края и особенно Беловодска в пореформенный период определялось предпринимателями мелкотоварного производства (кустарями-ремесленниками) и купечеством. В середине 19 века в Беловодске поселились предприимчивые мастеровые люди (выходцы из Курской и Воронежской губерний), наладившие в слободе кузнечное, бондарное и столярное кустарное производство, а также скорнячество (выделку шкур), потеснив традиционное занятие беловодчан - гончарство. На «Коваливке» долгое время знали мастеров кузнечного дела Григория Фадеева, изготовившего ажурную ограду Троицкой церкви, братьев Николая и Михаила Павловых и их сыновей Григория, Андрея и Александра. На всю округу славилась «фаэтонная мастерская» Федора Милованова, где изготовлялись легкие, но прочные тарантасы и тачанки.

С 1888г. в Беловодске имелось 18 кустарных «кожевенных заводов», на которых изготовлялись высококачественные смушки, юфть, подошвы, что позволяло шить тулупы (кожухи), шапки, обувь. В 1915г. наиболее крупными считались «заводы» Мягкова Алексея Васильевича и Воркуева Ивана Ивановича, у которых работало соответственно 8 и 5 наемных работников.

Значительный размах приобрела в крае хлеботорговля. На реках Деркул и Обиток (Бишконь) были построены водяные мельницы. Их владельцами были Я. Перов в Беловодске, Д.Петренко в Городище, Х. Горб в Даниловке, С. Глущенко в Очкуровке, В. Снисарь в Семикозовка и др. Известный хлеботорговец И. А. Криворотов и его наследники - Криворотов В.И. и Криворотова К.И., владели водяными мельницами в Беловодске, Лимаревке и Гармашовке. В нач. 20в. на Беловодщине возникла сеть паровых вальцовочных мельниц. Наиболее крупные паровые мельницы принадлежали в Беловодске Москалеву Митрофану и Луке Мартыненко (Мартьяненко), в Евсуге -- Михаилу Семикозу, в Литвиновке -- Калюжному Митрофану, в Городище -- Е. Сущенко, в Бараниковке -- Е. Карбаню. [ 45 ]

Еще в пору пребывания Беловодска в статусе центра коннозаводского округа начинает формироваться беловодское купечество. К 1917 году заметную роль в крае играют «торговые дома» братьев Бобровниковых Федора Васильевича и Михаила Васильевича, Шапошникова Ивана Алексеевича, Михаила Васильевича и Петра Васильевича Мягковых, Кофанова Иванова Васильевича, Козырева Николая Анисимовича, Дугина Семена Ивановича, Петрова Якова Семеновича, Марченко Михаила, Демьяна Рябова, Ивана Корсиченко, Федора Литвинова, Дмитрия Аксенова. Александра Бобровникова, Анастасии Масленниковой и др. хозяев «амбаров и лавок» Беловодска. Владельцами крупных магазинов были: Просин Иван Алексеевич в Даниловке, Суворов Семен Титович в Бараниковке, Агеев Михаил Афанасьевич в Литвиновке.

Именно беловодское купечество «породило» в крае мелко-розничную торговлю с рук, получившую местное экзотическое название «ниточничество», которое сформировало особый психологический тип торгаша «хитроватого и жадноватого». Сеть торговых рядов «мануфактурой» и «всяко - разно» опоясывала в Беловодске базарную площадь возле Троицкой церкви и была главным центром ярмарочной торговли. Второй подобный центр специализировался на торговле скотом и кожами и находился на площади возле Николаевской церкви (в настоящее время это территория жилого микрорайона между зданиями суда и детсада №2). Здесь главную роль играли «скототорговцы» Семикоз Емельян и его сын Григорий, Максим Безнос, Никифор Брус и др. В те годы наиболее крупные «скотные ярмарки» были в Беловодске, Евсуге и Марковке. Кстати, евсугские гончары изготовляли более 50 видов изделий из глины, в том числе разные детские игрушки - свистки в виде зверушек, что давало повод называть жителей слободы «свистунами». Подобный промысел был хорошо развит и слободе Брусовка. Но «вернёмся к нашим баранам», точнее крупному рогатому скоту, который на ярмарках скупали местные «просольцы» и отправляли со станции Чертково в Москву и Петербург. Беловодщина была «хлебной и мясной» и, когда в 1894г. в Российской империи была введена «государственная винная монополия», на восточной окраине Беловодска (на «Диковке») был построен спиртоводный завод, который выпускал хлебный спирт, «Николаевскую» водку и разливал «Сельтерскую» воду. Кирпич для строительства завода ( до наших дней сохранилось красное кирпичное здание на территории Аграрного лицея) поставлял беловодский предприниматель Иван Павлович Воркуев.

 

В лучах заката строения «Беловодской водочной монополии» (рисунок И.И. Украинского).

 

Удивительно, но в «торговом» Беловодске и его волостях до революции не было «кредитных товариществ и ссудно – сберегательных обществ», а также «касс – взаимопомощи» (!). Каждый надеялся только на свою «кубышку» и прятал её подальше от «чужих глаз». Рост товарного сельхозпроизводства в пореформенный период на Беловодщине невозможен был без внедрения передовой для тех времен технологии, что требовало новой технической оснащенности всего комплекса сельскохозяйственных работ. Чем и занялась в Беловодске созданная Моисеем Кемарским фирма «Продажа жатвенных машин в России», снабжающая селян современным для того времени сельхозинвентарём.

Но крестьяне больше всего ценили землю и мечтали об увеличении своих наделов. Земля Беловодщины в те годы «проклятого царизма» распределялась между основными землевладельцами и землепользователями следующим образом : государственная земля конных заводов, крестьянские наделы и частные владения. На 1914 год такое распределение в трех ведущих волостях Беловодщины выглядело следующим образом:

Беловодская волость - 30958 десятин крестьянских наделов и 16694 десятин частные владения купцов, священников и прочих.

Городищенская волость - 15490 десятин крестьянских наделов и 13201 десятин частные владения.

Евсугская волость - 21981 десятина крестьянских земель и 10762 десятины частных. И получали с десятины этих земель урожаи соответственно озимой ржи 50,9 пудов крестьяне и 78,7 пудов другие хозяева, озимой пшеницы – 33 пуда и 84,5, яровой пшеницы – 34 пуда и 68 пудов, овса – 45,5 и 67,5 пудов, ячменя – 36 и 58 пудов. [ 46 ] Невооруженным глазом видно, что крестьяне имели земли намного меньше чем другие владельцы, но и урожайность у них тоже в разы меньше. Крестьян низкая урожайность не смущала, а вот желание увеличить свои наделы не проходило со времен «аграрной реформы» 1861г. Действительно, после обращения «свободных малороссиян» (украинцев) в военно-коннозаводских крестьян на каждую «ревизскую душу» они получил по 15 десятин земли в пользование, так как земля была государственной (казенной). Когда же в 1861 году их освободили от повинностей в пользу «государевых» конных заводов, то и земельные наделы были уменьшены до 5 десятин (владелец земли – государство и оно, так сказать «распаёвывало» свои земли по своему усмотрению, хоть и бесплатно, но с учетом финансово - экономических возможностей и интересов). Крестьянам Беловодщины было дано право дополнительно взять еще по 3 десятины с ежегодной оплатой 73 копейки за десятину. Крестьяне Литвиновской, Марковской и других волостей согласились с такими условиями. Беловодчане, послушав рассуждения «грамотных сограждан о несправедливости в распределении земли», отказались брать дополнительный надел, как их об этом не упрашивали волостные и уездные начальники. Вскоре земля, от которой отказались, в количестве 8 тысяч десятин была заарендована по 20 коп. за десятину в год «хитро мудрыми беловодчанами», которые сдавали её теперь в аренду по рублю и более за десятину. (!) «Прозрев» крестьянство Беловодщины возмутилось, но не собственной нерасторопностью, а хитростью земляков, и потребовало «переиграть» земельный вопрос. Но было поздно. Не помог даже депутат Первой Государственной Думы от Старобельщины «кадет» ( член конституционно-демократической партии) Д.И.Назаренко. [ 47 ] «Депутат» ничего лучшего не придумал как призвать крестьян «само захватом» увеличить свои наделы, что они успешно и сделали, захватив земли купцов Шапошникова Ивана Алексеевича (Беловодск) и Кожухова Алексея Николаевича (Старобельск). Пришлось Харьковскому губернатору К.С. Старынкевичу отдавать распоряжение исправнику Старобельского уезда Доморацкому Владимиру Михайловичу и приставу Беловодска Саммеру Александру Михайловичу навести законный порядок в волости. [ 48 ] Порядок навели, но проблема малоземелья осталась. Её пытался решить премьер – министр России Петр Аркадьевич Столыпин, организовав переселение крестьян на «вольные земли» в Сибири и на Дальнем Востоке. Во время проведения «Столыпинской аграрной реформы» в 1905-1907гг. из Беловодской волости выехало в Акмолинскую волость Алтайского края 40 семей (247 душ), а вернулось только две семьи. (!) Всего за 1904-1908 годы переселенцами стали: из Беловодской волости -- 60 семей (349 душ), в том числе 27 семей безземельных крестьян, из Городищенской волости – 22 (143 души), в том числе 4 семьи безземельных, из Евсугской волости -- 44 семьи (261 душа), в том числе 8 безземельных семей. [ 49 ] Всего же в Старобельском уезде крестьянских хозяйств без земли насчитывалось от 13 до 17%. В то же время уезд характеризовался большой прослойкой «кулачества». Дифференциация в селах Старобельщины, в том числе и Беловодщины, приблизительно была такая: «кулаки» - до 30%, около 50% составляли крестьяне – середняки, 20% - безземельные бедняки (батраки). Причем, «сельская буржуазия» нещадно эксплуатировала батраков, «зарабатывая по 300% прибыли, не признавая никаких законов - ни Божьих, ни человеческих». [ 50 ] Наиболее известными «крепкими хозяевами» в волостях края были Бондарь Гаврило Тимофеевич ( Лимаревка), Красношлык Иван Леонтьевич (Беловодск), Ткаченко Иван Иванович (Семикозовка), Калюжный Михаил Яковлевич (Литвиновка), Проценко Яков Максимович (Бараниковка), Величко Харлампий Павлович (Евсуг) и др.

Но не только «хлебом единым» и всевозможной торговлей жил народ Беловодщины в дореволюционный период своей истории. И местная власть, и лучшие представители всех сословий беловодских волостей заботились о просвещении населения и о его духовном развитии. Воспитание нравственных основ поведения в те времена повсеместно было религиозным. Именно представители православной церкви в лице священников были и учителями, и наставниками(«духовниками») как детей, так и взрослых. В 40-е годы 19в. церковь создала сеть одно классных сельских церковно - парафиальных (приходских) школ, в которых учились только мальчики не моложе 8-ми лет.

Первыми преподавателями элементарных знаний и положений Закона Божьего были настоятель Успенской церкви сл. Литвиновка о.Иоанн (Наумов), священники Троицкой церкви сл. Беловодск о.Василий (Яблонский), Покровской церкви сл.Брусовка о.Дмитрий (Жуковский), дьяк Архангело-Михайловской церкви сл.Даниловка Николай Попов и др.

В 19в. в Беловодске дьяки открыли частные школы: в 30-40-е годы функционировала школа Стефана и Павла Тивердиатских, в 50-70-е гг. – школа Василия Климентова, в 80-е гг. – школа Ивана Конова. Частные уроки в эти годы давала монахиня Екатерина Недовесова. Дьяк Павел Станков за педагогические труды был награжден серебряной медалью. В 1843г. в Беловодске «стараниями настоятеля Троицкой церкви о.Симеона (Илларионова) и волостного старшины К.И. Жукова» было открыто 3-х годичное двухклассное сельское мужское училище, а в 1848г. – начальное училище для девочек. Кстати, беловодское мужское училище с 1869г. было «образцовым» в Старобельском уезде. [ 51 ] Начиная с 1843г., одноклассные 3-х годичные начальные училища были открыты в Городище, Бараниковке и Нижней Бараниковке, Евсуге, Лимаревке, Литвиновке, Брусовке, Шуликовке и Поповке. Этому способствовали штатный смотритель Старобельских уездных училищ Иван Дмитриевич Скляревич и инспектор народных училищ Боголюбов Иван Петрович. В нач. 20 века благодаря усилиям уездных инспекторов народных училищ Капустянского Михаила Алексеевича и Архангельского Михаила Ефимовича при финансовой помощи земства были открыты дополнительные начальные училища (земские школы) в Беловодске, Городище, Евсуге, Литвиновке, Даниловке и др. селах. Все это потребовало новых учебных помещений. В 1905 – 1913гг. в волостях Беловодщины усилиями земских начальников и местных старшин было построено 26 школьных зданий. В 1912 году в Беловодске открылись мужская и женская гимназии (со статусом прогимназий). В этих учебных заведениях преподавали выпускники Харьковской епархиальной школы и Старобельской мужской и женской гимназий: Прасковья Агеева, Мария Медведева, Наталья Кофанова, Мария Рябова, Любовь Говорова, Лидия Литвинова, Екатерина Нестер. «Законоучителями» (преподавателями «Закона Божьего») беловодских школ были Фёдор.Войтов, Сергей Жилевский, Гаврило Макаровский. Учителями работали Семён Панченко, Михаил Лузгин (Беловодск), А.Андреева и А.Федорова (Новолимаревка), В.Быковцев(Даниловка), С.Костиков (Бараниковка), П.Тараненко (Городище), Ф.Воркуева (Евсуг). Судя по фамилиям, большинство учителей дореволюционной Беловодщины были выходцами из семей местного купечества и духовенства. Конечно, сложившаяся в те годы сеть начальных школ, две гимназии и три конно-заводские училища не могли охватить всех детей школьного возраста. В 1913г. заведующий школьным отделом Уездного земского управления Иван Андреевич Руднев констатировал, что « в Старобельском уезде самый низкий процент грамотности и менее обеспечены земские школы, причем, грамотность меньше развита среди малороссов и больше среди великороссов». [ 52 ] Положение призвана была исправить «школьная реформа» А.Столыпина, предполагавшая переход к 1920г. ко всеобщему обязательному начальному образованию в России, но мировая война и революция помешали этому начинанию.

Содействовали просвещению и культурному «обогащению» населения открытые в слободе при участии «благотворителей» - купцов и культурно – просветительского общества ремесленников Беловодска «Единение» (около 1 тыс. членов), а также жён Старобельского земского начальника Бутковой Екатерины Ивановны и ст. советника Тимофеевского И.Т. Софьи Павловны библиотека(1902г.), драмтеатр «Бонюр» (1905г.) и кинотеатр «Модерн» (1910г.). Зажиточная часть беловодчан, представители местной интеллигенции и чиновничества подписывались на всевозможные печатные издания того времени. Особенно популярными и читаемыми среди жителей Беловодска были такие периодические издания, как «Газета – Копейка» (годовая подписка стоила 8 рублей), сатирический журнал «Будильник», научно – познавательные журналы «Природа» и «Вокруг света». Конечно, ведущим центром духовности и религиозного воспитания населения были храмы Русской православной церкви, которых в слободах Беловодщины к 1917г. насчитывалось 16. В них вели службу 26 священников. Настоятелями «храмов Божьих» перед «революционной стихией оголтелого варварства» были :

Троицкая церковь сл. Беловодск - о.Леонид (Пономарев),

Николаевская церковь сл. Беловодск - о.Иоанн (Иноков),

Рождества-Богородичная церковь сл. Бараниковка - о.Иоанн (Протопопов),

Покровская церковь сл. Брусовка - о.Георгий (Федоров),

Покровская церковь сл. Городища - о.Александр (Иноков),

Архангело-Михайловская церковь сл. Даниловка - о.Григорий (Кузнецов),

Николаевская церковь Деркульского коннозавода - о.Мелентий (Быковцев), он же «Благочинный» беловодского духовенства,

Вознесенская церковь сл.Зеликовка - о.Иоанн (Кулешов),

Свято-Духовская церковь сл.Кононовка - о.Иосиф (Любарский),

Успенская церковь сл.Литвиновка - о.Григорий (Александров),

Крестовоздвиженская церковь сл.Нижняя Бараниковка - о.Иаков (Васильковский),

Успенская церковь сл. Поповка - о.Анатолий (Григорович),

Богородичная церковь сл.Лимаревка - о.Федор (Ветухов),

Вознесенская церковь сл.Семикозовка - о.Григорий (Карпов),

Рождества-Богородичная церковь сл. Шуликина - о.Иоанн (Гревизирский),

Александро-Невского церковь Лимаревского конного завода - о.Владимир (Соболев),

Александро-Невского церковь Новоалександровского конного завода - о.Фома (Федоровский),
Иоанно- Предтеченская церковь сл.Евсуг - о.Иоанн (Давидович),

Рождество-Богородичная церковь сл.Евсуг - о.Иоанн (Антонов). [ 53 ] В Беловодске была еще «кладбищенская» Успенская церковь ( «дар» беловодчанам от семьи выходца из Калужской губернии Анисима Козырева) и строилась четвертая церковь. Строилась церковь и в Третьяковке.

Несмотря на такую солидную систему внешнего церковного воздействия, жители Беловодска и сел края не отличались глубокой религиозностью и высокой нравственностью. Этому «явлению» есть общие и «местные» причины. За почти тысячу лет «крещенный Святым Владимиром народ» так и не проникся верой христианской глубоко и искренне. «Христианство на Руси, - писал в конце 19 века известный публицист Константин Леонтьев, - еще не проповедано»(!) [ 54 ] Причину такого состояния «душ христианских» конкретно в Беловодске священник Троицкой церкви о. Сергий (Косьмин) видел в негативном воздействии на поведение людей товарно-денежных отношений. « Религиозно-нравственное состояние прихожан тяготеет в худшую сторону. Этому отчасти способствует «ниточничество» и воскресные базары, погруженные в водоворот своих операций «ниточники» нравственно грубеют», -- писал он. [ 55 ]

Действительно, во все времена жажда наживы «съедала» всё доброе в человеке и, в первую очередь, его нравственные начала. К тому же, огромное негативное воздействие на людей всех возрастов оказывала «двойная мораль» некоторых «служителей культа, власть придержащих и господ учителей». Постепенное нравственное опустошение человека снимало барьеры для проявления самых низменных, подчас «звериных» инстинктов. Последствия всего этого проявились в кровавых событиях революции и братоубийственной гражданской войны, которая, к большому сожалению и даже удивлению, продолжается в умах некоторых «товарищей» до сих пор.

Сдержать в годы революционных потрясений толпу, взбесившихся от зависти, жажды мести и наживы, людей мало кому под силу. Правоохранительные органы в волостях Беловодщины с населением почти 90 тысяч в пореформенный период (с 1861 до 1917 года) были представлены всего несколькими полицейскими чинами: одним становым приставом, одним полицейским надзирателем и пятью урядниками. Пока существовало российское государство и право (действовали законы) этот небольшой отряд блюстителей порядка успешно справлялись со своими обязанностями. Вот имена некоторых из них - Лозаревский Петр Егорович, Колтановский Виктор Евсеевич, Тамара Иван Федорович, Саммер Александр Михайлович, Лутовинов Алексей Михайлович, Линник Иван Иванович, Петр Походько (расстрелян в 1924г. в Старобельске), Николай Борисович Бирюков (эмигрировал), Селиверст Пугач, Кузьменко…, Ступка….(убитые в январе 1919г.), Покровский…, Кислый….

Население края во все времена нуждалось не только в просвещении умов и умиротворении душ, но и в сохранении телесного здоровья. Угрозы здоровью и жизни людей исходили от всевозможных эпидемий. В 1-й пол. 19в. Беловодщина пережила эпидемии холеры, лихорадки, натуральной оспы (особенно пострадали дети), а с 1827г., после пребывания в Беловодске солдат регулярной армии направляющихся на Кавказ, край «приобрел» венерические заболевания. Болезней всегда много и всегда существует проблема кому, где и чем их лечить. Система местного здравоохранения складывалась постепенно. Первым врачом, который оказывал помощь жителям Беловодска во время пребывания в «заштатном городе» «Финляндского» драгунского полка в 1819 году, был полковой врач Роман Сергеевич Четыркин, уроженец Смоленской губернии.

У истоков создания стационарных лечебных заведений стояло руководство коннозаводского округа, которое открыло первый на территории края лазарет. В нем работали старший штаб-лекарь Могилянский Григорий Кириллович и младший штаб-лекарь Вяземский Николай Стефанович. В пореформенный период лечили беловодчан врачи: немец Герат К.И., Могилянский Г.Г., поляк Данилевский В.Ф., Чистосердов Я.М., Тимофеевский И.Т., Михайлов Н.С. [ 56 ] В конце 19в. в Беловодске был открыт «приемный покой 6-го медицинского участка уезда» где работали два врача. Почти 20-ть лет, с 1882 по 1907 год, проработал в Беловодске офтальмолог Василий Андреевич Шафрановский (в 1926г., в год смерти Шафрановского, советская власть удостоила его званием « Героя Труда»). [ 57 ] Именно его стараниями земство в 1914г. построило в Беловодске больницу, здание которой служит жителям края до сих пор.

С 1914 года, в период мировой войны, Беловодский врачебный участок обслуживал 12 населенных пунктов, имея одного врача, фельдшера и акушера. Кроме того функционировал «коннозаводский» лазарет на 27 койко-мест, в котором работал

врач Иван Андриянович Кулик и два фельдшера: Носов Арсений Васильевич и Савостин Михаил Александрович. Врачебные участки имелись в Евсуге (один врач, два фельдшера и «повивальная бабка») и Бараниковке (врач Алексей Иванович Твердохлебов и фельдшер Филипп Иванович Якунин). Самостоятельные фельдшерские пункты имелись в Городище и Литвиновке. Накануне революционных событий 1917 года в Беловодске и Евсуге должности «медицинских врачей» были вакантными ( врачи-мужчины были отправлены на фронт), в Бараниковке работала участковым врачом Мария Александровна Чернилова.

В 1913 году прошли последние «мирные» (1.08.1914г. началась Первая мировая война) выборы органов местного самоуправления в Старобельском уезде, во время которых были избраны волостные старшины Разумный Д.С. (Бараниковка), Хоружий И.И. (Беловодск), Коновалов Н.С. (Городище), Корсун Н.П. (Евсуг), Гниденко Н.В. (Литвиновка) и «гласные» (депутаты» ) Старобельского уездного земского собрания Бондаренко Г.И. от крестьян и от Харьковско – Полтавского управления земледелия и государственных имуществ коллежский советник (полковник) Юницкий Константин Иванович (ученик и последователь В.В.Докучаева, с 1899г. старший лесничий Деркульского лесничества Старобельского участка возле сл. Городище). [ 58 ]

 

 


Дата добавления: 2015-04-04; просмотров: 55; Нарушение авторских прав


<== предыдущая лекция | следующая лекция ==>
Пореформенная » Беловодщина. | Глава 3 –я. Участники славных баталий и «забытой войны».
lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2019 год. (0.021 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты