Студопедия

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника



ДИАЛОГ РЕЛИГИОЗНЫХ И НЕРЕЛИГИОЗНЫХ МИРОВОЗЗРЕНИЙ О ЧЕЛОВЕКЕ, ОБЩЕСТВЕ, МИРЕ 4 страница




Читайте также:
  1. D. Қолқа доғасынан 1 страница
  2. D. Қолқа доғасынан 2 страница
  3. D. Қолқа доғасынан 3 страница
  4. D. Қолқа доғасынан 4 страница
  5. D. Қолқа доғасынан 5 страница
  6. D. Қолқа доғасынан 6 страница
  7. D. Қолқа доғасынан 7 страница
  8. D. Қолқа доғасынан 8 страница
  9. D. Қолқа доғасынан 9 страница
  10. E. M. Donaldson, P.Swanson, W.-K. Chan. 1 страница

Особенности религиозной Содержание религиозной морали задасоморали ется ответствующим религиозным сознанием, она имеет сложное строение, включает рад аспек-

тов. Существенная особенность религиозной морали - "удвоение"

нравственных обязанностей. Основные установки религиозной морали ориентируют человека на два объекта, на две группы ценностей: "земные" и "небесные", человеческие и сверхчеловеческие. При этом земные реалии человеческого существования, нравственные обязанности людей друг .перед другом и обществом оказываются подчинены задачам религиозного служения.

Библейское десятисловие (десять заповедей, открытых Моисею на горе Синай), например, состоит как бы из двух частей. Первые четыре заповеди касаются отношений человека с Богом. В них отстаиваются принципы единобожия, запрещается поклонение другим богам ("не делай себе кумиров", "не поклоняйся им") и "напрасное" ("всуе") произнесение имени Бога, указывается на необходимость соблюдения

 

 

такого ритуально-культового предписания, как почитание дня субботы,

"чтобы святить его" (Исх. 20:8). Все эти обязанности поставлены в

десятисловии на первое место, и лишь затем идут шесть остальных

заповедей, нормирующих отношения между людьми. В религиозных

системах морали нравственные.обязанности перед Богом считаются ве-

дущими, основными.

Отсюда вытекает еще одно отличие религиозной морали, связанное

со своеобразием критерия нравственного поведения. С религиозной

точки зрения фундаментальным требованием истинно нравственного

поведения является его принципиальное соответствие религиозным

императивам и догматам.

Важное место в системе религиозной морали занимают социаль-

но-корпоративные (сословные и пр.) идеи и представления, отража-

ющие и выражающие позиции различных общественных слоев и групп.

Религиозная мораль не "надсоциальна", социально-корпоративное со-

держание и наполнение религиозно-нравственных требований в

различные исторические эпохи оказываются совершенно неоднород-

ными. Одни и те же императивы религиозной морали способны вы-

ражать самые различные общественные позиции. В

религиозно-этических учениях обнаруживаются материалы, фрагмен-



ты, высказывания, представляющие трудно соединяемые, трудно со-

четаемые, на первый взгляд, позиции. Сравним, например, императив

библейского текста перековать "мечи свои на орала, и копья свои -

на серпы" (Исх. 2:4) с другим библейским требованием - "перекуйте

орала ваши на мечи и серпы ваши -на копья" (Иоил. 3:10).

Разумеется, проблему нельзя свести лишь к сопоставлению цитат.

Библия соединила, собрала в себе многочисленные идеи, отражающие

взгляды самых различных слоев населения, проявившиеся в разные

периоды истории. Необходимо учитывать конкретно-исторические ус-

ловия формирования тех или иных религиозно-нравственных поло-

жений, принимая во внимание, что в них своеобразным,

специфическим способом получили освящение некоторые реальные

стороны бытия людей. Известный евангельский призыв "не заботьтесь

о завтрашнем дне", наблюдая "птиц небесных: они не сеют, ни

жнут..." и "полевые лилии, как они растут: не трудятся, ни прядут"

(Мф. 6:26, 28, 34) выражал, с одной стороны, неприятие угнетенными

(в первую очередь рабами) своего незавидного состояния и необ-



ходимости работать на угнетателей. С другой - в этом лозунге про-

явилось и презрительное, пренебрежительное отношение к труду как

таковому, бытовавшее среди римского плебса той эпохи (требовавшего

"хлеба и зрелищ"). В другом, не менее известном новозаветном изре-

чении - "кто не работает, пусть не ест" - нашло выражение критиче-

ское отношение к праздному образу существования высших слоев

рабовладельческого государства. Библия соединила и как бы "урав-

 

 

няла" эти разнородные по своему содержанию и духу фрагменты, отра-

жающие различные социально-этические настроения и ориентации.

В иных уже исторических условиях старые религиозные формы

способны наполниться новым социально-нравственным смыслом и быть

выдвинуты на передний план, оказываясь центральными и значимыми

в глазах приверженцев тех или иных социальных движений. Так, в

контркультурных молодежных поисках 60-х - начала 70-х годов XX

в. активно воспроизводились раннехристианские положения о "птицах

небесных" и "лилиях полевых". В этом, в частности, проявлялось

неприятие контркультурой прагматической морали "отцов", на-

целивавших на "успех" в предпринимательской деятельности. В самой

же протестантской версии христианства с начала ее появления освя-

щение приобретала именно капиталистическая практика накопления

богатства. Подобное осмысление труда как первого закона Бога сов-

мещалось в протестантской этике (особенно в пуританстве) с не-

гативным отношением к "нищим". Они объявлялись бездельниками и

недостойными в этическом плане людьми.



В религиозной морали имеется ряд простейших и важнейших норм

нравственности, выработанные поколениями людей этические цен-

ности, принципы социального общежития, размышления и наблюдения

над вечными моральными проблемами, правила отношении с природ-

ным окружением и т. д., а главное - решение таких вопросов, как

"зачем человек живет на свете?", "в чем смысл жизни?", "что есть

добро и зло?". В религиозных формах человечество тысячелетиями на-

капливало и развивало понятия о милосердии, утешении, сострадании,

воздаянии, долге и других существеннейших нравственных импе-

ративах и принципах человеческой жизни. Эти императивы, нормы,

ценности, наблюдения в системе религиозной морали получают

специфическую интерпретацию, приобретают значение богоданных.

К сильным сторонам религиозной морали и этики можно отнести

внешнюю простоту ответов на самые сложные нравственные проблемы,

твердое обеспечение критериев нравственных ценностей, идеалов и

требований, их своеобразную целостность и упорядоченность. Готовые,

уже имеющиеся в системе религиозной морали ответы на основные

вопросы нравственной жизни способны вызвать определенную

эмоционально-психологическую умиротворенность этического соз-

нания людей. Сильной стороной религиозной морали выглядит и пос-

тановка проблемы нравственной ответственности человека за

совершенные деяния (перед всевидящим Богом прежде всего).

Но, с другой стороны, эти же стороны религиозной морали в со-

стоянии придать сознанию верующих такие ориентации, как нравст-

венный буквализм и догматизм, пассивность, отказ от дальнейшего

углубленного постижения существа поставленных этических вопросов,

нетерпимость и даже фанатизм - ведь в священных писаниях, как

предполагается, все моральные истины уже представлены. Неоднознач-

 

 

но и решение проблемы нравственной ответственности человека. Рас-

плачивается за свои дела он вроде бы перед Богом, однако на практике

от имени Бога говорили церковь, духовенство, различного рода про-

роки и харизматические лидеры, причем зачастую высказывали

взаимоисключающие в моральном отношении положения. Иными сло-

вами, критерии и гарантии религиозных нравственных истин не вполне

надежны: в реальной жизни людей "абсолютные истины" религиозной

морали интерпретируются и применяются по-разному.

Религиозная мораль сберегает, сохраняет некоторые культурные,

национально-бытовые и прочие традиции. Религия, освящая некоторые

достигнутые на определенном этапе развития человечества нравствен-

ные нормы, ценности, запреты и повеления, придавая им ореол свя-

тости и абсолютности, оформляет этот довольно противоречивый и

разнородный, "многоукладный" этический комплекс в виде монолитно-

го, единого, неоспоримого, годного на все времена, вечного богоуста-

новленного свода правил, несоблюдение которых влечет трагичные

последствия для общества и отдельных его членов. При этом под-

черкивается особая моралеобразующая функция религии в генезисе и

упрочении нравственности.

Возможна ли Однако вопрос остается открытым: разве

безрелигиозная религия делает мораль моралью? Подобное

нравственность мнение господствовало в прошлые века. Как

уже было сказано, только в XVII в. высказано

предположение о возможности существования общества, граждане ко-

торого были бы свободны от религиозных воззрений (французским

мыслителем П. Бейлем). В таком обществе, доказывал философ, люди

вполне могли бы вести нравственный образ жизни, не встали бы на

стезю преступлении и пороков. П. Бейль показал, что и неверующий

может быть почтенным человеком, что унижает людей не отказ от

религиозной веры, а идолопоклонство, суеверие и предрассудки.

В наши дни безрелигиозность - массовое явление; подобная ситу-

ация, которую в религиозных кругах часто характеризуют как "вызов

атеизма", серьезно беспокоит богословов различных конфессий. Они

нередко называют эту ситуацию "самым поразительным феноменом

XX века". Более того, часть теологов утверждает, что нынешние уг-

рожающие самому существованию человечества явления, такие, как

глобальные проблемы современности, опасность мировой военной ка-

тастрофы, различные теневые стороны социального бытия, духовно-

нравственный кризис общества, напрямую связаны с отходом людей

от религии и церкви, с переориентацией их сознания и морали на

ценности "материального порядка", потребительство, приобретатель-

ство, вещизм.

Характерна в этом плане ватиканская энциклика "Dominuem et

vivificantem" ("Господа животворящего", 1986). В ней папа Иоанн Па-

 

вел II утверждает, что современная цивилизация "окрашена в мрачные тона материализма", в результате чего в ней вырисовывается "общая картина смерти", появляется все больше ее (смерти) вестников. К ним папа относит и гонку вооружений, чреватую опасностью ядерного самоистребления человечества, и разгул международного терроризма, и нищету и голод в слаборазвитых странах. Системой же, которая ответствена за все отмеченные ужасающие явления, оказывается, помысли папы, атеизм. Логика доказательства данного тезиса такова. Атеизм по своей природе - это "идеология смерти", поскольку он непринимает концепцию загробной жизни и считает, что если отдельный человек смертен, то точно так же дело обстоит и с человечеством в целом. Материализм неизменно отдает предпочтение материальному, отводя духовным, нравственным ценностям второстепенное место либо вообще игнорируя и третируя их1.

Конечно, проблема вещизма и консюмеризма вполне реальна.

Представители религий справедливо критикуют эти явления. В такой

этической критике верующие и неверующие, в том числе и многие

атеисты и материалисты, могут занимать и занимают общие позиции.

История показывает, что материалисты - в философском значении

этого понятия - в большинстве своем не отвергали и не отвергают

духовные ценности (которые и называют "высшими"), духовность и

мораль, не ставили над всем этим "материальные" блага. Все дело

в том, какое содержание, какую интерпретацию приобретают высшие духовные, моральные ценности: в нерелигиозных концепциях они наполняются иным смыслом, чем в богословии.

Схематично мировоззренческие различия в вопросе об источнике морали можно изобразить так. Верующие, как уже было отмечено, считают, что в основе и начале нравственности лежит религия, религиозные причины (трактуемые в каждой конкретной конфессии по-своему). Эта причины, по их мнению, и вызывают к жизни то, что принято называть общезначимыми ценностями морали, которым практически следуют и неверующие люди, ведущие нравственный образ жизни. Точка зрения неверующих людей такова: общезначимые нравственные ценности, выработанные человечеством, являются

первичными по отношению к собственно религиозным моральным нор-

мам; этические ценности приобретают религиозные формы в системетого или иного вероучения.

При отмеченной разнице взглядов религиозных и нерелигиозных людей на источник моральных ценностей на практике они могут вести сходный нравственный образ жизни, разделять одни и те же нравственные взгляды и позиции, быть близкими и даже едиными в понимании того, что есть добро и зло, хорошо и плохо и т. д. В любом случае глубоко несчастен человек, не имеющий твердых духовно-нравственных оснований существования,

 

 

объективных (свободных от произвола и субъективного толкования)

ценностей, независимо от того, религиозные они или безрелигиозные.

Безрелигиозный выбор заставляет человека глубоко и серьезно за-

думаться о своем месте в мире, в обществе, среди людей. Остается

ли он в положении одиночества и незащищенности, отрицая реаль-

ность помощи свыше, заступничество Бога? На кого он должен

рассчитывать? Только ли на себя, на свои ограниченные возможности?

Действительно, многие безрелигаозные концепции предполагают

наличие у человека большого мужества и интеллектуально-волевых

ресурсов, зрелой духовности и нравственного здоровья для того, чтобы

его существование было наполнено значением и смыслом. Эти кон-

цепции утверждают достоинство и уникальную ценность человека, не-

смотря на многочисленные факты отступления людей от выполнения

своего назначения, нарушения императивов порядочности и чести, не-

слышания в себе голоса совести. Человеческое, гуманистическое изме-

рение всегда присутствовало в людях, звало на поступки,

возвеличивающие само имя Человека. Быть честным с самим собор,

оценивать себя и окружающий мир в полном выражении, реалистично

- все это часто требует мучительных усилий, подчас героизма. Но

без такой установки на жизнь трудно обрести себя, самореализоваться, построить свою судьбу.

Иными словами, данные концепции призывают человека "не по-

терять", а обрести себя, наполнить свое земное существование нрав-

ственным смыслом, так расширить свое бытие в отпущенный ему срок,

чтобы дни и часы не прошли даром, не утекли, как вода в песок,

бесполезно растраченные. Эти концепции подчеркивают, что человек

живет в обществе не один. Окружающие, близкие и далекие от него

люди - вот его реальный шанс, истинная надежда. В их кругу дано

человеку самоосуществиться, обрести признание, благодарность люд-

ской памяти, бессмертие. Разве ушли из нашей жизни, указывают

приверженцы данных позиций, великие гении литературы, науки, бор-

цы за свободу и счастье человечества? Но память о себе оставляют

не только великие. Все хорошее, доброе, нравственное, что сделал че-

ловек, остается с его ближними, не пропадает. Иногда это происходит

очень неприметно, продолжают сторонники отмеченных концепций,

но это так. Нас окружает, настаивают они, целый мир, который во

многом сделан, создан руками, разумом и гением Человека. В этом

мире много плохого, но много и хорошего. Во всем проявились

различные стороны человеческой сущности. По этим "плодам" и

происходит высший моральный суд людской совести и памяти.

Философы часто рассуждают о "мужестве быть", о "тайне" суще-

ствования человека, его жизни, его нравственности. И религиозные,

и нерелигиозные люди по-своему отвечают на эти "проклятые"

 

 

этические вопросы (в философии их называют экзистенциальными).

В этом плане верующие и неверующие могут взаимно обогащать свои

моральные взгляды и убеждения, вести плодотворный гуманистический

диалог о феномене Человека, его предназначении, опорах его морали.

Глава XXVII

ЭСТЕТИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ В РЕЛИГИОЗНОМ

И НЕРЕЛИГИОЗНОМ МИРОВОЗЗРЕНИЯХ

Многовековой диалог о природе эстетического, протекающий в

мировой культуре, лаконично обозначили строки поэта Н.Заболоц-

кого:

"..Что есть красота

И почему ее обожествляют люди?

Сосуд она, в котором пустота?

Или огонь, мерцающий в сосуде?"1

Эстетическое волнует сменяющие друг друга поколения людей

своей значительностью. "Жизнь коротка, искусство вечно", - го-

ворили древние греки. "Все прекрасное умирает в человеке. Но не

в искусстве", - вторил им Леонардо да Винчи. "Страшная ошибка ду-

мать, что прекрасное может быть бессмысленным", - размышлял Л.Н. Толстой (1828 - 1910).

Общественная природа Сходство и взаимодействие искусства и

искусства религии обусловлено их аксиологической направленностью, соединением в них рационально-логического и эмоционально-фантастического компонен-

тов. Эстетическое и религиозное переживание - глубинная сторона

этих форм деятельности, включающая сокровенные проявления духов-

ной жизни неповторимой конкретной личности.

Представители теологии обосновывают приоритет фантазии

религиозной над художественной, объясняют достижения художествен-

ного творчества свойственным ему религиозным началом, а неудачи

- уклонением от религиозного предназначения искусства; с их точки зрения, культ - высшая концентрация эстетического содержания.

Религиозные авторы объясняют природу искусства и религии, выводя

ее из потустороннего, трансцендентного источника. П. А. Флоренский писал: "В художественном творчестве душа исторгается из дольнего мира и восходит в мир горний. Там без образов она питается созер-

цанием сущности горнего мира, осязает вечные ноумены вещей и,

напитавшись, обремененная ведением, нисходит вновь в мир дольний.

 

 

И тут, при этом пути вниз, на границе вхождения в дольнее, ее ду-

ховное стяжение облекается в символические образы, те самые, ко-

торые, будучи закреплены, дают художественное произведение. Ибо

художество есть оплотневшее сновидение"2. Положение о том, что

искусство учит рассматривать преходящее как символ "иного, непре-

ходящего бытия", развивал и Н. А. Бердяев. Сходные оценки природы

искусства содержатся в религиозных публикациях последних де-

сятилетий, например: "Искусство - путь к обожению, путь от образа

к Первообразу. Истоки искусства не в подражательной способности

человека, но в Боге"3.

Современные католические объяснения искусства широко обраща-

ются к неотомистским и неоавгустиновским идеям. Если первые трак-

туют художественно-эстетическую деятельность как последовательное

воплощение церковно-христианского идеала, истоки которого, с их

точки зрения, потусторонни, то вторые уделяют больше внимания

интуитивным сторонам творческого процесса, художественному проз-

рению и вдохновению, связанным с непосредственным переживанием

присутствия Бога в мире. В протестантизме концентрацией высшей

красоты выступает, как правило, нравственная ценность жизни Иисуса

Христа; проявления в искусстве личной веры и ее абсолютное значение

- свидетельства нравственных достижений, запечатленные в образно-

художественной форме. Концепции искусства в иудаистской,

буддийской, индуистской, исламской, синтоистской религиозной мысли

также акцентируют внимание на центральных смысловых моментах

соответствующих вероучений и связанных с ними художественно-

мифологических традициях.

Искусство возникает в обществе, истоки красоты связаны с

достижениями в освоении человеком окружающего мира, отношений

между людьми и внутреннего духовного мира самого человека. На

основе анализа обширного археологического и этнографического ма-

териала современные исследователи придерживаются точки зрения,

согласно которой синкретичность первобытного сознания лишает смыс-

ла попытки выведения религиозного сознания из эстетического или

эстетического - из религиозного4. После становления искусства и

религии как относительно самостоятельных областей деятельности ха-

рактер их взаимодействия определяется как историческим уровнем

дифференцированности, так и степенью "суверенности" их по отно-

шению друг к другу; своеобразием соотношения эстетических и

религиозных задач в творческой деятельности художника; уровнем

религиозности населения, воспринимающего то или иное художествен-

ное решение. Поэтому нет и не может быть формулы, однозначно и

исчерпывающе раскрывающей соотношение религиозного и художест-

венного начала для всех времен и народов, для всех религий или для

всех видов и жанров искусств. Для каждого общества такое соотно-

шение носит конкретно-исторический характер в каждую эпоху. Ис-

 

 

кусство Древнего Египта и Древней Греции, европейского и восточного

средневековья, эпохи Возрождения, нового времени, равно как и

развитие национальных школ в архитектуре, изобразительном искус-

стве, в музыке и литературе, подтверждает этот тезис.

Соотношение искусства и религии определяется их связями с обще-

ственной жизнью. Речь идет о глубинных, устойчивых, сущностных

тенденциях объективных общественных процессов; эти тенденции име-

ют место в разных цивилизациях, реализуясь в конкретно-историче-

ской деятельности сменяющих друг друга поколений разных народов

и эпох. Важнейшая сторона эстетического отношения к миру (скон-

центрированного прежде всего в искусстве) - проявление власти, ут-

верждение победы мастера над материалом. Материал может быть дан

природой, общественными отношениями, предыдущим этапом художе-

ственной деятельности, представлять собой как бы сплав природного

дара и последующей работы над его развитием. В многочисленных про-

бах, ошибках и переоценках художественной деятельности познается

власть человека над своими собственными садами, соперничество с

природой, с другими людьми, с наследием, оставленным прошлыми

поколениями. Многофакторное взаимодействие этих явлений создает

неисчерпаемость эстетического мира, утверждающего полноту, утон-

ченность и взаимодополняемость сущностных сил человека. В "зер-

кале" эстетического человек получает представление о своих

сущностных силах: сознание человеком богатства своих возможностей

и целесообразная активность (умение) неразрывно сплавлены в эс-

тетическом освоении действительности. Оно является универсальным,

имеет всемирно-исторический характер.

Религиозное и культовое Сказанное относится и к искусству,

искусство посвященному воплощению религиозных проблем. Его питает, как и всякое искусство, сознание

достигнутых общественных свершений. Но в отличие от светского

искусства религиозное усматривает в них чудо божественного

провидения, направляющего мысль, руку, глаз, слух художника.

Прежние достижения искусства на пути воплощения религиозной

проблематики, религиозные тексты, наставления религиозных пропо-

ведников, т. е. материализованный опыт предыдущей религиозной де-

ятельности (в том числе и в сфере искусства), становится

преимущественным источником религиозного искусства.

Различают религиозное искусство в широком смысле слова - как

имеющее религиозную направленность, но не связанное непосредст-

венно с культом, и в узком смысле - как включенное в систему куль-

та5.

Включенность в систему культа - свидетельство признания, одобрения того или иного художественного решения священнослужителями и, в конечном счете, верующими, т. е. путь обретения им

 

 

церковного статуса. Последний, как правило, закрепляется в официальном признании этого решения высшими авторитетами данной церкви: в постановлениях соборов, рекомендациях церковного руководства, одобрении от его имени и т. д. Прямое отношение к системе культа того или иного художественного решения (иконы, стихиры, распевы и

т. д.) повышало его значимость в глазах как верующего художника,

так и прихожанина храма. Евангельские и иные религиозные сюжеты

служили и служат основой образов христианского религиозного искус-

ства. Наряду с общечеловеческими нормами эти сюжеты закрепили

такие стороны бытия, как ограниченность, неравномерность, противо-

речивость (по характеру развития и результатам) преобразовательной

деятельности человека. Аналогичные процессы протекали и протекают

в художественном творчестве, связанном с системой индуистских,

буддийских, синтоистских религиозных образов, имеющих, как изве-

стно, многоплановые национально-региональные и историко-вре-

менные видоизменения, множественность прочтений. Сложнее

обстояло дело в религиозных системах, запрещавших изображения лю-

дей и животных (иудаизм, ислам и др.). Изобразительное искусство

специализировалось здесь на художественном воплощении мно-

гочисленных религиозных символов, сложных геометрических орна-

ментов, а также орнаментов, построенных на сочетаниях листьев,

цветов, плодов и т. д.

Во внерелигиозном искусстве встречается множество примеров

подобного эстетического осмысливания действительности. Но в отличие

от религиозного оно не ориентируется на требования культа и не

прилагает к проблемам человеческого бытия критерии, освященные ав-

торитетом трансцендентного начала. Религиозное же искусство

оценивает проявления человеческой активности по их отношению к

этому началу. Религия, с одной стороны, располагает системой идей,

образов и действий, способной стимулировать психологическое "про-

странство" личности, где приостановлено всевластие бездушия и бес-

сердечия, возможны высшая справедливость, доброта и милосердие. С

другой стороны, она обеспечивает и конформное отношение к миру (как

к творению Бога). Культ, насыщенный образами искусства, призван

создать впечатление присутствия "неземного" мира в посюстороннем,

земном.

Как и в любом искусстве, в религиозном искусстве смысловым цен-

тром является эстетический идеал. В отличие от нерелигиозного он

направлен к выявлению божественного начала, вдохновляется

религиозным сюжетом. Поскольку в традиционных религиях его кон-

центрированным выражением выступает богослужение, соответствие

его требованиям и составляет основу оценок прекрасного с ортодок-

 

ззз

 

сально-религиозных позиций. Тип мифа предопределяет эстетические

оценки в той или иной религиозной системе. Так, искусство, связанное

с буддийским культом (например, буддийские иконы или маски),

оценивается христианином в русле вероучения его собственной

религии; правоверный мусульманин отвергает ренессансную живопись

на религиозные темы; для старообрядца православные иконы, написан-

ные в XVIII - XX вв., неприемлемы в силу их несоответствия канонам

древнерусской живописи, сложившимся к середине XVII столетия.

Канон в Каноном (греч. -- норма, правило) в церковном искусстве церковном искусстве является свод

твоческие возможности обязательных положений, касающихся хода богослужения и его эстетического оформления. Он предписы-

вает тип архитектурного решения храма (как его внешние формы, так

и организацию внутреннего пространства), порядок расположения сю-

жетов изобразительного искусства (стенописи и икон), содержание,

последовательность песнопений и театрализованных действий священ-

нослужителей и паствы и т. д. Например, в искусстве иконописания

русской православной церкви с XVI столетия существуют "Лицевые

и толковые подлинники", определяющие основные приемы написания

того или иного образа святого, равно как и икон на иные христианские

сюжеты ("двунадесятые праздники" и т. д.). Свои канонические нормы

имеет искусство, связанное с иудаистским, исламским, индуистким и

буддийским богослужениями; эти нормы имеют национально-

региональные особенности.

Канон выступает мерой в оценке эстетического по критериям, вы-

работанным религиозными организациями в конкретно-исторических


Дата добавления: 2015-04-04; просмотров: 9; Нарушение авторских прав







lektsii.com - Лекции.Ком - 2014-2021 год. (0.048 сек.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав
Главная страница Случайная страница Контакты